Марина Кистяева.

Папа для волчонка



скачать книгу бесплатно

Он подошёл к ней максимально близко. Сейчас между их телами расстояние было не больше метра, и он мог рассмотреть, как трепещут её длинные реснички, как легкий аромат цветочных духов касается его обоняния, кружа голову и вызывая в его организме вполне понятные и закономерные условные рефлексы.

– Я не понимаю, о чем вы, – эта нахалка всё же вскинула подбородок кверху, решив пойти до конца, и как молодой солдат, попавшийся на глаза офицеру, готовая стоять и утверждать, что «так и былО», и она ни при чем.

– Машина сломалась, да? – Макар всё же начал заводиться сильнее.

Варвара сглотнула.

– Да, не понимаю, что с ней… Выехала утром и вот…

– Если мне не изменяет память, то пару дней назад от «Эллады» вы с Ваней отъезжали на стареньком «поло». Сейчас же у тебя, Варя, под попой находится кадиллак. И у меня возникает закономерный вопрос – как девушка, ездящая на машине, стоимость которой начинается от двух с половиной лямов, может искать работу простого тренера? Тихо! Не перебивай. И тут я смотрю на машину, на этот самый кадиллак, и у меня возникают уже смутные сомнения, что я его видел! Ах, да, точно. Конкретно эта машина принадлежит Георгию Лампосу. И далее следует ещё один вопрос: если предположить, что ты спишь с Жорой, то какого хрена стоишь на трассе и голосуешь? Не проще ли позвонить хозяину машины? Уж он для своей девочки быстро пришлет парней с эвакуатором!

По мере того, как он обрушивал на Варвару поток слов и доводов, на которые у неё не было противовеса, она то бледнела, то её щеки покрывал румянец. Она явно не ожидала от него столь пламенной речи.

– Что молчим, Варя? Или Жора тут вообще ни при чем и даже не в курсе, что на его машине разводят нерадивых лошков?

– Макар Витальевич…

Он не дал ей возможности сказать и слова.

Ему нужно немного времени, чтобы перевести дыхание. Иначе он точно займется рукоприкладством.

– Значит, так. Мы не будем сейчас здесь выяснять что и почему. Ты говоришь своим подельникам, которые стоят за мостом, что на сегодня ваша вахта закончена. И деятельность ваша тоже в принципе закончена. Пусть «чинят» машину и отгоняют её на техсервис, пока Жора не хватился пропажи и не поотрывал головы некоторым. Ты едешь со мной. Ко мне. И нет, трахать я тебя не собираюсь. Будем говорить. По-взрослому. На всё про всё у тебя пять минут.

– А если…

– Без всяких «если», Варвара, – он сказал фразу таким тоном, что Варя вздрогнула. – Не зли меня сильнее. Ты произвела впечатление умной девочки, не порть его окончательно.

Более не смотря на неё, сжимая кулаки и убеждая себя, что он делает всё правильно, Макар вернулся к машине. Запрыгнул в неё и завел двигатель.

Выдохнул.

Не удержался и посмотрел в сторону Вари. Та смотрела на него, потом приподняла брови и мотнула головой, выражая недоумение и молчаливое согласие. Придется подчиниться. Варя выставила вперед руку с смартфоном и нажала на вызов. У него не были опущены окна, и он не мог слышать, о чем она говорит.

Но девочка отвернулась.

Правильно, он бы по губам считал разговор.

Закончив говорить, Варвара прошла к кадиллаку, захлопнула капот, открыла дверь пассажирского переднего сиденья и взяла небольшую сумочку.

Подельники приехали быстро, не прошло и пары минут. На том самом «поло». Из него вышли два крепких парня, одному на вид было около двадцати пяти, второй – совсем сопливый, восемнадцать-девятнадцать. Макар снова выругался. Значит, именно с первым спит Варя.

Что ж…

Кое-кому придется потесниться.

Не ему точно.

Парни подошли к Варваре и хотели ей что-то сказать, но она им не позволила, быстро затараторив, всучивая сумку и ключи. В сумке деньги, понятно почему она её отдает. Себе оставила лишь телефон.

Тот, что помладше, схватил её за руку. Макар напрягся, готовый уже сорваться из машины и поговорить более доступно с парнем. Который, кстати, показался ему смутно знакомым. Где они могли пересекаться… По хорошей физической форме того, Макар пришёл к выводу, что парень профессионально занимался спортом. И если постараться, то Макар вспомнит его.

Но он не хотел стараться, его внимание было приковано к Варваре, которая улыбнулась и, кивнув на прощание подельникам, направилась к внедорожнику Макара. Парни проводили её внимательным взглядом, после чего посмотрели на Макара. Оба. Зло. И предупреждающе.

А вот это интересно.

Макар, случись потасовка, раскидал бы обоих без лишнего напряга, даже несмотря на то, что тот, кто был постарше, превышал его в комплекции и был тяжелее килограмм на двадцать. Увальнем его назвать язык не поворачивался. Парень не заплыл жирком, да и под футболкой отчетливо просматривались крепкие мышцы.

Варвара подошла к его машине, открыла дверь и забралась в салон.

– Я готова к разговору, – сдержанно и немного сердито сказала она.

– Лучше помолчи.

– Макар Витальевич…

– Во-первых, просто Макар. Во-вторых, для своей же пользы уясни одно правило: когда я говорю, помолчи, лучше послушаться.

Варя была бы не Варей, если бы не ответила в своем репертуаре.

– Любите командовать, Макар? Доминировать?

– Я люблю, когда нашкодившие маленькие девочки сидят и делают то, что им велят. И не злят ещё сильнее взрослых мужиков и тем более постоянно пытаются свести разговор в сторону секса.

– В сторону секса? – в голосе Вари послышалось удивление. – Я и не заикалась! Между прочим…

– Помолчи.

Он посмотрел в её сторону, и внезапно Варя умолкла. Встретила его взгляд стойко, за что ей плюсик в характер, потому что не каждый взрослый мужик выдерживал его взгляд, когда он был на взводе.

У Вари всё же сработал инстинкт самосохранения, и она медленно кивнула. Так, что дала понять – это вынужденная мера.

Вот и умничка.

Макар вел автомобиль, превышая скорость. Ничего не мог с собой поделать. Плестись сейчас со скоростью восемьдесят километров в час подобно медленной экзекуции.

На Варю он не смотрел.

До дома, где у него находилась квартира, они доехали менее чем за полчаса. За всё это время Варя не произнесла ни слова, сидела и смотрела в окно, лишь изредка поджимая губы.

Он же не позволял себе думать о том, что увидел.

Охранник поднял шлагбаум и пропустил машину.

– Не хило, – всё же сорвалось с губ Вари.

– Ты о чем?

– Комплекс, в котором вы живете.

Макар мог бы рассказать, как зарабатывал на квартиру, работая по двадцать часов в сутки, рискуя здоровьем, подчас и жизнью, но зачем? Если девочка опустилась до банального развода, не поймет. Быстрые деньги дурманят голову.

Он вырулил на паркинг, остановившись на своем месте.

– Выходи.

Помогать Варе Макар не собирался. Изображать джентльмена – подавно. Он не был уверен, что удержится, и, коснувшись случайно девушки, хорошенько не встряхнет её, чтобы мозги вправить на место.

Но Варя и не ожидала от него помощи, открыла дверь и ловко выбралась из высокого внедорожника.

Макар поставил машину на сигнализацию и снова лаконично сказал:

– Пошли.

Варя, мысленно протестуя против его приказного тона, одновременно балансируя на грани сохранения видимости перемирия, лишь снова поджала губы и легко повела плечами.

Мол, как скажешь, гражданин начальник.

Макар снова отметил разницу в их росте.

Настоящая ляля, которой не помешает жесткая воспитательная порка. И куда только родители смотрят? Неужели не видят, что ребенок ступил на скользкую дорожку?

Они прошли мимо консьержки, которая учтиво с ними поздоровалась.

– У вас тут совсем всё по… взрослому, – снова съехидничала Варвара, за что была вознаграждена ещё одним его взглядом.

В лифте ехали молча.

Варя встала от Макара как можно дальше, к противоположной стене.

Макар видел, что ей несколько раз звонили, она телефон поставила на беззвучный режим. Быстро что-то отвечала сообщениями, но трубку не брала.

Кто о ней беспокоится? Тот парень, что постарше? Когда Макар начинал думать, что Варвару использовали да ещё так грязно, волна гнева снова всколыхивалась в душе.

Открыв дверь, Макар первым пропустил Варвару. Та на мгновение замешкалась, но потом в привычной манере вскинула подбородок кверху и перешагнула порог. Макар мог поклясться, что она мысленно для себя решила, что он привел её к себе, чтобы приятно провести время, а не поговорить.

Пусть думает, что хочет.

Кинув спортивную сумку на продолговатую кожаную скамью, Макар разулся. Варя, оглядевшись по сторонам, тоже нагнулась и принялась расстегивать сандалии. Макар усмехнулся. Девушка встала таким образом, чтобы он не видел ни её попы, ни груди. Умненькая.

Когда, черт побери, не надо.

Разувшись и ничего не говоря, Макар сразу же прошел в кухню-гостиную, что располагалась у него слева от коридора. Он не сомневался, что Варя последует за ним.

Макар открыл холодильник и достал оттуда очищенную воду. Отвинтил крышку и жадно принялся пить, словно у него был сушняк с конкретного перепоя.

Осушив фактически всю бутыль, Макар поставил её на столешницу. И лишь после этого обернулся.

Варя стояла в дверном проеме и осматривала комнату. Макар недавно затеял ремонт, и на кухне остался лишь кухонный гарнитур, занимающий всю стену, стол с двумя стульями и небольшой диван. Сама же комната была большой и выглядела сейчас откровенно пустой.

– Воду будешь? Чай? Кофе? Спиртное не предлагаю.

– Опасаетесь, что я напьюсь и буду буянить, – Варя перевела взгляд на него.

– Опасаюсь, что ты с твоим острым язычком полностью перестанешь контролировать свои слова, и мы договоримся до чего-нибудь очень нехорошего.

– Уточнять, до чего, не буду.

– Вот и правильно.

– Тогда мне воды.

Он снова открыл холодильник, достал пол-литровую бутыль и протянул Варваре. Та подошла и взяла её так, чтобы их пальцы не соприкоснулись. Зеленоглазка всё же умудрялась контролировать себя, хотя и находилась в проигрышном положении.

– Итак, как мы поступим? – спросил Макар, упираясь поясницей в столешницу и скрещивая руки на груди.

Он планировал пригласить Варю к себе, только не думал, что это случится при такой неоднозначной ситуации.

– Ваши предложения.

Варвара сделала несколько глотков, закрыла крышкой бутыль, но ему не вернула. Не глядя на него и продолжая держать спину прямо, прошла к дивану, села на краешек и негромко сказала:

– В ногах правды нет.

– Я хочу знать, что ты делала на дороге, – резко бросил Макар, внезапно осознавая, что не способен на долгие разговоры и на хождение вокруг да около.

Варвара грустно улыбнулась и всё же посмотрела на него, заставив взрослого, чего только не повидавшего мужика внутренне вздрогнуть. Он ожидал от неё паясничества, споров, ухмылок, изворотов.

К чему совершенно не был готов – к усталости.

На него смотрела не молодая, малость зарвавшаяся девушка, а умудренная годами женщина, которая столкнулась с серьезными неприятностями и подошла к той самой черте, за которой начинался обрыв.

Макар сталкивался с такими пронзительными взглядами и не раз.

