Марина Клингенберг.

Возвращение в Дилан



скачать книгу бесплатно

Преодолев преграду, мальчики направились к башне обходным путем, чтобы не попадаться никому на глаза и не отвечать на неудобные вопросы. Несмотря на поврежденную ногу, Рилан несся вперед очертя голову и постоянно торопил Демиана, который никак не мог за ним угнаться. Он не был силен и в беге, а тут еще мешала проклятая боль, норовящая перейти в непреодолимое головокружение.

– Ну, сколько! – Рилан осторожно выглянул из-за дерева и с любопытством проводил взглядом пронесшихся мимо воинов Рассвета. – Понабежали тут… И чего им? В той же башне живут, дураки! Зашли да кликнули по имени…

– Похоже, они не твоего отца ищут, – робко предположил Демиан.

– А кого же еще?

Демиан не ответил, потому как заметил, что что-то не так. Было вокруг нечто, очень похожее на то ужасное чувство напряжения, которое он ощущал всем телом, идя по ставшему для него одним из самых страшных мест на земле коридору градеронского замка, где его намеревались убить воины Заката. Вслед за этим Демиану вспомнились тревожные голоса, которые он слышал в полусне, и он замер от нахлынувшего на него страха. Он знал, что нужно срочно возвращаться домой, потому что случилось что-то очень серьезное, и Рэвенлира искали совсем не для какого-то пустякового дела, а чтобы он немедленно оказал всевозможную помощь в качестве воина Рассвета.

Но было слишком поздно. Со все нарастающим ужасом Демиан осознал, что рядом с башней затаились не только они.


Рейта, чуть отодвинув занавеску и щурясь от ярких солнечных лучей, режущих ей глаза, тревожно вглядывалась в залитую светом улицу. Интересного перед башней было немного: белая площадь, пара рядов невысоких деревьев и стены соседнего здания. Вдали простирался Эндерглид во всей своей ослепительной, в прямом смысле этого слова, красе, но Рейта все еще не могла любоваться этим пейзажем – слишком больно было глазам. Она вообще предпочитала не смотреть в окно, ограничиваясь редкими лучами, специально пропущенными в комнату: если она останется в Эндерглиде, к солнцу придется привыкнуть.

Но сегодня снаружи было так беспокойно, что Рейта то и дело выглядывала на улицу, стараясь несильно отодвигать занавесь, чтобы остаться незамеченной – кто знает, вдруг паника из-за нее? Хоть ее и видели жители города, Кристиан говорил, что ее прибытие не афишировалось. Наверняка о нем знали, не считая братьев, Гволкхмэй, Тристан, Эксентар, Рэвенлир и те воины, что стояли на посту в день прибытия. Поэтому можно было себе представить, какой переполох поднялся бы в городе, если бы все оказались в курсе. Это очень походило на то, что происходило сейчас; люди метались из стороны в сторону, словно кого-то искали, останавливали каждого встречного, и, когда признавали в них законопослушных эндерглидцев, коршунами набрасывались на них, вдалбливая в головы жителей некую важную информацию – какую именно, Рейта расслышать не могла. При этом взволнованные, а порой и взбешенные люди вертелись преимущественно вокруг башни. Рейте подумалось, что это похоже на военную тревогу, и ее стали терзать совсем уж скверные мысли.

Вдруг что-то случилось с Демианом? Или с Кристианом и Юаном? Ступив на путь подобных размышлений, она, конечно, донельзя извела бы себя, но, к счастью, в этот момент пришел Эксентар.

И без того всегда растерянный, он споткнулся об порог, едва не выронив все, что было у него в руках – а ноша была не маленькой. Каким-то образом он умудрился принести и стопку книг, и поднос с едой, и бутыль впечатляющих размеров. Все это великолепие Эксентар, едва войдя, почти бросил на стол и, рванув к двери, закрыл ее на засов так резко, что в окнах задрожали стекла.

– Что-то случилось? – спросила Рейта, отметив про себя, что это совсем не было похоже на его обычное бегство от вездесущих кошек.

Эксентар вздрогнул, обернулся и так отпрянул, будто был уверен, что комната совершенно пуста.

– Ох, простите, – тут же смутился он. – Да, небольшой переполох… Я принес то, что вы просили, – Эксентар с несколько испуганным видом указал на большую бутылку. – Это самое крепкое… Но… э…

– Не подумайте дурного, – улыбнулась Рейта. – Это не для меня.

– А для кого? – опешил Эксентар, подумав, что его подопечная решила нейтрализовать его алкоголем.

– Для мальчика, которого я вызвалась лечить, – разъяснила Рейта. – Нужно добавить в лекарство. – Она налила в кубок несколько капель и, попробовав, удовлетворенно кивнула: напиток вполне подходил.

Эксентар заметно успокоился, но его хватило ненадолго. Он то и дело подходил к окну, расхаживал из стороны в сторону и, наконец, пытаясь хоть чем-то занять себя, взялся за принесенные книги, которые ему нужно было просмотреть, чтобы решить, можно ли выдавать их. Но и это не смогло увлечь его.

Рейта, не выдержав, спросила:

– Что происходит? Похоже, в городе неспокойно… Кристиан еще не вернулся? – прошептала она с замиранием сердца.

– О, нет… – рассеянно ответил Эксентар, так тронутый ее тоном, что всякое подозрение вылетело у него из головы. – Нет, дело не в этом… Совсем не в этом. Они… Стражи Рассвета. Никто не возвращался.

Он на минуту задумался, напряженно размышляя о том, можно ли рассказать градеронке о случившемся или нет. Это могло оказаться для нее полезной информацией, но, с другой стороны, она уже поняла, что поднялся переполох. К тому же, Эксентару был дан приказ сегодня особенно строго следить, чтобы Рейта не покидала отведенных ей комнат, запереть дверь и не впускать никого, кроме Рэвенлира или самого Тристана, а вот распоряжения хранить молчание как раз не было. Да и что толку, когда паника приобрела такой масштаб, что все в городе – ну или, по крайней мере, здесь, у башен – были в курсе.

– Видите ли, – начал Эксентар чуть дрогнувшим голосом. – В город, кажется, прорвался градеронец.

Рейта побледнела и поднялась на ноги.

– Мне нужно к господину Рэвенлиру, – сказала она не терпящим возражений тоном.

– Вы что! – Эксентар выронил книгу из рук. – Нет! Пожалуйста, – пролепетал он. – Вам, напротив, дан приказ ни в коем случае… Ни при каких обстоятельствах…

– Почему? – резко спросила Рейта. – В данном случае глупо подозревать меня в чем-либо!

– Подозревать – да! Но вас могут принять за… Ну, вы понимаете! – разволновался Эксентар, уже раскаявшийся в своей откровенности. – Повсюду воины… Как только увидят вас… Ведь почти никто о вас не знает! Что они могут сейчас подумать, увидев на улице чужого человека, да еще градеронца! Вас убьют или ранят… А потом, – его лицо исказила гримаса ужаса. – А потом вернется Кристиан Розенгельд, и, когда узнает…

– Не бойтесь. Кристиан справедлив. Он знает, что я не осталась бы здесь, зная, что наш сын в опасности.

– Почему? – совсем растерялся Эксентар.

– Неважно, – с усилием проговорила Рейта, – но совсем недавно у градеронцев были причины желать Демиану смерти.

– Но он в безопасности! – горячо возразил Эксентар. – Ведь с ним господин Рэвенлир, а он лучший воин Эндерглида.

– Однако я сомневаюсь, что лучший воин Эндерглида будет нянчить моего сына вместо того, чтобы искать отступника! – в сердцах бросила Рейта.

Эксентар собрался было снова возразить, но оборвал себя на полуслове. Ему очень некстати вспомнилось, что на пути сюда ему наперерез бросились стражи Врат Рассвета, от которых он и узнал, в чем дело. Остановили его, управляющего библиотекой и далекого от военных дел человека, конечно, совсем не просто так. Они хотели выяснить, не видел ли он Рэвенлира, которого никак не могли найти.

– Как бы то ни было, я не могу позволить вам выйти, – сказал Эксентар с глубоко несчастным видом, не представляя, что будет делать, если Рейта окажет яростное сопротивление. Не драться же с ней, в самом деле.

Рейта, коротко все обдумав, сделала шаг к двери, но в этот момент в нее постучали. Эксентар, подскочив на месте, бросился вперед и схватился за засов, как утопающий за соломинку.

Предчувствие его не обмануло: пришедшим оказался Рэвенлир.

– Слава богу! – выдохнул он, запирая дверь за ним и Архаилом. – Ради всего святого, скажите, что выходить нельзя…

– Куда? – Рэвенлир одарил Рейту тяжелым взглядом.

Рейта не сразу нашлась, что ответить. Увидев, что Рэвенлир и в самом деле не рядом с Демианом, она на несколько секунд потеряла дар речи. Но тут вмешался Эксентар. Он удивительно кратко и емко изложил: кажется, отступник пробрался в Эндерглид, сказал он, Рэвенлира ищут воины и стражи Рассвета и странно, что он с ними не столкнулся. Рейта беспокоится за сына и хочет немедленно пойти к нему.

– Оставайтесь здесь, – велел Рэвенлир Рейте. – Архаил, ты тоже останешься тут. Не выходи из этой комнаты, пока я не приду.

Вид у Рейты был совершенно несчастный, и, немного смягчившись, Рэвенлир добавил:

– Нет причин для паники. Даже если пришли целенаправленно за Демианом, едва ли они знают мой точный адрес. Как только я окажусь рядом с ним, дам вам знать. Но это не значит, – подчеркнул он, посмотрев на Эксентара, – что вы должны открывать дверь кому-либо кроме меня и Тристана, ясно? Кстати, Тристан в курсе?

– Да, – кивнул Эксентар. – Это он приказал мне ни в коем случае не допускать…

– Понятно. Ждите здесь.

С этими словами Рэвенлир стремительно покинул комнату и побежал к выходу из башни, на всякий случай держась за рукоять меча, который он, как и почти любой воин Этериола, носил с собой вне зависимости от того, должен он отправиться на какую-нибудь миссию или нет. Эта привычка была очень кстати как раз для таких случаев.

То, что отступнику удалось прорваться в город, Рэвенлира не сильно удивило. В конце концов, теперь у них имелись какие-то свои цели и даже планы, так что они вполне могли пробраться в Эндерглид тайком. Это было не так уж и сложно, ведь стена все еще не достроена. Рэвенлир очень надеялся, что так оно все и вышло; ему очень не хотелось допускать мысль о том, что пострадали ребята, стоящие на посту, хотя, конечно, этого нельзя было исключать.

Не застав перед башней никого из воинов – они, словно специально, переместили район поисков в какое-то другое место, – Рэвенлир решил пока добраться до дома, как и обещал Рейте. Демиан действительно мог быть в опасности, а вместе с ним и Рилан и Лои. Но не успел он покинуть площадь, как до его слуха долетел чей-то воинственный крик.

Рэвенлиру на мгновение стало дурно: он не мог не узнать этот голосок и уже почти понял, что произошло.

Как мог быстро, он понесся к краю площади, на бегу вытягивая из ножен меч. Рэвенлир подоспел вовремя – схватив Рилана одной рукой, он круто развернулся и попытался отбить нападение градеронца. Но попытка оказалась не слишком удачной: увидев, как Рилан, вместо того чтобы бежать вместе с Демианом куда глаза глядят, отталкивает друга и, героическим ором предупреждая население Эндерглида о враге, выскакивает вперед (Демиан в панике попытался схватить его за руку, но не успел), Рэвенлир думал только о том, как спасти сына, и не обратил внимания, что отступник вооружен коротким мечом, какие носили преследователи Рассвета. Оружие Рэвенлира лишь немного задело его, изменив траекторию, и лезвие меча противника пропороло ему предплечье. Однако, несмотря на боль, Рэвенлир не разжал пальцев и не выпустил меча. С его точки зрения ранение было пустяковым – во всяком случае, недостаточно серьезным для того, чтобы даже помыслить о прерывании боя.

Зато Рилан дико перепугался.

– Нет! – закричал он. – Он убил его! Демиан, зови целителя, быстро!

Демиан, хоть и видел, что отец Рилана вполне живой, рванулся в сторону башни, но строгий окрик Рэвенлира заставил его замереть на месте. Улучив момент и опустив Рилана на землю, Рэвенлир кинулся на отступника, который тоже не собирался прекращать битву. Его как будто охватила эйфория – возможно, он узнал Рэвенлира и был рад тому, что смог его ранить. Также он очень скоро уяснил, как можно использовать в этой ситуации обоих детей, и изо всех сил пытался к ним прорваться. Но Рэвенлир сразу понял его намерения и не давал врагу ни единой возможности пройти.

Ему приходилось нелегко. Отступник обладал недурными навыками владения коротким мечом, а убивать его было нельзя – ведь нужно во что бы то ни стало выяснить, как он прошел в город и, главное, зачем он это сделал.

Перепуганный видом крови Рилан снова оглушительно закричал, зовя на помощь. На этот раз его услышали. Оттеснив ребят, сразу двое воинов Рассвета подоспели к сражающимся. Но еще до того, как они схватились за оружие, Рэвенлиру удалось обезоружить отступника, повалить его наземь и приставить острие меча к его шее.

– Все в порядке? – спросил один из воинов, глядя на окровавленную руку Рэвенлира.

– Полностью, – сказал тот. – А теперь ты, – он надавил на меч. – Зачем ты сюда явился?

Вопрос развеселил отступника. Несмотря на незавидное положение, в котором он находился, он расхохотался – правда, в этом смехе слышалась истерика. Клинок Рэвенлира расцарапал ему кожу в кровь, но отступник продолжал смеяться.

– Предлагаю его запереть для дальнейшей беседы, – предложил другой воин.

Рэвенлир с сомнением посмотрел на него, но через минуту стало ясно, что, действительно, от пленника сейчас ничего не добиться. К тому же, заслышав шум, к башне стали стягиваться люди.

– Хорошо. – Рэвенлир взмахнул мечом и нанес отступнику еще одно ранение – несерьезное, зато гарантировавшее, что он в ближайшее время не сможет предпринять ни одной попытки сбежать. После этого двое воинов подхватили чужака под руки и, с усилием подняв его на ноги, потащили прочь. Тот не пытался вырваться; смех чередовался со сдавленными ругательствами, адресованными светлому городу и всем его жителям.

– В чем дело? Где отступник? Господин Рэвенлир ранен! – на площади уже было достаточно народу – стражи, преследователи, ученики, их учителя и просто случайные прохожие. И если обладатели воинского статуса стремились узнать, снята ли тревога, то все остальные бестолково галдели на разные лады.

– Все в норме, – бросил Рэвенлир. – И в следующий раз не выпускайте младших учеников на улицу во время тревоги.

– Так поймали же уже, – добродушно проговорил один из учителей.

– И мы не младшие! – смертельно оскорбился мальчик лет восьми. – Вон младшие! – его обвиняющий перст уперся в Демиана и Рилана.

Раньше Рилан непременно бы ответил ему, а то и ввязался в драку. Но сейчас он пропустил эти слова мимо ушей. Сознание того, что из-за него пострадал его отец, совершенно выбило мальчика из колеи. Растеряв всю свою удаль, он изо всех сил пытался сдержать слезы. Демиан, стоящий рядом и тоже не совсем пришедший в себя после пережитого, крепко держал его за руку – отчасти для того, чтобы его успокоить, отчасти потому, что сам был жутко напуган.

Велев всем расходиться, Рэвенлир, отказавшись от немедленной медицинской помощи, растолкал собравшуюся толпу и вышел к ребятам. Рилан сначала испуганно отшатнулся, ожидая жестокой расправы. Потом вдруг с той же стремительностью рванул вперед и, всхлипнув, прижался к отцу.

– Еще раз увижу рядом с отступником до того, как получишь статус – пеняй на себя, – сказал Рэвенлир, дав ему символический подзатыльник.

– Он сам! – выкрикнул Рилан сквозь слезы. – А я… А мы… Тебя все искали, а мы… А ты с Архаилом! Вечно ты с ним! И мы одни пошли! – чувствуя, что рассказ не дается ему из-за бури чувств, он умолк.

Рэвенлир, слабо улыбнувшись, поднял его здоровой рукой.

– Это не повод лезть на рожон, – сказал он. – Как видишь, мне за тобой, в отличие от Архаила, не угнаться, вот я и не пытаюсь. Имей это в виду и не заставляй меня вытаскивать тебя из-под меча.

– Ладно! – Рилан, зардевшись от гордости, вытер слезы. – В следующий раз я сам!

– Я имел в виду, не ищи неприятностей на свою голову. Демиан, ты в порядке? Пойдем.

Демиан, чувствуя себя так, словно все происходящее – его очередной сон, направился за ними к башне, чуть пошатываясь от усталости. Ему было тяжело разобраться в ворохе ощущений, но одно он знал точно: в Этериоле снова происходит что-то странное. Ведь неспроста в Эндерглид пробрался один из тех, кто не столь давно избежал смерти от силы Ключей в Градероне.

Полузабытые картины вспыхивали в сознании Демиана болезненными пятнами. Вот мать теснит его к стене, пытаясь заслонить собой, а вот один из воинов Заката заносит меч… За его спиной за разворачивающейся сценой жадно наблюдают другие – и среди них этот человек…

Преодолев всего несколько ступенек лестницы, Демиан почувствовал, что проваливается в темноту. Голова раскалывалась от боли, так же как и запястье, которое он когда-то порезал мечом, чтобы избавиться от проклятия.

Глава десятая. Ретилос

Буря никак не хотела покидать пределы Галикарнаса, и гроза разыгралась с новой, ужасающей силой. Дождь нещадно лупил по всему, до чего ему удавалось дотянуться. По каменным стенам башни Торн капли стучали особенно тяжело и даже как-то гнетуще, но в самой башне так шумели, что никто не обращал на это внимания. Там было тепло и светло, лилась веселая музыка – кто-то играл на незамысловатом инструменте, – а за столом и вокруг него бурно пировали король и его войско, снова слившееся воедино. Запасы еды и вина убывали со стремительной быстротой, однако стоило столу опустеть хотя бы наполовину, слуги Дианты и Сигфрида тут же заполняли его вновь.

Король после плотной трапезы подобрел и вроде бы даже смирился с тем, что Балиан сидит «на совершенно недопустимом» расстоянии от Дианты, то есть меньше, чем в пяти метрах. Впрочем, любой взгляд Балиана, брошенный в сторону королевы, перехватывался Сигфридом, и тот угрожал жесточайшими пытками. Это, конечно, не укрылось от внимания Кристиана и Юана, счастливых после воссоединения с братом, и стало причиной многочисленных насмешек.

– Меня терзают сомнения, Балиан, – сказал по этому поводу Кристиан.

– Да-да! – подхватил Юан. – Что ты там натворил с королевой?

– Идите вы! – в десятый раз взвился на ноги Балиан. – Девчонка и девчонка… Кто виноват, что подвернулась! Уходить не хотела! Пришлось терпеть…

Но, говоря, он неизменно краснел – правда, больше от недовольства, нежели от смущения. Его коробило, когда он называл королеву Дианту «девчонкой». Ей было лет двадцать, быть может, чуть больше, но она выглядела старше за счет королевского облачения и невозмутимо-гордого, несколько высокомерного выражения лица. И Балиан не мог не признать, что она была очень и очень красива. Не то чтобы он действительно проникся к ней какими-то чувствами, нет – но с неуверенностью, присущей ему в подобных вопросах, мог сказать, что она, пожалуй, не просто красива, а прекрасна.

– У вас тут своя королевская особа, – заметил один из солдат, подталкивая Юана.

Его соседи одобрительно зашумели. Они не переставали обсуждать боевое мастерство Лейан и то и дело норовили подлить ей вина, похвалить за владение мечом и бросить какой-нибудь намек. Но все их планы шли крахом и без вмешательства братьев, которые с интересом наблюдали за развитием событий. На похвалы Лейан отвечала, что ее мастерство не так уж и хорошо, в намеки не вдумывалась и потому игнорировала их, а вино выпивала кубок за кубком, и при этом ни малейшего симптома опьянения у нее не появлялось.

Она как раз пригубила очередную порцию, когда Сигфрид, услышав их говор, грянул на весь зал:

– А и впрямь ничего девчонка!.. Останется со мной. Место королевы занято, – обратился он лично к Лейан, – но ты вполне можешь стать моей любовницей.

Услышав это, Лейан поперхнулась вином, точно так же как и сидящие рядом с ней Балиан и Юан. Дианта на эти слова никак не отреагировала, словно Сигфрид сказал о чем-то, что ее совсем не касалось.

– Не шутите так, Ваше Величество, – сказал Кристиан.

– Да кто шутит? – оскорбился Сигфрид. – Чтоб вы, этериольцы, знали – короли такими предложениями не разбрасываются! Ну? – хищно посмотрел он на Лейан.

Лейан понимала, что должна ответить предельно вежливо, но в категоричной форме, однако от шока у нее пропал голос, да и повелительный тон Сигфрида заставлял думать, что речь не о предложении, а о приказе. Сбивало с толку и то, что страшно разочарованные солдаты плавно отхлынули от Лейан, посчитав ее, судя по всему, собственностью самого короля.

– Молчание – знак согласия! – восторжествовал Сигфрид.

– Ничего не согласие! – укорил Юан. – Вы ее дара речи лишили! Нельзя же так!

– Врежь ему, – посоветовал Балиан Лейан.

– Юану? – еще больше растерялась девушка.

– Сигфриду! Или ты того, здесь останешься?

– Да ты что! – перепугалась Лейан и, повысив голос, вежливо и твердо проговорила: – Благодарю вас, Ваше Величество, но никак не могу на это согласиться.

– Еще как можешь! – не сдавался Сигфрид. – А ты! – указал он на Балиана. – Ты – не подавай ей дурацких советов. Выискался!

– А ну пойдем выйдем! – снова вскочил Балиан.

– По какому поводу? – осведомился Сигфрид. – Надо же мне знать, по какой причине я тебя разделаю.

– Посмотрим, кто кого!

– Да ты даже вина выпить не можешь! Мой сын подостойнее тебя будет.

– Еще как могу! – Балиан украдкой поменял свой полный кубок местами с пустым кубком Лейан.

Их диалог стал переходить в обычную перепалку, грозившуюся завершиться боем. Кристиан слушал их со скучающе-отсутствующим видом, испытывая, впрочем, некоторую ностальгию. Лейан прятала покрасневшее лицо в ладонях, а Юан гладил ее по волосам, тихо посмеиваясь и заверяя, что никто ее королю в любовницы не отдаст.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15