Марина Калюк.

Дверь



скачать книгу бесплатно

© Марина Калюк, 2016


ISBN 978-5-4483-3498-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Это был один из многочисленных проходных холлов с множеством дверей, лифтов и лестниц, связывающих многочисленные уровни станции. Часто его и ему подобные использовали для проведения различных массовых мероприятий, особенно если была необходимость исключить прямой контакт некоторых групп, так как не все верхние галереи холла были на прямую связаны между собой, да и с самим холлом. Станция была достаточно древней, чтобы ее не только успели обжить, но и разукрасить по высшему разряду натуральными материалами и изысканными узорами по всей поверхности. Алан любил такие залы и такие старые станции. Здесь было уютно, спокойно и безопасно, да и глаза отдыхали на такой красоте. В такие времена, когда в его основной работе появлялся перерыв, а дела, связанные с его личным состоянием, прекрасно обходились без него, он предпочитал проводить время в таких холлах, стоя, сидя или лежа разглядывая их убранство. Вот и сегодня он уже который час бродил по галереям этого холла, наслаждаясь видом. В холле постоянно кто-то был, но Алан уже давно научился смотреть на других так, чтобы возможность встретиться с ними взглядом была исключена. И если кто-то и попадал в поле его зрения, то становился лишь частью холла. Причем временной и самой незаметной.

Небольшая группа беседовала посреди холла. По разному одеянию обитателям и частым гостям станции было ясно, что это прибыла очередная группа для деловых переговоров с теми, кто предпочитал в данный момент проводить свое время здесь. Владелец станции, как и большинство ее гостей, был из числа Хранителей Галактики. Их от всех остальных обитателей галактики выделяло по сути лишь три обстоятельства: первое – работа хранителя, второе – невообразимое богатство во всех концах галактики по большей части полученное по наследству и третье – такая же невообразимая древность рода, как и размер богатства. Мало кто из приезжающих представлял к насколько же богатым, титулованным и влиятельным людям они обращались. Впрочем, сами Хранители почти никогда не задавались размером своих состояний. Им более чем хватало и своей основной работы. Максимум, чем они регулярно озадачивались в отношении своего имущества – это поиск управляющих. Иногда, по возможности, использовали и свои умения хранителей для сохранения наследства, но это случалось крайне редко и в особенно тяжелые для Галактики времена. В остальное время управляющие прекрасно справлялись сами.

Одним из развлечений Алана в свободное время было личное участие в делах управляющих его имуществом. Те одобряли это его увлечение, так как подобное участие хозяина всегда приводило к великолепным результатам. Хранитель всегда хранитель и способности его, во многом переданные с генами предков, были весьма кстати не только для спасения звезд и тому подобного, но и в делах помельче. Как раз завтра его ожидало такое развлечение.

Крупный строительный проект на одной из близких к станции планет. Как раз по этому поводу и прибыли сюда беседовавшие внизу люди. Алан отдыхал и пропустил мимо эту группу, хотя… если бы хотел, то в миг мог бы узнать о них все. Он был одним из лучших среди хранителей по поиску информации в информационном поле Галактики. И доступ у него был один из высочайших, но вот сил и доступа к ресурсам, которые необходимы для такого поиска, у него было мало, потому и делал он его в крайних случаях. Работы всегда было больше, чем сил на эту самую работу. Приходилось выбирать главное. Впрочем, Хранители Галактики давно и поголовно сидели на подобном «пайке» и усиленно мечтали о более «сытых» временах. Все-таки мечты порой сбываются.

Среди беседовавших было две женщины. Одна из них почти не сводила глаз с красавца на третьей снизу галерее холла, чья простая по покрою и лишенная отделки одежда лишь подчеркивала его красоту. Мужчина, которому было поручено заботиться о прибывших, несколько раз пытался отвлечь ее от сего занятия, но результат был обратным.

– Прекратите на него смотреть. Это бесполезно, – прямо заявил он женщине.

– Вовсе нет. Я себя знаю, – твердо заявила та, продолжая наблюдать за тем, как незнакомец облокотился на перила.

– Я вас не знаю, но достаточно хорошо знаю его. И потому могу прямо и точно вам сказать, что с ним бесполезно. Он интересуется женщинами совсем другого слада. Это раз. И два – если некая особа ему начинает докучать, то в лучшем случае обретает массу неприятностей. Причем мгновенно и крупных.

– Думаете меня напугать? – женщина отвела взгляд от намеченной уже цели и посмотрела на мужчину.

