Марина Калюк.

Дверь-3



скачать книгу бесплатно

© Марина Калюк, 2017


ISBN 978-5-4485-4620-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Найлара стояла у перевитых цветами перил одной из верхних террас Озерного дома, как теперь называли пятую усадьбу в Маринаре. Муж стоял сзади, переплетя руки у нее на животе и попеременно целуя то ее плечико, то шейку, и рассказывал сначала про строительство Звездного поместья, а потом про то, что их старший продолжает настаивать на получении высшего образования на Раданаре.

– Так в чем проблема? – млея от ласковых лучей Марионта и ласк супруга, поинтересовалась женщина. – Пусть получит и здешнее образование. Пригодится. Да и с друзьями может в один вуз попадет.

– Он и хочет в один вуз с друзьями, но ему еще и другое образование надо получать. Вот совместить сейчас это никак не выходит. Он очень хочет и дальше с друзьями резвиться, – тяжко вздохнул мужчина и, проведя носом по ее шейке, продолжил. – Я только «за». Пусть и дальше с ними общается. Дружба – это прекрасно, но он еще и хранитель. И меня беспокоит, что он свою деятельность как хранителя отодвигает на задний план.

– Мда… – в свою очередь вздохнула женщина и высказала свое предположение. – Это серьезно. Возможно, дело в том, что он отлично знает, что намного переживет их всех и еще несколько колен их потомков и потому так стремится быть с ними как можно больше…

– Думаю, в этом ты права. Поговорю с ним на эту тему. В конце концов от него зависит насколько жизнь его друзей будет спокойной и радостной.

– Ну, да. Иногда я радуюсь, что не хранитель…

– Ты хранительница. И очень-очень хорошая хранительница, – рассмеялся мужчина, разворачивая ее к себе. – Ты самая замечательная хранительница в этой галактике.

Найлара хотела было возразить, но не успела. Стоило только приоткрыть рот, как супруг тут же воспользовался этим, заняв его страстным поцелуем. Пришлось на несколько минут забыть про все остальное. Уже полжизни она была замужем, но каждая ласка, каждый поцелуй супруга становились для нее открытием, причем открытием ее же самой и для нее же. Вот и сейчас она окунулась в вихрь приятнейших ощущений, от чего и ноги подкосились было, но Алан тут же, так и не прервав поцелуя, подхватил ее на руки и перенес на ближайший диванчик, усадив на колени.

– Родная, у меня еще и плохая новость есть, – чуть слышно выдохнул он ей в губы. – На зиму мне со старшими надо уехать в Дембигон. Надо с ними усиленно позаниматься, особенно с Радимом.

– И что в этом плохого? – продолжая наслаждаться послевкусием поцелуя, уточнила она. – Мы каждую зиму ездим куда-то.

– В этот раз я хочу поехать без тебя, девочек и младших, – все так же в губы продолжил говорить супруг. – Заниматься придется интенсивно, а когда ты рядом, мне трудно сосредоточиться. К тому же опасаюсь, как бы это не сказалась на тебе с девочками. Там, конечно, защита мощная, но мало ли… Малыши у нас шустрые. Сложно предсказать, что будет, если во время занятия залезут в зал.

– Ты же знаешь, я крепкая, – улыбнулась женщина, вновь перебирая волосы у него на затылке.

– Давно ли ты крепкой стала, родная? – улыбнулся тот в ответ, коснувшись губами ее губ. – Послушать дока, так тебе еще силы беречь и беречь, а девочкам и подавно.

Поэтому зимой я поеду лишь со старшими, а ты с остальными останешься тут. И, разумеется, по ночам я буду к тебе бегать.

– А мальчики? – лукаво прищурившись, поинтересовалась Найлара.

– А они нет, – неожиданно серьезно и холодно ответил он. – Для них это далеко, прежде всего. К тому же силы потребуются на занятия. Поэтому сюда буду телепортироваться только я, – и мужчина вновь ласково коснулся губами губ жены.

– Новости рассказать и супружеский долг исполнить, – рассмеялась ему в губы женщина и чуть печально продолжила. – Девочки скучать будут.

– Знаю, но ничего другого пока не придумал.

– Как это сложно оказывается, когда мальчики и девочки разные рода продлевают, – сокрушенно вздохнула Найлара, пряча лицо на груди мужа. – Как же мне с тобой повезло.

