Марина Рябоченко.

Здравствуй, Тунис! Путевые заметки о стране, тунисцах и иных людях



скачать книгу бесплатно

© Марина Рябоченко, 2017


ISBN 978-5-4485-6263-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Предисловие

Я приехала на отдых в Тунис без каких-либо ожиданий и надежд, влекомая простой мыслью отдохнуть и покупаться. И уж совсем не думала о том, чтобы писать книгу – сегодня о любой точке планеты можно найти любую информацию в сети!

Но, ступив на тунисскую землю, я была с первых же минут очарована этой страной и с этих же минут поняла, что не смогу удержать пера…

Начав свои записи еще во время отдыха, планировала назвать книгу «Мой Тунис». Потом поняла, что это слишком самонадеянно. Мой взгляд на чужую страну за двенадцать дней – всего-навсего крошечный штрих в общей картине этой прекрасной, с древней и бурной историей, земли. Я успела с ней только поздороваться…

В книге собраны не только заметки об увиденных городах, но и впечатления о людях – и о тунисцах, и об их гостях. Каждый из них занял свое место в моем сердце и добавил свои особые краски в общую копилку впечатлений от страны, да и вообще жизни – а ее течение невозможно остановить государственными границами.

День первый

Он начался задолго до нашей поездки…

Лет десять тому назад на перекрестке около нашего дома долгое время висела реклама отдыха в Тунисе: симпатичная девушка на фоне синего моря лучезарно улыбалась всем прохожим, и мне тоже. Слово Тунис, написанное ярко-синим, меня не притягивало – в те годы для него в моей жизни не было места, в том числе и по причине дороговизны отдыха на заграничных курортах.

И вот мы с дочкой Марианной решили все-таки поехать отдыхать за границу. Поездку наметили с первого дня отпуска – с 1 июня. Пометавшись несколько дней перед выбором – Болгария или Тунис – решили отправиться в Тунис: в начале лета там должно быть теплее. Скопленных за полгода денег хватило на 12 дней отдыха в трехзвездочном отеле с полупансионом в городе Хаммамет. Мы выкупили путевки за месяц за отъезда и за суетой рабочих будней благополучно забыли о Тунисе. Ближе к концу мая иногда напоминали друг другу о предстоящем отъезде – нужно подобрать гардероб, разузнать в сети, что там интересно посмотреть.

Но… Чемодан складывали в последний день, распечатку о достопримечательностях сделали за несколько часов до отлета. Марианка весь день перед вылетом провела на работе, я же сводила концы с концами: бегала по магазинам, покупая еду для папы, шлепки и мочалку для Туниса. Вечером был фуршет по случаю закрытия очередного сезона в нашем Центральном Доме актера – и я, и Марианка работаем в этом замечательном месте. Начинался фуршет в девять вечера, и чтобы попасть вовремя, мне нужно было бы выйти из дома в восемь – уже с остатком багажа. Я могла это сделать, но только прихватив с собой в нагрузку плиту и гороховый суп, который варила для папы.

В 23—00 я появилась в холле ЦДА. Беспорядочно расставленные стулья, пустые столы и небольшая кучка людей посреди зала свидетельствовали о том, что праздник подошел к концу.

Ровно в полночь от Киевского вокзала отходил аэроэкспресс во Внуково.

– Мама, давай не будем бежать, все равно не успеем… Я смотрела в сети – аэроэкспрессы ходят регулярно. Следующий в час ночи, потом в два…

– Это точно?

– Конечно! Я же смотрела сегодня!

Мы отошли от входа в ЦДА, когда минутная стрелка часов перевалила за цифру 6. Спокойной походкой направились к метро, так же не торопясь вышли к Киевскому вокзалу. Ночью на улицах даже у вокзала пустынно. Пришлось обратиться к киргизу, подметающему тротуар. Он подсказал, в каком направлении находятся кассы, но его наводка оказалась неправильной. Второй киргиз был более сведущ. Мы вплыли в кассовый зал.

– Два билета на аэроэкспресс, – попросила я у кассирши.

– Что, куда?

– На аэроэкспресс билеты! Мы что, не туда пришли?

– Да он отходит через две минуты! Последний! Следующий в шесть утра! Бегите прямо и направо!

Стуча каблуками и громыхая колесами чемодана, то и дело переворачивающегося на пузо от излишней скорости, выбежали на платформу и успели заскочить в первый вагон экспресса. Поезд тронулся…

– Как же ты смотрела? – обрушила я свое возмущение на дочку. – Это чудо, что мы в поезде! Могли и не успеть…

– Но ведь успели!

Нам совершенно не верилось, что мы куда-то едем, да и не куда-то – а в саму Африку!

В аэропорту Внуково коротали время на жестких стульях кафе Крошка-картошка. Хотелось есть, пить, спать… Выручили шоколад, банан, а также начавшаяся заблаговременно регистрация на рейс.

Как же много родителей с детьми! Чада от трех лет бегают, прыгают, кричат и не дают ни минуты покоя ни своим родным, ни ожидающим в очереди. Совсем малыши кричат, восседая на руках отцов или матерей… Все взрослые измочалены усталостью, а дети фонтанируют энергией.

И вот зона вылета. Ранний московский рассвет уже набрал силу, представив в ясности утра огромный двухэтажный Боинг, на котором нам предстояло лететь! При посадке выяснилось, что нам достались билеты на второй этаж – это было второе чудо за сегодняшнюю ночь! По сравнению с теснотой и многолюдностью нижней палубы здесь, на второй, просто райские условия – тишина, свежий воздух и всего пять соседей в ряду, вместо девяти! Сев в кресло и пристегнувшись, я, не дожидаясь взлета, уснула. Просыпаясь от того, что сводило шею, ноги, руки, поняла, что ночь существует не случайно, а для того, чтобы мы могли вытянуть поудобнее все свои члены, дать им возможность расслабиться и отдохнуть. Сон сидя – это просто кошмарный сон!

В Африке приземлились в семь утра по местному времени. Оформив таможенные декларации и получив багаж, мы вышли за пределы границы – на тунисскую землю! Как же это уже разогретое солнцем утро напомнило мне любимый Крым, аэропорт в Симферополе! И своим ярко-синим небом, и диковинными цветами, обвивающими ограды вдоль автобусного перрона! Среди пышно цветущих растений узнала восковой плющ с гроздями небольших пьяно пахнущих белых цветов и толстыми, словно покрытыми воском, листьями. Да ведь это старый знакомец! Точно такой оккупировал весь подоконник на кухне у моей сестры! Я сразу почувствовала себя как дома.

Дорога из аэропорта Энфида в Хаммамет заняла часа два времени вместо одного. Мы останавливались раз семь, выпуская около очередного отеля пассажиров. В Хаммамете вся прибрежная линия усыпана отелями. Въезжая на их территории, видели белоснежные здания, пальмы и цветущие кустарники. Наш Резиденс Махмуд оказался последним в очереди. Ни ограды, ни зеленых насаждений… Белая мраморная лестница отеля упирается в узкий тротуар улицы города. Водитель любезно подхватил наши вещи, за ним пошли и мы. За стеклянными дверями открылся небольшой овальный холл, обставленный без пышности, но со вкусом и уютно. А сквозь стеклянные двери напротив центрального входа просматривался залитый солнцем внутренний дворик с фонтаном посередине и рядами столов под тентами, огромным количеством ваз и горшков с кактусами, гортензиями, вьюнками… Это ресторан отеля, здесь можно пообедать, так как на завтрак мы уже опоздали.

Портье понес наши вещи в номер на втором этаже. Мы очутились в чудесной комнате: покрывала, обивка мебели, шторы и даже керамические светильники были выдержаны в розово-золотистых тонах. Раскрыв шторы, увидели за стеклянными дверями большой балкон, а за балконом – высоченные кипарисы, обвитые пышно цветущей бугенвиллией! Впервые видела это растение. Вьющиеся плети бугенвиллий оплетают собой пальмы, кипарисы, изгороди и глухие стены заборов. Они густо, так что не видно зеленых листьев, усыпаны цветами – ярко-розовыми, красными, оранжевыми, белыми… Тонкие лепестки словно иссушены солнцем, лишены аромата, а по форме напоминают полусложенные крылья бабочек.

Наш первый и последний обед в Тунисе оказался вкусным и недорогим. Горячий суп и чай с лимонов взбодрили, придали сил. Доллары мы разменяли у портье на ресепшн. Курс в Тунисе един для всей страны и нет смысла бегать по банкам – так подсказала гид Ирина, встретившая нас в аэропорту Энфида.

Первый маршрут – на пляж. Всего три минуты ходу – перейти через дорогу перед отелем, потом по каменным ступенькам чуть вниз, затем опять неширокая дорога, и вдоль белоснежного высокого забора, через который свешиваются ветки акации и огромные листья веерных пальм – к морю, которое уже видно, уже манит, уже радует своим близким присутствием…

День выдался не жарким, с то и дело набегающими на солнце облаками. Крепкий ветерок гнал к берегу средиземные волны, не очень высокие, с редкими белоснежными пенящимися шапками на гребнях… Мы разулись и ноги сразу утонули в мягчайшем белом песке, какого я еще никогда не видела. Правда и то, что мой пляжный опыт до этой минуты ограничивался курортами Кавказа и Крыма. Пляж отеля Махмуд невелик – всего с десяток зонтиков, сплетенных из травы, да по два лежака под каждым – и абсолютно пуст! Вода показалась прохладной, но Марианка решила открыть сезон, а я осталась на берегу беречь силы, чтобы прожить этот утомительный день до желанного сна.

Я сидела на лежаке в самом центре пляжей, убегающих полукругом направо и налево по границе просторной бухты. Справа она оканчивалась еле видными сейчас в туманной дымке невысокими горами, а слева – желтоватыми стенами крепости. Ни единого человека вокруг, только Марианка плыла все вперед и вперед по огромному морю. Ее путь не был прегражден ни волнорезами, ни буйками, и я стала волноваться и беспокойно ерзать на месте, щуря глаза и пытаясь разглядеть в набегающих волнах голову своей дочки. И вдруг на приличном расстоянии от берега Марианка встала в полный рост! Морская вода была ниже ее колена! Дочка помахала мне рукой и уже пошла вперед, ища глубины. Только на следующий день я сама испытала этот берег. Оказывается, довольно далеко от кромки воды в море была песчаная отмель, широкая и длинная, на которой можно было передохнуть, поплескаться и плавать безбоязненно, в буквальном смысле шаркая коленями по дну!

В три часа в отеле нас ждал отельный гид. Мы подготовились к этой встрече, прихватив тетрадку и ручку. Тунисец Рами – высокий, с большими карими глазами и гладким лицом – очень прилично говорил по-русски. Рами рассказал о самых интересных экскурсиях, которые может предложить Тунис. Это поездка в Карфаген и Сиди-Бу-Саид, стоимостью всего 44 доллара на человека, увлекательное двухдневное путешествие по Сахаре – с катанием на верблюдах, ездой на квадроциклах – по 120 долларов, посещение зоопарка, винного завода… Рами был красноречив и напорист и мы чуть было не выложили свои денежки. Останавливало то, что выложи мы их – останемся на всю поездку с пустыми карманами. Выторговав время на «подумать», на всякий случай поинтересовались, есть ли возможность посмотреть что-либо самостоятельно? Рами удивленно вытаращил глаза. Он не ожидал услышать такое.

– А как вы поедете? Автобусы ходят не по расписанию, можно стоять на остановке час… А так – на автобусе туда и обратно, экскурсоводы русские, все расскажут… У портье есть мой номер, звоните, когда решите.

До ужина оставалось еще два с лишним часа. Следующий маршрут наметили по Хаммамету – искать фруктовую лавку. Еще в Москве прочла в сети правила для женщин, отдыхающих в мусульманских странах. В курортных местах одежда могла быть вольной – и шорты, и майки, а вот в городе советовали длинные платья, блузы, закрывающие плечи и локти… Оделись соответственно случаю.

Плавно извиваясь, наша улица поднималась от отеля вверх. Мы медленно зашагали по ней, то и дело поворачивая головы то вправо, то влево… Именно так и прожили все двенадцать дней.

Хаммамет

Наша улица оказалась почти центральной. По обе стороны ее одноэтажные, двухэтажные и изредка – трехэтажные дома, все белого цвета. В одноэтажных – пиццерии, кафе, магазины, в витринах которых представлена обычная одежда и обувь европейского стиля. Автозаправки чередуются с одноэтажными аптеками, уютными кондитерскими с вымытыми до блеска стеклянными дверями и прочими торговыми точками. Прямо на тротуаре, под стенами магазинчиков, лежат одеяла и расшитые узорами подушки, стоят пластиковые ведра, стулья, миски, висят гроздями на каких-то подпорках глиняные горшки…

Продуктовые магазины маленькие и тесные, порой с одним прилавком. В мясной лавке прямо у входа висит голова быка, качаются на крюках туши барашков или свиней… В рыбной в усыпанных льдом поддонах сверкает серебром чешуи мелкая и средняя рыбешка. Лотки с рыбой выползают из магазина прямо на тротуар и прохожие обходят их стороной. В продовольственных лавках, как бы миниатюрны они ни были, можно купить почти все – начиная от корма для кошек, который стоит прямо у порога, на тротуаре, до мыла и тряпок для уборки.

Жилые дома – как крепости. С улицы признаков жизни не видно: все окна наглухо закрыты плотными ставнями, балконы пусты. Тунисцы очень вольно относятся к строительству. В первом этаже уже может идти торговля, на втором – жить люди, а третий может только строиться – торчат из стен железные пруты, лежат груды кирпичей… Стены тунисских домов прочные, толстые. В жару они спасают от зноя, а в зимние дождливые месяцы – от холода.

Направо и налево от нашей центральной убегают более мелкие улочки. Те, что слева, заканчиваются на окраине города. Дома повыше, но обшарпанные и неухоженные, почти нет магазинов. А вот если идти направо, по направлению к морю… У самого побережья, на первой линии, тянется череда небольших отелей и частных вилл. Высокие белоснежные заборы скрывают жизнь их обитателей от постороннего взгляда. Прохожий видит только плотно закрытые двери в заборах, всегда богато украшенные ковкой, да любуется пышным цветением бугенвиллии, свисающей почти до тротуара. Во второй линии, между виллами и нашей улицей – бедняцкий квартал. Здесь в основном двухэтажные дома на два-три подъезда. Сквозь открытые двери можно мельком увидеть крутую лестницу наверх, ступени которой даже в самом убогом доме будут украшены расписной керамической плиткой. Бегают по улице дети. Здесь нет детских площадок с горками и качелями – мы, кстати, их не видели ни в одном городе. Дети просто тусуются на улице, перебегая от дома на соседний пустырь и обратно.

Сидят около помоек коты. В Тунисе их очень много. Собак не видели ни разу – только слышали лай нашего сторожевого пса в отеле, которого выпускали из будки по ночам – а кошек встречали неоднократно. Они не похожи на московских дворовых котов. Тощие, на длинных ногах, с худыми мордами и часто запуганными и злыми глазами, они кучкуются на помойках, жмутся у дверей кафе и продуктовых лавок. Их не хочется погладить и вряд ли с ними можно подружиться – при твоем приближении кошки поднимают истошный крик.

Улицы Хаммамета бедны зеленью. На круговых перекрестках, как правило, клумбы: в середине пальма или ветвистый кактус, вокруг цветы, среди которых знакомая нам и любимая мною петунья. Вся растительность живет во дворах, за заборами. Но редкие деревья вдоль улиц все же есть. Акации аккуратно выбелены и подстрижены, шелковица растет пышно и раскидисто, роняя свои ягоды на тротуар и окрашивая его в черный цвет. Как же я соскучилась по этому вкусу, ни с чем не сравнимому и ни на что не похожему вкусу шелковичных ягод! Как я объедалась ими в детстве, пока жила на Украине. Для меня встреча с вами – это теплый привет с родины.

Центральная набережная начинается сразу от стен Медины. Длинная и широкая аллея, по обеим сторонам которой стоят стройный высокие пальмы. Медина – это старый город, исторический центр Хаммамета. Одной своей крепостной стеной он выходит к морю, справа – набережная, слева – мусульманское кладбище, строгость и покой которого не тревожат ни гудки автомобилей, ни крикливые голоса торговцев…

На мусульманские кладбища нельзя заходить иноверцам. Мы это узнали позже, из путеводителя, уже посетив это место. Единственным оправданием нашего поступка может быть только глубокое уважением к покою усопших. Здесь нет пышных и высоких надгробий, оград, лавочек и столиков около могил, венков и свеч. Здесь царят скромность и лаконичность. Могилы отделены друг от друга тонкой полоской сухой желтой земли, по которой можно пройти только одному. Надгробие – это каменный прямоугольник, украшенный керамической плиткой или просто камень в изголовье. На каждом – раскрытый Коран, на каменных страницах которого высечено имя усопшего. Если судить по датам, на этом кладбище хоронили и сто лет назад, и раньше, хоронят и сейчас.

Вплотную к кладбищу примыкает главная площадь в Хаммамете – большой фонтан посередине, много лавочек для отдыха. Бегают дети, отдыхают на скамейках их родители, тусуются туристы, торговцы предлагают жаренные орешки, лукум и халву… И то, и другое место, разделенные друг с другом лишь невысокой изгородью, ничуть не противоречат друг другу, они объединены одним словом – жизнь.

В низкорослости города взлетают вверх только минареты мечетей. Мечети редко имеют вокруг себя какое-то особое пространство, как правило они плотно зажаты с трех сторон жилыми домами. Пять раз в день из них раздается пение муэдзинов, приглашающих к молитве. Оно плывет над городом, приглушая шум улиц, его слышно везде и отовсюду…

Дороги и крутые парни

Как будущий автомобилист, с первых минут в Тунисе зорко присматривалась к дорогам и к тому, что на них происходит. До глубины души поразило то, что в Хаммамете, одном из крупнейших городов страны, практически нет дорожных знаков. Увидела лишь три или четыре знака «лежащий полицейский», скорость 30 километров – против наших 20!

Нет дорожных знаков, нет пешеходных переходов и светофоров! Ни единого! Каждый раз, переходя дорогу, мы испытывали легкий стресс – нужно было выжидать несколько минут счастливого случая, когда, крепко схватившись за руки, можно было перебежать на противоположную сторону. Только в столице мы имели возможность перейти дорогу на пешеходном переходе, пользуясь подсказкой светофора. В остальных, посещенных нами городах, ситуация та же, что и в Хаммамете.

А движение весьма оживленное! Мчатся по дорогам автомобили разных марок, иные – довольно потрепанные и искореженные, жужжат мотоциклетки… Эти просто кошмарные создания и едут быстро, и издают страшный треск – каждая на свой лад.

На мотоциклетках рассекают дети, взрослые и старики. Водители ведут себя вольно – крутят головами по сторонам, приветственно машут руками туристкам, могут обменяться выкриками или даже поговорить со встречными водителями. Едут по одному, часто по двое, иногда – всей семьей: хозяин, ребенок, замыкает жена. Одной рукой держится за ребенка, другой прижимает к себе ящик или корзину с провизией.

Среди тунисских водителей есть и дамы. Они водят автомобили, летают на мотоциклетках. Плотно закутанные в свои густые мусульманские одежды, смотрятся – особо на мотоциклетках – очень колоритно!

Как тунисские водители справляются с дорожной ситуацией, осталось загадкой. Иногда на перекрестках образовывался легкий коллапс из выехавших на середину авто и мотоциклеток, но при помощи гудков ситуация быстро рассасывалась. Не раз видела, как машины разворачивались посреди дороги, спокойно пересекая сплошную. При этом автомобили с обеих сторон послушно останавливались и ждали окончания маневра. Деваться им некуда: дороги в городах, как правило, двухполосные. Наверное, тунисские водители очень крутые парни, потому что ни одной аварии за двенадцать дней мы не видели! А вот пробки встречали.

Дороги в Тунисе просто исключительные. Дорожное полотно блестящее и гладкое, как поверхность зеркала, и бежать по нему на другую сторону улицы скользко и страшно! Тротуары очень узкие, иной раз настолько, что вдвоем можно идти только гуськом.

Счастливые знакомства

На второй день пришли к морю ранним утром, еще до завтрака. Пенных гребешков не было, но и штиля тоже. Мое первое купание в Средиземном море началось с маленьких открытий – вода в нем более соленая, чем в Черном, более плотная и упругая – она выталкивает тебя на поверхность, и даже такой средний пловец, как я, плавать сможет легко и долго…

Я плавала во всем Средиземном море абсолютно одна! Это было так неожиданно прекрасно, что я не торопилась на берег. А там начинала бурлить жизнь! Появился тунисец, высокий, худой, до черноты загорелый… То, что его зовут Замар и это наш распорядитель на пляже отеля, узнала позже, выйдя на сушу. А пока только видела, как Марианка поздоровалась с ним за руку. Через несколько секунд рядом с ней под зонтиком с плетенной из сухой травы шляпкой уже стояли два лежака. Появилась первая отдыхающая…

На пляже знакомства завязываются стремительно. Через пару коротких фраз «Как водичка?», «Отличная!», я уже вовсю общались со своей тезкой – Мариной из Питера. Она оказалась моей ровесницей, человеком из творческой среды: Марина – режиссер по озвучке. Темы для беседы возникали одна за другой, ну и самая актуальная – как посмотреть страну – всплыла на поверхность.

– Я никогда не езжу на экскурсии, – поделилась Марина. – Дорого и бестолково. Три года назад отдыхала здесь с дочкой, ездили сами.

– Как? – встрепенулись мы с Марианкой.

– Есть волшебное слово «луаж». Садитесь в такси у отеля и говорите: луаж Тунис! И вас привезут на станцию луажей. А в Тунисе скажете «луаж Хаммамет»… Вот, – Марина кивком головы показала на рыжеволосого мужчину, который пришел пару минут назад, – этот человек знает больше меня!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2