Марина Кистяева.

Аукцион судьбы. Книга 2



скачать книгу бесплатно

Глава 1

…Конечно, кому понравится испытывать симпатию к человеку, который обречен.

Осетин ушёл, оставив Сашу одну. Девушка некоторое время постояла, посмотрела на лениво качающиеся волны и отошла от иллюминатора.

Радовало уже то, что её никуда сегодня не позвали. И она снова может побыть в одиночестве. Зря только наряжалась.

Первым делом, Саша, открыв чемодан, достала простое платье. Своё. Не купленное Олегом. И переоделась в него. Несмотря на поздний час, сорочка и халатик пока были неуместны. Никто не давал гарантии, что Олег не вернется через полчаса и не потащит её на палубу.

Опасения Саши оказались напрасны. Разложив вещи, она присела на кровать и даже подпрыгнула на ней, проверяя качество матраса. Тот под ней даже не шелохнулся.

А, между тем, усталость брала своё.

Саша, чтобы не уснуть прямо сейчас, встала и снова подошла к иллюминатору. Может быть, прогуляться? Стоило вспомнить контингент приглашенных, как желание мгновенно пропадало. Не её уровень. Что она будет делать на палубе, да ещё и в одиночестве?

Море, пусть и из иллюминатора, успокаивало.

Саша поняла, что готова смотреть на волны часами. Красиво. Завораживающе.

Краем глаза она заметила, что к яхте подплывает ещё один катер. Почему-то в глаза бросилось, что он поношен и имеет черный окрас. Саше стало любопытно. Она присела и постаралась заглянуть вверх, чтобы получше рассмотреть прибывших. Пришлось даже изогнуть шею. Саша редко наблюдала за другими, да и жизнь незнакомых людей её мало интересовала, а тут на неё что-то нашло. Видимо, из-за того, что находилась в незнакомом месте, которое её изрядно напрягало. Да и Олег хорош… Оставил её одну. Хотя последнее, наверное, было к лучшему.

Саша сначала увидела людей в черном. Этакие персонажи из боевиков. Спортивного телосложения мужчины, чьи лица невозможно было рассмотреть. А потом показались девушки. Саше также не удалось даже приблизительно их сосчитать, лиц тоже не было видно. Девушки из эскорта? Скорее всего.

Отчего-то стало не по себе. Саша охватила плечи руками и отошла от иллюминатора. Знакомый Олега решил развлечь гостей по полной? От одной мысли, что Олег воспользуется услугами вновь прибывших красоток хотелось выть. Да и вообще… Что-то у неё не только нервы расшатались, но и здоровье за последние сутки заметно ухудшилось.

Неужели…

Пошатнувшись, Саша кое-как добралась до кровати и легла на спину. Протяжно выдохнула.

Девушка не заметила, как по щекам покатилась одинокая слеза, и тоска навалилась неимоверная.

Она хотела побыть хотя бы немного счастливой… Чуть-чуть… даже вот таким иллюзорным способом.

Чего греха таить, Саша думала, как и где она бы хотела умереть. Не в больничной палате – это точно, среди запаха лекарств и под сочувствующие взгляды персонала. Ей предлагали в родном городе очередной курс лечения, от которого она отказалась. Даже родные не стали настаивать.

Да и врач, кстати, тоже. Все понимали, что его предложение – формальность. Говорят, врачи за время практики ко всему привыкают. Саша на собственном примере убедилась, что так и есть.

Дома – тоже не хотелось. Да и дома, как такового у неё теперь не было. Квартира крестного? Чужая…

Родители воспитывали Сашу в особом отношении к дому. Дом – это не четыре стены, это не постройка, где ты живешь или спишь. Дом – это душа семьи. Это живой организм, к которому необходимо относиться соответствующе. Не зря же говорят, что дома и стены лечат. Так и есть. Саша была полностью согласна с высказыванием. Ей ли не знать… После долгого лечение возвращение домой она сравнивала с глотком свежего воздуха. Она прикасалась к любимым вещам и улыбалась сквозь слезы. Старый, потрепанный мишка, который есть у каждой девочки, ждал на кровати. Тетрадь-дневник, которую она завела в десять лет и доверяла ей все переживания взрослеющего ребенка. Любимые шорты, которые давно стали малы, но которые невозможно выкинуть, потому что они – часть тебя. Заколки и духи. Скляночки, что нереально заставить себя отнести в мусорное ведро.

А ещё аромат, присутствующий в каждом доме, в каждой квартире. Неповторимый и который всегда ассоциируется у каждого проживающего с чем-то особенным, своим. Для кого-то это пироги бабушки или плов мамы. Для Саши – чай папы. И их разговоры. Могут ли разговоры между родителем и дитем иметь запах? Однозначно. Запах теплоты и любви.

Саше повезло. Пусть мама была скована в проявлении чувств, зато папа с раннего детства говорил ей о любви.

– Мы не боимся обидеть тех, кто нам дорог. Можем оскорбить, задеть – говорил он. – А в любви признаться не умеем. Почему? Что тут такого страшного сказать: «Я тебя люблю», показать особое отношение к нему.

Саша не могла не согласиться с папой.

Он, как всегда, был прав.

Как же она по нему скучала! Сильно. И сейчас впервые за время её так называемого путешествия ей отчаянно захотелось с ним поговорить. Увидеть его… в последний раз…

Возможно, от того, что никогда ранее Саша не чувствовала себя подошедшей к краю… Совсем близко. Жжение в груди усиливалось.

И снова в голове возник крамольный вопрос – неужели?

Да, как ей и думалось ранее, умрет она не в родных стенах. В море. Наверное, тут попахивает романтизмом. Глупым и наивным. Как и она сама.

Саша прикрыла глаза.

А ещё она хотела умереть во сне. Старики говорят, что это самая благодатная смерть. Закрыл глаза и ничего не почувствовал. Тебя просто не стало. Так и она.

И тут усмешка скривила губы. Олег не обрадуется подобному исходу.

Прости… Как уж есть.

Саша даже была рада, что рассказала ему, насколько серьезны у неё проблемы с сердцем. Собираясь с ним в отпуск, она подготовилась. Позвонила Григо и попросила «мониторить» новости об Осетине.

– Ты же сможешь?

– Ты чего надумала, Шурик?

– Я тебя спрашиваю – сможешь?

Тишина в ответ была недолгой.

– Допустим, смогу.

Саша не ошиблась в Григо – его ожидало большое будущее. Жаль, только в криминальной сфере. Толковый парень, не хотелось бы, чтобы он испортил себе жизнь, наделав непоправимых глупостей. Но она верила в него и в его цепкую хватку. Тот умел просчитывать ходы. Даже с ней. Отправил её на аукцион именно тогда, когда дежурный врач отсутствовал. Саша не удивилась бы, если бы Гоша приложил и к этому руку.

– Я тебе отправила письмо… С моего ящика… Если вдруг в отношении Осетина начнутся разборки… Предъяви его, хорошо?

– Шурик, ты меня пугаешь.

– Спасибо тебе за всё, Гриш.

Да, Саше не хотелось, чтобы у Олега были проблемы. Он поступил с ней по-человечески. Обман с девственностью мог ей вылиться в серьезные неприятности.

Тоска усиливалась. И не было возможности никуда от неё деться.

Саша крепче зажмурила глаза.

Не думать…

Не расстраиваться…

Нельзя…

Саша сменила позу, пождав ноги к груди.

Если её сегодня никто не потревожит, можно и поспать.

Да, если ей суждено дожить до утра, значит, она проснется в хорошем расположении духа. Никаких истерик, никакого сожаления. Будет наслаждаться солнечным днем и загорать. Радоваться ещё одному дню.

А ещё…

Ей захотелось поговорить с Олегом. До признания в чувствах она не доросла, да и не была пока уверена ни в себе, ни в том, что испытывает к нему.

А его слова…

Господи, его слова…

Она ему нравится. И он этим недоволен.

Хорошее признание, ничего не скажешь.

Саша вздохнула. Не надо думать об этом сейчас… Ни к чему… Лучше спать.

Она и сама не заметила, как её сморило. Причем уснула так крепко, что не услышала, как открылась дверь, и в каюту спустился Олег.

Увидев, что Саша спит прямо в одежде, поверх покрывала, Олег притормозил на лестнице и невольно залюбовался девушкой. На огромной кровати она казалась совсем малюткой. Девочкой. Белокурые волосы разметались вокруг головы, делая её похожей на одинокого ангела. Отчасти так и было.

Отчасти…

Сжав зубы, Олег сошёл вниз и прошёл к кровати. Он хотел секса. Он хотел её. Но будить, пожалуй, не стал бы. Перетрется.

Чтобы не зацикливаться на девушке, вызывающей в нем острое желание, граничащее с болью, подошёл к бару и налил себе ещё выпить. Сегодня у него намечался явный перебор со спиртным, но было очень надо. На то вырисовывалось несколько причин. Выпив полный стакан коньяка, поморщился. Закусывать не хотелось, хотя он и знал, что в мини-холодильнике, что искусно спрятан за шкафчиком небольшого комода, находятся морепродукты и нарезка с фруктами-овощами.

Постояв некоторое время, Олег налил себе ещё. Кажется, хватит… Проходя мимо иллюминатора, остановился и посмотрел на темно-синюю морскую гладь.

Пока тихо.

Он, раздевшись и сполоснувшись под холодным, бодрящим душем, прошел к кровати. Саша по-прежнему спала в той же позе, чем вызвала у Олега легкую улыбку. Будить девушку совершенно не хотелось, и он, осторожно приподняв её, уложил на простыню, сверху прикрыв легким одеялом. Сам так же нырнул под него.

И снова аккуратно притянул к себе Сашу, положив её голову себе на плечо. Спи, девочка.

Утром добрым не бывает?

Бывает. Если чувствуешь, как нежные ладошки скользят по твоему животу, а потом и вовсе останавливаются в области паха. Ложась спасть, Олег сбросил с себя всю одежду, вплоть до трусов. Сделал автоматически, не рассчитывая на секс со спящей Сашей. Видимо, она решила иначе.

По ощущениям, было позднее утро. Учитывая то, что он лег в четыре и успел выспаться. Да и голова свежая. Зато по телу пронеслась знакомая истома возбуждения, когда обе ладошки обхватили его член.

Олег не спешил обозначать, что проснулся. Ему нравилась игра Саши. Более того, ему чертовски нравилось, что девушка впервые со времени их знакомства сама проявляет инициативу, сама тянется к нему. Она погладила член, и задержала пальчики на гладкой головке, из которой уже появилась жемчужная капелька. Когда по животу скользнули шелковистые волосы, Олег распахнул глаза и весь подобрался.

Саша не смотрела ему в лицо. Она была полностью сосредоточена на его паху. Девушка стояла на коленях напротив его бедер, и сейчас её белокурая головка склонялась к его естеству.

Останавливать её он не стал. Какой мужчина не мечтает проснуться от минета? Осторожного, робкого.

Когда губы Саши коснулись его головки, тело Олега точно прострелило. Он сжал зубы, едва ли не заскрежетал ими. Девочка его… куколка. Всё равно куколка. Пусть и обижается. Пусть и думает, что он над ней насмехается. Возможно, в самом начале он и хотел её задеть, сравнивая экзотическую внешность с кукольной красотой. Сейчас же она ему больше напоминала дорогие фарфоровые изделия, завораживающие своей необычайностью. Изяществом. Тронешь – разобьется, сломается. И будет нереально восстановить.

Его куколка. Его девочка.

Каждую мышцу свело от напряжения, от нестерпимого желания. Её горячие губы обжигали и одновременно дарили райское наслаждение. В каждом её движении, скольжении чувствовались неумелость и стремлении сделать ему приятное. Её робость выносила мозг, и воспринималась его телом, как самая изысканная ласка. Саша пыталась взять его полностью, но не смогла, чуть закашляла.

– Иди сюда, – рыкнул Олег, резко садясь и притягивая к себе Сашу, запуская руки ей в волосы.

Девушка скованно, смущенно улыбнулась.

– Я…

Он не дал ей ничего сказать, сильнее вжал в себя, фактически укладывая на грудь и впиваясь жадными губами в её губы. Сладкие… Вкусные… Несущие удовольствие, граничащее с безумием. Мог ли он неделю назад предположить, даже мысль допустить, что будет сходить с ума по женским губам? Что они будут манить его похлеще магнита? Звать, притягивать, лишать покоя. Он, который никогда не увлекался никем серьезно, для которого женщины всегда играли второстепенную роль.

Не мог.

Но кто-то свыше решил сыграть с ним в игру, в которой напрочь отсутствовали правила. Подарили ему счастье в виде Александры. Мимолетное, не заслуженное. И он, что никогда не строил отношений, попросту не умел, не знал, что с этим счастьем делать. Как поступить, чтобы… не сломать. Не разбить свою фарфоровую куколку.

Её поцелуи будоражили похлеще холодного душа. Саша отвечала на его смелые ласки, тянулась, распластала ладони по его плечам, гладила мышцы спины. Олег долго не мог ждать, и помня о последних новостях, аккуратно перевернул её на спину и развел ноги.

Красивая.

Умопомрачительная.

Саша тяжело дышала, её чудесные глаза заволокла дымка желания. Он хотел выждать, дать им хотя бы не большую передышку, но пальцы Саши вцепились в его бедра, толкая вперед.

– Хочу…

Одно единственное слово, а у него перед глазами взорвался фейерверк…

Когда Олег откинулся на подушку рядом с Сашей, с его языка сорвалось:

– А тебе можно… заниматься сексом?

Запоздалый вопрос, но в их взаимоотношениях всё было не как у людей.

Саша мгновенно напряглась и поспешила выбраться из его объятий. Она села таким образом, чтобы он не видел её лица, только плечи, что ссутулились.

– Я не хочу об этом говорить, Олег… Не надо. Мы… У нас договор. Им и будем руководствоваться. Не надо… такие вопросы. Хорошо?

Она встала и направилась в сторону ванной.

Он же грязно выругался и ударил кулаком по подушке, хранившей тепло и запах Саши.

Глава 2

Выглядела Саша плохо. По крайней мере, так ей показалось. Темные круги под глазами образовались, да и цвет лица… синюшный что ли становился. Или у неё разыгралось воображение? А, может, всё дело в тусклом люминесцирующем свете от точечных светильников? Саша не хотела разбираться. Она поняла лишь одно – сегодня ей придется воспользоваться всем женским косметическим арсеналом.

И сразу же следующая мысль накатила – как же хорошо было утром, под ним. С ним. Саша сама не поняла, как, проснувшись, потянулась к нему. Сначала сквозь дрему осознала, что лежит у него на груди, и крепкая рука обвила её талию, словно в кокон заключила. Саша позволила себе слабость и на мгновение представила, будто она просыпается с любимым человеком, словно находится в сказке: море, яхта, поздний рассвет. Саша отчаянно захотела продлить чудесную иллюзию и, пройдясь рукой по крепкой мускулистой груди, наткнулась на эрегированный член. Отчего-то вспомнился их последний разговор про минет. И ей очень сильно захотелось прикоснуться к нему губами, сделать Олегу приятное.

Всё было замечательно до момента, когда он не спросил: «А тебе можно…»

Ей много что нельзя было делать, но меньше всего ей хотелось с НИМ чувствовать себя ущербной.

Поэтому – да, можно.

Можно жить.

Можно загорать.

Можно заниматься сексом.

Можно всё, пока светит солнце, и она в состоянии чувствовать его лучи на своей коже.

Разговоров про болезнь она категорически не хотела и надеялась, что Олег её понял.

Её надежды оказались не напрасны. За утро он больше ни разу не возвращался к теме её болезни, даже улыбался и шутил, чем напомнил ей того Олега, с которым они провели чудесный день на пляже.

– А какие у нас планы на день?

– Сейчас позавтракаем, не возражаешь? Я заказал завтрак в номер, не хочу пока никуда выходить, всё-таки перебор со спиртным дает о себе знать. Потом позагораем, покупаемся в бассейне. Вечером будет развлекательная программа.

– Отлично.

Так и вышло. Ей тоже не особо хотелось выходить с утра куда-то.

А вот ближе к обеду, когда утренняя дремота и вялость развеялись, выйти все же захотелось.

С чем Саша не оказалась готовой столкнуться, так это с удушающей ревностью.

Саша приняла мысль, что Олег стал для неё кем-то большим, чем попутчиком или человеком, которому она «торчала» деньги и которого сознательно развела. Надо же… Даже жаргоном стала мыслить, но в данном случае сленговые словечки идеально вписывались в ситуацию. В её груди зарождалось чувство, куда сильнее, чем симпатия. И Александра была тому рада. Да-да, именно так. Жадная до новых эмоций, впечатлений, она с готовностью впустила в себя новые чувства. Чем плоха влюбленность для молодой девушки?

Вопрос риторический, особенно в отношении неё.

И всё же Саша наслаждалась близостью Олега. Не только в физическом, но и моральном плане. Она радовалась, когда он находился рядом. Ловила себя на том, что рассматривает мужчину, любуется им. Даже его шрамами, к которым хотелось постоянно прикасаться. Целовать. Каждый. У Саши даже возникла навязчивая идея, особенно, когда она просыпалась по утрам раньше него или ночью. Она смотрела на мужественное лицо Олега, и ей хотелось заключить его в ладони. Как делают с детками. И долго-долго всматриваться в каждую черточку, запомнить, запечатлеть в памяти каждую морщинку, и да, каждый шрам. Когда она думала о его шрамах, ей становилось дурно. Это сейчас он взрослый, мужественный, прошедший нелегкую школу жизни, а тогда… когда получал шрамы? Что он испытывал?

Саша давила в себе жалость. Нет, ей нельзя жалеть Осетина. Узнай он о подобном, рассердился бы. Тут она его понимала. Если уж её раздражала чужая жалость, то что говорить о нем? С другой стороны, он меньше всего напоминал человека, нуждающегося в жалости.

А вот того, кого стоит ревновать – запросто.

Они вышли из каюты ближе к полудню.

– Не сгоришь? – спросил он, накидывая ей на плечи тунику.

– Ни разу в жизни не обгорала и не сталкивалась с проблемой «облазанья» кожи.

Ей оказалась приятна его забота.

– Смотри. Морской ветер, плюс полуденное солнце. Солнцезащитный крем вроде бы мы покупали.

– Я взяла с собой.

Саша, выходя на палубу, прихватила пляжную сумку. Не спускаться же за всякими мелочами в каюту.

Олег хмыкнул.

– Что ж, девочка, тогда я с удовольствием намажу тебе спинку.

От его легкой хрипотцы в голосе по телу Саши заструилось знакомое тепло, которому она сегодня была рада.

– Намажь-намажь.

Настроение было игривым, несмотря на утренний инцидент. Саша приучила себя к борьбе с дурным настроением. Смысл убивать дни, которые у тебя и так на счету?

Но всё же, с неприятными всполохами пришлось столкнуться, когда девушка увидела, какими жадными, заинтересованными взглядами провожают Олега другие приглашенные женского пола, уже занявшие места на лежаках у бассейна. Причем рассматривали они Олега, не таясь и не стесняясь. Даже призывно улыбались.

Саша с трудом сдерживалась, чтобы не осадить каждую. Ей так и хотелось подойти к ним, наклониться и прошептать в красивое лицо соперницы: «Мой!» Да, черт возьми, Олег был её! И это не обсуждалось!

– Расслабься, ты чего такая напряженная?

Олег втирал крем ей в плечи, а она никак не могла перестать думать о гипотетических соперницах. Какого черта они заигрывают с Олегом взглядами?

– Скажи, а ты кого-то знаешь из присутствующих девушек? – Саша постаралась говорить максимально спокойно.

– Странный вопрос. Он имеет под собой конкретную подоплеку?

– На тебя многие смотрят.

Пальцы на её позвоночнике остановились.

– Ты сейчас серьезно?

– Неприлично отвечать вопросом на вопрос.

Саша лежала на лежаке, сложив перед собой ладони и упираясь в них лбом. Она даже прикусила губу в ожидании ответа.

– Дееевочка, – она догадалась, что Олег сознательно растянул ласковое обращение, но её тело снова откликнулось – внутри образовалась легкая вибрация, и Саша почувствовала, как напряглись соски, которые теперь наверняка будут просвечивать через ткань лифа купальника. Да и между ног невольно увлажнилось.

Как быстро Олег приручил её тело к себе. Как тонко она начала чувствовать его.

– Что? – теперь Саша постаралась, чтобы голос звучал недовольно.

Имеет же она право на легкую игру?

– Я отвечу тебе так. Пока ты рядом, меня не интересует никто, никакая из здесь присутствующих дам.

– Рядом – понятие растяжимое. Рядом – это здесь и сейчас. А когда я буду, например, отдыхать в каюте? Это считается за «рядом» или как?

Мужская рука скользнула к её попе и задержалась на полушарии.

– Считается, – едва ли не промурлыкал Осетин.

День они провели шикарно. Саша, несмотря на нет-нет да вспыхивающую ревность, в конечном итоге расслабилась. Она наблюдала за Олегом из-за опущенных ресниц и на душе становилось спокойнее – он ни на кого не смотрел, кроме неё. Серьезно. И его слова, пусть и сказанные в порыве некой злости, что она ему чертовски нравится, иногда всплывали в голове, теша глупые, никому не нужные иллюзии.

За время, что они провели на палубе, загорая и купаясь к ним подходили знакомые Олега. С некоторыми он общался при Саше, с другими отходил:

– Извини, сейчас вернусь.

Когда он отходил, у Саши снова возникала мысль, что поездка в Крым для Олега – не увеселительное мероприятие, он решает свои дела. Опять же возникал вопрос о его профессиональной деятельности. На пляже, во время игры он вроде бы ей и сказал, чем занимается, но очень расплывчато.

Знакомые Олега в основном были крепкими мужчинами до пятидесяти лет. Также Саша обратила внимание, что их сопровождали те самые модельные красотки. Эскорт?

Общался Олег и с хозяином яхты. Они перекинулись ничего не значащими фразами.

– Вечером будет шоу, – сообщил Дмитрий. – Приглашены местные артисты. Иллюзионисты. Надеюсь, вам понравится.

– Не сомневаюсь.

И снова Саше показалось, что мужчины обменялись взглядами, смысл которых куда глубже, чем могло показаться окружающим.

В бассейне Саша плавала только с Олегом.

– Я не утону. Тут точно. В бассейне глубина не больше полутора метров.

– Метр сорок, – кривя губы в своем неизменной усмешке, уточнил Олег и добавил: – Ну, а вдруг тебя похитят?

Саша тихо засмеялась в ответ.

– Да кому я нужна.

А вот этого говорить не стоило. Саша мгновенно пожалела, что слова сорвались с языка, и ей вовремя не удалось остановиться, когда увидела, как меняется лицо Олега. Как темнеют его и без того едва ли не черные глаза, как нервно ходят желваки на скулах, как поджимаются недовольно губы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4