Марина Суржевская.

Для кого цветет лори



скачать книгу бесплатно

Она кивнула.

– Итак… Когда последний раз ты видела Рана Лавьера?

И хотя девушка ожидала подобного вопроса, но не смогла удержать легкой дрожи пальцев. Она сжала ладони, пытаясь скрыть эти признаки собственного волнения, сложила руки на коленях.

– Последний раз я видела его в путевом доме, перед арестом. Когда он… излечил меня от раны. Больше мы не встречались. Это было почти год назад.

– Ты что-нибудь знаешь о его местонахождении?

– Нет, мой повелитель.

– Он не искал с тобой встречи?

– Нет.

– И ты не знаешь, где он может быть?

– Нет.

Ошар бросил вопросительный взгляд на сумеречного, тот кивнул. А Оникс поняла, что этот пес находился здесь, чтобы подтвердить ее слова. Или уличить во лжи.

Но она говорила правду, понимая, что нет смысла врать магам.

– Хорошо, – кивнул повелитель, знаком отпуская сумеречного. Тот вышел, тихо закрыв за собой дверь.

Ошар встал, прошел по комнате, заложив руки за спину и о чем-то напряженно раздумывая. Камни на его рубашке разбрызгивали по комнате радужные искры, сияли под светом ламп, а Оникс сидела молча, ожидая, когда повелитель заговорит. Наконец он резко остановился, подошел к столу, залпом выпил стакан воды.

– Думаю, мы можем обойтись без долгих вступлений, – сказал он. – Тебя привезли во дворец с одной целью – стать моей женой.

Оникс так опешила от этих слов, что даже не сразу поняла их смысл. А поняв, не смогла сдержать изумленного возгласа.

– Женой?! Вы шутите, мой повелитель?!

– Нисколько, – он сел в кресло напротив. – Скажи, Оникс, что ты знаешь о событиях, которые произошли в империи за этот год?

– Почти ничего, – ответила она. – Я жила довольно далеко от столицы, в той деревушке люди не слишком интересуются дворцовыми… происшествиями.

– Хорошее место, наверное, – вздохнул Ошар. – Я бы не отказался там немного пожить, – в его глазах снова мелькнула горечь. – Видишь ли… после смерти отца многое изменилось. И не в лучшую сторону. Империя на грани войны, народ ропщет, столицу раздирают бесконечные восстания, сдерживать которые становится все сложнее…

– Но разве не этого хотел народ? – изумилась Оникс. – Свержения Темного Владыки, избавления от тирана? Простите…

– Не извиняйся. Я прекрасно знаю, кем был мой приемный отец. Да, тираном и деспотом. Но ужас перед ним и его магической силой держал в подчинении империю и в страхе соседние королевства. Первое время после его смерти всех охватило ликование, люди думали, что теперь начнется период благоденствия…

– А этого не произошло, – заключила Оникс.

– Увы, – Ошар отпил еще воды. – Прошедший год был на редкость неурожайным, а эта зима уже сейчас обещает быть суровой. И это плохо, Оникс. Очень плохо. Видишь, я довольно откровенен с тобой, надеюсь, ты это оценишь. На границах неспокойно, и лазутчики присылают весьма тревожащие донесения. А народ… Люди хотят чуда, Оникс, но чудес не бывает. – Горечи в голосе Владыки стало больше. – Нельзя за один год восстановить почти разрушенную империю, понимаешь? А ждать никто не хочет…

– Мне… жаль, – тихо сказала девушка.

Ей действительно было жаль молодого правителя, кажется, бремя власти оказалось для него непосильным грузом.

– Ты могла бы мне помочь, Оникс, – негромко сказал он.

– Я? Но как?

– Как я уже сказал… Стать моей женой.

– Простите, мой повелитель, я не понимаю, чем это поможет империи. Или вам, – с недоумением протянула девушка.

– Ты можешь стать тем самым чудом, которого ждут люди, – глядя ей в глаза, ответил Ошар. – Ты раяна, Оникс. Более того, ты та самая раяна, которая сняла проклятие Темного Владыки! Неужели ты не знаешь, что о тебе уже рассказывают легенды и поют песни? Люди говорят о тебе в своих домах за скромным ужином, они утешаются этой историей, когда им нечего есть или нечем согреться… Ты для них – идеал! Монахиня, синеглазая дева, столь чистая и непорочная, что свет ее поразил тирана… А красота и доброта покорили сердце принца. Это такая красивая история, Оникс, разве ты не понимаешь? – он усмехнулся, поднял ладонь, словно хотел взъерошить волосы, но отдернул. Отвернулся. И продолжил уже тише: – Ты – самое настоящее чудо, а значит, можешь стать символом новой империи, надеждой на лучшее будущее. Люди любят такие истории – принц, влюбившийся в простую девушку. Они верят им, несмотря на то что таких историй не бывает. Но люди хотят чуда, Оникс, и мы с тобой дадим им это чудо!

Оникс выдохнула, сжала руками виски. Слова владыки не укладывались в ее голове, ей все еще казалось, что это какая-то шутка! От нереальности происходящего хотелось ущипнуть себя за руку и проснуться! Она ожидала чего угодно, но только не этого. Оникс даже готова была к тому, что ее вновь решат казнить, но… свадьба? С владыкой? Такое ей не могло привидеться и в горячке!

– Но это невозможно! – почти простонала она. – Я безродная монахиня… сирота… никто! Я даже не знаю, для чего нужны все эти вилки, что лежат на столе! Я не могу стать вашей женой! Я не могу стать… императрицей! Это какой-то бред!

– Поверь, это не бред, – чуть улыбнулся Ошар. – Это то, что рекомендуют сделать мои советники. Весьма неглупые люди, уверяю тебя. И могу сказать, к этому совету я с удовольствием прислушаюсь.

– Но…

Оникс замолчала, с ужасом понимая, что все происходящее – правда. И что Светлейший Владыка, повелитель империи, на самом деле предлагает ей стать его женой. Хотя нет. Не предлагает. Он ставит ее в известность. Оникс давно избавилась от наивной веры в справедливость этого мира. Пусть Ошар улыбается, пусть даже общается с ней доверительно и дружески, но вряд ли у девушки есть выбор или возможность сказать «нет». Хитрые советники решили за счет раяны упрочить власть молодого императора, расположить к нему народ, а мнение самой раяны уже никого не волновало.

Или просто никому даже в голову не пришло, что найдется такая безмозглая, которая не захочет стать императрицей и сменить убогую рыбацкую лачугу на роскошный королевский дворец!

А вот нашлась… Потому что Оникс совершенно, категорически не хотела становиться женой Светлейшего.

Видимо, это нежелание довольно ясно читалось на ее лице, потому что Ошар на миг нахмурился, помрачнел, но тут же улыбнулся.

– Оникс, я понимаю, что все сказанное пугает тебя. Ты выросла в глуши, в Обители Скорби, и, конечно, подобная обстановка… непривычна. Но не делай поспешных выводов. Побудь моей… гостьей. Поживи во дворце, посмотри столицу. Думаю, в свой последний визит ты мало что видела. Возможно, через какое-то время ты посмотришь на мое предложение другими глазами. Ты согласна?

Оникс медленно кивнула. Она не обманывалась этой иллюзией свободы. Никакого выбора у нее не было, это очевидно. Но все же решила проверить.

– Мне оказана великая честь, мой повелитель, – сказала она, глядя Ошару в глаза, – но, боюсь, эта ноша для меня слишком… велика! Простите…

– Думаю, ты гораздо сильнее, чем кажешься, Оникс, – чуть поморщившись, сказал он, отметая ее возражения. – И наедине называй меня по имени. Все же теперь ты можешь считать себя моей невестой, нам стоит привыкнуть друг к другу.

Оникс промолчала, сцепив ладони. Вот теперь она поняла совершенно точно, что снова стала пленницей, пусть и в золотой клетке. Она отдернула руку, что бессознательно потянулась к кольцу на шее. Да, у нее есть ключ, с помощью которого она может сбежать, но куда? Куда ей бежать? Снова в рыбацкую деревню? Или в Обитель? Где спрятаться от власти империи и правителя, вознамерившегося использовать раяну в своих целях? К морю? Так найдут, в этом Оникс не сомневалась. И тогда уже не будут с ней столь вежливы, просто посадят под замок!

Оникс чуть заметно усмехнулась. Прежде у нее был выбор: умереть или жить в бегах, прячась от людей; теперь: так же прятаться или стать… императрицей. Воистину, небесные заступники избрали ее любимой игрушкой и вовсю веселятся, перекраивая судьбу раяны.

И понимая, что выхода у нее нет, Оникс медленно кивнула.

– Возможно, вы правы, мой повелитель… Ошар. Мне стоит посмотреть дворец и столицу. Думаю, это… интересно.

– Поверь, это так, – уже свободнее улыбнулся Ошар, кивнул на приборы: – А в этом легко разобраться, не переживай. С завтрашнего дня у тебя будут учителя, которые научат всему необходимому. А пока можешь есть, как привыкла, не смущайся.

Оникс с трудом удержалась от усмешки. Вот как, значит, и учителя уже ожидают? А говорит – осмотрись, погости…

– Благодарю вас, мой повелитель, – сказала она, – тогда прикажите принести мне ложку.

* * *

Новый день для Оникс начался со знакомства с наставниками. Их было двое: пожилая, прямая и плоская, как доска, Лорея Олентис и бородатый, похожий на медведя, господин Клиф. Чему именно они будут учить ее, Оникс до конца не поняла, потому что они явились в ее покои на рассвете и сразу принялись обсуждать девушку, поджимая губы и досадливо морщась. Раяна уже хотела возмутиться, но тут Лорея сухо бросила:

– Следуйте за нами.

Учителя молча вышли за дверь, а Оникс последовала за ними скорее из любопытства. Но когда она вошла в комнату, где должны были проходить их занятия, поняла, что пропала. И, пожалуй, задержится во дворце… на какое-то время. Потому что в длинном и сухом помещении было то единственное, что всю жизнь вызывало у Оникс дрожь предвкушения и чистый восторг. Вдоль стен высились стеллажи, а на них, за стеклянными дверцами, ровными рядами стояли… книги! Их было так много, что раяна благоговейно застыла, с детским восторгом рассматривая толстые кожаные корешки. И даже не заметила, как переглянулись ее учителя, а леди Олентис вздернула бровь то ли в насмешке, то ли в удивлении. Все это уже Оникс не интересовало, она увлеченно шевелила губами, читая золоченые, черные и синие названия, зачарованно трогая кончиком пальца желтые пергаментные листы. Конечно, книги не были редкостью в их мире, но для нищей монахини они всегда были недоступной роскошью.

К тому же у Оникс накопилось много вопросов. Ей пора узнать, кто она и что за цветок отравляет ей жизнь. И сейчас она готова к ответам. Так где еще, если не во дворце, их искать?

А значит…

– Пожалуй, я немного здесь задержусь, – ни к кому не обращаясь, пробормотала Оникс.

Глава 3

Через два месяца ее вызвал к себе Ошар. Несмотря на уверения в собственном расположении, за прошедшее время владыка ни разу не счел нужным пообщаться с невестой. Впрочем, Оникс это только радовало, она тоже не стремилась к его обществу. Да и некогда было. Учителя ей достались на редкость въедливые и вредные, кажется, они вообще не задумывались, что девушке надо спать или иногда есть. Ее загрузили обучением так, что Оникс даже вздохнуть было некогда. Смена ее жизни, столь резкая и удивительная, заставляла голову кружиться. После размеренных, спокойных и молчаливых будней на берегу рыбацкой деревушки дни во дворце напоминали сияющий фейерверк, ослепляющий и кружащий голову.

Уроки начинались с раннего утра, еще до восхода солнца. Ее учили множеству вещей, о которых бывшая монахиня не имела понятия, – танцам, этикету, манерам, речи, умению вести себя за столом и в обществе. Из госпожи Олентис вышел бы отличный надзиратель в цитадели, она получала истинное удовольствие, описывая Оникс все ее недостатки. Правда, тут же с рвением бралась за их устранение. От жестких корсетов и тяжелых платьев у раяны болела спина; вилки, ножи, палочки и щипцы, бесконечными рядами выложенные у ее тарелки, она просто ненавидела, а уловить хрупкую грань между обращениями «мой господин», «орт-господин» или «ар-господин» не представлялось возможным.

– Вы удивительная бездарность, милочка, – с удовольствием припечатала госпожа Олентис, когда Оникс снова перепутала, к кому и как следует обращаться. – Разве это так сложно запомнить? У вас в голове что, солома? Отвратительно!

– Да я раньше даже не знала, что существуют эти ваши орты! – разозлилась раяна. – Зачем все так усложнять? Называли бы всех одинаково!

– Ваш примитивный разум пытается оспорить то, что создали лучшие умы империи? – поджала губы Лорея. – Вам это не удастся. Поэтому начнем с самого начала…

Оникс взвыла и тут же заработала очередной пренебрежительный взгляд наставницы.

– Прекратите вести себя, как бродяжка!

– Я и есть бродяжка! – окончательно разозлилась раяна. – И не поверите, но с удовольствием ею бы и осталась!

– Это говорит о слабости вашего духа и трусости, – с усмешкой отбила Олентис. Спорить с ней было бессмысленно, наставница всегда находила аргументы, в прах разбивающие все доводы Оникс. – Гораздо легче быть никчемной шавкой, чем достойным человеком. На это не нужно ни ума, ни воли. Лишь жалость к себе, которой у всех в избытке.

– Достоинство не измеряется знанием нужных вилок или умением ходить на каблуках, – Оникс с отвращением посмотрела на свои ноги, обутые в парчовые туфли. И кто сказал, что жизнь во дворце – сказка? Да одни эти заколки и ленты чего стоят, у нее скоро голова отвалится от их количества в волосах!

Раяна отвернулась от осуждающего взгляда наставницы. Ответить Олентис не успела, потому что вошедшая прислужница склонилась в поклоне.

– Повелитель ожидает госпожу Оникс в сводчатой гостиной. Я провожу вас.

Оникс поднялась, радуясь хоть какой-то передышке, двинулась к двери, а наставница не упустила случая уколоть:

– Спину ровнее! И глаза опустите, что за привычка на всех пялиться! Невыносимое невежество!

Оникс лишь плечами пожала. Спина, сдавленная жесткой планкой под платьем и так выглядела ровнее доски, а опускать глаза раяна не собиралась даже перед повелителем. В конце концов, она действительно лишь безродная бродяжка!

Ее провели в небольшой кабинет, на этот раз Ошар был один.

– Оникс, ты прекрасно выглядишь! – он улыбнулся, с удовольствием рассматривая яркое платье и красиво уложенные волосы. С этим девушке пришлось смириться сразу, она действительно не могла ходить по дворцу в своем единственном рыбацком наряде. К тому же ее и не спрашивали, наутро раяна просто не нашла своей одежды там, где оставила вечером. Теперь ее каждый рассвет одевали и причесывали, а Оникс в это время пыталась подремать.

– Благодарю вас, повелитель. – Реверанс у раяны тоже стал получаться лучше.

– Тебе понравился дворец? Ты всем довольна?

– У меня мало свободного времени на недовольство, – она слегка улыбнулась. – А дворец… Я пока видела лишь ту часть, в которой меня поселили.

– Они все одинаковые, – Ошар пренебрежительно махнул рукой и указал на кресло. – Присаживайся. Я помню свое обещание показать тебе столицу, через два дня у тебя будет такая возможность.

Оникс заинтересованно подняла голову.

– Правда?

– Вижу, что порадовал, – рассмеялся Ошар, усаживаясь напротив. Прислужник неслышной тенью скользнул рядом, подавая им бокалы с вином.

– Очень. – Оникс осторожно поднесла к губам хрупкий бокал. – Если честно, мне ужасно надоело сидеть в четырех стенах! Даже таких роскошных.

Надоело – это Оникс еще сильно смягчила. Ее уже тошнило от дворца!

– Понимаю, – повелитель снова сверкнул улыбкой. – К тому же госпожа Олентис способна довести до обморока кого угодно. Думаю, прогулка тебя порадует. Правда, это не совсем обычная прогулка… – Ошар замолчал, потягивая янтарный напиток, а Оникс насторожилась. Вот чувствовала она, что не стоит ждать от повелителя подарков!

– Не совсем обычная?

– Да. Мы решили, что тебя пора представить народу как освободительницу от тирана и мою нареченную.

– Что? – Она вскочила. – Но ведь прошло так мало времени!

– Некогда ждать, Оникс, – Ошар, нахмурившись, отставил бокал, сжал зубы. Потом качнул головой и снова улыбнулся. – Мы должны показать тебя уже сейчас!

А Оникс с ужасом представила, что за прогулку ей предлагает владыка. То, как ее будут рассматривать сотни незнакомых людей, глазеть, показывать пальцем… Небесные заступники! Она в волнении сжала руки. Госпожа Олентис мигом бы заметила, что это жест простолюдинки, но думать о наставнице раяне сейчас точно не хотелось.

– Прогулка, значит, – медленно протянула она, не спуская глаз с Ошара и заставляя себя успокоиться. Усмехнулась. – Ну да.

Он улыбнулся, ни капли не смущенный.

– Интересы империи всегда важнее наших собственных, Оникс, тебе стоит к этому привыкнуть.

Раяна промолчала, не видя толка в бессмысленном споре. И Ошар пожелал ей хорошего отдыха перед выездом, показывая, что разговор окончен. Снова присев, Оникс покинула гостиную.

Когда дверь за девушкой закрылась, владыка постоял, задумавшись, и не повернул голову на бесшумное появление старшего советника. Тот слушал разговор, находясь в потайной комнате. Во всем дворце таких помещений было множество.

– Госпожа Олентис говорит, что у девушки есть характер, – негромко сказал Ошар, вновь беря хрустальный бокал и любуясь игрой света на гранях.

Советник склонил голову. Он был одним из тех, к кому прислушивался даже Темный Владыка, незаметная тень за спиной властителя. Господина Итора побаивались, говорили, что он тоже из бывших учеников цитадели, правда, наверняка никто не знал, есть ли у него дар. Зато все отмечали его блестящий ум.

– Но она еще не готова, – Ошар взъерошил волосы и сел в кресло. – Прошло слишком мало времени!

– Мы не можем ждать, мой повелитель. Надо представить раяну двору и народу, посмотреть, как ее примут, – Анрей Итор садиться не стал, так и стоял, чуть склонив голову и заложив руки за спину. Но Ошар прекрасно знал, что это не знак почтения, просто советнику так было удобнее. Смотреть свысока. Между тем тот продолжил:

– Мы представим девушку как вашу невесту, дадим людям сплетню вместо хлеба, и на какое-то время это заткнет им рты. Впереди зима, это будет непростое время. Слишком плохой урожай, слишком много недовольных. У нас два варианта. Если раяну примут, то мы сделаем из нее вашу невесту, облачим в сверкающие одежды надежды и провезем по империи как живую святыню. Если не примут, то она же станет виновницей произошедшего, будем показательно судить, а после – сожжем на костре. Людям всегда нужен виновник, так почему не она? – Анрей Итор усмехнулся, а Ошар поморщился.

– Я предпочел бы первый вариант.

– Даже если и так, вы ведь понимаете, мой повелитель, что эта девушка – лишь временные меры? Ваши наследники должны родиться от особы королевской крови, а не от безродной девчонки. Она укрепит ваше положение, если люди поверят ей, сделает вас героем. А к следующей зиме просто исчезнет. Несчастный случай или болезнь… Женское тело такое хрупкое, – советник смахнул с рукава невидимую соринку. – Конечно, вы будете страдать. Показательно, но не очень долго. А затем возьмете в жены одну из принцесс сопредельных королевств. Вероятнее всего, Чиара, нам нужна их армия и ресурсы. И, что немаловажно, поговаривают, что принцессы обладают особыми талантами и эликсирами, позволяющими им зачать даже от сумеречного мага.

– Это все сказки, Анрей. Нет таких эликсиров. Король Чиара всего лишь пытается дороже продать своих дочерей, – скривился Ошар.

Советник улыбнулся уголком губ.

– Вы правы, мой повелитель. Но мы всегда можем сделать вид и пустить слух, что такой эликсир есть. Приготовленный исключительно для Светлейшего Владыки.

Ошар мрачно посмотрел на безупречного Анрея, скривился, но все же кивнул.

– Что ж… Давайте для начала представим Оникс двору и народу.

– Вы, как всегда, правы, мой повелитель, – господин Итор склонил голову. В прозрачно-серых глазах не промелькнуло ни одного чувства. Порой Ошару казалось, что внутри советника скрывается пустота, а за безупречными нарядами, украшенными богатой вышивкой, драгоценными перстнями и камеями, что скалывали складки белоснежного жабо, таится ледяная скульптура. Или бесчувственная деревяшка. Впрочем, было бы глупо ожидать проявления эмоций от выпускника цитадели.

– Кстати, – Ошар поднял голову, – Лавьера еще не нашли?

В глазах советника на миг расширился зрачок, но лишь на миг. Итор покачал головой.

– Мы его найдем, мой повелитель. Без дара ему долго не продержаться, псы все равно возьмут след.

– Вы не думаете, что ему кто-то помогает? – чуть раздраженно бросил владыка. – К тому же снова пошли эти слухи о Каяре – народном освободителе! Небесные, когда это закончится?! Только теперь сместить собираются меня, возведя Лиса на трон! Просто насмешка какая-то, господин советник!

– Мы с этим разберемся. Поэтому и надо вывести раяну в свет уже сейчас, чтобы отвлечь людей от ненужных и крамольных мыслей. Им нужно о чем-то говорить, так пусть говорят о вашей невесте. Красивая и загадочная женщина – лучшая пища для сплетен, не так ли? Не только Лавьер умеет сочинять байки, мы тоже сумеем. Представьте раяну народу. Речь для вас я подготовил.

– Ну что ж, – Ошар махнул рукой, показывая, что и эта аудиенция закончена. – Надеюсь, все-таки первый вариант…

Советник промолчал, лишь в глубине серых глаз мелькнуло презрение. Хотя, возможно, Ошару это лишь показалось.

* * *

…Мужские руки сжимают запястья почти до боли, до синяков, не давая пошевелиться. Держат вздернутыми над головой, прижатыми к грубому сукну покрывала.

– Назови мое имя, раяна…

Она молчит. Молчит упрямо, хотя и знает, что проиграет в этой борьбе. Она всегда в ней проигрывает, не в силах сопротивляться власти этого мужчины. Он поработил ее тело, заставил желать этих опасных игр, этого чувственного наслаждения на грани боли, на тонком лезвии его клинка… И тело раяны уже сейчас дрожит в предвкушении, уже не ждет, а жаждет, уже томится от мучительного и сладкого ожидания. И он знает об этом. Улыбается, прижимая ее к кровати сильным телом, наклоняет голову. Проводит языком вдоль скулы до мочки, облизывает и прихватывает зубами. И даже это простое действие заставляет Оникс почти застонать, хоть она и пытается сдержать этот порочный звук, загнать внутрь себя… Хоть на несколько минут отсрочить свое падение в этот омут, в темную бездну искушения, боли и чужой власти…

– Назови мое имя…

Она отворачивается, сжимая зубы.

Он смеется. И целует ей шею. Легкое, влажное прикосновение языка к пульсирующей вене… С ним никогда не знаешь, когда поцелуй обернется укусом, а ласка – болью… И от этого ей страшно. Или сладко? Ее тело вибрирует и дрожит, и Оникс вновь пытается с этим бороться, но…

– Упрямая раяна…

Мужская ладонь перемещается, скользит по телу, задевая соски, чуть царапая их. И дальше – очерчивая контур ребер и живота. Чуть медлит, и Оникс хочется закричать… Чтобы не останавливался. Чтобы продолжил. Чтобы подарил ей это безумие, это сладкое и болезненное удовольствие, которое отрицает и ненавидит разум, но до судорог желает тело.

Он смотрит ей в глаза, уже без улыбки. И даже этот взгляд – темный, жесткий, злой, с расширенными зрачками, почти скрывающими зелень радужки, – даже он сводит с ума. В нем столько животного, порочного, яростного вожделения, что Оникс не может удержать стона…

И стоит звуку сорваться с губ, мужские пальцы прикасаются к самой чувствительной точке ее тела… И Оникс выгибается дугой, почти непроизвольно поднимает бедра, желая ощутить его глубже. Толчок и трение, толчок, толчок… Небесные, она близка к краю даже от движения его пальцев, а ведь игра только началась…

Но он снова дразнит, убирает руку, подносит к ее губам.

– Оближи.

Его голос хриплый, он тяжело дышит, он напряжен еще сильнее, чем непокорная раяна. В его глазах бездна и тьма, которым нет сил сопротивляться.

И она приоткрывает губы, касается пальцев языком. Он хрипит, почти рычит, не отрывая взгляда от ее губ. Смотрит, как двигается язык – от ладони до подушечки… А потом Оникс втягивает их в рот, выталкивает языком и втягивает снова, и мужчина вжимается в ее тело своей тяжестью, позволяя ей почувствовать силу своего возбуждения…

– Назови мое имя.

– Ран.

* * *

Она не проснулась – очнулась. Тело, покрытое испариной, дрожало, в горле пересохло, а на губах вкус…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное