Марк Хармс.

Дом стекла и света



скачать книгу бесплатно


1. С чистого листа

Белые двери и белые стены вокруг. Сливаются в одну поверхность, и взгляду не за что зацепиться, он беснуется и скачет из одного места в другое… Люди в белом, словно пришельцы из иных миров, расставляют руки в стороны и смеются над ним, будто над маленьким ребенком, но он знает одно – он должен бежать, не имеет права останавливаться… И люди ли под этими безжизненными одеждами?

В голове путаются мысли, они бегут, словно бурный ручей, тело тяжелеет и падает на пол…

Глаза открываются. Но теперь все было по-иному. Не было стен, и в голове все прояснилось, только затылок немного болел, словно его ударили чем-то тяжелым и одновременно горячим… Что с ним случилось? Должно быть, дурной сон!

Но тогда где он находится? Видения из кошмара постепенно растворяются, уступая место лестничной клетке. Наверху – яркая лампа под стеклом, на полу – красная ковровая дорожка, уползающая вниз и вверх по лестницам, словно причудливая змея. Куда идти? Вверх!

Первый этаж, второй, третий… На каком он проснулся?.. Должны быть коридоры, иначе во всем этом нет смысла! Он бежал все выше и выше, перепрыгивая ступеньки… Что же это за место, в котором есть только бесконечная лестница? Наконец, он запыхался и остановился. И тут же осознал, что не помнит вообще ничего.

Как его зовут? Как он выглядит? Нет ответов, голова была пуста, будто он только что появился на свет. Как же так – не знать своего имени? Поиски ответов в карманах приводят к обнаружению блокнота с прикрепленной к нему белой ручкой. Первая страница была исписана мелким почерком по пунктам:

Пробраться в Дом, полностью изучить его

(помечено галочкой);

Корпорация “Мираж” – как она связана с похищениями людей?

Разобраться в ценности солина

(помечено галочкой);

Отыскать и спасти принцессу Элли;

Кем является Хэйл – тираном или благодетелем?

(слово “тиран” подчеркнуто).

Судя по первому пункту, помеченному галочкой – он находился в каком-то Доме. Что еще за Дом? Почему с большой буквы? Но – неважно, есть куда более интересные вопросы. Это были его задания? Но тогда кем он являлся?

Быстро пролистал блокнот, из него выпали какие-то бумаги. Все три – газетные вырезки. На первой было написано:


“Сегодня, 21 февраля, из своего дома пропала принцесса Элли в сопровождении служанки Мирабеллы Лонг. Неизвестно, является ли это похищением, или же это было обдуманное решение самой принцессы (в последнее время принцессу охватила т.н. “жажда внеземных приключений”). В ее покоях были обнаружены рекламные листовки корпорации “Мираж”, организующей путешествия в иные миры. Тем не менее, твердо уверенный в похищении своей дочери король Лариан, судя по информации от источника, пожелавшего остаться неизвестными, снарядил группу детективов…”


Вторая газетная вырезка была чуть короче:


“…Визит детективов не выявил следов нарушений со стороны корпораций, владеющих Домом, а также не обнаружил каких-либо следов принцессы Элли, что ставит под сомнение способность короля Лариана адекватно оценивать всю ответственность, которую он несет, делая подобные публичные высказывания…”


И третья, совсем коротенькая:


“Группе сыщиков во главе со знаменитым Питером Блоком было поручено спасти принцессу”.


Также, порывшись в кармане, он обнаружил еще один предмет, поначалу укрывшийся от его внимания – запечатанный конверт.

На его обороте было написано крупными буквами: “ПИТЕРУ БЛОКУ. ВНИМАНИЕ! НЕ ОТКРЫВАТЬ ДО ПЕРВОГО ЗЕРКАЛА”. Зачем-то оглядевшись, он убедился, что зеркал нигде не появилось, и убрал конверт в карман, пообещав себе открыть его, когда наступит время.

Так кем же он был? В голове по-прежнему пустота… Наверняка конверт бы многое поведал, но его пока нельзя открывать. Решено! С этого момента он будет Питером Блоком, знаменитым сыщиком. Он проникнет во все уголки таинственного Дома и найдет принцессу Элли, где бы она ни была!

Но в одном из карманов лежал еще один лист, упущенный им. Блок развернул его и улыбнулся – это был чертеж Дома, кошмарной исполинской башни в тысячу этажей! Какой же это дом? Целый город под одной крышей, терявшейся в небесах. Как же он найдет принцессу, где взять в себе столько сил и решимости? Не потому ли его лишили памяти, чтобы он любой ценой выполнил эту задачу? Ответов не было.


2. Старый рабочий

Теперь, когда он обрел имя, нужно было выбираться отсюда, с этой лестницы без конца и края. На каком он этаже? Нужно было считать с самого начала! Ну, хорошо, он начнет прямо сейчас. Это будет первый, это второй, третий…

Но он же сыщик! Нужно подойти к ситуации осмысленно… А что, если конца и нет? Это было невозможно, но точно так же невозможна и эта ситуация, в которой он оказался. А вдруг где-то здесь есть потайной ход? Рычаг, кнопка, кирпич…

Он ощупал стену, с виду монолитную и неприступную. На глаза его попалась еле заметная серая кнопка, замаскированная и замазанная той же краской, что и вся стена. Он нажал на нее, и, к его великой радости, стена отошла в сторону, открывая чудесный в своей простоте коридор, освещенный теми же лампами. Питер быстро устремился туда, оставляя позади опостылевшую лестницу, с удивлением отмечая, что его тело полно сил и энергии, и бежать было очень легко.

Сбоку появилась полуприкрытая дверь. За ней – скромная комнатка: голые серые стены, та же аккуратная лампа под стеклом в потолке, бетонный пол. В центре – металлические стол, стул и тумба с телевизором. На стуле сидел старик и неотрывно глядел в экран, на котором одно яркое изображение быстро сменялось другим, руки на коленях, нет движения. Питеру показалось, что перед ним мертвец, но вот он моргнул. Питер решительно толкнул дверь:

– Здравствуйте! Извините, что побеспокоил…

Старик испуганно вскочил, оглядываясь по сторонам, словно… Да ведь он и вправду слепой! Глаза были чуть подернуты бледной пеленой, рот задрожал:

– Кто здесь?

– Меня зовут Питер, Питер Блок, но это все, что я знаю! А кто вы такой? Что вы здесь делаете? Почему вы смотрите в телевизор, если вы слепы? Что такое Дом?

– Как ты сюда попал, Питер Блок? Ты человек?

– Я уверен, что это так.

– Но это невозможно!

– Почему же?

– На лестницу нельзя попасть из Дома. Ни один житель не может на нее попасть!

– Значит, я не житель Дома, – заключил Питер. – Умоляю тебя, друг, расскажи мне обо всем, что ты знаешь. Моя голова пуста, словно высохшая ваза!

Успокоенный старик сел на свой стул, приготовившись рассказывать. Но тут его взгляд снова устремился в светящийся телеэкран, и он замер в прежней позе. Питер с интересом посмотрел туда же.

На экране был величественный зал, переполненный солидными мужчинами в черных костюмах и дамами в вечерних платьях. Было какое-то важное совещание, приятный женский голос докладывал, что заседание скоро начнется. Тут среди толпы безликих людей показался молодой парень, в том же черном костюме, но на лице его была озорная улыбка. Кто пустил его на важное мероприятие? Улыбаясь на камеру, он принялся делать всякие гадости – опустил галстук важного мужчины в стакан с водой, затем ножницами разрезал платье у одной женщины…

– Какой гадкий юноша! – в сердцах воскликнул Питер и взглянул на старика, остающегося безучастным. – Кто он?

– Это Хэйл, повелитель Дома, – с горечью в голосе ответил старик.

Питер удивленно вскинул брови, вспомнив записи в блокноте.

– Но как этот молодой юноша, обладая таким дурным поведением, может стоять во главе столь огромного сооружения?

Старик усмехнулся.

– Это то, что мы все заслужили. Давным-давно шуты и скоморохи были развлечением для королей, а теперь все перевернулось с ног на голову – теперь шуты и есть короли…

– Как ты видишь то, что творится в телевизоре? Ты ведь слеп.

– Я видел эти передачи тысячи раз… Я помню их содержание лучше, чем всю свою тусклую жизнь. Но не будем о грустном, мой друг. Эти экраны, они манят к себе… Даже теперь, когда я уже давно потерял зрение и стал слеп, они служат для меня светом в конце темного туннеля. И я с трудом могу оторваться от них…

Он снова стал переводить свои невидящие глаза на яркое зеркало телеэкрана, и Питер решительно нажал на серебристую кнопку. Экран погас, и старик с облегчением вздохнул.

– Благодарю тебя, неведомый гость! Эти экраны, они сводят с ума, они заставляют сидеть на одном месте, уверяя, будто все, что ты можешь познать в этом мире, всегда у тебя под рукой! Так Хэйл и победил – он пришел и дал нам свободу, и дал нам солин, и мы поверили ему и превратились в бездушные куклы… Где ты, наш спаситель, Питер Блок? Подойди ко мне!

Питер послушно подошел, и старик заключил его ладонь между своими:

– Поклянись, Питер Блок, что ты разрушишь то, что я сотворил! Поклянись, что ты отомстишь Хэйлу за то, что он сделал со всеми нами!

– Клянусь! – торжественно возвестил Питер, и старик с облегчением улыбнулся, словно выполнил свою единственную миссию. – Расскажи же мне теперь обо всем. Что это за безумная телебашня? Кто такой этот Хэйл? И что здесь происходит?

Старый рабочий встал со стула и медленно, шаркая ступнями по голому полу, подошел к столу. Облокотился о его поверхность и начал свой рассказ:

– Никто не знает, откуда взялся Хэйл… Некоторым кажется, что он был всегда и существует в телеэкранах, в сотнях и тысячах сюжетов, реклам и телепередач. Другие верят, что он уже давно старик… Хэйла никто не видел вживую вот уже много лет – с самого начала существования Дома он поселился во всех экранах и с тех пор не показывался нам, простым смертным. Кто-то полагает, что Хэйл – это хитрая программа или даже компьютерный вирус, но, как и всегда, истина остается сокрытой. Хэйл всегда неизменен – он является нам юным парнишкой, озорным и дерзким хулиганом, преследующим нас на каждом шагу. Когда-то мне нравилось видеть его повсюду – на телепанелях по всему городу и на обороте своей кружки, на проезжающих машинах и вертолетах над своей головой, и даже в самом воздухе… теперь же мне кажется, что Дом, который мы построили – ад на земле, а Хэйл – его бессменный повелитель. Тысячи его глаз-телекамер развешены по всему Дому, на всех его этажах, во всех стенах и экранах, и он присутствует в каждом разговоре, он слышит ссоры друзей и любовный шепот, предсмертный хрип и возглас радости! Все в Доме подчинено Хэйлу…

Старик надолго замолчал, собираясь с мыслями, и Питер нетерпеливо прошелся от одного конца маленькой комнатки до другого.

– Что касается Дома… Он был построен мной и еще несколькими сотнями рабочих много лет назад. Говорили, что все государства хотели построить здесь телевизионный центр, сердце высоких технологий нашего века, но… Мне кажется, они уже давно пожалели об этом. Власть в Доме почти сразу захватил Хэйл со своей шайкой бандитов и наемников, а якобы независимые компании “Мираж” и “Телемир” – такие же пешки в его руках, как и мы сами…

– Что такое солин? – спросил Питер. Его удивляло то, с какой скоростью и легкостью он мог припоминать все детали, которые попали на его глаза в последние часы, словно он и не жил раньше, а родился сразу взрослым на той бесконечной лестнице.

– Это настоящее чудо, – с готовностью ответил М412. – Металл, который при должной обработке превращается в чудесный порошок, обостряющий все твои чувства и мысли… Радость он возведет до восторга, а восторг – до блаженства! Можно забыть о любых тревогах и печалях, если у тебя под рукой есть это чудесное вещество… Люди рвались работать в шахтах под Домом, чтобы всегда вдыхать солин. Там, в шахтах, царит постоянное веселье… Солин открыл нам целый новый мир – он внушал нам, что все наши тревоги и опасности позади, и нужно лишь вступить в этот мир, и мы окажемся на небесах! Мы построили его идеальным, совершенным, и солин лишь укреплял в нас эту мысль. Сейчас солин используется корпорацией “Мираж” – чтобы внушать своим клиентам, что миры, в которых они путешествуют, реальнее нашего; а “Телемир” держит своих актеров в добровольном рабстве, вынуждая тех драться за каждую крупинку солина для своих лайверов…

Слепой рабочий умолк.

– Расскажи мне теперь про себя. Как тебя зовут? Почему ты сидишь взаперти? – допытывался Питер.

– Меня зовут… звали Орианом Треем. Да… Ориан Трей… – он мечтательно уставил глаза в потолок, и на секунду сыщику показалось, что старик снова обрел зрение. – Так меня звали еще до того, как я пришел сюда, с такими же молодыми рабочими, как и я сам, строить этот треклятый дом, эту поганую башню!.. Но сейчас у меня нет имени, у меня есть только номер – М412. Вот, погляди!..

Старик стал поспешно сдвигать в сторону воротник, обнажая область чуть ниже шеи. Там была черная татуировка, изображающая его новое имя – М412.

– После того, как мы закончили строительство, нас всех загнали сюда, в прослойку между стенами и этажами, чтобы мы погибли здесь безвестно и бесславно… Есть лишь телеэкран – он дарует спасительное забытье, и год, проходящий за годом, уже не кажется такой катастрофой… Даже если это и стоило мне моего зрения…

– Чем же ты питаешься?

Старик, не глядя, показал пальцем на свой стол. Там, на тарелке лежало несколько разноцветных кубиков в обертках “Вита”. Питер взял один и осторожно облизнул его поверхность – она была приторно сладкая, словно состояла из одного только сахара.

– Эти цветные кубики – наш завтрак, обед и ужин. Концентрат всех необходимых пищевых добавок и витаминов… Но Хэйл что-то подкладывает туда – я не знаю этого наверняка, но чувствую; когда я съедаю “Виту”, у меня сразу пропадает любое желание выбраться отсюда…

– Но почему же ты, зная об этом, просто не покинешь это место? – удивленно спросил его Питер.

– Нет. Я не имею права. Я выполнил свою задачу, я построил Дом, и теперь обязан доживать здесь, в объятиях телеэкрана, как наказал мне Хэйл… Я слишком слаб и слишком стар, чтобы жить с обычными людьми. В Доме нет места старикам… И даже захоти я этого – много ли я сделаю, будучи слепым?

Старик посмотрел прямо перед собой, куда-то вдаль, вспоминая, и проговорил:

– “Вы постарались на славу, М412, и работа ваша завершена. Но вы – житель старого мира, и вам будет непросто в моем новом доме. Вы останетесь здесь, чтобы достойно закончить свое существование” – вот, что сказал мне тогда Хэйл. Тогда мне казалось это справедливым…

Питер выглянул в коридор, в конце которого виднелась белая дверь.

– Куда ведет эта дверь в конце коридора?

– Это лифт. На нем можно попасть в Либерталию.


3. Призрак

– Что такое Либерталия? – с интересом спросил Блок, раскрыв свою карту. Либерталия, судя по плану, была над шахтами, в которых добывали солин вечно опьяненные пылью шахтеры, и над солиновыми станциями, обеспечивающими энергией весь исполинский Дом.

– Это город возможностей, – ответил старик. – Сюда, в Дом, устремляются все самые амбициозные и преисполненные надежд авантюристы и предприниматели всех сортов – и останавливаются они, главным образом, в Либерталии – “двести пятьдесят этажей свободы”, как их еще называют. Чем ниже этаж, тем ниже уровень благосостояния – на самом дне обитают отъявленные негодяи и разбойники, а на самых высоких этажах всем заправляют могущественные корпорации и синдикаты.

Либерталия – воплощение духа свободы, который представляет собой Дом, – продолжал старик. – Огромные здания корпораций, вроде той же “Виты”, простираются сквозь десятки этажей, пронзая пространство Дома, словно иглы; на каждом шагу стоят телепанели, экраны, голограммы – они зазывают рекламой, а по воздуху летают рекламные дроны, которые транслируют ту же рекламу с заоблачных высот. В Либерталии можно купить все что угодно – лишь бы у клиента было достаточно хэйлов, единственной валюты, которой подчинено все в Доме. Там торгуют честью, совестью и доверием. Либерталией правит реклама – в дневное время суток. Когда же Хэйл захочет, в Доме наступает ночь – и тогда на сцену выходят не менее могущественные, чем корпорации, солиновые картели и солиновая мафия. В их лапы попадают все, кто подсел на солиновую иглу в попытках окрасить свое существование… Мафия и корпорации тесно сотрудничают, и это известно всем, но полиция никогда их не тронет. Полиция существует только для того, чтобы оберегать благополучие сильных от гнева слабых.

М-412 надолго замолчал. Питер подумал, что в Либерталии он наверняка сможет набрать команду отважных и отчаянных авантюристов, которые помогут ему в его непростом деле. Он снова заглянул в чертеж Дома, и внимание его привлекли полсотни этажей под названием “Миракулюс”. Питер спросил об этом старика, и тот ответил:

– Миракулюс – или Страна Чудес – место обитания всесильных мира сего: владельцев крупнейших корпораций, медиа-личностей, банкиров, держателей акций и хэйл-облигаций, политиков, королей и принцев… Именно там, по слухам, иногда показывается Хэйл, чтобы перекинуться парой словечек со своими самыми богатыми подданными, и, может быть, даже рассказать свою новую шутку. Все самые величайшие достижения в области технологий, медицины, робототехники и телевидения направлены на то, чтобы превратить эти пятьдесят этажей в настоящий рай! Все жители Страны Чудес носят специальные линзы-С, чтобы их взору предстали все чудеса современных технологий – дополненная реальность и иные, неподвластные моему разуму, чудеса инженерной мысли. Все то, о чем только могут мечтать клиенты “Миража”, доступно добрым людям Миракулюса. В дополнение к линзам, они постоянно заряжают свои лайверы, чтобы еще сильнее погружаться в новую реальность…

– Что такое эти лайверы, о которых ты постоянно говоришь? – перебил старика Питер.

– Это то, что составляет основу Дома. Все жители оснащены этими устройствами, встроенными в мозг; лайвер есть даже у меня, и, я надеюсь, его нет у тебя… Если зарядить лайвер дозой солина, то у человека раскрывается его разум, и после окончания действия солина он будет мечтать только о том, чтобы вновь погрузиться в это чудесное состояние! Когда лайвер работает, житель Дома легко верит во все, что происходит вокруг него. Но это не одурманивание, вовсе нет! Человек понимает, когда лайвер начал свою работу, и добровольно позволяет ему расширить свое чувство реальности. Это главная идея Хэйла, который изобрел и роздал лайверы всем жителям – чтобы раскрыть свой разум и стать сверхчеловеком, необходимо жить в нескольких мирах сразу. Актеры из компании “Телемир” борются между собой, чтобы получить новые модели лайверов, позволяющие испытать новые грани актерского опыта, они тратят на это сотни и тысячи хэйлов, а жители Либерталии благодаря лайверам работают и живут гораздо ярче, чем обычно.

Кивнув, Питер свернул карту.

– Похоже, ты рассказал мне все для того, чтобы я мог выполнить свою задачу, – он снова быстро прошелся по комнатке – три шага на пять, совсем крохотная! Как в ней можно жить столько лет? Воистину, Хэйл обладает талантом гипнотизера, если заставил людей добровольно жить взаперти! Но тут он спохватился: – Нет ли у тебя зеркала?

– На что оно слепому? – усмехнулся старик. – Уже целых десять лет я нахожусь в кромешной тьме, которую разогнать может только ослепительный телеэкран…

– Сколько же тебе лет?

– Двадцать восемь.

Питер удивленно посмотрел на этого молодого старика – сгорбленного и слепого, в свои неполные тридцать лет!

– Таблетки “Вита” намеренно ускоряют все процессы в нашем организме, заставляя его стареть столь рано, а телеэкраны разрушают разум… Проклятый Хэйл не остановится, пока не сживет со свету всех строителей своей чудесной башни! Он завлекал нас словами о новом, прекрасном будущем, но в итоге заставил нас соорудить грандиозную ловушку и оставил умирать… Люди для него – еще один ресурс, наравне с электричеством и солином, он забирает нашу энергию, заставляет нас поверить, что мы работаем для самих себя, но в итоге мы становимся лишь оболочками, готовыми потреблять и умирать… И пусть тебя не заставит свернуть с дороги внезапное осознание, будто Хэйл делает твою жизнь лучше! Все экраны в Доме сводят с ума и заставляют делать то, что угодно Ему!.. Пообещай мне, Питер Блок, что ты остановишь этот кошмар, что ты вернешь нам наши умы, наши чувства и наши молодые тела, и самое главное – ты покончишь с Хэйлом!

– Обещаю, – ответил Питер, не напоминая о своей клятве, которую он уже давал старику совсем недавно. И сразу же понял, как сложно будет выполнить свое обещание.

Старик утер слезы, выступившие на глазах, и сказал:

– Благодарю тебя, герой, пришедший с лестницы! Теперь пойдем, я провожу тебя до лифта – он весь состоит из зеркал, как и все в Доме. Иногда я совершаю короткую прогулку до него и обратно, и мне кажется, что из глубины лифта на меня смотрю я сам, еще до тех времен, когда я подписался строить эту адскую телебашню…

– Пойдем же, скорее! – заторопился Питер. Наконец-то он снова пойдет вперед!

Вместе они преодолели безукоризненно чистый коридор, и Питер отворил дверь. Перед ним действительно был открытый лифт, все стены которого были зеркальными. В них он мгновенно увидел коридор позади себя и… все! Его в зеркале не было! Что же это за зеркало такое, которое само выбирает, кого показывать, а кого – нет? Внезапно он перевел взгляд на старика, все еще медленно бредущего от своей комнаты, который отразился в зеркале так же верно, как и все, что было сейчас вокруг Блока. Выходит, он… невидим?

Он махал руками. Топал. Припадал к земле и быстро подпрыгивал.

Для верности он подошел к зеркалу вплотную, но оно упорно продолжало игнорировать его. Он подышал на поверхность, и на ней появился мокрый след – слава богу, он не бестелесный призрак! Между тем, сам он, скользя взором по своему телу, прекрасно видел самого себя – элегантный черный костюм, белоснежная рубашка, лакированные туфли, дерзкий галстук и кожаный ремень – настоящий аристократ нового времени!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4