Марина Клингенберг.

Возвращение в Дилан



скачать книгу бесплатно

– Что-то случилось? – почти прошептала она, когда Кристиан подошел вплотную.

– Все нормально, – ответил Кристиан. – Мы с тобой можем пройти. Демиан с Юаном, они нас ждут.

Он повернулся к Аресу. Если Гволкхмэй сдержит свое обещание и позволит остаться им с Рейтой в Эндерглиде, они с Аресом, десять лет шедшие сквозь различные невзгоды плечом к плечу, снова станут потенциальными врагами и, быть может, будут вынуждены сражаться друг против друга. Кристиан искренне надеялся, что им удастся избежать этого. Несмотря на то, что города продолжали враждовать, их не могло хоть немного не примирить то, что оба Ключа теперь находились во владении одного человека. Бессмысленных битв должно стать меньше.

– Не забывай нас, – сказал Кристиан. – Иначе Юан будет вне себя от расстройства.

– Вас забудешь, – хмыкнул Арес и, помедлив, небрежно добавил: – Дай знать, когда вы отбываете.

– Обязательно. – Кристиан улыбнулся, и этого оказалось достаточно, чтобы Арес увидел, как он благодарен ему за все годы услужения, а затем и дружбы.

Они ударили по рукам друг друга, Арес попрощался с Рейтой, и она вместе с Кристианом направилась к Эндерглиду. Всего несколько шагов, и воин Рассвета, прочтя документ, заверенный печатью правителя, с мрачным видом отступил в сторону. Кристиан обернулся. Арес все еще стоял на месте, скрестив руки на груди, и смотрел им вслед.

Но вдруг он как-то странно отшатнулся, словно увидел нечто ужасное и решил спастись бегством. Однако предпринять что-либо уже не оставалось времени. Юан пронесся мимо Кристиана и Рейты и с громким криком бросился прямо на Ареса, так что тот с трудом удержался на ногах. Все, даже воины Рассвета, расхохотались.

Юан, отпрыгнув в сторону от побагровевшего Ареса, чинно оправил тунику и вежливо проговорил:

– Прости! Не мог же я не попрощаться.

Арес воздел глаза к небу, вопрошая высшие силы, за что ему достались такие страдания, и отправился прочь.

– Юан, где Демиан? – строго спросил Кристиан, когда запыхавшийся Юан нагнал их.

– С Лейан. Не сердись, с Аресом я и вправду был обязан попрощаться. Кто знает, когда увидимся! И увидимся ли. Может, нас в Дилане тут же возьмут в плен, будут пытать, а потом без рук и без ног сожгут заживо. Кстати, если мы не успеем задохнуться от дыма, то кожа и внутренности…

– Юан! – глухо проговорила Рейта.

– Извини, я шучу, – Юан рассмеялся. – В общем, Демиан немного успокоился. Тристан сказал, что успели вовремя, и Архаил поправится.

Юан начал рассказывать о происшествии Рейте, и это немного отвлекло ее. Она крепко держалась за руку Кристиана, боясь поднять взгляд и окинуть взглядом город. Ей стало не по себе уже на подходе к Эндерглиду. Она никогда в жизни не видела солнечного света, и теперь очень страдала, глядя под ноги, на белую каменную дорогу. Рейта с самого начала знала, что так и будет, что то же самое пришлось пережить и Демиану – потребуется некоторое время, чтобы постепенно привыкнуть к солнцу и белизне и смотреть на светлые улицы без рези в глазах.

Но добавлялось еще и сознание того, что она здесь чужая, и, скорее всего, даже обычные жители пожелают от нее избавиться. Рейта не поднимала взгляда, но по звукам легко могла определить, что многие люди, попадавшиеся им на пути, останавливались и начинали шептаться. Она хорошо их понимала. Хоть в Градероне и был Руэдейрхи, а здесь, в Эндерглиде – Тристан, люди с другим цветом волос неизбежно вызывали страх и ненависть. Но Рейта твердо решила пройти через все это ради Кристиана.

– Почти пришли, – сказал он ей, прекрасно понимая, что она сейчас чувствовала.

Он был невыразимо благодарен Рейте за то, что она не стала препятствовать его воссоединению с братьями, уходу из Градерона и путешествию в Дилан. Если бы еще с полгода назад ему кто-то сказал, что Сату Рейта решит бросить ради него все и сначала с миром отпустит его в Эндерглид, а потом согласится уйти вместе с ним, Кристиан бы отнесся к подобным словам с большим сомнением. Ну а если бы неведомый предсказатель прибавил к этому, что Рейта с готовностью отзовется на то, чтобы или подождать в Эндерглиде возвращения Кристиана, или провести с ним остаток жизни за Вратами, в мире смертных, Кристиан бы открыто назвал его безумцем. Удивительно было сознавать, что в последний год он узнал о Рейте гораздо больше, чем за все предыдущие годы их совместной жизни вместе взятые.

Но, так или иначе, сейчас его долгом было отвести жену в безопасное место и обеспечить всем необходимым, в том числе и хоть какой-нибудь защитой. Сначала Кристиан полагал, что можно попросить Лейан оказывать Рейте всю возможную помощь, эта девочка наверняка бы ему не отказала. Но когда она с непоколебимой решимостью заявила, что тоже пойдет за Балианом, Кристиан понял, что не взять ее с ними будет преступно, тем более что дополнительный боец в этом предприятии не мог быть лишним. Гволкхмэй еще не высказал своего решения по этому поводу, однако Кристиан подозревал, что придется искать новую кандидатуру для помощи Рейте. Это было непросто. Он безоговорочно доверял лишь своим братьям, но Юан, конечно, отправится с ним. Также он не мог не верить Тристану, но было бы просто глупо надеяться, что у него найдется время для такого рода занятия. Попросить Рэвенлира, когда под его опекой уже находился Демиан, да, к тому же, присматривающего за больным сыном, тоже не представлялось возможным. А все прочие связи за время десятилетнего отсутствия бесповоротно испортились или вовсе исчезли.

– Ты не переживай, – Юан легко прочел его мысли. – Есть у нас с Лейан одна идея. Тристану она, кажется, тоже понравилась. Но сейчас не до этого. Пусть поможет Архаилу, а потом уж… Ох, бедный Архаил, – с болью вздохнул он. – И бедный Рэвенлир. И Лои. И Демиан. До смерти перепугался.

– Но ты ведь сказал, что сын Рэвенлира в порядке?

– Он будет в порядке, – поправил Юан. – Такое уже случалось. Тристан его подлечит, и дня через три все будет как прежде. Но никто не поручится, что это снова не произойдет. Мы видели Тристана мельком, он за лекарством каким-то спешил… Так что ничего толком не успели выяснить, кроме того, что Лои самой стало плохо от всего этого. Она же ребеночка ждет. Оказывается, она в саду была, за домом, а потом, когда Демиан уже убежал, услышала, как Рилан кричит… Увидела это все… Вот.

Кристиан задумался. Положение Рэвенлира не могло не вызвать сочувствия. Ему уже приходило в голову, еще когда Демиан раскричался на площади, что, возможно, больному мальчику сумеет помочь Рейта. Хотя она и могла с помощью своей целительной силы излечивать только физические повреждения, но не болезни, знания о медицине в Градероне были гораздо более обширны, чем в Эндерглиде, все это признавали. Не так давно Кристиан из интереса спросил об этом у Рейты. Та невесело рассказала, что все их накопленные знания и умения – плод многих подопытных жертв, а также оскверненных трупов, которые вскрывали, чтобы лучше понять устройство человеческого организма. Рейта сама была не в восторге от такой истории и сказала, что ужасно рада тому, что знания усвоены столетия назад и теперь практически никто этим не занимается, только в особо крайних случаях, при эпидемиях неизвестных болезней и с согласия самих умирающих.

Скорее всего, Рейта могла бы хоть чем-нибудь помочь ребенку. Кристиан не сомневался, что дела его плохи – выражение лица перепуганного Демиана никак не желало уходить из головы, а весть о жене Рэвенлира помогла дополнить представление о ситуации. Но загвоздка была в том, что, во-первых, Рэвенлир, конечно, не доверится им и даже, может, совсем откажется от какой-либо помощи. Второе препятствие состояло в том, что нельзя вот так взять и заставить Рейту работать на благо Эндерглида. Кристиан понимал, что она знает себе цену и в глубине души боится, что здесь ее просто используют, сделают рабыней, которую заставят исцелять воинов и стражей. К сожалению, это опасение не было лишено оснований. Если бы светлый город подвергся такому масштабному нападению, как Градерон, обычно гордые эндерглидцы, теоретически, могли бы пойти на такое.

Кристиан внимательно посмотрел на Рейту и решил для начала поговорить с Рэвенлиром, если представится случай. Он всегда хорошо к нему относился и не хотел, чтобы его семью настигло такое страшное несчастье, особенно когда есть шанс избежать беды.

Но следовало подумать и о себе. Поэтому Кристиан был рад, что Юан тихонько спросил у Рейты:

– А что ты думаешь?.. О Балиане?

Взгляд Рейты стал задумчивым, хотя никто не мог этого видеть. Кристиан не спрашивал ее об этом, просто поставил перед фактом, что Балиан жив и иначе и быть не может, поэтому он отправится в Дилан и вернет его. Юан говорил совсем тихо, надеясь, что Кристиан его не расслышит – на случай, если ответ Рейты будет не обнадеживающим.

– А что тут думать? – наконец, сказала Рейта. – Если бы он погиб, вы бы обнаружили его подо льдом. И я так поняла, что кровавый след тянется к Вратам, а не из них. Таранос жив, он в Этериоле, его видели. Значит, это кровь Балиана.

– Да, – приободрился Юан. – Но я все равно так беспокоюсь. Он ранен, а ведь еще и проклятие…

– Если он прошел через Врата Рассвета, о проклятии можно забыть.

– А если нет? – Юан вдруг остановился и почему-то посмотрел вверх.

– В чем дело? – Кристиан придержал Рейту за плечо.

Юан некоторое время молча созерцал небо. Оно было достаточно ясным, лишь немного подернутым легкими облаками, сквозь которые на землю щедро проливались солнечные лучи.

– Я подумал… – Юан тряхнул головой. – А что будет, если не пройти через Врата… Быстро, как мы тогда… А задержаться там? Остаться?

– Не знаю, – сказал Кристиан. – Но Балиан не стал бы пускаться на подобные эксперименты.

– Но он был ранен! – Юан еще сильнее встревожился. – Вдруг он там упал и…

– Перестань, Юан. Я уверен, такого не могло случиться. Ты просто был мал и не помнишь. Когда мы проходили через Врата… В них крайне сложно задержаться, если вообще возможно. Думаю, и в бессознательном состоянии ноги вынесут на другую сторону.

Юан немного успокоился. В этот раз он нервничал даже больше, чем Кристиан, когда Балиан был тяжело ранен. Тогда старший брат был совсем не похож на себя, а Юан, уверенный в том, что все будет хорошо, усиленно утешал его.

Они приблизились к башне, где жили воины и стражи Рассвета. Люди в Эндерглиде в большинстве своем проживали в небольших отдельных домах, те, кто изучал какие-либо ремесла, могли надеяться на комнату или угол в жилище своего учителя, а имеющие воинские статусы получали помещение в этой башне. Дома им полагались только после того, как они обзаводились семьей. Неподалеку высились еще две башни – в одной обитал сам Гволкхмэй, там же располагались покои Тристана и нескольких других правительственных лиц, в другой проживали люди, имеющие сколько-нибудь значимые статусы, вроде главного медика или архитектора.

Разумеется, Кристиан, который весьма неожиданно вернулся в Эндерглид, не мог рассчитывать на дом, зато Тристан в рекордные сроки умудрился выделить для них с Рейтой единственную в башне двойную комнату – два помещения были разделены стеной с небольшим проходом в центре и имели один вход.

Едва переступив порог, Кристиан почувствовал, как на него теплой волной накатывают воспоминания. Именно сюда их, троих детей, когда-то привел Тристан, спасший их в Дилане. Они с Балианом, совершенно вымотанные, заснули в одной из этих комнат, а, проснувшись и вспомнив, что с ними произошло, стали в панике рассекать помещение, разыскивая Юана. Оказалось, его уложили в соседней комнате, под присмотр какой-то девушки. Восьмилетний Балиан тогда без разговоров выдворил ее за дверь.

– Ух ты! – воскликнул Юан. – Кажется, мы тут жили?.. Да?

– Точно, – кивнул Кристиан. – Одолжишь свои одеяла?

Юан с готовностью исполнил просьбу, и они с Кристианом быстро завесили оба окна темными покрывалами. Раньше они занавешивали окно Юана, который заботился о том, чтобы не отвыкать от темноты и не быть застигнутым врасплох на территории Градерона.

Уставшая Рейта, опустившаяся на кровать, сначала пыталась протестовать, ведь она прекрасно знала, что Кристиан не выносит темноты и жизнь в Градероне была для него нешуточным испытанием. Человеку, снедаемому ненавистью к темному городу, пришлось бы там много легче, чем ему. Но Кристиан на это ответил, что Рейта семь лет терпела свет свечей даже по ночам, а теперь он потерпит темноту. Как бы то ни было, нельзя было допускать нахождения Рейты на солнечном свету, по крайней мере, первые дни. Это могло погубить ее глаза.

– Ну, вроде все, – в комнате стало совсем темно, и Юан зажег свечи, припасенные в каждой комнате на случай непогоды – порой и в Эндерглиде бывали проблемы со светом. – Приведу Демиана. И еды приведу. Я о разных вещах, – любезно уточнил он и выбежал в коридор.

Пока они с Кристианом провожали Рейту к башне, Демиан сидел на скамье в саду рядом с Лейан. Девушка постаралась как можно спокойнее и мягче объяснить ему, что произошло и почему Кристиан оказался здесь без предупреждения. Она умудрилась рассказать о случившемся в горах, исчезновении Балиана и предстоящей миссии в Дилане таким образом, что мальчик не сильно испугался и искренне поверил – ничего опасного в этом нет, никто не собирается его бросать, и со всеми все будет хорошо, они просто пойдут в мир смертных и достаточно быстро вернутся обратно с Балианом. Но Демиан был сильно подавлен из-за того, что случилось утром. Он так и не рассказал никому о своей головной боли, просто забыл об этом. Голова все еще отзывалась тягостным гулом, правда, едва заметным, и Демиан не обращал на это внимания. Все его мысли были заняты Архаилом и Лои.

– Он умрет, – прошептал он вдруг без всякого перехода.

– Не говори так, – строго проговорила Лейан.

– Но он… – Демиан выглядел очень несчастным.

– А когда Балиан был ранен, тебе не казалось, что он умрет?

– Казалось… – признал Демиан несколько смущенно.

– Ну вот. А умер он? Нет, – твердо произнеся это, Лейан и сама почувствовала себя немного лучше. После очередного ухода Балиана она уже сбилась со счета, сколько бессонных ночей провела, мучаясь тревогой о нем.

Но Демиана не слишком убедил этот пример. Поэтому, когда Лейан увидела, как к ним приближается Рэвенлир, она дернула мальчика за руку и вместе с ним направилась ему навстречу. На Рэвенлире не было лица, и Демиан, предчувствуя беду, весь сжался от страха.

Однако когда они приблизились вплотную, Рэвенлир слабо улыбнулся и потрепал Демиана по волосам.

– Все хорошо? – спросила Лейан.

– Да. – Рэвенлир глубоко вздохнул. – Спасибо, Демиан. Если бы ты не бросился бежать, все было бы гораздо хуже.

– Архаил… он поправится? – прошептал Демиан.

– Тристан говорит, что через несколько дней будет в относительном порядке.

– А Лои? – спросила Лейан.

– С Лои все нормально. Конечно, лучше было бы обойтись без этого стресса, но, похоже, все не так уж и плохо. Тебе разрешили отправиться в Дилан?

– Пока нет, но я все равно пойду, – упрямо проговорила Лейан. – Но Юан говорит, это будет только через несколько дней, так что если ты хочешь, чтобы я тебя подменила на посту, я с радостью.

Измученный Рэвенлир от всего сердца поблагодарил ее. Он и впрямь хотел попросить ее об этом одолжении, ему совсем не хотелось оставлять сейчас свою семью.

Они с Лейан уже прощались, когда к ним подлетел Юан. Он немедленно вцепился в Рэвенлира и, выслушав то, что уже было сказано Лейан и Демиану, облегченно вздохнул.

– Переволновались тут из-за вас! Выздоравливайте! – он подхватил Демиана и посадил его себе на шею. – Сегодня и завтра вам придется тосковать без нашего героя, а потом мы снова его приведем. Ладно, Рэвенлир?

– Как договорились, – кивнул тот.

Он направился к своему дому. Лейан и Юан с Демианом на шее пошли к башне.

– Я буду с вами? – с надеждой поинтересовался Демиан.

– Не-а, – к его разочарованию, ответил Юан и добавил: – Гораздо лучше.

– С отцом? – не поверил Демиан.

– Еще лучше!

Они вошли в башню и там расстались с Лейан – ей нужно было переодеться и отправиться на дежурство вместо Рэвенлира. Пока Юан и Демиан поднимались по лестнице, мальчик пребывал в испуганном ожидании: он совсем не понимал, что происходит. Но вот двери одной из комнат отворились, Юан втолкнул его в неожиданно темное помещение, освещенное лишь несколькими свечами, и тут же закрыл дверь, отрезав ему путь к отступлению. Демиан сначала перепугался, но потом с облегчением и радостью заметил отца, стоящего у окна.

– Демиан!

Демиан не поверил своим ушам. Обернувшись на звук голоса, он качнулся и неверными шагами направился к матери, низко опустив голову, чтобы никто не увидел, как по его щекам хлынули слезы, которых никогда не было прежде – слезы не боли, страха или обиды, а неожиданного, всепоглощающего счастья.

Глава третья. В преддверии путешествия

Подготовка к уходу в Дилан шла полным ходом. Поразмыслив и вдоволь накричавшись на всех и каждого, Гволкхмэй как-то неожиданно сник и включил Лейан в состав «неугомонных Розенгельдов». Предстоящий поход оформили как законную миссию, цель которой – найти и вернуть стража Рассвета, пострадавшего в бою с Тараносом. Правда, Гволкхмэй не забыл лично предупредить Кристиана, что если с Лейан что-нибудь случится, он вместе со своими братьями, женой и сыном вылетит из Эндерглида «быстрее, чем Руэдейрхи». Но Кристиана это не испугало, он прекрасно понимал, что такое предостережение вызвано только беспокойством правителя за свою единственную внучку. По мнению Кристиана, оснований для него не имелось. По его просьбе Лейан и Юан устроили тренировочный бой. Девушка заметно волновалась и сделала несколько ошибок, но Кристиан все равно был приятно удивлен ее боевым искусством. Лейан, в отличие от Балиана и Юана, не доставало таланта – когда они взяли бы верх, повинуясь врожденной интуиции, она действовала согласно тому, чему ее учили, и иногда не успевала распознать технику противника и предугадать его движения. Но Лейан с успехом компенсировала этот недостаток многочисленными тренировками. Кристиан понял, что в бою один на один она может стать серьезным препятствием даже для него самого.

Однако когда он сообщил об этом Гволкхмэю, правитель лишь досадливо крякнул:

– Ну-ну… Этот мерзавец был таким же. Дважды отчисляли. Думаешь, успокоился? Черта с два!

Кристиан предпочел не развивать опасную тему и промолчал. Позже он спросил об этом Тристана, и тот подтвердил его догадки:

– Да, я слышал, Руэдейрхи обещал стать одним из лучших воинов Рассвета, но он действительно далеко не сразу проходил испытания. Кстати, когда-то его тренировал ваш отец, – заметил он, листая огромных размеров книгу в поисках рецепта лекарства для Архаила. – Руэдейрхи и Эксентар происходят из уважаемого рода, но в этом роду никогда не было воинов. Зато своим усердием Руэдейрхи достиг головокружительных успехов. Все были удивлены, когда узнали, что он стал советником, а потом правителем и заперся в городе.

Кристиану вспомнилось красивое, насмешливое лицо правителя Градерона, который так легко и непринужденно упоминал о своем недостатке. Впервые он подумал о том, как, должно быть, тяжело пришлось Руэдейрхи.

– Наверное, он был бы не прочь сам участвовать в битвах, – сказал Кристиан. – Но он не может. Уже давно.

– Почему? – Тристан поднял на него взгляд.

– Он болен. Он почти не может ходить.

– Вот оно что, – Тристан выдержал паузу. – Что ж, в таком случае, его воля нисколько не ослабла. Это достойно уважения. Но, как бы то ни было, – вернулся он к прежней теме, – отсутствие таланта еще ничего не значит. Рэвенлир тоже однажды завалил все возможные экзамены, и его выгнали.

– В самом деле? – Кристиан не смог сдержать удивления.

– Да, – усмехнулся Тристан. – Сейчас в это сложно поверить. Я присутствовал на этом провале и не мог не признать, что все было справедливо. Но мне показалось, что в нем есть потенциал. И, так как его наотрез отказались взять обратно, я попросил у повелителя разрешения тренировать его лично.

– И не зря, – сказал Кристиан. – Слухи о нем долетают даже до Градерона. Его опасаются.

– Приятно слышать, – Тристан едва заметно улыбнулся. – Так или иначе, я рад, что ты признаешь мастерство Лейан. Многие относятся к ней с предубеждением. В первую очередь – Балиан. Уверял, что она даже меч держать не умеет, а ведь ни разу не видел ее в деле. Конечно, статус она получила не сразу, зато совершенно заслуженно.

– Уверен, оберегать мне ее не придется.

– Я тоже так думаю. Если уж что случится, оберегать ее будет Юан, – Тристан нашел рецепт и принялся переносить его на отдельный лист. – После того, как ты ушел, они ни на день не расставались. Не считая, конечно, визитов Юана в Градерон.

В голосе Тристана послышался укор. Но он ничего не добавил к этому, молча дал Кристиану чистый свиток и велел ему описать свой план миссии в Дилан, что было необходимой формальностью и извечной головной болью для Балиана, который, как ни старался, на бумаге двух слов не мог связать и смертельно уставал после всего нескольких строчек писанины. При этом его почерк, ко всеобщему удивлению, был очень аккуратным, ровным и красивым. Ему не раз советовали писать менее старательно, зато быстро, но по-другому у него просто не получалось. Спасало Балиана лишь то, что подобные бумаги нужно было заполнять только когда предстояло покидать город, а это случалось достаточно редко. Впрочем, у Кристиана на этот счет никаких проблем не было, и он быстро и складно исписал добрую половину свитка, по старой градеронской привычке на Святом языке, так что вторую половину занял перевод.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15