Марина Троссель.

Лексика русской и английской лесопильной промышленности: полипарадигмальный подход



скачать книгу бесплатно

Введение

Терминологические исследования занимают одно из ведущих мест в отечественном и зарубежном языкознании последних десятилетий. Ученые посвящают свои работы теоретическим аспектам термина и терминологии [В. М. Лейчик, 2006; В. А. Татаринов, 2003; С. Д. Шелов, 1995 и др.], рассмотрению систем специальных наименований, выявлению потенциала и факторов динамики терминосистем [О. В. Борхвальдт, 2000; Е. И. Голованова, 1995; Г. А. Гладилина, 2005; Т. А. Лисицына, 1994; Г. Н. Старикова, 1990 и др.], изучению структурно-семантической организации однокомпонентных и многокомпонентных наименований [В. А. Варламов, 2004; О. Г. Козловская, 2005 и др.], анализу процесса терминообразования [Л. А. Манерко, 1992; В. Ф. Новодранова, 1990; В. Н. Прохорова, 1996 и др.], исследованию природы семантических терминодериватов и способов их перевода [О. В. Довбыш, 2003; Н. П. Додонова, 1989; М. В. Оганесян, 2003 и др.], сравнительному анализу терминологической лексики на материале нескольких языков [О. В. Дубкова, 2003; О. А. Казачкова, 2005; Н. И. Панасенко, 2000 и др.] и т.д. Следует отметить, что большинство работ последних лет характеризуются полипарадигмальным подходом к рассмотрению специальных наименований отдельно взятого подъязыка, а также процессов, происходящих внутри системы профессиональных наименований. Суть данного подхода заключается в использовании методов и приемов, характерных для различных лингвистических парадигм:

? генетической (или исторической, эволюционной), рассматривающей язык с опорой на принцип историзма;

? таксономической (инвентарной, структурной, системной или системно-структурной), приоритетом для которой является принцип системности и синхронности;

? антропоцентрической (коммуникативной, функциональной, коммуникативно-прагматической, прагматической), утверждающей фактор человека как субъекта деятельности в широком смысле слова.

Настоящее исследование направлено на многоаспектное изучение подъязыка русской лесопильной промышленности. В работе применяется полипарадигмальный подход, научная целесообразность которого заключается в возможности более полно представить состав подъязыка, его системно-структурные и функциональные особенности. Выбранный подход также открывает возможность рассмотрения специальных наименований с точки зрения глубины информации, которую они несут; учесть способность специального наименования выражать необходимую информацию об обозначаемом понятии и тем самым быть как средством представления специального значения, так и инструментом профессионального научного познания, средством выражения профессиональной картины мира.

Актуальность темы обусловлена целым рядом факторов.

Исследование специальной лексики является актуальным в современной русистике, так как в специальной лексике, как ни в какой другой форме национального языка, наиболее наглядно обнаруживается связь развития языка с историей материальной и духовной культуры народа.

Важным представляется введение в научный оборот ранее не рассматривающихся специальных наименований подъязыка лесопильной промышленности. Многоаспектная характеристика стратификационных разрядов исследуемого подъязыка способствует решению проблем систематизации и упорядочивания терминологии лесопильной промышленности (далее – ЛП), а также перевода научно-технической литературы и документации. Определение сходств и различий терминологических полей «Лесопиление» в русском и английском языках, а также выявление особенностей профессиональной языковой картины мира работников лесопильной промышленности в исследуемых языках способствует углублению представлений о связи мышления и способа его языкового выражения, помогает увидеть и подчеркнуть специфические черты подъязыка русского ЛП.

Выбор английского подъязыка ЛП в качестве объекта сравнения обусловлен тем, что русская терминология ЛП в значительной степени состоит из английских заимствований, а также тем, что английский язык играет доминирующую роль в международной деловой коммуникации.

Теоретическая значимость заключается в многоаспектном описании подъязыка лесопильной промышленности. Полученные в ходе исследования результаты и выявленные закономерности вносят определенный вклад в решение общих вопросов терминоведения. Описание особенностей метафорически окрашенных специальных наименований и сравнение понятийных зон-источников метафорического переноса в сопоставлении с английским языком является вкладом в общую теорию лингвометафорологии.

Практическая значимость исследования обусловлена прежде всего тем, что лексический материал, который подвергся анализу, представлен в толковом переводном русско-английском и англо-русском словаре лесопильной промышленности [Холодилова], который может быть использован специалистами в процессе перевода научно-технической литературы и документации.

Результаты исследования могут найти применение при разработке магистерских курсов и таких курсов по выбору для бакалавров, как «Актуальные проблемы терминоведения», «Когнитивная лингвистика». Фрагментарно их можно использовать для информационного обеспечения курсов лексикологии и ономасиологии.

Объектом исследования в данной работе является подъязык русской и английской лесопильной промышленности.

Под термином «подъязык» понимается «особая функционально и тематически ограниченная форма существования единого национального языка» [Борхвальдт, 2000б, с. 75].

Предметом исследования являются структурные, функциональные и когнитивные особенности подъязыка лесопильной промышленности.

Цель исследования – выявить специфику подъязыка лесопильной промышленности, применив полипарадигмальный подход, объединяющий методики таксономической и антропоцентрической парадигм.

В связи с поставленной целью в ходе исследования решаются следующие задачи:

1. Многоаспектная характеристика различных стратификационных разрядов подъязыка лесопильной промышленности.

2. Определение специфики терминологических полей в подъязыке лесопильной промышленности.

3. Выявление особенностей профессиональной картины мира работников лесопильной промышленности в русском языке (в сопоставлении с английским языком).

4. Лексикографическое описание специальных наименований лесопильной промышленности.

Новизна исследования заключается в том, что впервые:

? объектом лингвистического исследования стал подъязык лесопильной промышленности, ранее не изучавшийся лингвистами;

? в научный оборот введено более 1000 специальных наименований;

? определена специфика профессиональной картины мира работников лесопильной промышленности;

? выявлены понятийные сферы, которые являются источниками метафорических переносов в подъязыке лесопильной промышленности;

? составлен толковый переводной двуязычный словарь, являющийся первым для данной отрасли.

Специальных работ, посвященных подъязыку лесопильной промышленности, в русистике нет, однако известен ряд исследований, рассматривающих специальные наименования смежных подъязыков. Это сделано в работах О. Н. Трубачева (1964), К. П. Римашевской (1964), И. В. Сабадош (1974), А. Г. Шовкопляс (1975), В. В. Манивчук (1975), Н. И. Шило (1980), Н. Н. Сперанской (1984), Г. Л. Гладилиной (2005). В монографии О. Н. Трубачева, наряду с другими ремесленными наименованиями, рассматриваются отдельные тематически связанные с обработкой дерева лексемы, в частности: прототермины лупить, тесать, паз, бревно, скобель, топор и т.д. В своем труде на основе этимологического анализа ученый сделал вывод о древности данной терминологической лексики, рассмотрел ее как самостоятельную группу, «которая содержит сравнительно немного вторично терминологизированных включений или заимствований из других производственных терминологий» [Трубачев, 1964, с. 170]. В работах по исследованию профессиональной терминологической лексики плотничества (А. Г. Шовкопляс) и лесной и деревообрабатывающей терминологии украинского языка (Н. И. Шило) авторы рассматривают семантические и словообразовательные особенности изучаемых специальных наименований.

В историко-терминологическом аспекте выполнено диссертационное исследование Г. Л. Гладилиной, в котором раскрываются особенности формирования лексики лесного сплава. Автор определила источники формирования лексики лесного сплава, а также рассмотрела специфику семантических и словообразовательных процессов в соответствии с понятием семантической и синтаксической валентности. На стыке терминоведения и диалектологии выполнены работы К. П. Римашевской, рассмотревшей лексику леса Шушенского района; И. В. Сабадош, посвятившей свое диссертационное исследование лексике лесосплава украинских говоров района Карпат; В. В. Манивчук, которая выбрала объектом своего исследования лексику лесоразработок в украинском языке на примере говоров карпатского ареала.

Источниками исследования являются:

I. Лексикографические а) энциклопедические словари

Лесная энциклопедия (в 2-х томах). – М., «Советская энциклопедия», 1986.

Ишлинский А. Ю. Большой энциклопедический политехнический словарь. – М., 1998. – 656 с;

б) отраслевые словари и справочники

Corkhill T., A Glossary of Wood. – London, 1948. – 655 p.

Elsevier, Elseviers Wood Dictionary. – Amsterdam, 1964, 2 Volumes.

McCulloch, W. Fraser, Wood Words. A comprehensive dictionary of logger terms. – Oregon, 1958. – 219 p.

Авдеев Э. Д., Харитонович Э. Ф., Дружков Г. Ф. Лесопильное оборудование. – М.: ВШ, 1980. – 324 с.

Анучин Н. П. Сортиментые и товарные таблицы: Справочник. – М.: Лесная промышленность, 1981. – 533с.

Бобров В. А. Справочник по деревообработке. – Ростов-н/Д., 2003. – 219 с.

Болдырев П. В. Сушка древесины. Практическое руководство. – СПб.: ПРОФИ–ИНФОРМ, 2004. – 324 с.

Деревообрабатывающее оборудование: каталог-справочник. – М.: НИИМАШ, 1972. – 45 с.

Лях Н. И., Сычев А. Н. Терминологический словарь. – Красноярск, 2004. – 167 с.

Словарь по технологии сушки древесины в сушилках пиломатериала. – Режим доступа: http://www.wood.ru .

Словарь терминов. – Режим доступа: http://www.bohmans.ru..

Словарь терминов из области древесины и деревообработки. – Режим доступа: http://www.wood.ru .

Словарь терминов: термины, относящиеся к анатомической структуре лесоматериалов. – Режим доступа: http://www.wood.ru.

Справочник мастера деревообработки. – М.: Лесная промышленность, 1987. – 323 с.

Справочник механика лесопильно-деревообрабатывающего предприятия. – М.: Лесная промышленность, 1980. – 123 с.

Справочник по лесопилению. – М.: Лесная промышленность, 1980. – 420 с.

в) переводные двуязычные словари

Англо-русский лесотехнический словарь. – М.: Русский язык, 1983. – 669 с.

Лесоэкспортный словарь. – М.: Внешторгиздат, 1989. – 271 с.

Можаев Д. В., Новиков Б. Н., Рыбаков Д. М. Англо-русский, русско-английский лесотехнический словарь. – М., 2004. – 862 с.

Иллюстрированный словарь по машиностроению (анг., нем., фр., исп., рус.). – М.: Русский язык, 1986. – 156 с.

Кузнецов Б.В. Русско-английский словарь научно-технической лексики. – М.: Московская международная школа переводчиков. – 1992. 567 с.

Русско-английский и англо-русский лесоэкспортный словарь.– М.: Внешторгиздат, 1978. 271 с.

г) ГОСТы отрасли:

17462–84 «Пилопродукция лесозаготовительной промышленности. Термины и определения»;

24454–80 «Пиломатериалы хвойные: технические требования»;

3.1109–82 «Термины и определения основных понятий»;

2140–81 «Видимые пороки древесины. Классификация, термины и определения, способы измерения»;

1761–84 «Технология лесозаготовительной промышленности. Термины и определения»;

17462–84 «Продукция лесозаготовительной промышленности. Термины и определения»;

18288–87 «Производство лесопильное. Термины и определения»;

26002–83 «Пиломатериалы экспортные северной сортировки: еловые и пихтовые. Технические требования» и т.д.

Общее количество использованных ГОСТов – 22.

II. Текстовые источники, представленные научной литературой:

а) монографиями

Кречетов И. В. Сушка и защита древесины. – М.: Лесная промышленность, 1987. – 324 с.

Кулишер И. М. История русской торговли и промышленности. – Челябинск, 2003. – 732 с.

Кытманов А. И. Краткая летопись Енисейского и Туруханского края Енисейской губернии. – Енисейск, 1920. – 76 с.

Хасдан С. М. Беседы о деревообработке. – М.: Лесная промышленность, 1983. – 172 с.

Чувашов А. И., Седельникова К. Г. История развития лесной промышленности Красноярского края. – Красноярск, 1970. – 234 c.

Шайдт А. А. Лесосибирск – город Лесоэкспорта на Енисее. – Енисейск, 1993. – 55с.

б) учебниками и учебными пособиями

Амалитский В. В., Амалитский В. В. Деревообрабатывающие станки и инструмент. – М., 2002. – 399 с.

Рыкунин С. Н., Кандалина Л. Н. Технология деревообработки. – М.: Academa, 2005. – 345с.

в) периодическими отраслевыми журналами: Дерево.ru.; Деревообрабатывающая промышленность; Механическая обработка древесины; Forest Products Journal; Wood and Wood Products и др., включающими 32 наименования.

III. Ресурсы Интернета: лесные порталы http://www.bohmans.ru/; http://www.wood.ru; http://www.sibpilorama.info; http://www.rodan.ru; http://www.sibstanok.ru

Объем источников, подвергшихся выборочной расписке, составил 245 печатных листов.

IV. Данные анкетирования и интервьюирования работников лесопильной промышленности. Количество информантов – 45 человек. Место записи: Красноярский деревообрабатывающий комбинат (ДОК), Деревообрабатывающий завод № 1 (ДОЗ 1), Деревообрабатывающий завод № 2 (ДОЗ 2), Лесоперерабатывающий завод (ЛПЗ), ООО «Аркада», ОАО «Ени-сейлес», ООО «Кроно», ООО «ЯрЛес», представительство шведской компании IKEA, Хуанхе Групп и др. В качестве информантов и консультантов выступили также преподаватели Сибирского государственного технологического университета и Красноярского политехнического колледжа.

В целом зафиксировано более 1500 специальных наименований на русском языке и более 1600 на английском.

В ходе исследования использовались такие методы и приемы как:

1. метод лингвистического описания;

2. структурно-семантический метод;

3. ономасиологический метод;

4. метод полевого анализа;

5. сопоставительный метод;

6. лингвокультурологический метод.

7. элементы статистического и социолингвистического методов.

Выбор методов и приемов обусловлен конкретными задачами и этапами исследования. На начальных этапах исследования использовались приемы сплошной выборки и анкетирования информантов, применяемые для определения состава подъязыка. При характеристике собранного материала применялись структурно-семантический и ономасиологический методы. Привлекались также элементы статистического анализа и прием представления материала в виде таблиц. При анализе терминологических полей лесопильной промышленности использовался сопоставительный и полевый методы. Особенности профессиональной картины мира работников лесопильной промышленности рассматривались с помощью лингвокультурологического метода.

Структура работы, ее содержание обусловлены целью, задачами, спецификой предмета и материала исследования. Работа состоит из введения, 3 глав, заключения, списка используемой литературы и приложений, включающих толковый переводной русско-английский и англо-русский словарь, список информантов, образцы анкет.

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, ставятся цель и задачи работы, устанавливаются научная новизна и методы исследования, определяется теоретическая и практическая значимость работы.

В первой главе «Подъязык лесопильного производства как объект лингвистического исследования» рассматриваются экстралингвистические факторы формирования подъязыка лесопильной промышленности, а также анализируется его стратификационный состав. Специальная лексика исследуемого подъязыка рассматривается в генетическом, ономасиологическом и функциональном аспектах.

Во второй главе «Подъязык лесопильного производства в свете теории поля» рассматривается структура и состав самых больших терминологических полей подъязыка лесопильной промышленности, выявляется их специфика, изучаются системные отношения специальных единиц, образующих поля «Сырье лесопильной промышленности», «Продукция лесопильной промышленности», «Лесопильное оборудование».

Третья глава «Профессиональная картина мира работников лесопильной промышленности» помогает раскрыть основные особенности взаимосвязи между структурами языка и знания. Изучение профессиональной картины мира русских работников лесопильной промышленности в сопоставлении с английским языком на примере самой яркой составляющей – метафоры – дает возможность выявить универсальное и специфическое в данных подъязыках, наглядно представить специфику профессиональной картины мира русской лесопильной промышленности.

Глава 1
Подъязык лесопильного производства как объект лингвистического исследования

1.1. Экстралингвистические факторы формирования подъязыка ЛП

Дерево окружало человека с незапамятных времен. Связи человека с деревом разнообразны и с древности затрагивают многие стороны производственно-хозяйственной деятельности, военного дела, быта и духовной жизни. На протяжении многих веков человек обрабатывал древесину выпиливанием, резанием, сушкой, склеиванием, пропиткой. Длительное время лесопиление существовало как кустарный промысел.

В период позднего или верхнего палеолита (3 500–1 000 лет до н.э.) каменные изделия, которые делал человек, делились на две группы: охотничье оружие, орудия труда и орудия для изготовления необходимых средств производства. К последней группе относятся кремневые инструменты для обработки кости и древесины. Приблизительно в этот же период появился топор и подобие резака. С этого момента человек начал обрабатывать древесину резанием. Неолит (6 000–4 000 лет до н.э.) подготовил почву для многочисленных путей и технологий использования древесины в древнее время. Особенно актуально это было для стран Ближнего Востока, где лес был немногочисленным. Здесь уже в глубокой древности были распространены лесозаготовки, посадки леса и лесная торговля. Строительство различных сооружений и производство мебели в Древнем Египте требовало экспорта древесины (эбеновая древесина доставлялась из Судана, кедр – из Ливана и т.д.). Примерно за десять-двенадцать тысячелетий до нашей эры люди начали осваивать передвижение по воде на бревнах и плотах, стали использовать гибкие прутья и волокнистую кору деревьев. Все это свидетельствует о наличии в глубокой древности технологии лесопиления и последующей деревообработки.

В захоронениях фараонов и в археологических памятниках различных стран и народов были найдены тонкие деревянных пластины, различные изделия и их элементы, выпиленные из дерева. В одной из погребальных камер, датируемых 1700 г. до н.э., обнаружены изображения пиления.

По сведениям археологов пила была изобретена в III тыс. до н.э., однако двуручная пила для распиливания ствола на части появилась только в VII в. до н.э. Поэтому первоначально изделия не выпиливались, а вытесывались топором. При изготовлении досок или бруса пользовались теслом. С названием этого орудия связано появление прототермина – «тес» ‘необрезная доска’. Позднее, в античное время (V–III вв. до н.э.), появились лучковые пилы для поперечного и продольного пиления. Подобный технологический прогресс резко увеличил производство тонких брусьев, реек и досок. Однако на Руси деревообработка исключительно путем тесания топором сохранялась вплоть до XVII в.

Археологические раскопки на территории нашей страны показывают многообразие деревянного зодчества и существование трех-, четырехэтажных зданий. Многие деревянные формы – башни, двускатное покрытие – впоследствии повлияли на каменное зодчество. Вместе с тем следует отметить, что, несмотря на подобные объекты «производства», до конца XVIII – начала XIX в. лесопиление и обработка древесины не характеризовались масштабным развитием и существовали на уровне ремесла.

Плотничьим ремеслом занимались непрофессионалы, которых называли «древоделами». В XII – XVI вв. в крупных торгово-промышленных центрах возникают ремесленные объединения, которые имеют следующую градацию по степени значимость и распространенности:

1. Производство съестных припасов.

2. Производство по изготовлению одежды и обуви.

3. Производство предметов домашнего быта.

К последней группе можно отнести обработку металлов, дерева, изготовление свечей, посуды, дёгтя. Для примера, в Туле лишь 20 % от всего занятого на производстве населения было задействовано в ремесленных объединениях последнего типа. Можно предположить, насколько мало было количество горожан, занимающихся обработкой древесины. «Рубить города», то есть заниматься строительством новых, было повинностью крестьян, которые из поколения в поколение передавали практический опыт заготовки, распиловки и дальнейшей обработки древесины.

XVI в. характеризуется возросшим масштабом торговли в России. Большое распространение в этот период приобретает внешняя торговля. После экспедиции англичан Уиллоби и Ченслера в устье Северной Двины (в поисках пути в Индию) с 1553 г. был открыт морской путь в Англию через Белое море. Англичане организовали торговую «Московскую кампанию», которой Иван IV дал большие привилегии. На Запад начали отправлять лес из России, однако до XVII в. количество ремесленников, занятых обработкой дерева, практически не возрастало. За столетие в Туле количество «древоделов», которые главным образом занимались декоративной обработкой древесины, возросло с 9 до 11 человек [Кулишер, 2003, с. 325]. Большое распространение получила резьба по дереву. Ею украшали и царские терема, и крестьянские и посадские избы, а также домашнюю утварь. Резные наличники и карнизы крыльца, двери, своеобразие приемов резьбы в различных местностях составляют характерную черту русской художественной культуры XVII в. Многие лучшие резчики были собраны в Оружейной палате для выполнения государственных заказов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5