Марина Загородская.

Духи во снах



скачать книгу бесплатно

Пролог

Ночь на черных крыльях тихо опустилась на землю. Наступило время Морфея, но не все подвластны его чарам. Одиноко стоящая старинная усадьба, окруженная парком, не спит. Молча взирая на раскинувшееся село пустыми окнами глазницами, она тихо поскрипывает, словно старец больной радикулитом. От ее былого величия не осталось и следа: ветхость и забвение. Ветер, снег и дождь сделали свое дело, разрушая старинную кладку из кирпича. Кирпич на стенах крошится и вываливается, оставляя после себя грязновато-красные пятна, похожие на кровавые подтеки. Вокруг лишь запустение: размытая дождем побелка на стенах, облупившаяся краска на двери, свисающая рваными лохмотьями, со всех сторон наступающий кустарник и сорняки. На протяжении трех веков она преданно служила своим хозяевам, а теперь про нее забыли и оставили медленно, но верно разрушаться. И только тени прошлого хороводом кружатся, не оставляя ее. И лишь луна – молчаливый свидетель ее упадка.

Глава 1

Сегодня пятница, впереди два выходных дня, которые я собираюсь провести в лени, ничего не делая. После тяжелой трудовой недели, я решила купить пива, заказать роллы и посмотреть старую добрую советскую комедию. Войдя в подъезд, первым делом подошла к почтовым ящикам, нужно было выгрести скопившиеся за неделю бесплатные газеты и разнообразные рекламные листовки, предлагающие купить с большущей скидкой парфюмерию, косметику, одежду и мебель. Поднявшись на третий этаж, я открыла сейф дверь в уютную, однокомнатную квартиру. Нужно поставить пиво в холодильник и позвонить в доставку. Пока едет доставка, можно понежиться в горячей ванне с пеной и морской солью. В руках я все еще держала макулатуру из почтового ящика, собираясь выкинуть ее в мусорное ведро. Но мое внимание привлек почтовый конверт. Писем я ни от кого не ожидала, да и 21 век на дворе. Все пользуются электронной почтой. Вытащив письмо из вороха бумаг, я увидела, что письмо отправлено из Казани. Очень странно, в Казани у меня ни родственников, ни друзей, ни подруг. Кто мне может из этого города писать? Вскрыв конверт, вытащила листок бумаги формата А4. В левом верхнем углу, красовался логотип в виде раскрытой книги с закладкой, от одного края которой до другого нарисована как бы подкова, внутри которой была выведена надпись «адвокатская контора Дебособр». Письмо гласило следующее:

«Уважаемая Анастасия Александровна.

С прискорбием сообщаю Вам о смерти вашей двоюродной бабушки. Она скончалась на 85 году жизни 8 апреля 2014 года. Я, Сергей Сергеевич Дебособр, являюсь законным представителем и адвокатом Красильниковой Софьи Николаевны, которая в свою очередь состояла в близком родстве с Александровой Ольгой Ивановной. Ольга Ивановна была последним потомком помещиков Александровых, которые в период революции были вынуждены эмигрировать в Америку. Не смотря на, спешку, кое-какие вещи и документы они с собой взяли, в том числе и документы, подтверждающие владение усадьбой. Эти документы хранились у Ольги Ивановны до ее смерти.

Перед смертью она передала документы на усадьбу вашей двоюродной бабушке. По завещанию, оставленному Софьей Николаевной, Вы являетесь единственной наследницей, которая наследует по закону имение и денежную сумму при полном выполнении некоторых условий, оговоренных в завещании:

– Для того чтобы наследовать имение и денежную сумму, Вам необходимо прожить не менее пяти месяцев в самой усадьбе после принятия решения права наследования. В имении Вы должны проживать одна;

– На протяжении пяти месяцев Вам нельзя выходить замуж;

– Нельзя покидать усадьбу белее, чем на одни сутки;

– Всей денежной суммой Вы сможете распоряжаться только по истечении пяти месяцев. В период проживания в имении Вы можете распоряжаться процентами, начисленными по основной сумме вклада.

Если по какой-либо причине не будут выполнены вышеперечисленные условия, то Вы лишаетесь, права наследования и все имущество переходит в пользу государства.

Если у Вас возникли вопросы по наследству, то прошу Вас связаться со мной в рабочее время по контактам, указанным на визитной карточке, которая прилагается к данному письму. Разница во времени составляет два часа. В Казани время Московское.

