Марина Никулина.

Биоэтика и социология: институциональный диалог



скачать книгу бесплатно

Основной идеей глобализации становится мысль о том, что многие проблемы, в том числе и биоэтические, невозможно верно изучить, оценить и решить на уровне одного государства. Формулируя их с точки зрения глобальных процессов, мы неминуемо выходим на необходимость их мирового осознания, анализа и разрешения. Одним из первых знаковых примеров мирового сотрудничества в сфере правового регулирования международных отношений, где впервые прозвучало развернутое обсуждение проблем биоэтики, связанное с «делом врачей» и проведением медико-биологических экспериментов над человеком немецкими врачами вопреки данной ими клятве Гиппократа в годы Второй мировой войны, стал Нюрнбергский процесс. Принятый на нем «Нюрнбергский кодекс» называют первым биоэтическим документом, сформулировавшим биоэтические принципы и правила, несмотря на то что биоэтика как наука оформилась гораздо позже.

Однако нельзя не отметить и негативные последствия процессов глобализации, которые прямо или опосредованно влияют на развитие биоэтики как науки и формирование биоэтических институтов. Процессы интеграции, глобализации в реальной жизни вместо равноправного диалога между культурами инициируют, например, навязывание западных ценностей традиционным культурам, что находит свое подтверждение в насильственной вестернизации культуры, либо вообще навязывание ценностей одной культуры всему миру, так, американизация культуры становится раздражителем во многих регионах земного шара[15]15
  Хренов Н. А. Глобализация в истории становления идеологии модерна // Культура на рубеже XX–XXI веков: глобализационные процессы. М.: ГИИ, 2005. С. 16.


[Закрыть]
. Все это ведет к конфликту ценностей и проблематизирует однозначное определение того, на какие культурные нормы и ценности, на какие образцы поведения и другие культурные характеристики следует опираться конкретному человеку в повседневной жизни и профессиональной деятельности.

3. Стремительное развитие новых информационных технологий влечет усреднение массовой культуры. Э. Тоффлер по этому поводу замечает, что «централизованно разработанные образы, впрыснутые в массовое сознание средствами массовой информации, способствовали стандартизации нужного для индустриальной системы поведения»[16]16
  Тоффлер Э. Третья волна / пер. с англ.; вступ. ст. П. Гуревича. М.: АСТ, 1999. С. 264–265.


[Закрыть]
. Новые информационные технологии включили процесс «культурной гомогенизации», когда аналогичные пристрастия и образцы «культурного потребления» получают популяризацию во всех слоях населения, от привилегированных до малообеспеченных

С. Социальная кул" id="a_idm140104155853776" class="footnote">[17]17
  Ерасов Б. С. Социальная культурология: учебник для студ. высш. учеб. завед. Изд. 3-е, доп. и перераб. М.: Аспект Пресс, 2000. С. 409.


[Закрыть]
.

Происходящий процесс разрушения традиционных норм и ценностей, гарантирующих человеку стабильность существования, характеризуется вместе с тем целенаправленным навязыванием стандартизированных, искусственно сконструированных ценностей, что делает проблематичной свободу самовыражения человека.

Процессы глобализации, научно-технический переворот, информационная революция значительным образом изменяют человеческое бытие. Сжимаются время и пространство, открываются границы, превращая индивидов в граждан мира. Появление такого феномена, как «глобальное информационное сообщество», транслирует прежде всего глобальную унифицированную информационную индустрию, развивающуюся на фоне непрерывно возрастающей роли информации и знаний в социокультурном пространстве. Информация приобретает в обществе новые значения, определяющие все иные жизненные измерения, меняет значение таких фундаментальных понятий, как пространство, время и действие. Ведь глобализацию можно охарактеризовать как процесс укорочения временных и пространственных дистанций. «Сжатие времени» инициирует сжатие пространства. Сокращается время, которое требуется для свершения сложных пространственных действий. Следовательно, каждая единица времени уплотняется, наполняется иным количеством деятельности, многократно превышающим то, которое можно было совершить когда-либо прежде. Ценность времени значительно возрастает. Стремительность биотехнологических инноваций значительно сокращает время, отведенное на этико-аксиологическую оценку их последствий для нашей цивилизации.

4. Социокульурным основанием зарождения медицинской, биомедицинской этики, а значит, и биоэтики принято считать также социальные движения того времени: молодежные революции студентов в Европе, движение «новых левых», хиппи и др.[18]18
  Поттер В. Р. Указ. соч.


[Закрыть]
, движение черных за гражданские права в США, феминистские, экологические и сильное антивоенное движение[19]19
  Фоушин Н. Зачем нужна медицинская этика? [Электронный ресурс]. URL: http://iph.ras.ru/uplfile/ethics/biblio/fotion_2.html (дата обращения: 17.03.2014).


[Закрыть]
.

Антипсихиатрические движения, обращенные против власти медицины над человеком, против ее социально-принудительного характера, полемика по поводу этических аспектов искусственного аборта и легализации абортов, феминистские движения на фоне влияния новых технологий определили социальный контекст и причины появления биоэтики.

В 60-х гг. XX в. в Великобритании, когда шло обсуждение законодательного разрешения абортов, основной упор делался именно на социальный контекст: говорилось о необходимости разрешения абортов бедным женщинам, если они не в состоянии воспитать ребенка. Акт 1967 г. о легализации абортов явился продуктом своего времени, он обсуждался в контексте социальных реформ и либерализации отношений в английском обществе в целом. В 70-х гг. XX в. в центре аргументации оказались права женщины, и в частности ее право на реализацию своей автономии. И только в 80-х гг. XX в. в связи с развитием генетики, микробиологии и эмбриологии одним из центральных дискуссионных вопросов стала проблема статуса эмбриона[20]20
  Wyatt J. Medical paternalism and the fetus // Journal of Medical Ethics. 2001. Vol. 27. P. 15–20. URL: http://jme.bmj.com/cgi/content/full/27/suppl_2/ii15 (accessed: 17.03.2014).


[Закрыть]
.

Появление репродуктивных технологий и контрацептивных средств разделило брак и деторождение. Последствия от применения таких технологий и средств весьма неутешительны – разрушение института семьи, безответственное отношение к вопросам продолжения рода, бесплодие. К сожалению, ни один закон не в состоянии регулировать эти процессы. Кто-то может возразить, увидев в биотехнологиях альтернативу аборту. Но при аборте уничтожается уже зародившаяся человеческая жизнь, а контрацептивы убивают желание иметь детей. Мир давно уже готов изменить отношение к самой интимной стороне своей жизни, однако биоэтическая оценка в большей степени декларативна, а практические действия не поддаются юридической регламентации.

Выделенные социальные движения инициировали широкие научные и общественные дискуссии, предметом которых были моральные проблемы биобезопасности человека, равенства, справедливости, свободы волеизъявления, ненасилия.

5. Кризис в философской этике в середине XX в. – следующая предпосылка формирования биоэтики как самостоятельной отрасли знания. Произошел разрыв между этическими учениями и человеческой практикой, когда теоретические понятия морали становились все более абстрактными, а значит, и трудноприменимыми к реальным ситуациям[21]21
  Апресян Р. Г. Идея морали и базовые нормативно-этические программы. М.: ИФ РАН, 1995. С. 10–11.


[Закрыть]
. Нарушенной оказалась системность и целостность самой этики. П. Д. Тищенко говорит, что «„этик“ в современном мире слишком много»[22]22
  Тищенко П. Д. Угроза множественности и идея гуманитарной экспертизы // Биоэтика и гуманитарная экспертиза. М.: ИФ РАН, 2008. Вып. 2. С. 103.


[Закрыть]
. Т. Х. Энгельгард данный процесс называет революцией в этике 1960-х, которая, в свою очередь, и «породила биоэтику 70-х»[23]23
  Engelhardt T. H. Jr. Global Bioethics: An Introduction to The Collapse of Consensus // Global Bioethics: The Collapse of Consensus / ed. by H. T. Engelhardt. Houston: Jr. Rice University, 2006. Р. 13.