– Мне тоже с тобой очень повезло, родная. Очень-очень…

– Так уж и очень-очень…

– Очень-очень, – заверил ее муж, проводя рукой по спине. И это вдруг показалось странным. Вроде же платье было с не настолько открытой спиной…


Рука Алана скользнула еще ниже по обнаженной коже невесты, одновременно прижимая ее к нему. Губы сами собой прошептали «родная» и слились с ее губами в поцелуе. И во время этого поцелуя медленно начало приходить осознание того, что весь этот разговор с женой был лишь сном. Сном… Но он же отчетливо слышал ее фразу про детей, продлевающих разные рода, и про то, как ей с ним повезло. Сон? Сон на двоих? Один на двоих?

– Родная, – хранитель тихо позвал обнимаемую им женщину.

– Да, – отозвалась она, не открывая глаз.

– Что тебе снилось? Озерный дом?

– Да… А ты откуда знаешь? – встрепенулась, резко отпрянув хранительница, но отпрянуть помешали внезапно напрягшиеся руки жениха.

– Мне он тоже снился. И разговор с тобой про Звездное поместье и детей.

– Правда?!

– Правда. Сам удивляюсь. Один сон на двоих – это редкость. Особенно когда в одной постели спят, – улыбнулся Алан и вновь коснулся ее губ. Так же, как он это делал во сне.

– Странно…

– Может и странно, но мне понравилось. Хотя… Хотя придется иногда оставлять тебя одну с девочками, чтобы усиленно заниматься с сыновьями практикой. С тобой так хорошо.

– С тобой тоже, – отозвалась Найлара, уже сама прижимаясь к будущему супругу, хотя он и так крепко обнимал ее.

– Это радует, но…

– Но?

– Но, раз мы проснулись, то надо вставать или хотя бы глянуть на часы. Вчера мы до ужина проспали. Помнишь?

– Помню. И который час? – женщина проследила, как его взгляд чуть сместился в сторону от нее и вновь вернулся к ней.

– Второй завтрак. Как раз к обеду успею все переделать и потом быть только с тобой, – радостно улыбнулся мужчина.

– Звучит отлично. Слушай, а чем мы вчера вечером занимались? Что-то не могу вспомнить…

– Ужинали, а потом ты выбирала сервиз на свадьбу. Альбомы у тебя в библиотеке.

– Хорошо. После обеда разберусь. Тебе прямо сейчас надо идти? – инстинктивно прижимаясь к жениху, уточнила хранительница.

– Пару минут еще найду. От тебя так тяжело отрываться… Самые прекрасные сны в жизни у меня были лишь когда я сплю, обнимая тебя. Да и чувствую себя лучше всего именно после ночи с тобой. Это самый ошеломительный для меня факт с момента нашего знакомства, – осыпая ее лицо, шею и плечи короткими, неспешными поцелуями, признался мужчина.

– Ты первый мужчина, в объятиях которого я могла вообще ночью спать. И сны мне тоже нравятся. Очень, – в свою очередь призналась женщина, робко касаясь губами его кожи, где получалось.

– Ты говорила, но еще раз услышать – приятно. Еще пару минут и мне надо топать. А то после обеда придется делами заниматься, а не тобой. А ты еще поваляйся, родная. Пользуйся случаем.

Одевшись, Алан посмотрел на укутавшуюся в одеяло хозяйку спальни, сделал к ней шаг, с виноватым видом развел руками, поймал ее смеющийся взгляд и ушел. Найлара, проследив за его уходом, постаралась вновь заснуть, но почти сразу поняла безнадежность этого и привела себя в порядок. Для нее новый день начался с обхода ее новой персональной норки. Посреди гардеробной стояли привезенные из старой квартиры вещи. Миледи открыла первую попавшуюся сумку и принялась раскладывать вещи. Что-то относила в другие комнаты, что-то сразу раскладывала и развешивала в этой. Вскоре к ней присоединились обе помощницы и дело пошло быстрее. К общему обеду как раз успели разнести все привезенное.


Первые несколько минут за обедом хранительница делила исключительно между содержимым своей тарелки и Боргульским. Будто одно его присутствие направляло ход ее мыслей к делам в поместье, сводя на нет любые попытки сосредоточиться на чем-то ином.

– Боргульский. Простите, но не могу вспомнить вашего имени… – обратилась миледи к архитектору, наконец-то сдавшись «навязанному» его присутствием ходу мыслей.

– Симбир, миледи, – тут же подсказал мужчина.

– Спасибо, Симбир, – кивнула хозяйка и продолжила. – Вы что-нибудь знаете о том, в каком состоянии деревни в Маринаре?

– Я в курсе дел, миледи. Сам оттуда родом, да и бабушка моя до сих пор там живет. В целом лучше, чем в усадьбе. Хотя одна деревня стоит в плохом месте. Сколько себя помню, ее все собираются перенести, но пока она все там же.

– Ясно. А чем место плохо?

– В основном энергетически, насколько я знаю. Если есть и другие причины, то я не в курсе, – пожал плечами отвечающий.

– Узнать можно? – накладывая себе добавки, поинтересовалась миледи. – Хорошо бы еще узнать и про места остальных деревень и усадеб. И нынешней, и остальных.

– Можно. Если дотошно проверять, то понадобится от нескольких дней до пары недель, – вступил в разговор Алан.

– А новое место для деревни подобрать – это долго? – продолжила расспросы Найлара.

– Еще пара дней, – пожал плечами красавец.

– Тогда это надо сделать. Проверить места всех усадеб самым тщательным образом. Это первое. Определить… Сколько всего деревень в Маринаре?

– Три, миледи, – присоединилась к беседе управляющая.

– Второе. Надо определить три наилучших места для деревень в поместье. Желательно в разных концах. И если все три не совпадут с нынешними, то переселим все три, – определилась хранительница, но, чуть призадумавшись, вновь обратилась к архитектору. – Симбир, как думаете, жители будут возражать? Я про другие две деревни.

– Если новое место будет заметно лучше старого, то скорее будут возражать в связи с процедурой переезда, чем с самим фактом. С третьей давно бы и сами переехали, но, определить куда, они сами не могут. Переезжать же с обжитого места в чистое поле без уверенности, что это точно то место, желающих нет, – тяжко вздохнул мужчина.

– Понятно. Место найдем, но переезжать туда будут по моим правилам, – откинувшись на спинку стула, вздохнула женщина. – И главное из них – тотальная вычистка всего, что есть на старом месте. От людей до последней пылинки и былинки. На новое место лишь то, что чисто от негатива. Хотя бы по нулям, если не в плюсе. Надо будет об этом с Шенардом посоветоваться.

– Это я на себя возьму, – тут же поспешил с ответом милорд. – Мне все равно придется с ним консультироваться по поводу нового места.

– Тогда ладно, – пожала плечами, возвращаясь к трапезе, женщина. – На новое место старые проблемы перевозить вредно.

– Тут вы, миледи, совершенно правы. Уверен, в Найдане вас в этом поддержат и помогут всем, чем смогут, – заверил хозяйку Боргульский.

– Найдане? – насторожилась хранительница.

– Найдан. Так называется деревня, жители которой мечтают о переезде.

– А остальные как называются?

– Меалика и Риадор, миледи.

– Найдан, Меалика и Риадор, – медленно повторила Найлара и задумчиво поинтересовалась. – Симбир, а вы сможете сделать вдобавок ко всему проекты новых деревень и главное – жилых домов?

– Если вы считаете, что это надо сделать – значит, сделаю, – уверенно и твердо ответил мужчина и улыбнулся. – Ни сам, так с помощниками. Стоило только вновь заняться архитектурой, как желающих у меня поучиться объявилось с избытком.

– Это хорошо. Потому что я хочу, чтобы в новые деревни переезжали уже, когда там будет по большей части все готово. Жилые дома однозначно должны быть на стадии внутренней отделки. Ее в любом случае лучше делать с участием будущих хозяев. Что же до административных и прочих зданий, то они должны быть под ключ, а то и работать.

– То есть вы хотите, миледи, если я вас правильно понял, чтобы еще до переезда основной массы жителей в новой деревне администрация, охрана, поликлиника, школа уже работали? – принялся уточнять Симбир Боргульский.

– Именно. И если надо, то и садик, и библиотека, и спортивный комплекс, и музей… Короче, все, что нужно для нормальной жизни образцовой деревни. И все это с учетом дорог, пожарной и прочей безопасности. Чтобы там жить было лучше, чем в городе. Ах да, про магазины забыла. Русана, наведите справки о магазинах в Маринаре. Надо продумать самообеспечение.

– Но причем тут магазины? – удивилась Замшевская.

– Как чисто городской житель я хорошо знаю, что такое зависимость от магазина. Когда можешь выбрать лишь то, что есть в магазине в данный момент или вообще там бывает. И когда основное место хранения нужного тоже в магазине, так как дома места нет. На мой взгляд, в этом нет самообеспечения. Насколько я помню, мое поместье должно быть именно самообеспечивающимся.

– Верно помнишь, родная, – согласился красавец. – И ты права. При таком раскладе с магазином, как ты описала, самообеспечение осуществить сложно.

– Вот поэтому и надо будет иначе организовать работу магазинов в поместье. Думаю, будет правильно, если там будет нечто вроде трех отделов: в первом – товары, сделанные за пределами поместья, во втором – сделанные в поместье и в третьем – что я продавать буду из своих закромов. Если надо будет что-то распродать из старых запасов или в случае неурожая или еще чего.

– Хорошо, миледи. Я соберу информацию и поговорю с Миленой о том, как лучше решить этот вопрос с владельцами магазинов, – быстро помечая в ранее извлеченном блокноте нужное, кивнула Русана.

– И еще. Пусть привыкают к тому, что если этот продукт производится в поместье, то в поместье должен продаваться только он, а не тот же, но из других мест. Я хочу, чтобы питание тех, кто живет в поместье, было основано на местных продуктах. Еще лучше будет, если они сами эти продукты и вырастят. Но… Думаю, это уже дело будущего. Для этого другой уклад жизни нужен…

– Насколько я знаю, в Маринаре многие в чем-то да рассчитывают на магазин, – задумчиво произнес архитектор.

– С одной стороны в этом нет ничего плохого. Так проще и даже удобнее, но с другой выбор резко сужается. Самообеспечение – хлопотная штука. Много надо не только уметь делать самому, но и иметь возможность это сделать. Это на порядки сложнее, чем купить в магазине, – кивнула миледи. Внимательно слушавший ее жених был вынужден уделить внимание наполнению своей внезапно опустевшей тарелки, для чего ему пришлось ненадолго отвести взгляд женщины.

– Миледи, но как вы это сделаете в новой деревне, если сами хотите, чтобы там все было готово? – озадачился архитектор.

– Все просто. Дело в жилых домах. Я считаю, что обеспечивать жильем отдельных граждан или семьи, где лишь он, она и несовершеннолетние дети, – бесполезная, а главное, практически лишенная окончательного решения задача. Поэтому будем строить жилые дома на род. Чтобы в одном доме могли жить и он, и она, и несовершеннолетние дети, и бабушки, и дедушки, и пра, и прапра в обе стороны. И при этом чтобы дом был автономным, со сроком службы десятки веков, желательно вечность, чтобы там у каждого была своя комната, плюс помещения общего пользования типа гостиной или столовой. И главное, чтобы было много места для хранения. Типа разных чуланчиков, кладовок, подвалов, чердаков, погребов, складов. И чтобы общая площадь всех этих мест для хранения была раза в два… лучше в три больше площади другого назначения. И чтобы была возможность устроить некоторые разные мастерские. И участки будем давать под дом так, чтобы там был и сад, и город, и цветник, и теплицы, и птичий двор, и для скота, и лужок с площадкой для малышни и еще для чего там. Но из расчета, чтобы живые представители рода при дружной работе на этом всем могли не только себя прокормить, одеть, обуть и зимой обогреть, но и сделать и сохранить запасы на крайний случай. Но не более. Для доходного дела пусть земли вне деревни арендуют, – хитро улыбнулась хозяйка Маринары, смачивая пересохшее от длинного монолога горло березовым соком.

– Русана, одолжи листок, а то я свой блокнот забыл нынче, – виновато попросил Симбир у управляющей, и та тут же передала ему свой запасной блокнот. Мужчина благодарно улыбнулся, принимаясь конспектировать новые задачи.

Найлара молчала, наблюдая за пишущим архитектором, но стоило тому оторваться от записей, тут же поинтересовалась:

– Как дела с ремонтом в старой квартире и тут?

– В старой квартире подготовительные работы. Имущество перевезли на склад, где его осмотрят и если надо починят и отреставрируют до возвращения. Готовим список необходимого и ищем поставщиков. В общем, там все в полном порядке. А тут… Стремительно приближаемся к завершению. Если желаете взглянуть, то после обеда я принесу итоговые планы…

– Лишнее. Планы лишнее, – отмахнулась хранительница. – Что меня интересовало – я уже увидела. Остальное буду смотреть в конечном виде. Если что – подправим. Я как тот дурак, которому полработы показывать нельзя.

– Ваше право, миледи, – улыбнулся архитектор. – Кстати, через пару дней привезут для установки витражи. Я хотел просить вас в этот день куда-нибудь уйти на время работ. Работы шумные и рядом с вашими комнатами…

– Хорошо, уйду. Напомни только, ладно? – обратилась женщина к жениху и тот согласно кивнул. Несколько секунд она смотрела на него, потом зажмурила глаза и замотала головой, словно надеялась, что это позволит уложить ее содержимое в нужном порядке. – Опять планов нагородила… Аж самой страшно.

– Это для других планов громодье, а для тебя – лишь пара задач для работников, – рассмеялся Алан, беря невесту за руку. – Успокойся. Свое дело ты уже сделала. С остальным теперь пусть справляются те, кому положено.

– Это кому положено? – насупилась миледи, следя за тем, как руки красавца массируют ее пальцы.

– Архитектору, управляющим…

– Управляющим?

– Да. Управляющей всем твоим имуществом и управляющей Маринарой. И еще мне с Шенардом поработать надо. А тебе уже и отдыхать можно.

– Думаешь?

– Уверен. Задачу поставила – отдыхай, пока ее выполнять будут или пока за уточнениями не придут.

– Уточнений нет? – вопросительно посмотрела на милорда миледи, и тот отрицательно мотнул головой. Потом она взглядом остановилась на каждом из сидящих за столом и каждый так же отрицательно качнул головой. – Тогда пойду дальше вещи разбирать. Если что – знаете, где меня найти.

– Умница моя, родная, – с улыбкой похвалил женщину Алан, помогая ей встать из-за стола.

– Спасибо за обед, – встав, поблагодарила Найлара и ушла. Хранитель же вернулся на свое место.

– Русана, у меня к тебе пара вопросов будет, – нарушил тишину после ухода хозяйки Маркус Каршен.

– По охране? – уточнила управляющая, принимаясь за десерт.

– И по охране, и не только по охране. Первое. Я бы хотел переоформить еще две квартиры для охраны. Аналогичные уже имеющейся, но в других подъездах. Хочу разделить только людей и людей с животными. И мне нужно спецпомещение для изучения документов из библиотеки миледи, – начал излагать суть дела мужчина.

– Что за документы? – прервал говорившего хранитель.

– Коробочка кристаллов. По надписи на ней содержит информацию по вопросам охраны поместья. К тому же я нашел несколько специалистов, на днях прилетающих. Хочу, чтобы они на месте все изучили, как следует. Поэтому надо их будет не только в поместье отправить, но и дать им местных проводников. Не обязательно одного-двух, можно и сотню, но чтобы в целом они им как можно лучше территорию показали.

– Специалистов сам нашел?

– Нет, милорд. По моей просьбе Совет подобрал. Если желаете, то всю информацию вам предоставлю, – внимательно посмотрев на красавца, ответил начальник личной охраны миледи.

– Желаю. Проверю еще раз по своим каналам. Как я понимаю, ты им дашь доступ к коробке, а не только к территории поместья, – холодно заметил мужчина.

– Да, милорд. У них отличные рекомендации и проверку они прошли. Охрана у поместья есть, но пора приступать к ее преобразованию в охрану родового поместья хранителя, – перейдя на более серьезный тон беседы, ответил Каршен.

– Это верно, – согласился Алан. – Но для меня лично это весьма серьезный вопрос, и я хочу лишний раз убедиться, что все хорошо.

– Конечно, милорд. После ужина принесу вам все документы.

– Я сам зайду почитать, – решил красавец и обратился к юристу невесты. – Казимир, сегодня переоформите обе квартиры и сразу выберите ту, где будет спецпомещение. Его обустройством займитесь сегодня же. И пусть Милена займется подбором будущих проводников.

– Да, милорд, – кивнула Замшевская и перевела взгляд на начальника охраны. – Это было первое или все, Маркус?

– Первое. Второе в том, что надо приобрести челнок для Маринары. Дороги туда плохие, телепортацию в открытую использовать нельзя, а людей и, главное, продукты для миледи привозить надо будет регулярно. Через космопорт будет проще всего на данный момент.

– Челнок – это отличная идея, причем на ближайшие несколько лет, – поддержал Каршена архитектор. – Мне неоднократно реставраторы предлагали взять на работу других мастеров, но пришлось отказать. Мест нет, а миледи против снижения уровня качества жизни, как их, так и местных.

– Так почему тебя это беспокоит? – поинтересовалась Русана.

– Уж очень просили… – вздохнул Боргульский. – И сколько интересной информации уже нанятые для себя получили оценить способен. Вывозить книги им запретили, но не запретили делать выписки.

– И что с того? – несколько озадачено спросил милорд.

– Будут искать способы сделать выписки, – усмехнулся начальник охраны. – То есть может возникнуть некая постоянная смена какой-то части реставрирующего персонала.

– Хм… – хмыкнул, наклонив голову на бок, хранитель.

– Именно. И миледи может это одобрить. В такой ситуации челнок будет очень полезен, – согласился с Маркусом Симбир. – Впрочем, челнок может помочь не только с перевозкой людей и грузов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное