Марина Калюк.

Дверь



скачать книгу бесплатно

– Вы против перемен?

– Да. Я против перемен, которые не понятно к чему ведут.

– Не понятно к чему? Разве я предлагаю вам кота в мешке? – Алан удивленно смотрел на незнакомку. Отказ был продуманным и твердым. Дело оказалось неожиданно сложным.

– Именно. С моей точки зрения вы предлагаете мне разъяренного и голодного кота в мешке. Стоит мне дотронуться до мешка – шкуру спустит. Причем с меня, а я очень дорожу своей шкуркой, – она опять улыбнулась.

– Хм… Странно… Но… Этот проект мне интересен лишь в том случае, если вы его возглавите и именно как мой представитель.

За его спиной, за столом кто-то охнул, заерзал, закашлялся. Алан проигнорировал это. Найлара же наклонилась, внимательно посмотрела ему за спину.

– Вы даже имени моего не знаете.

– Прекрасный повод познакомиться, – он встал. – Позвольте представиться. Алан.

Она несколько секунд размышляла встать или остаться сидеть. Потом решила остаться в кресле, но протянуть руку. Причем для поцелуя, а не для рукопожатия. Мало ли? Может, он какими единоборствами занимается? Еще пальцы передавит, силу не рассчитав. И она протянула ему через стол руку ладонью вниз.

– Найлара.

– Рад знакомству, Найлара, – красивым жестом взяв ее руку, он на мгновение коснулся оной губами.

– Взаимно, – ответила она, забирая руку.

– Может, пересядем за общий стол?

– Пожалуй, так будет удобнее, если вы желаете продолжить обсуждение вашего предложения.

– Желаю и настаиваю на этом.

Алан стоя наблюдал за тем, как собеседница собирала вещи, вставала и обходила стол. Когда она остановилась, оглядывая общий стол в поисках места, он быстро подошел к своему креслу во главе стола и, сдвинув его к краю узкого конца, развернул к ней.

– Присаживайтесь, пожалуйста.

Найлара хмыкнула, пожала плечами, села в предложенное кресло, разложила вещи на столе и повернулась к нему. Обменявшись с ней взглядами, Алан взял то же кресло, в котором сидел за ее столиком и сел напротив нее.

– И так. Продолжим. Мы остановились на том, что я предлагаю вам десять миллионов и пиджак за то, что вы сегодня же возглавите сей проект как мой представитель. Сумма вас устраивает. Я вам нравлюсь, но у вас другая специальность. И это главный камень преткновения.

– Верно. И разъяренный кот в мешке, – опять улыбнулась упрямица.

– Разъяренный кот?

– Вы хоть представляете, как осложнили мне жизнь своей выходкой?

– Выходкой… – он медленно обвел взглядом всех за столом, задерживаясь на каждом члене приехавшей делегации. – Примите мое предложение, и эти осложнения исчезнут из вашей жизни.

– Как вы наивны и самоуверенны. Если я приму ваше предложение, то мне придется работать с этими же людьми. Пусть и как вашему представителю. Пусть они и воздержатся шушукаться прямо у меня за спиной, но сути это не изменит.

– Так вот какого котика я вам в мешке предложил… Какая же вы глазастая, Найлара.

– Жизнь хороший учитель.

И я прожила достаточно и была достаточно прилежной ученицей, чтобы усвоить этот урок.

– Может, тогда замуж за меня пойдете?

Взгляд женщины тут же стал ледяным, обжигающим, яростным.

– Да пошел ты! И в один конец! – рявкнула та, вскочила, мгновенно собрала вещи и оказалась в крепком кольце его рук. Рефлексы сработали быстрее, чем Алан понял, что произошло, что он сказал и как она отреагировала. Он хотел лишь остановить ее, успокоить, продолжить беседу, но не тут-то было. Секунда ушла на осознание ею того, что ее держат, и уже в следующий миг она отчаянно вырывалась, при этом продолжая держать вещи, кусать и посылать его без определенного адреса, но как можно дальше и без возможности вернуться. Для него подобное сопротивление было пустяком, но та ярость, с которой она это делала, то, каким тоном она ругала его, заставили его отпустить ее. Дальше было еще хуже. Она налетела на дверь в кабинет, дернула ручку туда-сюда, толкнула дверь, но та не поддалась. Алан сам не понял, когда заблокировал эту дверь. Найлара же, продолжая держаться за дверную ручку, рухнула на пол, рассыпав вещи, и разрыдалась громко и отчаянно.

– Врача быстро! – закричал Алан, бросаясь к ней. Применив силу, он отодрал ее руку от дверной ручки и распахнул двери. Женщина не рухнула вслед за дверью лишь потому, что он прижал ее к себе, обнимая и осыпая поцелуями ее лицо. Та не противилась, но продолжала рыдать.

– Вода, – кто-то из его помощников протянул ему полный стакан. Продолжая обнимать свое сокровище одной рукой, второй он взял стакан и осторожно дал ей напиться. Вода помогла, рыдания перешли во всхлипывания.

– Все вон. Собери вещи, – возвращая посуду, бросил Алан. Подняв женщину на руки, он перенес ее на диван у стены. Там уже переложили подушки, и помощник ожидал с расправленным пледом в руках. Как только женщину положили на диван, помощник укрыл ее и быстро снял обувь.

– За что? – чуть слышно прошептала Найлара. Ужас, который она испытала, услышав второе предложение этого красавца, ослабил хватку. Она уже могла дышать, но сил не осталось.

– Не знаю. Прости. Я идиот, – Алан шептал быстро, стоя на коленях и продолжая ее обнимать. Он уже знал, что эта женщина и двери действительно связаны и даже более. Она обязательно должна остаться в его жизни. Кем и на каких условиях решать должна именно она.

– Нет. Ты умный, но ты не понял… не смог… пусти…

Внимательно следя за ней, он разжал руки и выпрямился, все так же стоя на коленях перед диваном. Женщина тут же свернулась калачиком, еще больше закутываясь в плед. Дыхание медленно выравнивалось. Алан медленно сел на пол, прислушался к происходящему за спиной.

Пока он возился с Найларой, его люди не только вызвали врача, собрали и переложили на стол ее вещи, но и быстро выпроводили из кабинета растерянных и озадаченных членов делегации, плотно закрыв за ними дверь. Еще пару минут спустя пришел его врач. Окинул кабинет цепким взглядом, подошел к дивану, хлопнул по плечу Алана, мол, двигай отсюда, сел на край, внимательно посмотрел на женщину.

– Спит. И пусть спит, пока спится. Пойдем, расскажешь, что именно произошло, – резюмировал док и пошел в другой конец кабинета.

Алан, лишь отклонившийся в ответ на хлопок по плечу, помедлив, тяжело поднялся, долго смотрел на спящую, прислушиваясь к ее дыханию, и пошел в другой конец помещения, где уже давно собрались все оставшиеся в кабинете.

– Ну, и влипли вы милорд Алан по полной, – резюмировал врач, узнав о происшедшем.

– Это я уже понял. И уже знаю, что она с дверями моими черными связана. Или они с ней… без разницы… И она должна остаться в моей жизни, но как это сделать… – милорд покачал головой и взъерошил волосы.

– Договариваться. Договариваться как с любым Хранителем Галактики. Долго, нудно, подробно.

– Думаешь? Вроде бы…

– Судя по всему, ты ошибся изначально. Похоже, эта женщина лишь внешне обычная, а мозги у нее – как у хранителя. Поэтому и договариваться с ней надо как с хранителем, а не как с человеком.

– Ты о чем, док? – Алан ошеломленно поддался вперед.

– Когда-то давно где-то слышал, что раньше было две категории Хранителей. Одна – это Хранители Галактики, вроде тебя. Другая – это Хранители Хранителей. Когда-то у каждого Хранителя Галактики, тогда это были в основном мужчины, был свой Хранитель Хранителей, в те времена в основном женщины. И работали тогда семейными парами. Врачам работы было намного меньше. Теперь она, – врач кивнул в сторону спящей женщины, – единственная, которую я бы отнес нынче ко второй категории. Но я могу и ошибаться…

– Почему ты так думаешь?

– Думаете вы одинаково.

– Как одинаково?

– По одному параметру одинаково. Люди обычно думают на один-два шага вперед и то редко. Обычно на сей момент. От этого и многие их беды. Сам же знаешь, что отдаленные последствия важнее ближайших. Вот Хранитель, любой Хранитель, по себе знаешь, думает на много шагов, а то и колен, вперед. Вот и она просчитала, как могла, отдаленные последствия для себя. Вышло плохо. Потому и отказала.

– Если с этой стороны смотреть, то выходит, что ты прав. Найлара мне прямым текстом сказала… вернее спросила: «Вы хоть представляете, как осложнили мне жизнь своей выходкой?»

– Точно указала, что отдаленные последствия для нее важнее. А ты это не только сразу прошляпил, но и, когда она ткнула, отказался замечать. Выходка она и есть выходка, – улыбнулся док.

– Тьфу ты… Это же я ее сам до срыва довел… Мол, давай руку отрублю. Не хочешь – тогда давай голову тебе снесу. Еще и дверь заблокировал… идиот… – мужчина откинулся на спинку кресла, нервно застучал пальцами по подлокотникам.

– Испугался, что потеряешь навсегда. Она умна и тебя оценила по достоинству. Иначе бы умным не назвала. Возможно, когда в себя придет, еще и объяснит, в чем ошибся, если попросишь нормально. Как Хранитель просит Хранителя. С вашим братом одна проблема. Всегда надо помнить, что говоришь не с внешностью, а с содержанием. И главное – для Хранителя важны отдаленные последствия, а не сию минутные.

– Сам постоянно это твержу. И на тебе… Сам же на это и напоролся.

– Потому и напоролся, что на рефлексы перешел. Ты еще толком от командировки не отошел, а уже в Совете пашешь сверх меры.

– Док! Да я слушаю в основном да консультирую!

– Знаю, но ты за десять секунд работы столько наработать можешь, сколько другие и за век не осилят. А у тебя резервы уже задействованы! А дети где твои?!

Один из помощников тут же прижал указательный палец к губам, кивнув в сторону спящей. Разоравшиеся мужчины тут же затихли и прислушались, настороженно выжидая последствия своей громогласности.

– Да помню я, что детей у меня нет и резервы до их рождения трогать нельзя, но не выходит. Сам же знаешь… Пойду гляну, как спит… если спит.

Алан поднялся, но врач остановил его, сжав запястье.

– Извини, Алан. Сорвался. Знаю, что иначе нельзя. Но… но в мои обязанности не только твое здоровье входит, но и продолжение твоего рода. И не только факт продления, но и качества. Извини. Иди.

Врач отпустил запястье подопечного, и тот ушел в другой конец комнаты. Оставшиеся быстро переговорили и разошлись по своим делам. Медик остался ждать на диване, наблюдая за тем, как хранитель поправляет одеяло.

– Спит. Либо не разбудили, либо уснула опять, пока подошел, – сообщил мужчина, вновь усаживаясь в свое кресло.

– Вот и хорошо. Посидишь с ней?

– Да. Остальных уже по делам отпустил?

– Да. И сам пойду. С этой минуты ты на строгой диете.

– Док… – Алан недовольно и жалобно нахмурился.

– Так надо. Тебе с ней предстоят долгие переговоры. Плюс работа. Необходимо подстраховаться. Проще всего это сделать диетой. Если честно, то ты у меня почти постоянно на диете.

– Кроме тех случаев, когда в загулы ухожу, – улыбнулся тот.

– Вот как раз в загулах у тебя самая строгая диета, как и у остальных, – рассмеялся док. – Именно поэтому повара так их не любят. Это же всех хранителей касается.

