Марина Клингенберг.

Возвращение в Дилан



скачать книгу бесплатно

Как только он закончил и оправдался перед изумленным Тристаном, что Руэдейрхи принимал отчеты исключительно на Святом языке, в дверь постучали. Тристан разрешил войти, и в кабинет протиснулся растерянный Эксентар, попутно выпихнув в коридор устремившуюся за ним белую кошку.

– Э-э… Вызывали? – поинтересовался он, скользнув по Кристиану испуганным взглядом.

– Да. Присаживайся, – пригласил Тристан.

Эксентар послушался, но особой охоты в его действиях не замечалось. Он сильно нервничал. После тридцатилетнего перерыва это был первый раз, когда его вызвали прямиком в личный кабинет советника правителя.

– Не беспокойся, – Тристан понимал его состояние. Отложив в сторону свиток Кристиана, он в упор посмотрел на Эксентара. – Для тебя есть задание.

– А. Понимаю, – у Эксентара отлегло от сердца. Задания он получал часто, в основном найти книгу, составить список наименований, переписать хронику или еще что-нибудь подобное. Правда, такого рода просьбы обычно прибывали на его стол в письменном виде.

– Да нет, боюсь, не совсем понимаешь, – Тристан сохранял невозмутимое выражение лица. – Это Кристиан Розенгельд, наш Хранитель Ключа. Десять лет он пробыл в Градероне, а теперь снова переходит на нашу сторону.

– Б-большая честь, – пролепетал Эксентар, побледнев.

– Взаимно, – ответил Кристиан.

– Почему взаимно? – Эксентар испугался еще больше.

– Ну, вы же являетесь родным братом Руэдейрхи, если я не ошибаюсь?

Эксентар открыл было рот, но, ничего не сказав, снова закрыл. До него вдруг дошло, что он сидит рядом с человеком, который в недавнем времени лично общался с правителем Градерона. Эксентар ничего толком не слышал о своем брате с тех пор, как Руэдейрхи ушел вместо него в темный город. Все, чем ему приходилось довольствоваться – это смутными слухами, доходящими до Эндерглида. Но прошло слишком много лет, чтобы Эксентар сейчас смог задать какой-нибудь внятный вопрос, и он, потупившись, промолчал.

– Вместе с Кристианом, – продолжал Тристан, – в Эндерглид прибыла его жена. И так как Кристиан вынужден отбыть на миссию в Дилан, нам нужен кто-то, кто мог бы присмотреть за ней.

– Присмотреть?

– Именно. По вполне понятным причинам ей будет запрещено покидать отведенные ей покои без сопровождения. По крайней мере, до тех пор, пока Кристиан не вернется, и мы окончательно не проясним этот вопрос. Долг присматривающего – обеспечивать ее всем необходимым, отправлять и доставлять письма, предварительно проверяя их… Мы решили, что ты вполне подойдешь.

– Я?! – опешил Эксентар. – Я… Но я… Я управляющий библиотекой, а не прислуга, – пробормотал он.

В его голосе не послышалось возмущения. На лице была написана лишь полная растерянность с легким оттенком паники. Эксентар не был унижен предложением, но искренне не понимал, причем тут он, и сомневался, что сможет справиться с подобным заданием.

– Тем не менее, выбор пал именно на тебя, – сказал Тристан. – Нам нужен человек, которому мы могли бы доверять.

Кристиан твою кандидатуру одобрил.

Эксентар не успевал переводить растерянный взгляд с него на Кристиана.

– Сату Рейта – сестра Руэдейрхи, – сказал Кристиан.

– То есть как это сестра? – Эксентар не получал столько потрясений за всю свою жизнь, сколько ему пришлось выдержать в этот день.

– Прошлый правитель Градерона, Гвильдергерр, усыновил Руэдейрхи, – объяснил Кристиан. – По закону она является его сестрой. Они очень дорожат друг другом. Уверен, Руэдейрхи вас тоже одобрил бы.

– Это вряд ли, – Эксентар выдавил на лице вымученную улыбку.

– И даже если нет, – добавил Кристиан, – Лейан весьма хорошо о вас отзывалась, равно как и Тристан. Так что, – он посмотрел на советника, – у меня нет возражений. У Рейты тоже.

– Но как же библиотека? – уцепился Эксентар за последнюю соломинку. – И эти дурацкие животные?

– Библиотеку пока закроем. Что касается кошек, они и в башне тебя найдут, – усмехнулся Тристан.

– Ладно, – сдался Эксентар. – Раз вы настаиваете…

– Настаиваем, – Кристиан улыбнулся ему, и Эксентара от этой улыбки пробрала дрожь. – Но должен предупредить, что при малейшей жалобе от моей жены кара последует незамедлительно. Будьте добры соблюдать приличия.

– Что… что вы такое говорите! – Эксентар замахал руками.

– Ну, значит, решено, – остался доволен Тристан. – Можешь идти, Эксентар, мы дадим тебе знать, когда приступать.

Несчастный Эксентар, наклонив голову, поспешил выбраться в коридор. Оттуда немедленно послышалось радостное мяуканье и сдавленные ругательства.

– Удивительная особенность, – пояснил Тристан несколько удивленному Кристиану. – Эксентара безмерно обожают все коты в округе.

– Забавно, – Кристиану представилось, как бы выглядело, если бы такая же особенность была у Руэдейрхи. Но то ли подобным качеством обладал лишь Эксентар, то ли дело было в градеронских кошках – там их никто не держал в домах, все они были хищными и порой довольно опасными созданиями, – но ничего такого за правителем Градерона не наблюдалось.

Несмотря на то, что Руэдейрхи и Эксентар были, что называется, на одно лицо, Кристиан быстро отделался от странных ощущений при взгляде на Эксентара. Братья разительно отличались друг от друга, и после первого разговора было решительно невозможно принять одного за другого. Даже если бы Эксентар распустил свои волосы, Кристиан ни за что не смог бы перепутать его с Руэдейрхи. В отличие от правителя Градерона, Эксентар создавал впечатление доброго и крайне робкого человека, который пугался и становился очень несчастным от любого проявления внимания к своей скромной персоне. Было как-то нелепо сравнивать его с Руэдейрхи, который мог одним своим взглядом привести человека в ужас.

Кристиан уже собрался уходить, когда в дверь снова постучали, и на пороге возник Рэвенлир. Тристан молча подвинул к краю стола переписанный рецепт. Рэвенлир так же молча взял его и опустился на скамью, намереваясь еще что-то обсудить.

Прежде чем уйти, Кристиан перехватил взгляд Рэвенлира и сказал:

– Сату Рейта – одна из лучших целителей в Градероне. Уверен, она смогла бы чем-нибудь помочь. Я могу ее попросить, не думаю, что она откажет.

Темные глаза Рэвенлира сверкнули. Как и предполагал Кристиан, он собирался резко отказаться от какой-либо помощи, но так и не смог выговорить ни слова. В сознании Рэвенлира возникло изможденное лицо его сына, который едва не лишился жизни и почти окончательно потерял голос, и чувство гордости испарилось без остатка, уступив место отчаянию и боли. Он не мог согласиться на помощь градеронки – ведь она могла намеренно навредить мальчику, – но не мог и отказать.

Однако Тристан заинтересовался таким предложением.

– Полагаю, ему нужно подумать, – ответил он вместо Рэвенлира. – Дай нам знать, если твоя жена согласится, ладно?

Кристиан кивнул.

Пока он решал вопросы, связанные с их отбытием в Дилан, Юан и Лейан подменяли Рэвенлира, охраняя Эндерглид, и заодно тренировались. Времени было предостаточно – за все время дежурств им ни разу не встретилось ни одного чужака, а посланные на разведку преследователи и воины неизменно сообщали одно и то же – никто не видел ни Тараноса, ни Эридана. Прочие отступники снова сгрудились в своем поселении, и напасть на них, чтобы поквитаться за нападение на Врата, не представлялось возможным: среди них были женщины и дети. Воинов Заката это, конечно, не остановило бы, но никого из градеронцев в округе тоже не видели.