Но чтобы Варя…

Так, стоп, Карельский, без суеты и без лишней сентиментальности. Возможно, он крепко ошибается насчет Вари, и та является опытной манипуляторшей.

– Я разводила мужчин на деньги, – спокойно произнесла она.

– То есть признаешь?

– Макар, а зачем отрицать очевидное, когда вы всё разложили по полочкам? Думали, я пойду в отказную и начну вам врать, изворачиваться? Не хочу. Вот не хочу и всё. Я уважаю вас и меньше всего хочу ссориться. И да, остаться без работы. Вы же меня не будете увольнять?

– Хороший вопрос, на который я отвечу позже.

Варя нахмурилась и сильнее сжала бутыль.

– Послушайте, мне, правда, нужна работа…

– Варя, ты за пару часов на трассе заработала больше, чем у меня за месяц.

– Это была вынужденная мера! – вспылила она, сверкая глазюками.

– Да неужели? Никакая мера не может быть вынужденной, чтобы сознательно пойти на обман!

– Я не буду с вами спорить.

Было видно, что эта реплика далась Варе через большое усилие.

– Почему же… Я с удовольствием послушаю, что ты мне скажешь. А я думаю, что ты мне всё расскажешь.

Варвара послала в его сторону гневный взгляд, потом, чтобы дать себе время, снова открыла бутылку и сделала пару глотков. Одна капелька не попала в рот и покатилась по подбородку и ниже…

А Макар, чувствуя себя извращенцем и «голодающим», который не видел девушек как минимум полгода, не моргая смотрел на хрустальную капельку и ничего не мог поделать с зарождающейся эрекцией. Если так и дальше пойдет дело, и он продолжит слишком остро реагировать на девушку, придется выпроводить её из квартиры. От греха подальше. Насильником Макар не был, и партнерш никогда не принуждал. А взаимности с Варей пока у него быть не может.

К тому же, она при ухажере…

Пока.

Мужчина сжал челюсти с такой силой, что послышался скрежет зубов.

– Я не хочу ничего рассказывать, – ровно, тщательно выговаривая слова, сказала Варя, на этот раз не закрывая бутыль.

– Придется.

– Макар, зачем вам это? Вы отчитали меня на дороге, давайте будем думать, что я поняла ваш посыл, и исправлюсь. Что больше никогда не буду заниматься автоподставой и…

– Как часто ты так работаешь? – грубо перебил он её.

Варя немного растерянно моргнула, и, если бы Макар лично не видел её в роли подставщицы, то решил бы, что она смутилась и не до конца поняла его вопрос.

– Вот вы сказали… работаю… Макар, сегодня – первый раз. Нам нужны деньги, поэтому и пошли на крайние меры.

– Нам? Тебе и твоему парню? Интересно – на что?

Варя нахмурилась сильнее.

– Моему парню?

– Ну да, тому, плечистому.

В глазах Вари появилось искреннее, ничем не прикрытое удивление.

Даже беззащитное.

– Это вы сейчас про Марка?

– Откуда мне знать, как его зовут, – сквозь плотно сжатые губы ответил Макар, которого всё сильнее не покидало ощущение, что он чего-то не видит. Это нечто лежит на поверхности, а он ходит вокруг и не замечает.

Варвара коротко и совсем невесело засмеялась.

– Если Марку сказать, что вы приняли его за моего парня, он будет долго смеяться. Нет, ржать. До коликов в животе.

– Рад, что смогу вас повеселить.

Его жесткое замечание заставило Варю снова нахмуриться.

– Марк мой брат.

– О как даже.

Он не хотел, но вышло с цинизмом.

– Да! Брат! – более жестко и категорично заявила Варя и вся напряглась, готовая и дальше защищаться.

Макар сразу же в голове сделал зарубку, что девочка очень остро реагирует на всё, что касается её семьи.

Неспроста.

– Хорошо, брат так брат. Прекрасно. Ваня, ты и этот Марк. Дружная семья.

– Есть ещё Митя, – продолжая метать глазами гром и молнию, добавила Варвара.

Брови Макара невольно поползли кверху.

– То есть вас даже не трое детей, а четверо?

– Да.

С каждым словом Варвара становилась все серьезнее, если не мрачнее.

– Три брата и сестра, – ещё раз уточнил Макар, понимая, что со стороны его уточнения могут показаться глупыми.

Варя приглушенно выругалась, но он услышал.

И тут в его голове что-то щелкнуло.

Сместилось.

– Постой-ка… – он даже подался вперед и, прищурившись, более внимательно посмотрел на девушку. – Парисовы. Точно, черт побери. Я же думаю, что фамилия знакомая… И парень, тот что помладше, мне тоже показался знакомым. Дмитрий Парисов. Я накануне пересматривал его выступление. Парень дерется от МВД. И ещё… – по мере того, как он говорил, Варвара почему-то бледнела, словно он коснулся чего-то очень личного, запретного. – Мне за него говорили. Не помню точно когда. Просили поспособствовать. Я ещё… В общем, не важно что. Но информацию мне про него полную дали. Сирота…

– Он не сирота! – а вот тут Варвара уже закричала в голос, вскакивая с дивана.

– А ну, села! – рявкнул в ответ Макар. Он терпеть не мог, когда особы женского пола на него повышали голос. Прямо выбешивало сразу.

Варя не села, рухнула. Словно ей подкосили ноги.

– Его родители погибли, когда ему было года десять. Точнее не помню. И его усыновили. Как и тебя. И Марка с Ваней. Вы – Парисовы. Дети в многодетной семье, где все детки усыновленные. А ещё… – он снова сделал паузу, за время которой лицо Варвары превратилось в сплошную непроницаемую маску. – Ваши приемные родители разбились. Около полугода назад.

– Четыре месяца, – не своим, неживым голосом поправила его Варя и снова посмотрела на Макара. Пришла его очередь испытывать неудобство. И что-то ещё, более сильное. – Четыре месяца назад не стало наших папы и мамы.

Глава 4

Это была их общая единая боль…

Но о ней Варвара не была готова говорить.

– Соболезную.

Варвара медленно мотнула головой.

– А вы очень опасный человек, Макар.

– С чего такие выводы?

– У вас отличная память, феноменальная. Про ваши аналитические возможности я вообще молчу. Первый раз столкнулась с тем, что меня «щелкнули», как орешек. Можно ещё воды? – она приподняла бутыль, показывая, что всё выпила.

Макар снова всверлился в неё тяжелым взглядом, но Варвара и не такие выдерживала. Научилась.

И всё же внутри неё что-то засвербело, заставляя мобилизовать все душевные внутренние силы. А хотелось расслабиться, немного забыться. Пришлось напомнить себе, что она не имеет права быть слабой. За слабость в этой жизни, к сожалению, приходится платить высокую цену.

– Я всё же предлагаю кофе.

– Давайте, я сварю. Я, когда училась, подрабатывала баристой.

– Серьезно?

– Да.

– Варя, не откажусь. Заодно немного и поостынем. Да и полученную информацию переварим. Кофе вот в этом ящике.

Макар открыл верхний ящик, и Варя не без удовольствия отметила, что Карельский кофеман. По крайней мере, пакетов семь с разными видами кофе у него имелись.

На саму Варю кофе оказывал не только тонизирующий эффект, но и успокаивающий. Она любила вечерами, когда взрослые братья укатывали тусить, а Ваня засыпал, выходить на веранду с чашкой дымящегося напитка, устраиваться поудобнее в плетеном кресле-качалке и смотреть на небо, не важно звездное или затянувшееся тучами. Такие вечера особенно ценны. Они дают веру в будущее. В счастье.

Варя поднялась с дивана и направилась в сторону Макара. Всучив ему пустую бутыль, она, встав на цыпочки – вот когда сожалеешь, что имеешь рост «метр с кепкой» – достала несколько пачек.

– На мой вкус? – решила уточнить она.

– Давай попробуем.

Карельский не спешил отходить от неё, лишь чуть сдвинулся в сторону. Варвара невольно отметила, как от мужчины, даже когда он ничего не говорит, исходит аура силы, под которую просто нельзя не попасть. Молчаливый. Грозный. Взрослый.

А у неё что-то ёкает внутри. И мышцы живота начинают странно сжиматься, словно от неведомого предчувствия.

Варвара не чуралась мужского внимания, но всегда реагировала спокойно. Да, она кому-то нравится, кто-то даже нравился ей. Нормальное течение жизни. В основном всегда пытались привлечь её внимание. А ей некогда было: то огород, то помочь родителям, то учеба, то подработка. Бегала, суетилась. Мама приучила её, что женщины в ответе за дом, за уют. И это было правильным.

А романы… Они не цепляли сердце Варвары.

С Карельским было иначе. Ещё в спортзале, когда она, запыхавшаяся, вбежала в поисках Вани и натолкнулась на суровый, едва ли не осуждающий взгляд, у неё подкосились колени. Вот это мужчина! Такой и прогонит взашей, и приласкает, и отшлепает и залюбит. Глупая мысль да ещё и недружелюбный тон мужчины настолько поразили Варю, что девушка мгновенно встала в стойку. Если вначале хотела даже пококетничать, поинтересоваться, где ей найти директора этого заведения, то, услышав жесткий тон, мгновенно перехотела. Она терпеть не могла, когда с ней разговаривали пренебрежительно. Даже осуждающе. То есть её обвинили без суда и следствия, сделали свои выводы. И она с удовольствием послала бы данного субъекта куда подальше, если бы вовремя не услышала, кто перед ней.

Дальше проще и в тоже время хуже.

Ей нужна была работа. Пришлось ждать и идти на уступки.

Чего уж тут греха таить, услышав про свидание и про «не скажешь мне нет», она готова была лечь под Карельского. Мерзко? Гадко? Осуждайте, ей плевать. Она знала, за что боролась, знала конечный итог своей цели, а осуждения… да ради Бога. Как там говорят? Пусть в неё кинет камень тот, кто ни разу не согрешил. Да и согрешить с таким, как Карельский, будет наверняка приятно физически. Возможно, ей даже понравится.

А потом приедет домой и проревется, закрывшись в ванной. Она не гордая, потерпит. Зато будет работа, в которой она очень нуждалась. «Эллада» – крутой фитнес-центр, и у неё будет возможность проявить себя. Через пару месяцев, может, перейти на вариант работы персонального тренера, где и оплата другая.

Деньги… деньги… чертовы деньги!

Варя выдохнула и выбрала арабику.

Четыре месяца назад их отлаженная счастливая жизнь рухнула. Да, у каждого были какие-то заморочки, свои тараканы в голове, проблемы. Многие решались за семейным советом.

Но главное – у них были родители.

И счет в банке. Два миллиона. Кому-то на обучение, кому-то первоначальный взнос на ипотеку. Кому-то на лечение. Марк, Митя, она – каждый из них готов был, не задумываясь, отдать свою долю другому. Когда Митя поступал, они с Марком решили и сообщили об этом родителям – надо будет дать взятку, они готовы отдать деньги. Родители молча приняли их решение. У них так было заведено: дети – неотъемлемая часть семейного совета, и их решения имели такой же вес, как и у родителей.

Деньги для поступления Мити не понадобились. Он у них молодец.

Зато деньги понадобились на другое.

Сначала на похороны.

Потом – откуп шантажисту.

При мысли о том, что они отдали всё, что заработали родители и частично они, злость накрыла Варвару. Показывать её она никому не собиралась. Работа баристы научила её не только делать хороший кофе.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

сообщить о нарушении