– Точно всех?

– Точно. Вы же в загул с нами ездите. Мы ваши загулы знаем и принимаем меры, чтобы нам работы было меньше, а у вас больше шансов прямо в загуле работу делать, – с улыбкой пояснил тот. – Тебе еще не надоело искать, где тебя, хранителя нашего, оберегать и лелеять не будет твое же окружение?

– Знаешь, до сих пор удивляюсь, насколько это плотно и постоянно.

– Тебя командировки с панталыку сбили. Там вокруг тебя чужаки изначально были, которые потом своими становились. А тут свои изначально. Есть, конечно, вероятность, что свой чужим станет, но мы сами за этим очень бдим. И меры принимаем. Имей это в виду всегда.

– Стараюсь. Наверное, ты прав. Слишком много в последние годы среди чужих бываю. Отвыкаю от жизни среди своих.

– Нет. Дело сложнее и проще. У тебя сил мало. Вот организм и начинает экономить. Поэтому переключаться с жизни среди чужих на жизнь среди своих или наоборот тебе все сложнее. Возможно, поэтому и с красавицей не заладилось.

– Возможно. Ничего. Теперь ситуацию разобрали, что делать прояснили. Наладится, – Алан тихонько, но твердо стукнул ладонью по подлокотнику.

– Наладится. Я пойду, займусь делами. Проснется, скажи, что с ее начальством все улажено. Я договорюсь, чтобы сегодня и завтра она оставалась под моим наблюдением. Поэтому общаться с ней в основном будешь ты.

– Спасибо, док. Надеюсь, за это время мне удастся ее убедить перейти ко мне на работу.

– Это надо сделать. Если я прав на ее счет, то она клад, который очень нужен не только тебе, но и всем Хранителям Галактики. Ее переход к тебе многое упростит. Ладно, я пошел.

Врач хлопнул собеседника по колену, встал и покинул кабинет. Оставшийся прошелся по кабинету, подошел к столу, просмотрел папки, которые Найлара таскала со стола на стол, выбрал одну из них, переставил кресло к дивану, на котором та спала, и, сев так, чтобы было видно ее лицо, приступил к чтению.


Нейлара просыпалась долго. Сознание уже проснулось, а сон продолжал держать. Даже глаза отказывались открываться. В голове кружились мысли о случившемся, варианты возможных последствий. Постепенно сон отпустил. То ли решил, что хватит, то ли мысли его в конце концов прогнали. Открыв глаза, она увидела все тот же кабинет. Рядом с одной из ее папок сидел тот самый красавец, доведший ее до срыва. Какое-то время они молча смотрели друг на друга.

– Извини, – первым нарушил молчание Алан.

– Извиняют вину, а у тебя ее нет.

– Но я же довел тебя до…

– Прекрати нести чушь. Ты поступил именно так потому, что только так и мог бы поступить. Мог бы иначе – поступил бы иначе. У меня нет привычки делать бестолковую работу, типа прощения без вины виноватых. Как и ждать, что улитка будет летать в небе как орел.

– Док прав. Внешность человека, мозги хранителя, – улыбнулся он.

– Ты о ком и про что? – Найлара нахмурилась.

– Я о моем враче. Он смотрел тебя, когда ты спала. И объяснил мне, как я тебя до такого довел.

– Ясно. Про врача ясно, – на всякий случай уточнила женщина. – Мозги хранителя при чем тут?

– Это он про тебя так сказал. Видишь ли, в этой галактике много разных людей и разных профессий.

– Давай ближе к делу. Мне щас без разницы как мир создавался.

– Короче, хранители – это нынче те, кто следит, чтобы в галактике все было нормально.

– Типа садовника?

– Точно. А есть посетители сада. Вот у тебя внешность посетителя, а мозги садовника. Я к тебе как к посетителю обратился, а надо было как к садовнику.

– Решил теперь с садовником поговорить? – она хитро улыбнулась.

– Да. Эти бумаги, – он приподнял края раскрытой папки. – Они лишь подтвердили мое первоначальное желание видеть тебя во главе проекта как моего представителя.

– Я же сказала «нет».

– Мне надо, чтобы ты согласилась. Я тоже садовник, но и по внешности, и по мозгам, и по работе. Поэтому давай договариваться. Давай найдем решение, которое устроит нас обоих.

– Люблю договариваться, – женщина перевернулась на спину и подтянулась на подушках. Мужчина закрыл папку, встал, положил папку на спинку дивана и помог ей удобнее устроиться, сев после рядом с ее ногами на диване.

– И так. При каких условиях ты готова стать во главе проекта?

– У меня нет соответствующей квалификации. Я все завалю.

– Справишься, – он ласково улыбнулся. – В нужном мне объеме справишься.

– Что за объем?

– Мне надо, чтобы ты принимала решения относительного того, каким должен быть результат проекта. Например, в этой комнате мебель должна быть на твой взгляд красной. Фирма предлагает тебе варианты этой красной мебели. Ты из них выбираешь наилучший на твой взгляд. И контролируешь, чтобы в итоге был именно он. И это все.

– Все?

– Все.

– Звучит просто. Но мне может захотеться такого, что проект рухнет. Тогда что?

– Уверен, что в итоге твои желания сделают результат идеальным или почти идеальным. Есть у меня такое чутье. Работает точно. Объяснять долго.

– Хорошо, примем за факт твое чутье. Но я могу быть не в состоянии сформулировать свое желание в отношении проекта.

– Для этого у тебя будет куча помощников. Об этом я позабочусь. Ты – желаешь, я – плачу, фирма, в которой ты сейчас работаешь, и остальные – делают. Я так это вижу.

– Выглядит логично. Но цена?

– Если это по закону и за это можно заплатить деньгами – меня это устраивает.

– Как в игре без ограничений…

– Именно. Готова сыграть?

– Заманчиво… но…

– У тебя всегда будут «но». У самого их полно. Но давай пока договоримся о главном. Главное – твое согласие возглавить проект как мой представитель. Кстати, мои люди говорили с твоим начальством и все уладили.

– Как?

– Как уладили? – уточнил Алан. Женщина утвердительно кивнула. – Я скажу помощнику, который улаживал все, чтобы он тебе все рассказал. Идет?

– Идет.

– Так что мне сделать, чтобы ты согласилась?

– Из каких вариантов можно выбирать?

– Все, что хочешь, что можно по закону купить за деньги.

– Даже планету? – Нейлара игриво прищурилась.

– Даже планету, если ее можно купить за деньги по закону, – рассмеялся в ответ красавец. – Но получив ее, ты сразу подпишешь бумаги и приступишь к новой должности.

– Такой вариант меня устраивает. Согласна. Надо только выбрать, что я хочу, чтобы ты мне купил, – она задумалась.

– Думай. Это можешь решить лишь ты.

Алан был доволен полученным согласием. Док был прав. С этой стороны все получалось отлично.

– Как насчет сроков выполнения заказа?

– Хочешь ограничить?

– Думаю, это необходимо. Нет смысла тянуть.

– Согласен. Я бы хотел, чтобы ты подписала все сегодня.

– А я как жажду получить желаемое! Прям очень-очень, – женщина рассмеялась звонко и весело. Озорно. Мужчине понравился этот смех, ее веселье. Он ответил улыбкой.

– И так. Давай ограничим время часом.

– Часом?! – Алан был удивлен столь кратким сроком.

– Тут есть магазины? – уточнила та, наклонив голову.

– Да. Тут можно купить почти все. Правда, про возможность покупки планеты не слышал, – ему стало весело. Почему он и сам не мог объяснить. Возможно, этому способствовал тон собеседницы.

– Тогда давай полчасика! – весело, заговорщицки воскликнула та, резко сев при этом.

– Полчаса? – его веселье как ветром сдуло. Мужчина откинулся на спинку стула.

– Да. И так. Если за полчаса мне принесут куклу, дорогую, шарнирную куклу до двадцати сантиметров ростом, то я возглавлю сей проект как ваш представитель в оговоренных ранее рамках. Идет? – она весело прищурилась.

Мужчина перевел дух. В куклах он не разбирался, но точно знал, что кукол на этой станции продавали. Что ж, это было не самое сложное для выполнения желание. И оно соответствовало всем условиям. Да и срок радовал.

– Хорошо. Принимается.

– Тогда время пошло! – женщина посмотрела на часы на руке и засекла полчаса.

– Тьфу ты… Какая шустрая… – раздраженно возмутился Алан. Такой прыти от собеседницы он не ожидал. Он быстро встал, подошел к дверям, распахнул их.

– Нужна кукла. Дорогая, шарнирная, до двадцати сантиметров ростом. Ее нужно доставить в эту комнату за двадцать пять минут. Время пошло. Сообщите адвокату, чтобы через полчаса принес документы на подпись моему новому представителю.

Найлара не видела, с кем он говорил, но сказав, он закрыл дверь и вернулся в кресло.

– Будем ждать.

– Пока ваши люди принесут куклу?

– Да. Вы бы легли. У вас был сильный нервный срыв.

– Это вы так считаете и ваш доктор.

– Вы другого мнения?

– Я знаю, что бывают намного сильнее. Я в порядке. В моем понимании этого.

– Понятно. Я бы хотел, чтобы мой врач еще раз вас осмотрел. Хочу знать, насколько вы в порядке в нашем понимании этого.

– Хорошо. Все равно ждем.

Мужчина вновь сходил к дверям, сказал, чтобы позвали врача, и, оставив их открытыми, вернулся. На этот раз он сел на край дивана, в ногах у женщины. Через пару минут пришел врач. Он осмотрел ее и подтвердил, что она в порядке, но ей нужен покой и не только.

– Я знаю, что могу себе позволить, и что имею.

– Простите, – извинился врач.

– За что? Что мне вам прощать?

– Что полез в ваше личное пространство.

– Вы к нему даже не приблизились. Уж поверьте. Что к чему объясняйте вашему пациенту. Это ему нужно, а не мне.

– Вы правы, сударыня, – док улыбнулся, соглашаясь. Он собрал вещи и повернулся к мужчине, кивнув в другой конец кабинета. Женщина посмотрела на часы. Оставалось еще минут пять. Она легла на бок, укутавшись в плед.

Мужчины о чем-то тихо говорили на том конце, когда в кабинет стремительно зашел молодой человек и что-то сказал красавцу. Тот тяжело вздохнул, бессильно махнул рукой, посмотрел в сторону дивана и повернулся к нему спиной. Врач чему-то улыбнулся и ушел. Минутой позже Алан повернулся обратно и пошел к ней, уже с коробкой в руках. Увидев коробку, женщина посмотрела на часы, отметила, что по времени уложились с запасом в пару минут, и села.

Сев у ее ног на диване, мужчина протянул коробку. Будущий его представитель в новом крупном проекте долго ее рассматривала. Потом аккуратно открыла и достала куклу. Ее она изучала даже тщательней коробки. Проверила и качество одежды, и подвижность суставов, и прошивку волос.

– Выглядит дорого и однозначно шарнирная. И рост вроде до двадцати сантиметров. Короче, беру, – подвела итог Найлара и тяжело вздохнула. – Что и где подписывать?

– Рост восемнадцать сантиметров. Могу дать линейку для проверки.

– Моя, – грозно и тихо раздалось в ответ. Алан посмотрел на то, как пальцы крепко и бережено сжали куклу.

– Твоя, конечно. Извините, ваша. Сейчас придет адвокат, и мы оформим ваш перевод в другую фирму и на новую должность.

– Перевод?! – от удивления она разжала руки, но куклу не выпустила.

– Да. Перевод. Я так обычно делаю.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6