Когда Юан и Лейан возвращались с дежурств, по пути к башне они заходили к Аррону. Первый визит оставил почти счастливые чувства. Аррон все еще не мог похвастаться хорошим самочувствием и крепко спал, но его мать и сестра так радовались его возвращению, что на них невозможно было смотреть без улыбки. Однако во время второго посещения их счастье уже не казалось столь заразительным, а когда Юан и Лейан пришли в третий раз, обстановка в доме и вовсе вызвала тревогу.

Вскоре они поняли, в чем дело. Аррон пришел в сознание и даже немного поговорил с ними, но фразы его были обрывочны и как-то особенно холодны – создавалось впечатление, что он не совсем понимает, что происходит вокруг, и ни в какую не хочет вникать в это. Его старшая сестра Силта рассказала Лейан, что раньше он был очень оживленным, а теперь стал непривычно замкнут, мало ел и почти не разговаривал, и это сильно беспокоило их с матерью. Лейан и Юан тоже встревожились, но понадеялись, что Аррон просто еще не совсем пришел в себя после тяжелого ранения.

Стремясь подтвердить эту версию, Юан рассказал об их визитах Рейте. Однако в ответ услышал совсем не то, что хотел.

– Может, это пройдет, – сказала Рейта совсем не уверенно. – А, может, и нет, – рассеянно добавила она, гладя по волосам Демиана, который спал, положив голову ей на колени. С тех пор, как она пришла в Эндерглид, мальчик не отходил от нее ни на шаг. Кристиан тоже был рядом, и это делало Демиана счастливым, но, к сожалению, это не могло продлиться долго: Кристиану предстояло уйти в Дилан, а Демиану – вернуться в дом Рэвенлира. Рейта не хотела, чтобы он оставался здесь, в темной и почти пустой комнате, где она имела так мало возможностей должным образом заботиться о нем.

– Что ты имеешь в виду? – не понял Юан.

– Этот мальчик… Он не был ранен. Это нельзя назвать ранением… Ранениями…

– Так что же там было? – Юан терялся в догадках.

Рейта внимательно посмотрела на Демиана, и, убедившись, что он крепко спит, проговорила с непривычной для нее мрачностью:

– Над ним издевались. На нем не было ни одного живого места. Я крайне удивлена, что он остался жив. Это поистине чудо.

– Но ведь это ты его спасла! – оторопел Юан.

– Ты не понимаешь. Дело совершенно не в этом. Когда ты смотришь на это… Не знаешь, за что взяться… Потому что везде переломы… Ужасные раны… Его не хотели убивать, Юан. Его хотели замучить до смерти. И им это почти удалось.

– Его пытали? – прошептал Юан.

– Не думаю, – Рейта еще сильнее нахмурилась. – Они и так поняли, что он подслушивал их, и что один преследователь сбежал. Смысла в пытках не было никакого.

Они немного помолчали. Юан с трудом пытался побороть растущую в душе ярость. Он был уверен, что знает, кто инициатор этой дикости. Только один человек в Этериоле способен на подобное – Эридан, битву с которым Юан не закончил и сейчас как никогда жалел об этом.

– Поэтому нет ничего удивительного в том, что мальчик ведет себя странно, – сказала Рейта. – Надеюсь, что со временем он оживет. Скажи его родственникам, чтобы не расспрашивали его… Пусть ведут себя так, будто он просто задержался на сложной миссии и ничего страшного не произошло.

– Хорошо, – проговорил Юан с печальным видом. – А как Демиан? – посмотрел он на спящего мальчика.

Рейта пожала плечами. Буквально сразу же после встречи с сыном она внимательно осмотрела его. Определенно, он сильно похудел и побледнел, кроме того, строго допросив его, Рейта выяснила, что периодически он терпел приступы головной боли (правда, она не могла знать, что Демиан, не желая жаловаться, весьма преуменьшил их силу и свои страдания). Но признаков каких-либо болезней обнаружить не удалось. Теперь Рейта в полной мере понимала, что чувствовал Тристан, когда осматривал мальчика. Демиана нельзя было назвать здоровым, но и больным – тоже. Рейта беспокоилась. Это могло быть следствием нервного потрясения или перехода из одного города в другой, но также и болезнью, которую почему-то не удается обнаружить, такое тоже порой случалось. Рейта очень серьезно поговорила с Демианом и взяла с него слово, что если он еще раз почувствует боль, то обязательно сообщит взрослым.

Накануне ухода Кристиана, Юана и Лейан за Врата Демиана отвели обратно к Рэвенлиру. Было решено дать ему право на более или менее свободное передвижение по округе, так как то ли слухи о проклятии уже испарились, то ли не достигали Эндерглида. Поэтому Демиан ушел обнадеженным, зная, что, хотя спать и есть придется все там же, теперь он может хоть по десять раз на дню навещать мать. И уход Кристиана тоже его не встревожил. Он все знал из рассказа Лейан и воспринимал все таким образом, что во время битвы Балиану пришлось уйти за Врата, и теперь он в Дилане преспокойно дожидался, когда за ним придут. Много времени это занять не могло, Демиан был уверен, что его отец вместе с Юаном и Лейан придут в Дилан, Кристиан откроет Врата, и они тут же вернутся обратно. Обычная несложная миссия.

После того, как Юан увел Демиана, Кристиан и Рейта впервые за последние дни остались одни. В комнатах все еще было темно, но теперь вместо того чтобы зажечь свечи, Рейта приоткрыла окно, впустив луч солнца, который падал прямо на стол, где она приводила в порядок принесенные из Градерона лекарства и травы. В будущем, если ее все-таки не выдворят отсюда, она планировала сравнить лечебные ресурсы обоих городов и попробовать вырастить некоторые градеронские растения в Эндерглиде. Все-таки, размышляла Рейта, если сымитировать солнечный свет невозможно, то градеронские условия в светлом городе можно создать без особого труда.

– Послушай, – услышала она голос Кристиана. – Не отвлекайся, – сказал он, увидев, что Рейта положила стебли на стол и обернулась. – Просто у меня есть просьба.

– Конечно, – Рейта послушно вернулась к разбору своих немногочисленных запасов. – Что-то случилось?

– В общем и целом, да. Я хочу, чтобы ты попыталась вылечить кое-кого.

Рука Рейты дрогнула, и тоненький стебелек переломился пополам. Кристиан этого не заметил. Он сидел на подоконнике, приоткрыв окно с другой стороны, и смотрел на город.

– Или хотя бы дать какой-нибудь совет, – продолжил он.

Рейта прерывисто вздохнула. С полминуты она пыталась овладеть собой, добиваясь, чтобы ее голос не задрожал и прозвучал мягко, но в то же время настойчиво. Еще никогда ей не приходилось отказывать Кристиану, ради которого она была готова, без преувеличения, на все. Поэтому Рейта надеялась, что он поймет и не станет ее уговаривать.

И все же ей было страшно, и голос отозвался совсем не мягко и не настойчиво, а очень несчастно:

– Я… Я не думаю… Не думаю, что это возможно.

– Рейта, – Кристиан отвернулся от окна и посмотрел на нее. Он ласково улыбнулся. – Не нужно волноваться. Это совсем не то, что ты подумала. Речь о ребенке. Это сын Рэвенлира, он тяжело болен. Кажется, он на год или два старше Демиана.

– Господи, – у Рейты, несмотря на прискорбность сообщения, отлегло от сердца. – Прости… Да, конечно, я помогу, чем смогу.

Ей уже представлялось, как ее заставляют лечить воинов Рассвета, пострадавших в схватках с градеронцами, чтобы они вновь смогли выйти на поле битвы. И хотя Рейта знала, что в основном у подобных боев нет никаких причин, и инициаторами выступают неугомонные воины Заката, она ничего не могла поделать с теплыми чувствами к своему родному городу. Но то, что просьба касалась ребенка, полностью меняло дело. Рейта была вполне готова лечить и детей, и женщин, и вообще всех, кто нуждается в помощи – если, конечно, они могли принять ее от нее. В чем она сильно сомневалась, о чем и сообщила Кристиану.

– Рэвенлир в сложном положении, – сказал Кристиан. – Если он согласится на это, то наверняка потребует Тристана надзирать… Или еще что-нибудь в этом роде. Не вини его сильно, ладно?

– Было бы за что, – сказала Рейта. – Его вполне можно понять. Я бы тоже трижды подумала, прежде чем отдать Демиана на лечение эндерглидскому целителю. Но если этот человек согласится, я готова помочь… Тем более что он и его семья заботятся о Демиане.

Кристиан кивнул. Он и не сомневался в Рейте. Теперь оставалось только надеяться, что во время их отсутствия не случится чего-нибудь из ряда вон выходящего, и все у всех будет хорошо.


Призвав Врата Рассвета, Балиан перевернул все в Этериоле с ног на голову. Мало того, что Врата появились раньше, так еще и находились они в совершенно неположенном месте, и, словно этого было недостаточно, почти вплотную к Градерону. Стражи Рассвета добраться туда не могли, не говоря уже о том, чтобы постоянно охранять святыню. Во-первых, местность после обрушения горы совершенно не подходила для поста. Во-вторых, все прекрасно знали, что стоит хоть одному стражу появиться в такой близи от Градерона, и воины Заката, презрев приказы своего правителя (если таковые вообще будут даны – вполне в духе Руэдейрхи махнуть на это рукой, заявив, что не в его правилах препятствовать нападающим, имеющим для нападений свои веские причины), накинутся на них из чистой забавы. Единственным утешением было то, что дорога до Врат Рассвета представляла собой настоящее испытание. Их завалило льдом, и хотя Кристиан и Юан пробили путь к ним, забраться на обрушившуюся гору и обнаружить его было достаточно сложно. В свете этого круглосуточное дежурство, в виде исключения, отменили. Но Тристан по приказу Гволкхмэя потребовал у Руэдейрхи, чтобы тот следил за местностью у горы, на что правитель Градерона равнодушно ответил, что там и так постоянно находятся воины Заката. Градеронцы надеялись поймать Тараноса, а также поквитаться с отступниками за минувшую битву, доставившую им столько хлопот.

Именно поэтому обещанное письмо Аресу было не просто дружеской запиской, а важным предупреждением. Кристиану, Юану и Лейан совсем не улыбалось сражаться с воинами Заката только для того, чтобы пробраться к Вратам. Страх им был неведом, но тратить время не хотелось. Они и так порядком задержались, готовясь к походу и улаживая проблемы, возникшие с приходом в Эндерглид Кристиана и Сату Рейты. Теперь, когда они наконец выдвинулись в дорогу, их тревога за Балиана все возрастала. Само собой получилось так, что они искренне поверили в то, что Лейан рассказала Демиану, и, как и он, все это время были уверены, что Балиан преспокойно ждет их в Дилане. Но едва они вышли за пределы города, как ощущение горькой правды вернулось.

Балиан был ранен, и наверняка тяжело. Он ушел за Врата Рассвета своевольно и, возможно, потому, что больше не хотел иметь с ними ничего общего. Для Лейан такое отношение было не ново, но Кристиан и Юан, думая об этом, испытывали чувство боли и вины. Они знали, что если Балиан действительно ушел с единственной целью – покинуть Этериол, – его нельзя будет в этом упрекнуть. Слишком тяжело ему пришлось после пробуждения от десятилетнего сна.

Юан от этих мыслей совсем приуныл.

– Я полагал, должно быть наоборот, – сказал по этому поводу Кристиан.

– Ну да, – Юан через силу улыбнулся. – Я просто… Ну, ты был далеко… А я рядом… Наверное, я не сделал всего, что должен был.

– Ты не виноват, Юан, – твердо проговорила Лейан.

– А кто тогда виноват? – Юан горько вздохнул.

Кристиан подумал, что Лейан возьмет вину на себя, но, как оказалось, она мыслила более широко.

– Никто, – сказала Лейан. – Или все. В чем тебя винить, в том, что ты так радовался его возвращению? Что не мог бросить свои воинские обязанности? Если так мыслить, виноваты все. И ты, и я, и Тристан, и Гволкхмэй… Все.

– Верно, – сказал Кристиан. – И, в любом случае, пока не важно, кто виноват. Если Балиан, когда мы его найдем, поставит такой вопрос, тогда и будем думать. А пока наша цель – найти его.

– Найти и обезвредить! – приободрился Юан.

– Скорее, поймать и обездвижить, – поправил Кристиан.

Преисполнившись уверенности, они продолжили свой путь. Но достигнуть цели без приключений, конечно же, не удалось. Только они приблизились к запретной территории, как впереди замаячило с десяток воинов Заката.

– Обойдем, – сказал Кристиан.

Возражений не последовало. Они сильно отклонились в сторону и продолжили идти не по обычной дороге, а вплотную к границе запретной территории. Там витал туман, из которого угрожающе вырисовывались горы.

– Тут кто-то есть, – прислушался Юан.

– Будьте наготове, – Кристиан не собирался останавливаться из-за такой ерунды.

Они пошли дальше. Изредка раздавались какие-то шорохи. Лейан, в первый раз проходившая по этим местам, прислушивалась к ним с особенным вниманием. Близость запретной территории очень пугала ее, хоть она и ощущала ее опасность не так чутко, как Юан и Кристиан – так как они принадлежали к роду Розенгельд, подобные вещи воспринимались ими гораздо лучше, чем обычными людьми. С одной стороны, это помогало им избегать смертельных опасностей и искать более или менее безопасные тропы. Но с другой, чувства при этом они испытывали отвратительные. Не так давно Кристиан забрел далеко вглубь запретной территории и с помощью братьев вернулся живым. Юан рассказывал Лейан, что на Кристиана с тех пор долгое время было страшно смотреть. И девушка вполне его понимала. Сейчас, ступая по краю злополучной территории, даже ей приходилось несладко, и страшно было представить, что же может испытывать человек, находясь за этими проклятыми горами. Нервы у нее были напряжены до предела, а пальцы крепко сжимали рукоять меча. Поэтому, когда прямо перед Лейан вдруг возник человеческий силуэт, рука машинально рванулась вперед, вырывая оружие из ножен и преграждая путь вражескому клинку.

Неизвестный стал ожесточенно наступать. Именно в этом месте туман почему-то был особенно плотным, и Лейан пришлось отказаться от идеи разглядеть нападавшего и сосредоточиться на его атаках. Совсем рядом послышался крик Юана, он уже спешил на помощь. Лейан отвлеклась на его голос, и нападавший, воспользовавшись моментом, так сильно отразил ее удар, что она, зная, что ни в коем случае нельзя выпускать из рук меч, не удержалась и пролетела вперед. Ей был известен этот трюк. Противник намеревался взять скоростью и, обернувшись прежде, чем это успеет сделать Лейан, опустить на нее меч. Из-за хрупкого телосложения и недостаточной силы она не могла отбить нападение, но в этом была проблема и многих юношей, так что наставники уже давно научили ее, как справляться в подобной ситуации. Хотя Лейан прекрасно помнила и то, что в такое положение хорошему воину вообще попадать не пристало.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15