[Закрыть]
. Все это привело к рождению прикладной этики, представляющей собой качественно новый этап развития философской этики, «предметом которой являются практические моральные проблемы, имеющие пограничный и открытый характер»[24]24
  Гусейнов А. А. Размышления о прикладной этике [Электронный ресурс]. URL: http://www.guseinov.ru/publ/Razmyshl.html (дата обращения: 17.03.2014).


[Закрыть]
. Именно такие проблемы изначально и инициировали биоэтический предмет.

6. На рубеже XIX–XX вв. общество вступило в совершенно новый период развития, когда классическая модель культуры, традиционные ценности (Бог, душа, мораль, творчество, духовный аристократизм, индивидуализм) уходят в прошлое. Меняются политические реалии, экономическая ситуация, уровень развития техники, духовный климат. Проблема же заключается в том, что моральные и духовные установки человека не могут меняться с той же скоростью, что и уровень техники, и в XX в. впервые создается уникальная и трагическая ситуация, когда технический прогресс опережает скорость его гуманитарного осмысления. Еще А. Тойнби выдвинул идею об отрицательной зависимости между технологическим и социально-духовным ростом. Человек в этой ситуации ощущает состояние кризиса. Термин «антропологический кризис» крайне популярен сегодня в социально-гуманитарных дисциплинах. Современная ситуация в европейской (и мировой) культуре заставляет вкладывать в понятие «антропологический кризис» новый, более драматический смысл. Речь идет о кризисе человека как биологического вида[25]25
  Суслова Р. А. Культура и антропологический кризис: современное понимание [Электронный ресурс] // Журнальный клуб Интелрос «Credo New». 2011. № 3. URL: http://www.intelros.ru/readroom/credo_new/credo-new-3-2011/11056kultura-i-antropologicheskij-krizis-sovremennoe-ponimanie.html (дата обращения: 17.03.2014).


[Закрыть]
, что становится предметом биоэтики.

Новейшие биотехнологии проблематизировали сложнейшие этико-аксиологические вопросы, связанные с границами вторжения в человеческую жизнь. Принципиально важным становится тот факт, что биотехнологии требуют этической оценки еще на стадии научной разработки, до внедрения в медицинскую практику. Это можно проследить на истории развития медицинской генетики, ЭКО («оплодотворение в пробирке»), суррогатного материнства и др. Процесс внедрения результатов этих методов был достаточно сложным и противоречивым. Например, объявленный в 1971 г. мораторий на разработку метода ЭКО Р. Эдвардсом и П. Стептоу был снят Британским комитетом по медицинским исследованиям только в 1975 г.

Следует также подчеркнуть, что этико-аксиологическая оценка последствий достижений в медицине и новых биотехнологий формируется через интерпретацию событий в исторической перспективе и перспективе национальных традиций, т. е. этические проблемы XXI в. не являлись моральными проблемами для людей, живших двести лет назад, например, целый комплекс проблем вокруг клонирования. То, что какие-то проблемы стали восприниматься в качестве моральных, подтверждает тот факт, что произошли кардинальные изменения в культуре, а сами культуры и отличаются по тому, что они интерпретируют как моральные проблемы, а также по тому, как они определяют правильные способы решения этих проблем. Все это обусловливается историей, традицией, обучением, существующими предубеждениями, жизненным опытом и т. п. Именно в решении проблем биоэтики четко прослеживается социокультурная обусловленность понимания и решения ее проблем.

Бурное развитие наукоемких технологий во второй половине XX в. стало лишь импульсом для поиска путей и способов разрешения давно назревших комплексных этико-аксиологических проблем, инициированных антропологическим кризисом и связанных с разрушением экзистенциальных оснований человека, его духовной и физической целостности, его базовых жизненных ценностей.

7. Изменение врачебных практик повлекло и изменение роли, места, функций медицины в обществе, а в конечном результате сформировался ее переход в новое состояние, что можно считать еще одним основанием появления биоэтики. М. Фуко в книге «Рождение клиники» демонстрирует, как медицина, обретая форму клинического опыта, в начале XIX в. «по полному праву заняла статус философии человека»[26]26
  Фуко М. Рождение клиники. М.: Смысл, 1998. С. 295.


[Закрыть]
. Возникает новый социальный институт – здравоохранения, обеспечивающий контроль над самими врачами, ограждая народ от шарлатанов и знахарей, а внутри него создаются особые структуры, призванные гарантировать квалификацию врача, причем основным критерием выступает клинический опыт. Новой функцией здравоохранения становится поддержание здоровья нации, а также формирование у людей «медицинского бдительного» сознания[27]27
  Там же. С. 63.


[Закрыть]
. Эти черты медицины-здравоохранения определяют процессы социализации медицины и медикализации общества, которые усиливаются биотехнологическим прогрессом.

Новые биотехнологии дают беспрецедентные возможности не только улучшения, изменения человеческой природы, но и создания того, что не заложено природой изначально. Все это позволяет перепроектировать природу человека и изменять векторы человеческого развития, но ученые не должны игнорировать вероятность драматически непредсказуемых результатов и необратимых последствий, чтобы не поставить человека на грань уничтожения как вида. Ценно, что сегодня уже осознана необходимость защиты человека по нескольким причинам.

Первая причина заключается в том, что процесс расширения прав и свобод личности в современном мире требует качественно новой ценностной ориентации в медицине, при которой врач и пациент выступают равноправными партнерами. Утрата нравственных традиций в медицине, интериоризация абсолютных ценностей и принятие ценностного плюрализма ставят под сомнение патерналистскую модель взаимоотношений врач – пациент, описанную Парацельсом.

Вторая причина – стремительное развитие науки, появление новых биотехнологий, компьютеризация, а также промышленные масштабы производства лекарственных средств. Следовательно, необходимо регламентировать не только научно-исследовательскую, но и испытательную деятельность в этой сфере, соблюдая принципы биоэтики. Однако необходимо учитывать и тот факт, что биоэтика сама уже включает в себя бизнес-компоненты, которые должны быть сведены к минимуму.

И третья причина связана с интенсификацией процесса, который принято называть «расширение медикализации». Медикализация – это процесс, в рамках которого состояние или поведение определяется как медицинская проблема, требующая медицинского разрешения. Неконтролируемое расширение этого процесса получило название «медикализация культуры»[28]28
  Серова И. А., Горбунов А. В. Медикализация культуры: мера желаний // Вестник Волгоградского государственного архитектурно-строительного университета. Серия: Гуманитарные науки. 2007. № 9 (24). С. 64–69.


[Закрыть]
, что может привести к негативным индивидуальным и социальным последствиям. Именно здесь необходим контроль со стороны общества. Но осуществлять его возможно только в форме этической регуляции, поскольку расширение медикализации не поддается юридической регламентации.

Выделенные выше социокультурные основания генезиса биоэтики в совокупности проблематизировали неопределенность сущности человека и неустойчивость его природы, что проявилось в возникновении биоэтики, предназначение которой с самого начала было направлено на обеспечение прав, свобод и защиту достоинства человека. К концу 60-х гг. XX в. вопросы «что такое человек?», «в чем сущность человека?» перестали быть предметом интереса исключительно философии. Адекватные ответы потребовались общественной практике и конкретным людям в связи с тем, что появилась необходимость защиты отдельного человека и его целостности. Вместе с тем в современном обществе сложилась парадоксальная ситуация: медицина, изначально возникшая с целью лечения и спасения человека, в процессе своей социализации стала все чаще выполнять репрессивные функции, что наглядно показал Нюрнбергский процесс.

Проведенный анализ социокультурных оснований генезиса биоэтики позволяет сделать следующие выводы.

1. Формирование и развитие биоэтики, а также определение ее статуса и в науке, и в жизни общества были связаны с трансверсиями и флуктуациями категорий философской этики вообще и биомедицинской в частности.

2. Достижения медицины, биологии, техники формируют опасную тенденцию отношения к человеку как объекту наблюдения, экспериментирования и манипулирования. Грандиозные изменения в техническом и технологическом перевооружении медицины, кардинальные сдвиги в медико-клинической практике, успехи генной инженерии и клонирования, достижения в области новейших биотехнологий, возможности трансплантологии и длительного поддержания жизни умирающего пациента актуализируют необходимость совершенствования этико-гуманистических факторов не только в профессиональной деятельности ученых, но и в обществе в целом.

3. В условиях острой необходимости гуманизации общественных отношений возрастает внимание к правам человека. Фундаментальной проблемой современной биоэтики становится защита прав человека в связи с медико-биологическими воздействиями и манипуляциями. Биоэтика рассматривает заботу о жизни и здоровье как право каждого человека, а не приоритетное право врачей и исследователей, вмененное клятвой Гиппократа и должностными обязанностями, а также корпоративной профессиональной биомедицинской этикой.

4. «На передний план выходит социально сконструированная природа индивидуальности»[29]29
  Миненков Г. Концепт идентичности: перспективы определения. Ч. 1 [Электронный ресурс]. URL: http://www.belintellectuals.eu/publications/174/ (дата обращения: 17.03.2014).


[Закрыть]
. Английский социолог З. Бауман в концепции социального постмодернизма объясняет эти перемены в понимании человека, или субъекта, изменением характера социальных отношений в обществе. Человеческую природу, некогда считавшуюся прочным и неизменным результатом божественного творения, уже не считают таковой. «Ничто уже не рассматривалось и не могло рассматриваться как данность»[30]30
  Бауман З. Индивидуализированное общество. М.: Логос, 2002. С. 179.


[Закрыть]
. Современные биоэтические проблемы свидетельствуют о размывании образа человека, о его деструкции. Очевидной становится возможность не только улучшения своего тела, но и кардинального изменения человеком самого себя по своему собственному проекту – это возможность конструирования и реконструирования человека с помощью новых биотехнологий[31]31
  Юдин Б. Г. Чтоб сказку сделать былью (Конструирование человека) // Бюллетень сибирской медицины. 2006. Т. 5, № 5. С. 7–19.


[Закрыть]
. Например, вмешательство в геном человека или изменение пола. Вместо индивидуальности появляется дивидуум – человек делимый[32]32
  Гуревич П. С. Феномен деантропологизации человека // Вопросы философии. 2009. № 3. С. 24.


[Закрыть]
, который сам себя может «сконструировать», собрав понравившийся образ из имеющегося материала в уже формирующемся «банке органов», легко заменив какие-то части своего тела.

1.2. Аксиологические параметры и альтернативы биоэтики: социальная обусловленность[33]33
  Основные положения параграфа изложены в: Никулина М. А. Аксиологические параметры и альтернативы биоэтики: социальная обусловленность [Электронный ресурс] // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2014. № 1–2 (39). С. 149–153. URL: http://www.gramota.net/articles/issn_1997-292X_2014_1-2_38.pdf (дата обращения: 09.01.2014).


[Закрыть]

Ценностная проблематика занимает сегодня значительное пространство в научных исследованиях. Наметилась даже некоторая экспансия ценностного подхода в социологии, что вызвало реконструкцию в ней раздела аксиосоциологии. Это обусловлено, с одной стороны, влиянием постмодернистской аксиологической направленности социологической парадигмы зарубежной мысли, а с другой – переходом России в иное качество и необходимостью решения проблем адаптации людей к новым ценностно-нормативным системам, выработки фундаментальных ценностных ориентиров и «предельных мотиваторов» поведения.

Новый тип социального развития получает, как показывают социологические «замеры», статус ценности. Аксиологические флуктуации и ценностные трансверсии инициируют такие ценности, как альтернативность, не абсолютизированная рациональность, конкурентность, деидеологизация общественного сознания, компромисс интересов, инновационность, социальный риск, плюрализм мнений и социальных форм, наличие исторической памяти, приобщенность к политике, смещение центров власти, культурный эклектизм.

Аксиология как научная отрасль знания стала академическим ответом на социокультурные перемены конца XIX в., когда начался переход от культуры традиционной к культуре модерна. Периодически актуальность аксиологии возрастала в эпохи крупных социальных катаклизмов, когда возникала необходимость теоретического обоснования и введения новых ценностных ориентиров развития.

Ценности всегда были предметом внимания социологических дискуссий. В классический период накапливался и «шлифовался» методологический инструментарий аксиологии, очерчивались контуры существующей сегодня теории ценностей, проходили апробацию различные подходы. Классическое наследие востребовано и сегодня, возрождаясь в новых теориях ценностей. Не является исключением и одна из самых «молодых» – ценностная система биоэтики. Наиболее значимым представляется исследование социальной обусловленности не только генезиса биоэтики, но и особенностей биоэтического типа рефлексии, позволяющего выявить социально-аксиологическую сущность биоэтики и ее роль в формировании в общественном сознании ценностного отношения к жизни и здоровью человека. Аксиологическая компонента биоэтического дискурса представляется основной с точки зрения теоретико-практической экспликации человеческого бытия в условиях биотехнологического прогресса.

Аксиологическая параметризация в биоэтике содержит в себе как ценности внутринаучного порядка, направленные на когнитивно-технологическую сферу медицинской практики и абсолютизируемые в биоэтике, так и ценности мировоззренческого порядка, направленные на общекультурную сферу и выраженные в клятве Гиппократа и в этических кодексах, причем и те, и другие представляют собой важнейшие индикаторы действенности, функциональности воспроизводственного потенциала биоэтики, указывающие на ее «жизнеспособность».

Генезис биоэтики – естественная ответная реакция на тревожные коллизии второй половины XX в., спровоцированные бурным развитием биомедицинских технологий. Этико-аксиологический подход в оценке научных инноваций, радикально меняющих отношение человека к миру и к самому себе, не успевает формировать новые ценностные ориентиры, инициируя смысложизненные конфликты и проблемы, затрагивающие существование человека как биологического вида. Для восстановления равновесия и гармонии природы и человека необходимы дополнительные усилия. Ответом на такой запрос и стала биоэтика – и как нормативная дисциплина, и как прикладная этика, регулирующая нравственное отношение человека ко всему живому.

Теоретический базис был уже подготовлен в виде основных этико-аксиологических принципов, принятых международных документов по биоэтике (Хельсинкская декларация[34]34
  Хельсинкская декларация Всемирной медицинской ассоциации [Электронный ресурс]. URL: http://acto-russia.org/index.php?option=com_content&task=view&id=21 (дата обращения: 03.07.2015).


[Закрыть]
, Женевская клятва врачей[35]35
  История медицинской этики в документах [Электронный ресурс]. URL: http://mfvt.ru/istoriya-medicinskoj-etiki-v-dokumentax/ (дата обращения: 14.03.2015).


[Закрыть]
, Конвенция о правах человека[36]36
  Конвенция о защите прав и достоинства человека в связи с применением достижений биологии и медицины: Конвенция о правах человека и биомедицине [Электронный ресурс]. URL: http://www.evolutio.info/content/view/178/38/ (дата обращения: 26.10.2015).


[Закрыть]
и др.) (см. Приложения 12, 2, 4 и др.), специальных социальных субъектов биоэтической регуляции медицинской деятельности – независимых этических комитетов. К началу XXI в. был сформирован и институт консультантов в области биоэтики. Этические нормы стали обязательными во всех медицинских документах и в стандартах по оказанию медицинской помощи.

Однако целенаправленный процесс институализации биоэтики как нормативной дисциплины, а позднее как социального института, постепенно элиминировал ее аксиологическую суть. Гармония природы и человека как высшая цель цивилизации активно выхолащивается и подменяется операциональными процедурами коммерциализированных проблем клонирования, эвтаназии, трансплантологии, новых репродуктивных технологий и т. п. Принципы редуцируются в социальные нормы, высшие ценности – добро, справедливость, милосердие, альтруизм – замещаются набором правил, предполагающих уже юридическую ответственность.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9