– Нет. Сообщаю лишь факты, – мужчина посмотрел на галерею, проследил взглядом, как Алан, оттолкнувшись от перил, прошел вглубь галереи к лифтам, как было известно тому, глубоко вздохнул и продолжил. – Запомните, этот красавец так же красив, как богат и титулован, но еще более привередлив, разборчив и могуществен. Забудьте, или попытка привлечь его внимание вас убьет. Такое уже было. И те были и краше, и богаче вас. Избавьте меня от возни с вашими похоронами, – мужчина улыбнулся собеседнице так ласково, что та зябко передернула плечами и уткнулась глазами в пол, вмиг осознав всю серьезность сказанного ей.

Последние несколько лет Алану регулярно мерещились двери. Огромные двухстворчатые двери из черного дерева с богатым растительным орнаментом, выделенным золотом и малахитом. Эти двери всегда были плотно заперты. Иногда он мысленно касался их рукой, гладил. Рука ощущала странное и притягательное тепло. Несколько раз он пытался открыть эти двери, дергая за ручки, молотя их кулаками и ногами, но двери отвечали все той же неподвижностью. Ничего ему так не хотелось, как открыть их и узнать, что там, по ту их сторону. И эта вечная закрытость и тепло черных дверей тянуло и бесило его в равной степени. И сейчас, когда он вновь любовался холлом, они опять предстали пред его взором. Алан отпрянул от неожиданности, рефлекторно оттолкнувшись от перил галереи, и двери пропали. Такие мгновенные видения нервировали его, и лучшим успокоительным была музыка. Поэтому он сразу же пошел к лифтам, дабы немного поиграть в ближайшей музыкальной комнате с фортепьяно. Обитатели и персонал станции хорошо его знали и знали, что в такие моменты его надо оставить одного. Что до гостей станции, то персонал виртуозно умел держать их в строгих рамках установленных правил. И поэтому Алан был уверен, что ближайшие несколько часов он проведет в тесной компании музыки и загадочных черных дверей с золотом и малахитом.

Найларе не сиделось в ее комнате. Что-то словно выталкивало ее прочь. Ложиться спать было еще рано, все необходимое для завтрашней встречи уже давно было готово и, взяв вязание, она решила повязать где-нибудь неподалеку. Пройдясь по коридору и пару раз свернув, она заглянула в помещение, отгороженное от коридора лишь занавесками. В полумраке, в противоположном конце кто-то играл. Мелодия была спокойной и приятной. Рядом с дверью стоял небольшой диванчик с включенным рядом с ним бра. Именно такое уютное местечко она и искала. Скинув туфли, Найлара устроилась и продолжила свое вязание. Иногда она останавливалась, чтобы полюбоваться работой, глянуть на часы или на играющего. Дело спорилось. Время шло.

Алан играл уже давно. Не сразу, но достаточно быстро он нашел подходящую его настроению мелодию и играл ее без перерыва, словно закольцованная мелодия на проигрывателе. Настроение, даже не оно, а ощущение окружающего его пространства изменилось. Произошло это медленно, плавно и вроде бы незаметно, но именно эта перемена заставила его поднять глаза и глянуть именно на диван у дверей. Там сидела и вязала незнакомая женщина. Свет от бра хорошо освещал ее лицо и все остальное. Ничего примечательного в ней не было. Разве что одежда выдавала в ней гостью станции. Скорее всего, она приехала на встречу, типа той, что ожидала его самого завтра. Ничего примечательного, но у него отрывать взгляда от этой вяжущей особы желания не было. Даже когда она смотрела в его сторону, он продолжал смотреть на нее и играть. Его несколько удивляло то, что незнакомка, однозначно видя, что тут кто-то играет, не проявляла к исполнителю никакого интереса, и ее вполне устраивало простенькая мелодия, воспроизводимая им без конца. Еще удивительнее для Алана было то, что его самого это очень даже устраивало. Он играл и смотрел. Время шло.

Мимо комнаты иногда проходили люди. Они на миг задерживали взгляд на играющем мужчине и удивленно замирали, замечая женщину на диване. Удивляясь такой странной компании, ведь сей красавец всегда предпочитал музицировать в одиночестве, старались как можно бесшумнее прошмыгнуть мимо. Их опыт однозначно гласил, что если подобные странности случаются, то лучше всего их обойти как можно тише и как можно дальше. И лучше не обсуждать, а если и обсуждать, то с определенными людьми, в определенных местах и по особому случаю.

Спустя несколько часов, один из проходящих мужчин, решительно подошел к проходу в залу и замер на пороге, заметив незнакомку на диване у двери. Его взгляд успел несколько раз перескочить с нее на Алана и обратно, когда та, взглянув на часы, начала быстро собираться. В этот миг мелодия смолкла. Пришедший обернулся к роялю.

– Алан, что с тобой? – в голосе того звучало беспокойство. Полумрак не мешал ему различать на лице друга беспокойство и растерянность.

Алан, зажмурившись, замотал головой, словно пытался таким способом что-то в ней уложить. Он был потрясен. Стоило этой незнакомке глянуть в последний раз на часы, как двери оглушительно захлопнулись. Его черные с золотом и малахитом двери, оказывается, за эти несколько часов успели приоткрыться и теперь грохнули засовом. Прозвучавший вопрос заставил его перейти к действию. Он глянул на диван. Тот был пуст.

– Где она?! – Алан выскочил в коридор. Тот бы пуст во все стороны. Никогда еще он так не хотел получить информацию из галактического поля как в этот миг. Но делать это было нельзя. Понадобилось более минуты, чтобы подавить это желание и прийти в норму.

Второй мужчина, мимо которого прошмыгнула, уходя, Найлара, терпеливо ждал, пока тот повернется к нему. Он тоже был Хранителем Галактики и отлично понимал, когда от него требовалось лишь ждать, а когда действовать. Сейчас надо было ждать. И он ждал.

– Где она? Тут женщина вязала… – Алан смотрел на него.

– Ушла… куда-то… я не заметил, как она мимо прошла… Проем большой, а собиралась она быстро… – растерянно пожал тот плечами. – Что-то случилось?

– Да. Двери хлопнули.

– Двери?

– Да. Мои черные с золотом и малахитом двери хлопнули, когда она начала собираться.

Алан зажмурился и схватился за голову руками. Его друг качнулся назад, медленно сполз на пол по косяку и внимательно следил за тем, как безвольно уронив руки, тот, сделав пару шагов, прислонился к противоположному косяку и аналогично сполз на пол.

– Как думаешь, они связаны? Я про дверь и эту незнакомку с вязанием?

Алан замотал головой, взъерошил волосы, вновь уронил руки и тихо ответил.

– Без понятия… Думал не смогу подавить… впрочем и не смог. До сих пор тянет… Если за год не пересечемся…

– Стой! – мужчина резко вскочил и вздернул друга на ноги. – Рояль рядом. Сначала музыка, все остальное – потом.

Тот не сопротивлялся, когда его волочили к роялю, сажали, клали пальцы на клавиши. Мужчина, стоя сзади, нависая над другом, обеими руками с двух сторон начал наигрывать мелодию. Алан же несколько минут тупо смотрел на свои руки, потом очень медленно нажал на одну клавишу, потом на другую… Прошло еще минут десять прежде чем его пальцы привычно забегали, извлекая знакомую мелодию. И только тогда первая пара рук исчезла. Мужчина прошелся по зале, принес кресло, поставил его рядом с клавиатурой, сел. Еще несколько минут тишину комнаты наполняла лишь мелодия.

– Как ты?

Алан тяжело вздохнул, не прерывая игры. Потом еще раз вздохнул, задержал дыхание и с явным облегчением выдохнул. Остановив игру, повернулся к собеседнику.

– Нормально.

– Играй! – рявкнул тот. – Играй, я сказал!

Пожав плечами, Алан продолжил играть.

– Давай без таких остановок. У тебя раньше такой тяги не было… Лучше подстраховаться и без помощи медикаментов.

– Ты прав, Дарман… – чуть сбившись, но продолжая играть ту же мелодию, отозвался тот. – Мелодия что-то не очень…

– Попробуй сыграть ту, что играл при ней.

– Не могу вспомнить…

Дарман потянулся к роялю и одной рукой наиграл. Тот подхватил было, но сразу сбился. Четыре руки вновь заиграли на одном рояле. На этот раз времени потребовалось больше.

– Отдышался?

– Ага, – весело отозвался Алан и улыбнулся, получив ответную улыбку от друга.

– Что за переполох? По какому поводу? – встревожено поинтересовалась вошедшая девушка, стремительно приближаясь к роялю.

– Личное рвануло на первый план, – отозвался Дарман. – По всем признакам оно имеет для этого полное право.

– Думаешь? – нахмурился Алан, уставившись на него, но тут же сбился и сосредоточил внимание на игре.

– Думаю. По твоим рассказам эти черные двери с золотом и малахитом скорее напоминали некий барельеф, чем обычные двери, которые можно открыть. А тут они грохнули… Насколько я разбираюсь в дверях, чтобы они грохнули, они должны сначала открыться.

– Насколько мне известно, грохают, открывая или закрывая двери, но никак не плотно закрытыми. И давно эти двери грохнули? – уточнила девушка, облокачиваясь на инструмент.

– Да вот только… Не засекал. Но игра с тех пор у него не ладится.

– Может ты и прав, Дарман, но… Но в любом случае мне нужна эта женщина с вязанием. Я должен точно знать, связаны двери с ней или нет. Я…

– Да понял я это, понял. Вопрос в другом. Как тебя в норму привести?

– Я в порядке.

– Был бы в порядке – играл бы гладко, – нахмурилась девушка.

– Это еще цветочки. Есть и ягодки. Его тянуло узнать о ней через информационное поле.

– Уууууууу, – протянула та, опускаясь на пол. – Дело серьезное.

– Если за год ничего о ней не узнаю, если опять не пресечемся, то буду узнавать через поле. Так что предупредите остальных. Надо подстраховаться.

– Надо. Думаю, пора звать дока. Пусть тебе какие травки выпить даст на ночь. А мы с Мартикой и предупреждение разошлем и с Мартином потолкуем, – кивнул девушке Дарман.

– Точно, – отозвалась та. – Тут далеко копать нет смысла. Надо главное уточнить. Надо ли Алану искать эту женщину с вязанием и если искать, то насколько быстро. Это для него пара пустяков. Вместо разминки сделает.

Алан скрестил руки на груди. Комната погрузилась в тишину.

– Я и так знаю, что надо. Вот насколько быстро и для чего… Тьфу… Будто раньше двери не грохали… – он резко поднялся и зашагал по зале из конца в конец.

– Хлопали, но другие. Видать и впрямь важное. Короче, я побежала предупреждать и звонить Мартину. Как будут новости – сразу сообщу.

Мартика выпорхнула из комнаты. Дарман некоторое время наблюдал за шагающим другом, потом нажал на браслете на правой руке пару камней, встал, подошел к нему, поймал за плечи и повел из залы.

– Сначала в кровать, потом спать. Док будет ждать в твоей спальне. Уйду, когда заснешь. Будешь спорить – будешь ночевать в медчасти.

– И такой переполох из-за грохнувшей двери, – качая головой, отозвался виновник беспокойства.

– Так какие двери! Огромные, черные, с золотом и малахитом, – поддержал его Дарман. – Такие грохают лишь по очень важным причинам. Даже очень-очень. Супер-очень-очень-важным.


Найлара была самая спокойная во всей делегации. Все, что от нее зависело, она сделала. От привычки переживать по поводу чужой работы она избавилась уже давно. Тот факт, что этот проект был важен для компании, ее мало беспокоил. У компании была масса других проектов, а этот был скорее нужен для престижа руководства, чем для судьбы компании. О престиже руководства она беспокоилась исключительно в рамках своих обязанностей и размера зарплаты. Все остальное – повод для беспокойства руководства. Вот поднимут зарплату или обязанности изменят – тогда и будет беспокоиться. А пока надо беречь свое здоровье. Оно у нее одно.

Заняв свое укромное местечко в уголке огромного кабинета, в котором должна была произойти встреча с главным возможным спонсором проекта, она сожалела лишь о том, то тут, пожалуй, придется воздержаться от вязания. Она любила, когда руки были заняты. Сейчас их приходилось занимать кручением ручки. Вязание ей и ее рукам нравилось больше, но за эту командировку ей обещали хорошую премию. Премию надо отработать.

В точно назначенное время в кабинет пришел этот самый будущий главный спонсор со свитой. Она встала, потом села и погрузилась в размышления над тем, почему в этом писаном красавце в дорогом, роскошном костюме с богатой отделкой ей видится кто-то знакомый. Она никак не могла вспомнить, но четкое ощущение, что она уже его видела, побуждало продолжать размышления, в пол уха следя за ходом встречи.

Утром Алан чувствовал себя в полном порядке, но его врач настоял на паре чашек специального травяного чая на всякий случай. Он послушно их выпил, хоть и считал это лишней соломкой. Впрочем, жизнь и работа его уже научили тому, что лишней соломки на месте падения нет. Есть лишь недостающая. Вот только где и когда эти чашки окажутся страховочной соломкой? Вопрос был интересным, но не актуальным. Поэтому Алан быстро отбросил поиски ответа на него и сосредоточился на делах. И первым из них было любимое развлечение – встреча с делегацией по поводу крупного строительного проекта. Снимая с вешалки ранее намеченный костюм, он внезапно для самого себя остановился. Что-то изменилось, и теперь этот костюм был плох. Но что изменилось и чем плох костюм? Перед ним опять мелькнули огромные черные двери с золотом и малахитом.

– Черный с золотом и малахитом, – внезапно произнес он вслух. – Тьфу… Уже и одежду мне выбирают. Чтоб их…

Нахмурившись, Алан повесил выбранный ранее костюм на место и взял черный, пиджак которого был отделан золотой вышивкой с малахитовыми вставками. Спорить с черными дверями желания почему-то не было, но прежде чем отправиться на встречу, он связался с Дарманом и рассказал тому про их выходку.

Берясь за ручку дверей кабинета, где должна была состояться встреча, Алан увидел не ручку кабинета, а ручку черных дверей с золотом и малахитом, на долю секунды ощутив знакомое тепло. Замерев, он собрался с духом, привычно отрезав себя от внешних эмоций, и вошел в кабинет. Едва перешагнув порог, он уже точно знал, где находится вчерашняя незнакомка с вязанием. Сам факт ее присутствия странным образом его успокоил, расслабил и все само собой пошло привычной чередой. Знакомство с главой делегации и его помощниками, рассаживание, представление проекта. Алан молча слушал, не отрывая глаз от говорившего в данный момент человека. Сам же он в это время наслаждался вниманием незнакомки. Ему было приятно чувствовать на себе ее задумчивый взгляд и размышлять над тем, о чем же она думает, глядя на него. А может и не о нем… Может, изучает отделку его пиджака. Он мысленно поблагодарил черные двери за столь удачный выбор костюма.

Презентация проекта закончилась. Кабинет погрузился в тишину. Все ждали его слов. Любых. Любой его реакции на услышанное и показанное. Алан же в этот миг знал лишь одно. Плевать на проект, но эта незнакомка должна остаться в его жизни под любым предлогом. Он резко развернулся в кресле в ее сторону. Их взгляды встретились. Несколько секунд она спокойно смотрела на него, потом перевела взгляд на отделку его пиджака.

– Миллион, если прямо сегодня возглавите проект как мой представитель, – тихо произнес он. Тишина в комнате стала оглушительной. Через пару секунд он впервые услышал ее голос.

– Не поняла вас.

– Два миллиона зарплата вам, если сегодня же возглавите сей проект как мой представитель, – так же спокойно почти повторил он.

Найлара задумалась над обещанной суммой, предлагаемой работой, повертела ручку и, встретившись взглядом с этой важной особой, отказалась.

– Нет.

– Три.

Она отрицательно покачала головой.

– Четыре миллиона.

– Нет. Так что поберегите деньги. Они вам еще пригодятся.

– Вас не устраивает сумма?

– Нет. Сумма красивая, круглая, – она улыбнулась, весело и озорно.

– Я вам не нравлюсь?

Найлара медленно осмотрела собеседника сверху вниз и снизу вверх.

– Нравитесь. Вы красивы. Богаты. И у вас чудесная вышивка на пиджаке.

Их беседа явно напрягала остальных присутствующих. Пожалуй, именно это напряжение препятствовало появлению эха от их слов в этом огромном кабинете с такой тишиной. Алан встал, снял пиджак, подошел к ее столику, сел напротив нее и положил пиджак на стол между ними.

– Десять миллионов и пиджак.

– Если я сегодня же возглавлю сей проект как ваш представитель?

– Да.

– Нет.

– Почему?

– Не моя специальность.

– У вас красивая улыбка.

– Знаю. Мне говорили.

– Кто?

– Мужчины, – она неопределенно пожала плечом, все так же улыбаясь. Алану было не до улыбок. Не отрывая от нее глаз, он подпер подбородок кулаком.

– Вы отказываетесь от моего предложения лишь потому, что это не ваша специальность?

– Да. Вас это удивляет? – улыбка исчезла с ее лица, голос звучал твердо и спокойно.

– Да. На мой взгляд, сумма достаточная, чтобы вы не только согласились принять предложение, но и освоили новую специальность.

– У меня нет желания осваивать новую специальность. Меня устраивает нынешняя. И специальность, и зарплата, и начальство.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное