Марина Сухомлинова.

Современный англоязычный академический дискурс. Генезис и жанровая специфика



скачать книгу бесплатно

Юридический дискурс как результат категоризации и концептуализации действительности: на материале предметно-терминологической области «Международное частное право», 2007); судебный дискурс (Палашевская И. В. Судебный дискурс: функции, структура, нарративность, 2013); музыкальный дискурс (Богданов А. В. Лингвокультурные характеристики афроамериканского рэп-дискурса, 2007); научный дискурс (Мишанкина Н. А. Лингвокогнитивное моделирование научного дискурса, 2010); виртуальный дискурс (Лутовинова О. В. Лингвокультурологические характеристики виртуального дискурса, 2009); воспитательный дискурс (Цинкерман Т. Н. Лингвопрагматическая специфика стилей общения в англоязычном воспитательном дискурсе, 2014); рекламный дискурс (Кочетова Л. А. Английский рекламный дискурс в динамическом аспекте, 2013); стоматологический дискурс (Костенко В. Г., Сологор И. Н., Знаменская И. В. Когнитивные аспекты реализации категории интердискурсивности в дискурсе стоматологии, 2014); PR-дискурс (Русакова О. Ф., Русаков В. М. PR-Дискурс: Теоретико-методологический анализ, 2008; Оломская Н. Н. Прагматические и функциональные аспекты формирования дискурса PR (на материале исследований теледискурса, радиодискурса, компьютерного дискурса и рекламного дискурса), 2011); спортивный дискурс (Малышева Е. Г. Русский спортивный дискурс: теория и методология лингвокогнитивного исследования, 2011) и другие типы. Кроме того, в новейших работах исследуются отдельные аспекты дискурса, например, таксономические параметры (Кибрик А. А. Модус, жанр и другие параметры классификации дискурсов, 2008; Приходько А. Н. Таксономические параметры дискурса, 2009); презентационная теория (Олянич А. В. Презентационная теория дискурса, 2004).

Многочисленные теории дискурса разрабатываются представителями не только отечественной, но и зарубежной науки. Так, дискурс рассматривается в критической парадигме (Пекот Т. Рефлексия как самоидентификация в критическом дискурс-анализе, 2010; Водак Р. Критическая лингвистика и критический анализ дискурса, 2011); в интердисциплинарном и интерпарадигмальном контекстах (Hyland K. Stance and Engagement: a Model of Interaction in Academic Discourse, 2005; Поправа М. Исследование дискурса как интегрированной гуманитарной науки, 2010); в национальных языках (Зимны Р. Исследования публичного и городского дискурсов в университете Казимира Великого, Польша, 2010; Маркович А. Исследования дискурса в Минском государственном лингвистическом университете, Беларусь, 2010; с позиций прагмалингвистики и стилистики (Зимны Р. Анализ дискурса в поле этно– и прагмалингвистики, 2010) и т. д. Наряду с этим исследуется социализация в академической коммуникации (Duff P. A. Problematising Academic Discourse Socialisation, 2007); статус и опыт применения дискурсивных исследований в переводе (Bennet K.

English Academic Discourse: Its Hegemonic Status and Implications for Translation, 2008); жанровые характеристики академического дискурса (Gomez I. F., Fortuno B. B. Spoken Academic Discourse: An Approach To Research On Lectures, 2005) и т. д.

В связи с тем что в фокусе настоящей монографии находится современный англоязычный академический дискурс, хотелось бы отдельно упомянуть авторов и новейшие работы, в которых исследуется академическая коммуникация в русле теории дискурса. В рамках новейших исследований в отечественной и зарубежной лингвистике академический дискурс изучают в структурно-функциональном, лингвокультурологическом, коммуникативном аспектах: исследуются национальная маркированность институциональных сфер общения в рамках академического дискурса; рассматриваются общие и специфические языковые средства решения универсальных коммуникативных проблем генерации, распространения, сохранения и верификации научного знания в академическом дискурсе на примере нескольких лингвокультур (Бурмакина, 2014), исследуются лексикограмматические маркеры хеджинга (приёма, используемого для снижения уровня категоричности высказывания) как социолингвистические средства конструирования идентичности говорящего в академической коммуникации (Ветрова, 2012; Hyland, 1998), описываются ирония в академическом дискурсе (Шилихина, 2013), ценности академического дискурса (Зубкова, 2010), интонационные черты презентаций в англоязычном академическом дискурсе (Цымбал, 2013), гендерная специфика выражения согласия / несогласия в академическом дискурсе и её коммуникативно-прагматическая значимость (Кирилина, 2010). Кроме того, исследованию подлежат дискурсивные маркеры (R. Povolna) и когнитивная модальность в разговорном академическом дискурсе (L. Song). Академический дискурс также изучается в рамках одного жанра (например, Степаненко А. А. Академический дискурс на примере лекций на китайском языке, 2013). Наряду с этим современный академический дискурс в английском и русском языках рассматривается как культурно-специфический феномен (Хутыз И. П. Академический дискурс: культурно-специфическая система конструирования и трансляции знаний, 2015) и т. д.

Актуальность новейших исследований обусловлена возросшим интересом современной лингвистики к проблемам коммуникативного взаимодействия, к изучению языка в тесной связи с практической деятельностью человека. В настоящее время анализ дискурса в различных его аспектах всё больше приобретает междисциплинарный характер. Учёные получают новые возможности проведения лингвистического и экстралингвистического анализа институциональных форм дискурса с опорой на взаимосвязь, взаимодействие и взаимозависимость дискурсивного и социального опыта.

Цель современных исследований дискурса заключается в выявлении единиц языка, обладающих потенциалом манипулятивного воздействия на сознание масс, в выделении и описании языковых средств конструирования ментальной картины политического мира; в анализе художественного дискурса на нескольких уровнях: с точки зрения ритмики, лексики, грамматики, субъектной структуры, национальной языковой специфики; в выявлении языковой специфики аналитической разновидности современного дискурса масс-медиа на материале разных языков. Кроме этого, исследователи ставят целью изучить метафоры и игру слов в речи политических деятелей, выявить наиболее эффективные способы построения метафор как приёмов политического воздействия, раскрыть механизм формирования лексики популярного экономического дискурса и установить её место по отношению к высоко терминологичному языку профессионального экономического дискурса, выявить характер их взаимодействия и показать специфику популярного экономического дискурса. Наряду с этим в русле дискурсивных исследований лингвисты пытаются объяснить особый характер функционирования когнитивной метафоры, проанализировать лингвистические аспекты реализации комического в новостных масс-медийных жанрах, построить презентационные теории дискурса, представить многоаспектный анализ речевого поведения учителя на уроке. Цель ряда работ состоит в многофакторном исследовании и описании юридического дискурса как одного из социальных вариантов языка, в характеристике судебного дискурса с позиций его функций, структуры и способов презентации. Также исследуются механизмы научной эпистемологии и роль когнитивно-дискурсивного моделирования в научной деятельности, выявляются специфические особенности и конститутивные признаки дипломатического дискурса, типовые свойства и стратегии дипломатической коммуникации, лингвистические особенностей документов дипломатической переписки и установление функциональных параметров вербальной ноты в рамках дипломатического дискурса. Целью описания воспитательного дискурса как разновидности педагогического является его параметрическое моделирование, т. е. комплексное описание лингвопрагматической специфики стилей воспитывающего общения, отражающих прагматику речевых действий в англоязычном воспитательном дискурсе. Исследователи дискурса рекламы видят своей целью выявление основных тенденции эволюции английского рекламного дискурса. Одна из целей исследования институционального академического общения заключается в описании общения данного типа с учётом интегративной сущности дискурса, т. е его конститутивных признаков, иерархии жанров, прагмалингвистических характеристик, а также в выявлении национально-культурной специфики академического дискурса.

Объектом новейших дискурсологических исследований являются устные и письменные тексты агитационной направленности; аналитическая разновидность дискурса масс-медиа в русском и английском языках; роль игры слов и метафоры в речи политиков, а также фоносемантическое воздействие метафоры и игры слов на реципиентов; новостной массмедийный дискурс инкорпорирующего типа, включающий в себя в качестве составной части комический дискурс (Лохова, 2007; Кардумян, 2011; Бочарова, 2013); педагогический и учебно-педагогический дискурсы (Антонова, 2007; Самкова, 2014); гетерогенные языковые единицы, функционирующие в пространстве юридического дискурса и формирующие предметно-терминологическую область «Международное частное право» как его информационно-прагматический фрагмент (Колесникова, 2007); научный дискурс как сложный синтетичный лингвокогнитивный феномен особого типа (Мишанкина, 2010); стиль воспитывающего общения как система коммуникативных действий взрослого, реализующих один из возможных вариантов использования средств языка в англоязычном воспитательном дискурсе (Цинкерман, 2014); английский рекламный дискурс в диахроническом аспекте (Кочетова, 2013) и т. д.

В качестве предмета исследования лингвисты выбирают лингвистические параметры художественного дискурса: его интерсубъективность, паремийность, разделение на субдискурсы, употребление тропов и других приёмов, уникальный характер его субъектно-стилистической структуры, семантику неординарного употребления грамматических форм (Бройтман, 2012); языковую специфику аналитических статей как письменной фиксации аналитической разновидности дискурса масс-медиа (Кардумян, 2011); метафору и игру слов в аутентичных выступлениях политических деятелей на русском и английском языках (Лохова, 2007; Бочарова, 2013). Наряду с этим предметом исследования выступают словообразовательные механизмы, действующие в сфере лексики популярных экономических статей, функциональные особенности специальных слов и выражений, их место и роль в процессе формирования популярного экономического дискурса, взаимодействие общеупотребительной, общенаучной и специальной терминологической лексики и специфика экономической лексики в текстах данного типа (Петушинская, 2008).

В рамках новейших исследований предметом изучения дискурса стали его презентация, т. е. многоплановая и многоуровневая драматургическая организация коммуникативного поведения (Олянич, 2004); речевое поведение учителя в процессе педагогического взаимодействия с учеником на разных этапах уроков различных типов (Малышева, 2011); механизмы лингвокогнитивного моделирования, параметры и базовые модели, формирующие русский научный дискурс и отражающие специфику русского научного мышления, а также соотношение научного мышления и общегносеологических механизмов (Мишанкина, 2010); лингвопрагматические особенности стиля воспитывающего общения, определяющие национально-культурную специфику речевого поведения взрослого в типовых ситуациях воспитательного дискурса (Цинкерман, 2014); тенденции развития семиотических, коммуникативно-прагматических, жанрово-стилистических и аксиологических характеристик английского рекламного дискурса (Кочетова, 2014); дискурсивно-интегративные и культурно-конвенциональные особенности академической коммуникации (Хутыз, 2015).

Многоаспектный характер исследования разных типов дискурса требует привлечения комплекса методов исследования. Так, метод компонентного анализа лексики применяется для экспликации лексического значения; метод классификации и систематизации языкового материала по определённым критериям используется для обработки результатов исследования; с помощью метода дедукции формулируются обобщённые выводы на основании частных языковых фактов. Общенаучные методы – сопоставления, обобщения и описательный метод – помогают при обобщении и интерпретации результатов исследования. Также широко используются общенаучные методы индукции, гипотетико-дедуктивный метод, метод лингвистического описания, метод сплошной выборки, когнитивно-дискурсивный анализ, моделирование, сопоставительный анализ, методы контекстологического анализа и количественного подсчёта, метод алгоритмизации и метод лингвистически ориентированного дискурс-анализа. Наряду с этим, в исследованиях привлекаются элементы контекстуального, лингвостилистического, риторического и интент-анализа, когнитивные методики.

Таким образом, новейшие исследования в области дискурса свидетельствуют об огромной популярности дискурсивного подхода к изучению и описанию языковых явлений. Теории дискурса разрабатываются представителями и отечественной и зарубежной науки. Цели современных дискурсивных исследований разноплановы и многообразны: от исследования и описания определённого дискурса как одного из социальных вариантов языка, до изучения иронического и комического в дискурсе. Объектом новейших дискурсивных исследований являются устные и письменные тексты различной направленности в разных национальных языках. Предмет исследование также варьируется: им становятся разноуровневые языковые единицы, лингвистические параметры дискурса, метафоры и игра слов, механизмы лингвокогнитивного моделирования дискурса и т. д. Методологическая база теорий дискурса носит комплексный, междисциплинарный характер, а их предметная область открыта для дальнейшего расширения и пополнения.

1.1.2. Определение понятия «дискурс» в лингвистике

Несмотря на обилие определений понятия дискурс в лингвистической литературе, оно до сих пор находится на стадии становления. Как любое новое явление, теория дискурса претерпела в своём развитии несколько трактовок, что обусловило многозначность данного термина. Анализ употребления термина, начиная с его первоначального появления в работе З. Хэрриса «Discourse Analysis» в 1952 г., позволил выделить четыре основных пункта его использования, а именно: 1) собственно лингвистическое, где дискурс мыслится как речь, вписанная в коммуникативную ситуацию; 2) дискурс, используемый в публицистике, восходящий к французским структуралистам; 3) дискурс, используемый в формальной лингвистике; 4) дискурс как вид речевой коммуникации, как единица общения (Григорьева, 2007 : 20).

В современной лингвистике понятие дискурс стало полипарадигматическим образованием. Дискурс находится в сфере интересов сразу нескольких гуманитарных наук и исследовательских направлений, а именно: лингвистики, культурологии, философии и логики, литературоведения, семиотики, социологии, компьютерной лингвистики и искусственного интеллекта, психологии, антропологии и этнологии, теологии, историографии, педагогики, юриспруденции, теории и практики перевода, коммуникационных исследований, политологии и др. Следовательно, сегодня анализ дискурса представляет собой междисциплинарную область знания.

В философии XX в. под дискурсом понимается монологически развиваемая языково-речевая конструкция, например, речь или текст. В связи с тем что однозначной трактовки понятия дискурс в философии на данный момент не существует, часто под ним имеется в виду последовательность совершаемых в языке коммуникативных актов: разговор; диалог; письменные тексты, содержащие взаимные ссылки и посвященные общей тематике, и т. д. Дискурс связывают с такой активностью в языке, которая соответствует специфической языковой сфере и обладает специфической лексикой (включая терминологическую). Кроме того, продуцирование дискурса происходит по определённым правилам синтаксиса и с определённой семантикой. Дискурс тем самым зарождается в определённом смысловом поле и призван передавать определённые смыслы, нацелен на коммуникативное действие со своей прагматикой. Определяющим критерием дискурса оказывается особая языковая среда, в которой создаются языковые конструкции. Поэтому сам термин «дискурс» требует соответствующего определения (аттрибутива) – «политический дискурс», «научный дискурс», «философский дискурс» и мн. др. По данной интерпретации «дискурс – это “язык в языке”, т. е. определенная лексика, семантика, прагматика и синтаксис, являющие себя в актуальных коммуникативных актах, речи и текстах» (Гутнер, Огурцов, 2010 : 270–271).

Во второй половине ХХ в. англо-саксонские лингвисты рассматривали дискурс нетрадиционно, как особый текст. С их точки зрения, он обладает всеми присущими текстам особенностями и должен рассматриваться именно как текст. В этой связи Э. Бенвенист, который ввёл термин «дискурс» в лингвистику, определяет его как речь, присваиваемую говорящим, в противоположность повествованию, которое разворачивается без эксплицитного вмешательства субъекта высказывания (Бенвенист, 1974 : 129). Значительно позже представители англосаксонской лингвистической школы осознали, что дискурс – это не столько присущая тексту особенность, сколько некая стоящая за этой особенностью система, в первую очередь грамматическая (Дейк, Кинч, 1988 : 154).

Попытку дать подробное определение понятия дискурса предпринял Т. А. Ван Дейк. Под дискурсом учёный понимает:

1. В широком смысле: коммуникативное событие, происходящее между говорящим, слушающим (наблюдателем и др.) в процессе коммуникативного действия в определённом временном, пространственном и прочем контексте. При этом коммуникативное действие может быть речевым, письменным, иметь вербальные и невербальные составляющие. В качестве примера автор приводит обыденный разговор с другом, диалог между врачом и пациентом, чтение газеты.

2. В узком смысле: текст или разговор, т.е. дискурс в самом общем понимании – это письменный или речевой вербальный продукт коммуникативного действия.

3. Конкретный разговор.

4. Определённый тип разговора.

5. Жанр (например, «новостной дискурс», «политический дискурс», «научный дискурс»).

6. Дискурс как социальная формация. В этом смысле понятие «дискурс» относится к специфическому историческому периоду, социальной общности или к целой культуре (например, «коммунистический дискурс», «буржуазный дискурс» или «организационный дискурс») (Дейк, 1999 (a)).

В понимании французского лингвиста Н. Фарклау, дискурс – это язык как форма социальной практики (Fairclough, 1989 : 20). Это означает, во-первых, что язык – это часть общества; во-вторых, что язык – это социальный процесс; в-третьих, что язык – это социально обусловленный процесс (Fairclough, 1989 : 22).

Отечественные лингвисты также дают определение понятию «дискурс». Например, Ю. С. Степанов определяет этот феномен как «язык в языке», но представленный в виде особой социальной данности. Дискурс реально существует не в виде своей «грамматики» и своего «лексикона». Дискурс существует прежде всего и главным образом в текстах, но таких, за которыми встает особая грамматика, особый лексикон, особые правила словоупотребления и синтаксиса, особая семантика, в конечном счёте – особый мир. В мире всякого дискурса действуют свои правила синонимичных замен, свои правила истинности, свой этикет. Дискурс – это «возможный (альтернативный) мир» в полном смысле этого логико-философского термина. Каждый дискурс – это один из «возможных миров» (Степанов, 1995 : 43–44).

По мнению В. В. Красных, «дискурс есть вербализованная деятельность, понимаемая как совокупность процесса и результата и обладающая как собственно лингвистическим, так и экстралингвистическим планами». При рассмотрении дискурса с точки зрения результата дискурс предстаёт как совокупность текстов, порождённых в процессе коммуникации. При анализе дискурса как процесса дискурс представляет собой вербализуемую («здесь и сейчас») речемыслительную деятельность. В. В. Красных отмечает, что дискурс имеет два плана – собственно лингвистический и лингво-когнитивный. Первый связан с языком, манифестирует себя в используемых языковых средствах и проявляется в совокупности порождённых текстов (дискурс как результат). Второй связан с языковым сознанием, обусловливает выбор языковых средств, влияет на порождение (и восприятие) текстов, проявляясь в контексте и пресуппозиции (дискурс как процесс) (Красных, 2001 : 200–201).

Ряд исследователей считают, что дискурс отражает культурно-историческое и социальное бытие коммуникантов и обусловливает их коммуникативное поведение. В то же время необходимо помнить, что дискурс как феномен живого общения, находится под влиянием культурно-исторических факторов (Осипов, 2011). Так, Н. Н. Миронова рассматривает дискурс как речевой поток, как язык в его постоянном движении, вбирающем в себя всё многообразие исторической эпохи, индивидуальных и социальных особенностей как коммуниканта, так и коммуникативной ситуации, в которой происходит общение. В дискурсе отражается менталитет и культура как национальная, так и индивидуальная, частная (Миронова, 1997 : 9).

Г. Г. Слышкин усматривает связь дискурса с концептом: «Как и всякий артефакт культуры, любая единица языка или речи может служить основой для образования в коллективном сознании лингвокультурного концепта. Это касается и дискурса… Дискурс будет являться объектом, а концепт – инструментом анализа» (Слышкин, 2000 : 38–39).



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6