С Уважением, Сергей Сергеевич Дебособр»

После прочтения письма, первое, что пришло мне в голову – это кто-то надо мной подшутил, разыграл. У меня не было близких родственников, особенно тех, кто мог бы мне оставить наследство. Не говоря уже о том, что в наследство оставлена старинная усадьба. Я никогда не слышала о родственниках с фамилией Александровы, в нашей семье вообще такая фамилия ни разу не упоминалась. Мой дедушка всегда рассказывал, что наши предки – простые крестьяне, не имеющие ничего за душой. А тут приходит мне письмо от неизвестного адвоката и выясняется, что мне оставили в наследство усадьбу и денежную сумму. Правда, о какой сумме идет речь ни слова не сказано. Перечитав еще раз письмо, я все же решила позвонить по указанному номеру телефона на визитной карточке и уточнить информацию. Возможно, письмо пришло ко мне по ошибке и нужно уведомить отправителя о ней, хотя в письме указано мое имя и отчество, но возможно, что это совпадение. В письме было указано, что разница во времени между Екатеринбургом и Казанью два часа. И если у нас время подходит к семи, то в Казани к пяти. Вроде не поздно позвонить и пообщаться. После набора номера последовали гудки, на том конце провода никто не брал трубку, и я уже хотела сбросить вызов, но серию гудков оборвал мужской голос.

– Алло. Адвокатская контора Дебособр.

– Добрый вечер, меня зовут Анастасия. Я получила от вас письмо, что умер мой родственник, точнее сказать моя двоюродная бабушка и что она оставила мне в наследство усадьбу и деньги. Здесь какая-то ошибка, у меня нет родственников с фамилией Красильниковы.

– Вас зовут Краснова Анастасия Александровна?

– Совершенно верно. – Не веря своим ушам, ответила я.

– Тогда никакой ошибки нет. Вам действительно завещана старинная усадьба и существенная сумма денег. Вы внимательно прочитали мое письмо?

– Ну, да. -Неуверенно ответила я.

– Я вам прописал, что в завещании прописаны некоторые условия, для того, чтобы вступить в наследство. Вы готовы их выполнить?

– И они обязательны?

– Да, если хотите получить наследство. Если оно вам не нужно, то забудьте про мое письмо и про условия.

– У меня есть время подумать?

– Не совсем.

– Что значит не совсем?

– По закону вы должны вступить вправо наследования в течение шести месяцев, а по условиям завещания вы должны уложиться в пять месяцев, и прожить в усадьбе. И только после выполнения оговоренных условий вы станете наследницей. Софья Николаевна умерла 8 апреля, через пару дней начнется третья декада месяца, если до 8 мая не въедете в усадьбу, то завещание не имеет смысла. Не уложитесь в срок.

– Все это как-то неожиданно и вот так взять все бросить, уехать неизвестно куда. Мне нужно подумать и все взвесить. Я даже не знаю, где находится усадьба. Могу предположить, что в Казани. Раз моя двоюродная бабушка наняла адвоката из Казани.

– Нет, усадьба находится не в Казани.

– А где?

– В ста пятидесяти километрах от Казани. В небольшом селе. Село называется Савали. Сомневаюсь, что вы о нем слышали.

– Нет, не слышала. Я все же думаю, что мне нужно все взвесить «за» и «против».

– Это ваше право, я же со своей стороны вас предупредил о возможном развитии событий, если вы затянете с размышлениями и не уложитесь в срок, то про завещание можно забыть.

– А нельзя было пораньше отправить письмо, чтобы времени было больше для размышлений? – с упреком в голосе высказалась я невидимому собеседнику.

– А вы посмотрите штемпель на конверте. – Предложил мне собеседник.

Письмо из Казани было отправлено 10 апреля, а пришло на почту в Екатеринбург оно 17 апреля, и мне стало стыдно за свои слова и за необоснованный упрек. Кого и нужно упрекать, то это меня. На столе неряшливой кучкой лежала корреспонденция недели за две. Я не слишком часто рвусь чистить почтовый ящик. Вот и получила по заслугам. Можно еще высказаться, что есть и электронная почта, только вовремя спохватилась и прикусила язык. Понятно, что ответ будет, что он не в курсе какой электронный адрес моей почты.

– Я вас завтра наберу и скажу свое решение. – Промямлила я.

– Завтра у нас суббота, лучше, если вы позвоните мне в понедельник, вы меня завтра не застанете на рабочем месте. Таким образом, у вас на раздумье будут выходные дни. И если вы все же решите вступить вправо наследования, то еще раз подумайте над условиями завещания, так как вам придется переехать в сельскую глушь и тем более от Екатеринбурга далеко. Вам придется полностью изменить весь ваш нынешний уклад жизни. Ваше решение должно быть осознанным и если по какой-то причине вы не сможете выполнить условия завещания, то чтобы в последствии не жалели, что ради наследства пришлось сорваться с насиженного места.

И вот на этой не слишком позитивной ноте и бурей в душе мы закончили разговор, договорившись о звонке в понедельник.

Никогда бы не подумала, что мои предки были помещиками в дореволюционной России. Родовое «гнездо» находилось, да и по сей день находится в селе Савали Кировской области. Историю завещанной усадьбы я не знаю и никогда не подозревала, что в нашем роду есть родственники, о которых я не слышала. Моя двоюродная бабушка, Софья Николаевна была племянницей Ольги Ивановны, которая была дочерью помещика Александрова и последним представителем рода Александровых. Так как у Ольги Ивановны не было своих детей, то перед смертью она передала документы на усадьбу своей племяннице. Долгое время Софья Николаевна не интересовалась имением. По случайному совпадению она увидела опубликованную заметку в газете о продаже имения Александровых в селе Савали. Так как в то время добиться права на наследство дореволюционного времени было сложно, то Софья Николаевна на собственные средства выкупила имение. А дальше по наследству оно перешло ко мне. Всю вышеописанную информацию вкратце рассказал мне Сергей Сергеевич в понедельник, после того как я ему позвонила и уточнив интересующие меня моменты, согласилась на все условия завещания.

Тяжелые думы по поводу условий завещания меня не слишком и одолевали. Да и думать особо не о чем было. В начале 2014 года на фирме, где я работала, начались первые признаки кризисной ситуации. Началась периодическая задержка заработной платы. Неудовлетворенность от работы с каждым днем становилась все больше и больше. Работала я в агентстве по недвижимости – агентом. В мои должностные обязанности входил поиск клиентов по съему жилья и подготовка документов для продажи недвижимости. И в тот злополучный год я уже была практически без работы, найти покупателя на квартиру было очень сложно, а семьи, которые хотели снять жилье, преимущественно снимали дешевое. Если бы за 8 лет работы с рынком недвижимости я не собрала бы копилку, то в 2014 году осталась бы без денег и без работы. В отличие от многих сотрудников фирмы мне было намного легче переносить временные невзгоды: у меня не было семьи, и все заработанные деньги я тратила только на себя. Много мне не требовалось, так что успевала еще и откладывать часть заработной платы. Когда я получила письмо и узнала о наследстве, то уже частенько задумывалась о переходе в другую фирму. И тут как говорится, беда не приходит одна – я становлюсь кандидатом в наследники. В тот момент меня ничего не насторожило и мое шестое чувство безмятежно дремало. Даже если бы и появились какие-то сомнения, то я все равно не отказалась бы от наследства. Терять мне особо было нечего, а потерять возможность приобрести больше показалась глупостью.

Недолго думая, перспектива мне тогда показалась заманчивой, я написала заявление на увольнение и стала готовиться, с головой окунуться в сельскую жизнь. В тот период времени я была рада поменять городскую суету, я тогда размышляла так: съезжу в полугодовой отпуск, отдохну хорошенько, наемся экологически чистых продуктов и с новыми силами вернусь обратно в серые будни, а если сельская жизнь затянет, то останусь в усадьбе и займусь ее восстановлением, если конечно хватит капитала. В общем, не имея ни малейшего представления, где находится усадьба и в каком вообще она состоянии, я стала собираться в дорогу. И если честно, то меня мало беспокоило, в какой населенный пункт отправляюсь, я даже в страшном сне не могла представить, что до сих пор есть места, где найти приличный магазин можно с трудом. Все эти проблемы как снежная лавина навалятся на меня после приезда в усадьбу.

В ночь перед отъездом мне приснился странный сон, которому я не придала никакого значения. Мне приснилось, что стою на пороге дома, у которого входная дверь окрашена в синий цвет, дверь закрыта на висячий замок. Я стою и смотрю на дверь, почему-то во сне мне ее совсем не хотелось открывать, а тем более заходить внутрь дома. Мне казалось, если я ее открою, то что-то плохое и страшное вырвется из мрака. Я стою возле двери, держа в руке ключ, и не решаюсь ее открыть, но она начинает тихонько подрагивать, как будто кто-то с другой стороны пытается ее дергать. С каждой минутой давление с другой стороны на дверь все нарастает и дверь уже не тихонько дергается, а ее толкают, но замок мешает. Я начинаю отступать назад, мне страшно от того, кто может быть там, за закрытой дверью. И тут до моего слуха доносятся удары, удары кулаками, за дверью кто-то есть. Дверь очень старая и хлипкая и только я подумала, что долго она не выдержит, дверь срывается с петель и отлетает в сторону. Но к моему удивлению за ней никого нет, только черная мгла распахнула свои крылья по коридору на встречу мне. И эта мгла как живой организм расползается и наступает на меня, протягивает ко мне свои щупальца. Во сне мне становится страшно и, вскрикнув от испуга, я проснулась.

Глава 2

Двадцать пятого апреля я выехала из Екатеринбурга в Казань. Путь предстоял не близкий, примерное время нахождения в пути как минимум тринадцать часов. Офис Сергея Сергеевича находился в самом городе, а усадьба в ста пятидесяти километрах от Казани – это еще три часа пути. По этой причине я выехала в пять утра, чтобы к вечеру успеть добраться до Казани. Сергей Сергеевич вел все дела Софьи Николаевны, связанные с имением. Именно ему она передала ключи от дома. Также мне предстояло решить вопросы по необходимым документам для вступления в наследство.

В небольшой приемной Сергея Сергеевича посетителей не было, только секретарь стояла за столом, создавая деловой вид, что сильно занята работой, перекладывая листы бумаги с места на место, не обращая на меня никакого внимания. Секретарше на вид лет 25—26, белокурые волосы зачесаны и собраны в пучок на затылке, большие карие глаза, обрамленные пышными, длинными ресницами и ярко накрашенные пухлые губки. На ней была одета белая блузка с глубоким декольте и черная юбка карандаш, стройные ножки обуты в туфли на умопомрачительном каблуке. Из всего вышеописанного я сделала вывод, что адвокат молодой парень. В приемной адвокатской конторы, я находилась не менее пятнадцати минут, но секретарь Сергея Сергеевича не обращала на меня никакого внимания, занималась своими «неотложными» делами. Надоев переступать с ноги на ногу, я решила нарушить затянувшееся молчание и обратилась к ней.

– Прошу прощения, я бы хотела пообщаться с Сергеем Сергеевичем.

– Вам назначено по времени? – оторвав взгляд от бумаг, спросила Людмила, именно это имя было указано на бейджике.

– Нет, не назначено. Есть договоренность на встречу сегодня без указания точного времени. Я приехала из Екатеринбурга. И по это причине не могла точно сориентировать по времени приезда.

– Сейчас спрошу, сможет ли Сергей Сергеевич вас принять сегодня. Как вас представить?

Особенно Людмила подчеркнула слово «сегодня». Меня слегка начинает раздражать хамоватая личность секретаря Сергея Сергеевича, в глазах которой написано «зачем пришла и без тебя отбой от посетителей».

– Анастасия Кудрявцева, по вопросу о наследстве старинной усадьбы в селе Савали. – Представилась я и сразу же решила оговорить причину моего визита, так как при наплыве посетителей невозможно запомнить имена всех клиентов, тем более кто обращается в первый раз.

Через минуту Людмила вышла из кабинета и пригласила меня пройти внутрь. Каково было мое удивление, что вместо щеголеватого хлыста, я увидела мужчину средних лет, среднего роста, с пивным брюшком, выпирающим из-под ремня штанов. Черные волнистые волосы, посеребренные сединой на висках и с явными залысинами, аккуратно зачесаны на макушку. Цепкие, маленькие глазки буравчики, такие я называю поросячьими, внимательно осмотрели меня с головы до ног. Взгляд карих глаз, очень жесткий и проницательный, в какую-то минуту мне показалось, что Сергей Сергеевич пытается заглянуть мне в душу и дать оценку того, кто я на самом деле и что из себя представляю. Такого смущения я еще не испытывала в жизни, хотя привыкла встречаться по работе с людьми разного сорта, и я уже подумывала развернуться и уйти, но встав из-за стола, чтобы меня поприветствовать, Сергей Сергеевич протянул мне руку для рукопожатия и предложил расположиться в кожаном кресле напротив стола.

– Очень рад с вами познакомиться Анастасия, вы все же решили вступить вправо наследования, несмотря на странные оговорки в завещании. О них я вам писал в письме. Софья Николаевна настаивала, чтобы я вас ознакомил с данными оговорками в первом письме и если вы примите положительное решение, то это решение должно быть осознанным.

– Если честно, то я удивлена условиям завещания. Хотелось бы иметь более точное представление, – какие именно причины могут возникнуть, из-за которых я не смогу прожить в имении пять месяцев?

– К сожалению, я сам не знаю, по какой причине Софья Николаевна прописала данное условие, как к имению, так и к деньгам. Могу только сказать, что она настаивала на этом условии. Не выполнив данное условие, вы не сможете вступить в наследство.

– Я должна ежедневно где-то отмечаться, либо перед кем-нибудь отчитываться? – С иронией в голосе спросила я.

– Нет, это совсем ни к чему. Я буду к вам приезжать, раз примерно в две или три недели, для меня важно, чтобы ваше проживание в усадьбе было комфортным. Если вам что-то будет мешать проживанию в доме, и вы все же решите уехать из имения, не прожив, в нем пять месяцев, то думаю, вы меня известите в день отъезда. Теперь перейдем к самой сути завещания и места, где вам как максимум пять месяцев предстоит прожить, с целью получения наследства. Вы знаете, историю населенного пункта, где находится усадьба?

Я помотала головой из стороны в сторону, давая понять собеседнику, что не имею ни малейшего представления о месте, где находится усадьба и тем более о самой усадьбе.

– Что ж, сегодня я кратко вам изложу историю о селе и имении. Конечно, известно не слишком много. – Сделав многозначительную паузу, Сергей Сергеевич продолжил. – В каком году основано село никто не знает, нет документальных подтверждений, однако прежде чем село назвали Савали, населенный пункт назывался Преображенское. И первое упоминание о селе было под названием «пустошь Савали на речке Савалка» в 1654 году. В 1679 году Савали стали называться «сельцом», то есть к этому времени была построена усадьба. Из краткого курса истории села вы видите, что имение насчитывает примерно 335 лет. За три столетия усадьба обросла мифами и легендами.

– И наверно за три столетия усадьба обзавелась собственным привидением? – С иронией в голосе спросила я.

Усмехнувшись, Сергей Сергеевич, посмотрел в окно, достал из стола красную коробочку, обшитую бархатом, и передал ее мне в руки. Заглянув внутрь коробочки, я увидела старинный ключ. Таких ключей уже наверно лет сто не делают.

– Теперь осталось решить вопрос по необходимым документам для вступления в наследство. Заявление на вступление в наследство вы напишите, паспорт покойной находится у меня, свидетельство о смерти нам выдадут и, если не случится ничего не предвиденного, после истечения пяти месяцев вы унаследуете имение и существенную сумму деньгами. Денежными средствами, процентами, – уточнил Сергей Сергеевич – вы можете распоряжаться по истечении одного месяца. Ограничений на покупки нет, если вы хотите что-то прикупить для комфортного пребывания в усадьбе, либо лично для себя, то вы спокойно можете приобретать любые покупки. За период пребывания в имении все купленное, даже если вы не сможете прожить пять месяцев, остается у вас. Как я говорил выше, буду вас навещать раз в две-три недели, также вы можете в любое время звонить мне по следующим номерам телефона, – на визитной карточке, переданной мне Сергеем Сергеевичем, были написаны сотовый, рабочий и домашний номера телефона. Покрутив визитную карточку в руках, я ее бросила в сумочку, думая, что вряд ли придется ими воспользоваться.

– Теперь поговорим о самой усадьбе, как я вам писал, усадьба была брошена в 1917 году, за период Советской власти усадьбу использовали как школу, потом в ней обустроился сельскохозяйственный техникум. Не могу точно сказать в каком году, но когда построили новое здание для техникума, то усадьбу законсервировали. Лет 50 ею никто не занимался, на сегодняшний момент она находится в крайне плачевном состоянии, особенно второй и третий этажи. Усадьба трехэтажная, построенная из кирпича. На первом этаже находится кухня и пара комнат пригодных для проживания. Мебель, которая находится в усадьбе вся старая и преимущественно поломанная, за исключением мебели, которая находится в жилых комнатах. Ее закупала Софья Николаевна для проживания в усадьбе. Кухонную утварь советую купить новую, водопровод имеется, так что не подумайте, что придется по старинке бегать за водицей на колодец. – Улыбнувшись своей шутке, Сергей Сергеевич посмотрел на меня, оценивая произведенный «эффект». Я сидела, выпрямив спину, словно проглотила палку, думая, что не так уж и все плохо. Пара комнат и кухня – это двухкомнатная квартира, я в Екатеринбурге обходилась однокомнатной и ничего не умерла. Видя, что с моей стороны никакой реакции, ехидно улыбнувшись, он продолжил монолог.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное