Марк Иванов.

Слепые чувства



скачать книгу бесплатно

Пролог о дружбе любви и ненависти.

Мета… – Первая часть сложных слов со значением:

1. Следование за чем-л., переход к чему-л., превращение во что-л., переход к другому состоянию, выход за пределы чего-л.

2. Система, которая служит для описания других систем.

Глава 1 Прошлое, настоящее, будущее и аниме

– … Ну а дальше нам остаётся лишь найти корни этого простого квадратного…

Звонок прервал монотонную речь учительницы.

– Продолжим на следующем уроке, а сейчас отдыхайте.

Она взяла свою сумку с учительского стола и покинула кабинет, а класс тут же разбился на маленькие группы по интересам. Где-то обсуждали прошлые выходные, где-то строили планы на следующие, а где-то тема разговора была настолько запретной и провокационной, что он вёлся робким шёпотом. Только за последней партой, опустив голову на руки, сидел одинокий парень. Ему не был интересен ни один из «кружков», впрочем, и желанным гостем он в них не был. Однако досидеть перемену в гордом одиночестве у него так и не получилось…

– Здарова Ванёк, есть минутка?

Он поднял голову и посмотрел усталым взглядом на своего невысокого одноклассника, который посмел вторгнуться в его личное пространство.

– Ха… – саркастично усмехнулся он, – неужели решил наверстать упущенное?

– Нет, иду к тебе, как к эксперту. Мне вчера на глаза случайно попалось одно аниме, там было про какую-то алхимию. Скажу честно, мне не понравилось. Объясни, пожалуйста, что заставляет людей смотреть это? Просто у меня сложилось впечатление, что аниме создано для тех, кто не смог реализовать себя в реальности. Его фанаты лишь аккумулируют вокруг себя проблемы, не имея смелости взяться за их решение. Без обид, но ты ярчайший тому пример: сидишь в одиночестве за последней партой, ничего не делаешь и шлёшь куда подальше всех учителей. Конечно, это субъективное мнение, но именно так все выглядит со стороны. Если это не так – я готов переубедиться.

– Мой дорогой и любимый Андрей, – всё с тем же сарказмом ответил Ваня, рисуя в воздухе кавычки – мне плевать на то, как я выгляжу со стороны и переубеждать кого-либо тоже не входит в мои планы. Хотя отчасти ты прав – для меня домашка – это бесполезная трата времени, которое можно потратить на какого-нибудь Стального Алхимика, – он сделал особый акцент на названии этого тайтла, – или любое другое аниме.

– И ты не боишься последствий? – удивлённым тоном спросил у него Андрей.

– А что мне сделают? Выгонят из школы?

– Ха, ну как вариант.

– И как ты это себе представляешь? – речь Вани сделалась медленной, как у экскурсовода, который рассказывает про древний артефакт, —в дождливый день всю школу соберут на заднем дворе, и в полной тишине Геннадий Иванович прокричит: «Как говорил мой отец, у каждой медали есть обратная сторона. Иван Петров – это позор нашей школы, и сегодня мы покончим с ним раз и навсегда!». Я буду стоять на коленях среди толпы, терзаемый ливнем и холодными взглядами, и молить о прощении, но в ответ получу лишь изгнание и забвение. Всё верно?

– Ну, не так мрачно, – Андрей невольно улыбнулся, – тебе просто отдадут документы и помашут ручкой из окна.

– Хочешь открою тебе секрет? Приказ о нашем допуске к ЕГЭ уже подписан, а до экзаменов всего месяц. Этому Шабашу Ведьм гораздо проще нарисовать мне тройки и отпустить на все четыре стороны, – Ваня откинулся на спинку стула.

– Хорошо, убедил, но давай вернёмся к аниме. Думаю, не стоит отрицать тот факт, что в мире полно анимешников, идеально подходящих под моё описание.

– Только ли анимешников? Знаешь, есть много способов уйти от проблем: пивко, комп, дорогие шмотки… ну или найти себе тянку, не так ли, Андрюша?

– Ты ступаешь на опасную территорию, – эту фразу он процедил медленно и сквозь зубы.

Между ними тут же пропала та шутливая нотка, с которой они говорили до этого. В воздухе, словно туча, начало расти напряжение.

– Хороший план, приблизить к себе человека, который скажет: «Да» на любое твоё слово. В комбинации с родителями, которые дают тебе всё что ты захочешь, это повышает твою самооценку до небес, заставляя забыть про то, кто ты есть на самом деле.

Андрей рассмеялся. Этот Смех был очень громким и каким-то странным, привлекающим лишнее внимание. Все в классе замолчали и уставились на них.

– Старый добрый Ванька-Встанька и его комплексы. Можно немного конкретики для меня, «тупого быдла»?

– Хорошо, вот твоя конкретика, – он начал говорить заметно громче делая ударение на каждом «ты», – Ты просто идёшь в пропасть с улыбкой на лице и под одобрительные крики ликующей толпы. Ты не замечаешь проблем, которые нависли над тобой. Ты твёрдо уверен в том, что у тебя всё хорошо, и что ты счастливый человек. Ты выполняешь все свои задания вовремя и идеально, но ты делаешь это не для своего развития, а для того, чтобы тебя похвалили.

Андрей молчал. Его глаза налились гневом. Прозвенел звонок на урок, но его никто не услышал.

– Тебе самому-то это всё не надоело? – продолжал Ваня, разгораясь всё сильнее и сильнее, – «Андрюша – гордость школы!», «Андрюша, мы всем городом поздравляем тебя с получением золотой медали и желаем успехов!» «Андрюша! Перед тобой открыты все дороги, выбирай любую!», – он ловко передразнил «советскую» манеру речи директора школы.

– Завидуешь? – Андрей шипел сквозь зубы, как какая-то змея, – ты ведь сам ничего не добился в своей жизни. Тебя просто бесит, когда кто-то другой делает успехи, ведь на их фоне ты превращаешься в ничтожество.

В класс вошла учительница. Увидев, чем все заняты, она начала пристально наблюдать за спором парней, хотя должна была прервать его.

– В отличие от тебя я это знаю, – Ваня коварно улыбнулся, – Возможно ты станешь успешным, вырастешь сына, купишь дом и посадишь дерево, но в конце концов тоска сведёт тебя в могилу. Жена тебя разлюбит, родители отдалятся, дети начнут свою жизнь, а из человека, который подаёт надежды ты превратишься в ничтожного работягу с ипотекой, который никому не нужен.

Кулаки Андрея сжались. Его следующие слова граничили с криком.

– Да как ты смеешь так говорить! Меня окружают люди, которые всегда любили и будут любить меня!

– Ты что, умеешь управлять временем? Почему ты так уверен в завтрашнем дне? – несмотря на жар в своих словах, Ваня по-прежнему оставался спокойным, – Пойми, тебя окружает не любовь, а лесть. Как только люди поймут, что ты пустое место – они тут же отвернутся от тебя. И вот тут ты столкнёшься с проблемой, от которой бегал всю сознательную жизнь – ты ничего не стоишь. Пойми, цветок бесполезен, если он не цветёт. Ты живёшь никем, умрешь никем и станешь ничем. Ну и напоследок я скажу тебе вот что…

Он не сказал, молния ударила раньше. Терпение Андрея лопнуло, и с силой, удивительной для его размеров, он ударил Ваню в нос и прокричал:

– Я не потерплю таких оскорблений, особенно если они касаются моей девушки! Заруби себе на носу ещё: раз я услышу от тебя подобные вещи в свой адрес, или в адрес моих друзей и близких, то превращу тебя в 2D персонажа.

– А разве не это ты хотел услышать, подходя ко мне с наездом на аниме? – Ваня спокойно парировал его угрозу, вытирая кровь, вытекающую из разбитого носа.

В ответ Андрей крепко выругался, и это ругательство стало громом, который вывел всех из транса.

– К директору! Оба! Объясните ему всё, что здесь произошло! – прокричала учительница.

– Да, Татьяна Петровна, – сказал Андрей.

– Нет, Татьяна Петровна, – сказал Ваня, – сейчас я пойду в туалет и остановлю кровь, а затем уйду домой. Математика у нас будет завтра, на ней и увидимся. Не прощаюсь, так как скучать по мне вы не будете.

– Да как ты смеешь! Тебя выкинут из школы за такое отношение к педагогам!

– Некоторые желания никогда не исполнятся, – Ваня тяжело вздохнул, – мы уже не раз это всё проходили. Да, я смею так с вами разговаривать. Напомните, сколько раз я объяснял вам, почему мне не стыдно и почему меня не выкинут? Прошу прощения, но мне нужно идти – кровь, которая сейчас течёт из моего носа, вот-вот зальёт весь пол.

Он взял со стола портфель, в котором даже не было учебников и тетрадей и направился к выходу под неодобрительный шёпот класса. Кровь стекала по кисти и капала на пол, оставляя за ним след из кровавых капель.

Ваня знал, как пройдёт остаток учебного дня: математика превратится в лекцию про этикет и хорошее поведение, и он будет на ней главным антагонистом. Татьяна Петровна на перемене зайдёт к директору и расскажет ему обо всём, что только что произошло, разумеется, выставив его в плохом свете. Возможно в конце дня соберётся педсовет, на котором где-то час будут обсуждать его поведение, и… оставят всё как есть.

Но Ване было всё равно на этих людей и их мнение о нем. В то время, как другие будут думать о его будущем и размышлять, куда его приведёт такая жизнь, он просто посмотрит очередное аниме.

***

– Геннадий Иванович, я зайду? Мне нужно с вами поговорить.

– А, Андрей, заходи конечно, для моего лучшего ученика я всегда свободен и могу отложить даже самые срочные дела.

Он зашёл в кабинет директора – мужчины лет шестидесяти с гладко выбритым лицом и блестящей лысиной на макушке. Андрей направился к креслу на конце длинного стола, за которым учителя обычно собирались на деловые совещания днём и на дружеские посиделки в компании пары бутылок вина по пятничным вечерам. Во главе стола, за компьютером, который толком и не использовался по назначению, сидел сам директор.

– Я пришёл сюда, чтобы поговорить с вами о том случае, – начал Андрей, усевшись в кресле, – Вы ведь в курсе что сегодня произошло между мной и Ваней?

– В общих чертах. Татьяна Петровна заходила на переменах и рассказала эту печальную историю. Давай сразу расставим все точки над «ё» – в том, что сегодня приключилось, нет ни грамма твоей вины.

– Вы действительно так думаете?

– Да. Он же явно провоцировал тебя.

– Но зачем? – Андрея очень удивил такой ответ.

– Зачем? – переспросил директор, – чтобы у него был повод уйти с уроков, чтобы его пожалели, как только он переступит порог своего дома. Ты же знаешь, он три года провёл в детском доме. Это место – настоящий ад, где взрослым всё равно на детей, а сами дети хотят лишь одного – уничтожить друг друга. Если бы я, будучи ребёнком, прожил три года без любви и заботы, то впоследствии цеплялся бы за любую возможность получить как можно больше тепла в свою сторону.

– Но я же сам подошел с этим разговором. Я сказал, что он никто только из-за того, что смотрит аниме. Я сам спровоцировал и разозлил его, а Ваня просто высказал всё, что думает обо мне.

– С чего ты взял, что поступил неправильно? Ты попытался перевоспитать этого бездельника и превратить его в достойного члена общества, прямо как мой отец в его лучшие годы, когда он бегал за «стилягами», делая из них гордых строителей коммунизма.

– Говорить человеку, что его мышление не верное – это правильный поступок? – в недоумении спросил Андрей.

Улыбка сползла с лица директора, в одно мгновение он сделался серьёзным, а из его голоса ушла та игривая нотка, с которой он говорил до этого.

– Это было правильным для моего отца, а ты и так знаешь, каким он был человеком. Я тысячу раз рассказывал вам на уроках истории из его жизни. Этот человек прошел очень много испытаний: война, голод, нищета, и я считаю, что с таким багажом опыта он просто не может быть некомпетентным. Помнишь басню «Лебедь, Рак и Щука» Крылова? – на этой фразе его тон вновь стал прежним, – если каждый будет тянуть воз в свою сторону, то с места он не сдвинется, но лишь стоит всем объединить усилия, и дело сразу же пойдёт в гору. Значит нам нужна сила, которая объединит нас и заставит идти в одном направлении.

– Геннадий Иванович, – Андрей опустил голову и говорил так, будто в чём-то провинился, – я, как и большинство учеников нашей гимназии, безмерно уважаю и ценю вас. Вы, вместе с вашим отцом, который говорит с нами через ваши истории, научили нас многому, и в данном случае вы, скорее всего, правы, но всё же это не избавит меня от чувства вины.

– Это твоё право так думать. Знай, что школа на тебя обиды не держит, и никаких препятствий строить не будет.

– Геннадий Иванович, – Андрей с удивлением посмотрел на директора, – но вы же только что сказали, что думать не так, как думают другие – плохо. По вашей логике, если школа думает, что я не виновен, то так же должен считать и я, но это не так.

Директор нервно усмехнулся.

– Это другое, – выделяя каждое слово сказал Геннадий Иванович, – я говорил про глобальное мышление, а сейчас идёт речь про частный случай.

Андрей снова изменился в лице: его глаза слегка сузились, а губы сжались. Он поднёс к своему лицу кулак и сказал после недолгих размышлений:

– Я вас понял, предлагаю сменить тему, ведь Ваня – это не единственный вопрос, с которым я пришёл к вам.

– Я тебя внимательно слушаю.

– Меня не было на пятой контрольной по физике, и я бы хотел узнать, когда можно…

– Не переживай об этом, – его речь заметно ускорилась, – По факту она уже никак не сможет повлияет на твой итоговый результат, и ты можешь смело забыть про неё. Пойми, что контрольные – это лишь проверка знаний ученика, а в твоих я уверен на все сто процентов. Тебе сейчас не о контрольных надо думать, а о будущем. Кстати, так и не определился с вузом, куда будешь поступать?

– Почти определился. Выбираю между МФТИ и МГУ, но документы, в любом случае, подам и туда, и туда.

– Очень рад это слышать. Не многим из нашего захолустья удаётся прорваться в Москву. Если говорить начистоту, то я тебе очень завидую. Ты медалист, гордость школы, и перед тобой открыты все дороги. Не то что я, бездельник и троечник, которого взяли только в педагогический, – последнее предложение Геннадий Иванович произнёс с тяжестью в голосе.

После этих слов они погрузились в свои мысли, из которых их вырвал звук уведомления, пришедшего на телефон Андрея.

– Разрешите я отвечу, там может быть что-нибудь важное.

– Конечно-конечно.

Андрею написала его девушка. Она спрашивала, когда и где они могут сегодня встретятся. Андрей набрал ей в ответ: «Я зайду за тобой где-то в шесть» и убрал телефон назад в сумку.

– Дела не ждут, – поднимаясь с кресла, сказал он, – мне пора. Спасибо что выслушали.

– Всегда рад провести время в твоей компании.

Андрей кивнул на прощание, накинул сумку на плечо и направился к выходу. Уже почти закрыв за собой дверь, он вдруг просунул голову назад в кабинет и сказал с лёгкой долей иронии в голосе:

– Геннадий Иванович, чуть не забыл. Вы ведь в курсе, что у нас было всего четыре контрольные по физике? И каждую из них я написал на «отлично».

***

Ваня зашёл в свою комнату и бросил портфель в угол. От удара о стену тот раскрылся, и из него могли бы выпасть все тетради и учебники, но внутри было пусто. Он сам толком не знал, зачем таскает в школу пустой портфель, ведь без него было бы гораздо удобнее. Возможно ему просто было легче от мысли, что под рукой всегда есть предмет, которым можно закрыться от желающих спросить за аниме…

Издеваться над Ваней перестали в где-то в девятом классе. Все уже привыкли к тому, что в их школе учится парень, который успел покрасить свои волосы во все цвета радуги, а его стиль одежды, мягко говоря, странный. У них в гимназии действовала строгая школьная форма, но он мог спокойно прийти на занятия в джинсовом костюме, спортивных штанах и толстовке с капюшоном, или даже в пижамном костюме тигра, если бы он у него был.

– Ваня! – донесся женский голос с кухни, – еда на столе.

– Иду! – прокричал он в ответ.

Иван переглянулся с Zero-Two, которая смотрел на него с огромной дакимакуры. В его голове пробежали тысячи вариантов будущего диалога, но все они приходили к одной точке. Опустив голову, он пошёл на кухню, где его уже дожидалась еда.

– Гороховый, мой любимый, – Ваня усмехнулся, – спасибо, Марина.

– Не за что, – она посмотрела на часы, – Что-то ты сегодня рано, все хорошо? Ничего не случилось в школе?

– Мне разбили нос, но все кончилось благополучно, кровь я остановил. С уроков я ушёл именно поэтому.

– Опять из-за твоего увлечения? – женщина не была удивлена разбитому носу. Её интересовали лишь обстоятельства.

– На этот раз нет.

Её бровь невольно поднялась от удивления, но Ваня не смог этого заметить – он был всецело занят поеданием супа.

– Хотя началось всё именно из-за аниме, – продолжил он не отрываясь от тарелки, – но получил я из-за того, что рассказал человеку про его будущее.

Она грустно улыбнулась:

– Мрачное, видать, у него будущее.

– И не говори. Хотя стоило ему включить мозг – вместо удара я бы получил рукопожатие и очень много благодарности за то, что осветил несчастному путь.

– Да ты у нас прямо спаситель людских судеб, – Марина не сдерживала смех, хотя в её словах никакой радости не было, – гений, которого никто не понимает.

– Нет, я скорее Кира.

– Опять имена, которые ничего мне не говорят…

Они замолчали. Несмотря на кажущуюся спокойность, в воздухе медленно нарастало напряжение. Наконец прозвучал вопрос, который уже не раз звучал в этом доме:

– Я знаю, что пожалею о том, что сейчас спрошу, но у меня нет другого выхода – Витя спрашивает меня об этом каждый день, как будто я что-то знаю. Что насчёт твоего будущего, дорогой? Ты уже определился, куда подашь документы? Как идёт подготовка к ЕГЭ?

Он вздохнул. В этом вздохе не было боли или ненависти – это был вздох, наполненный усталостью.

– Марина, сколько раз мы уже говорили на эту тему? – Ваня перестал есть и отложил ложку, – зачем строить планы, основанные на событиях, исход которых ты не знаешь. Скорее всего я всё сдам на средний результат и поступлю в учебное заведение такого же уровня, однако я могу и провалиться. Зачем разрабатывать сразу два плана, если можно немного подождать и разработать один, а сэкономленное время потратить на аниме.

– Ну и сколько ещё ты сможешь жить настоящим? – она искренне не понимала его – Возможно в твои годы можно не задумываться о будущем, но скоро на тебя свалится целая куча проблем. Ты заговоришь по-другому, когда от тебя будут зависеть другие люди.

– Может быть я не хочу, чтобы от меня зависели другие? – он посмотрел прямо в её глаза.

– Ты серьёзно думаешь, что сможешь прожить всю свою жизнь в одиночестве? Человек без общества перестаёт быть человеком.

– Я же не говорю, что хочу отгородиться от других людей стеной. Я просто не хочу стать таким как Витя, – он сделал длинную паузу, – Я не хочу почти каждый день тратить десять часов на нелюбимую работу, чтобы потом приходить домой и прожигать оставшуюся часть дня, смотря в монитор. Я не хочу, чтобы выходные превращались в праздник, во время которого каждые полчаса меня будет посещать мысль: «как же я не хочу завтра на работу».

– Так какой у тебя план? Как же ты решишь эту дилемму?

– Чёткого плана у меня нет, есть только один пункт: не заводить семью.

После этих слов Марину будто громом поразило – этот разговор ещё никогда не заходил так далеко. Ей понадобилось несколько секунд чтобы прийти в себя и сформулировать свою следующую фразу:

– Но ведь семья – это счастье. Она наполняет жизнь смыслом и радостными моментами. Тебе стоит поверить мне, ведь мы с Витей – счастливые люди.

– Возможно, ты действительно счастлива, но Витя – нет.

– С чего ты взял?

– Я это вижу и могу доказать экспериментально. Подойди к нему, возьми его за руку и спроси, глядя прямо в глаза, счастлив ли он. Если ответ последует не мгновенно, без решимости в голосе – он несчастен.

У неё не нашлось, что сказать в ответ, и на кухне воцарилось молчание. Ваня взял ложку и принялся доедать суп, Марина продолжила готовить котлеты на ужин. Каждый был погружен в свои мысли.

Глава 2 Игра и игроки

Андрей посмотрел на часы: стрелки показывали половину седьмого. «Договорились же в шесть!», – ворчал он себе под нос, – «Тебе надо лишь одеться и выйти из дома, и на это никак не может уйти полчаса. Небось хочет, чтобы я подождал и помучался. Будь по-твоему, но моя месть будет жестока».

Зазвонил домофон, скрипучая железная дверь подъезда открылась и из него вышла она. Андрей тут же забыл всё, о чем он думал до этого, и, улыбнувшись, подошел к ней. Они слились в объятьях.

– Ну привет, Анечка, – шутливым тоном сказал он.

Она раздражённо вздохнула.

– Сколько раз я просила тебя не называть меня так. Просто Ани будет достаточно.

– Мне так нравится, когда ты злишься.

– А кулаком в нос тоже нравится получать?

Перед глазами Андрея тут же всплыло все, что произошло сегодня между ним и Ваней. Он изменился в лице, и эта перемена не ускользнула от взгляда Ани.

– Всё хорошо? – осторожно спросила она, – если они опять приставали…

– Нет-нет, – он замотал головой, – их я не видел с прошлого четверга.

– Тогда что случилось?

– Я расскажу тебе, – Андрей вышел из раздумий, – но сначала надо определится с маршрутом. Куда моя дама хочет пойти сегодня?

Он намеренно неуклюже поклонился.

– Наш город небольшой, – улыбаясь, ответила она, – за двадцать минут мы можем дойти до любой его точки. Пойдем, куда глаза глядят.

– Вот такой подход мне нравится, – он протянул ей свою руку, – нас ждёт ещё один прекрасный вечер вместе.

Они встречались уже несколько месяцев, но Андрей до сих пор не верил в то, что ему досталась такая красота. Аня как будто сошла с картины русского художника: светлые волосы, стройная фигура и нежно-голубые глаза. Её взгляд пронзал насквозь, а черты лица могли служить примером идеальной симметрии. Она носила лёгкий макияж, который идеально подчеркивал её природную красоту, и Андрей, взглянув на неё лишь раз, уже не мог отвести своего взгляда.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

сообщить о нарушении