marina k.

Нет у Бога слёз для нас



скачать книгу бесплатно

© marina k, 2016


ISBN 978-5-4483-0527-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero


Нет у Бога слёз для нас

 
Нет для нас у Бога слёз,
ни подарков, ни расплаты,
каждый груз свой тяжкий нёс
за предел, где мусор злато.
 
 
Каждый страхом наполнял
крик с вопросами в пространство,
Бог, конечно, не вникал,
не раздаривал нам шансы.
 
 
Отряхни с одежды пыль
грязь с сапог.. дыши всей грудью..
люди не имеют крыл,
переполненные мутью…
 
 
Ты прости ошибки их,
безрассудные поступки,
тебя тянет это вниз
и становишься ты хрупким.
 
 
Не ищи пощады в них,
милосердья, состраданья…
заглуши душевный крик.
это жизнь – не наказанье.
 
 
Не бывает вечный рай
там, где плоть воюет с духом,
и у всех свой тяжкий пай..
ты прости людей, братуха…
 

Тихо тлею…

 
Отделяю я зёрна от плевел…
зёрен мало.. и много трухи…
я не помню времён, когда верил..
я всё чаще в плену у тоски.
 
 
на заросших и диких тропинках,
не ищу колдовства и чудес..
и не строю на звездах-крупинках
замки-радуги выше небес.
 
 
тихо тлею, иду без ошибок,
каждый шаг выверяю сто раз,
и молчу, словно мудрая рыба,
и молюсь, будто древний монах..
 
 
проплывают какие-то мимо
эпизоды с названием – жизнь,
в них присутствую чем-то незримым,
чем-то тонким и очень чужим…
 
 
не хочу!..не хочу много красок
я боюсь, что не выдержу бой..
нависают галактики басом..
и вселенский разносится вой…
 
 
я раздавлен.. спаси меня боже..
я песчинка могучих пустынь..
я всё меньше.. безмолвней, без кожи..
наваждение чёрное – сгинь!
 
 
я бездушен, без духа.. я нищий!
с одиночеством верным в ладу,
я читаю ненужные книжки
и топлю ими печку в аду.
 
 
Пресыщение слёз и улыбок
давит смертно.. крести, не крести…
и любовь, как могильная глыба
с эпитафией в слово – Прости.
 

Бог в тебе…

 
Умереть.. – это право для всех, кто живёт,
кто себя отдавал, не жалея живот,
и для тех, кто боялся рукИ замарать,
и для тех, кто не Верил.. и Верил опять…
 
 
этот Бог так жесток, что заставил самих
выбирать главный Путь из хороших-плохих,
из залитых слезами и болью дорог,
из не слишком весёлых и скользких как мох..
 
 
без спасательных шлюпок в лихие шторма..
Бог смеялся… – ему не расти хоть трава..
и в пустыне зачахни без влаги и сил,
даже если ты помощь у Бога просил…
 
 
но бывает, Он милостив, вдруг, ни с чего,
улыбнётся, поддержит тебя и его,
и меня..
иногда.. но не слишком уж щедр,
и на завтра вокруг снова стая из стерв.
 
 
снова пошлость хватается цепко за руль,
совесть, правда и честь продаются за рубль,
снова карта идёт бескозырной чредой…
и не терпится в мир за последней чертой.
 
 
но ты Бога в далеких краях не ищи..
Бог в тебе – там от ада и рая ключи..
не сдавайся, не множь бесконечный порок,
и ты станешь всесильным.. как истинный Бог.
 

Я в клетке зверь

 
..стоптано сердце.. душа обветшала..
холод по венам шипами колючими
и кислорода.. так мало.. так мало…
стать бы уже бестелесною сущностью
 
 
в липких ресницах стоят миражами
яркие краски оазисов вечности,
лямки у ноши, впиваясь ножами,
разум отчаяньем бездны калечат
 
 
я не дойду… без надежды и веры..
тупо считаю секунды к бессмертию,
Бог продолжает вонзать в меня стрелы,
я покажу и Святому Климентию,
Деве Марие, всем Папам, Исусу,
Ангелу главному и Тридцать третьему,
даже умершему йогу-индусу.. —
вдоль-поперек боевые отметины,
 
 
кажется мне, что уже я за гранью,
и невозможно тащить необъятное,
саван, манящий изысканной тканью,
станет последним земным восприятием…
 
 
перемешаться я жажду упрямо
в космосе диком с полями жестокими,
знаю, простишь мне предательство, мама
я возвращаюсь в начало истоками…
 
 
к чёрной дыре.. ускоряясь.. всё ближе..
рвусь на частицы я силой неведомой,
стану квазаром – и в следущей жизни
буду гордиться своими победами.
 
 
воздух комками – и выпиты слёзы —
в адской пустыне я бьюсь до последнего —
мне бы сейчас на поляну к берёзам
вне скоростей, вне пространства, вне времени…
 

Я метеором по небу…

 
Не разрушайте мой мир, что для вас скудострочный,
не разжигайте стихами каминные топки…
может быть где-то я сам и с грехом, и порочный,
но не бросайте каменья.. – прошу очень робко…
 
 
может кажусь саркастичным, никчёмным и крейзи..
и до икотки вас скрутрит моё стихоплётство,
не выносите меня на помойку поэзий —
камень в песок через год или два перетрётся…
 
 
не оглушайте меня бесконечным забвеньем,
подлым шакалом не рвите кощунственно душу,
перед невзгодами я лишь стараюсь быть кремнем,
только внутри всё сгорело и дикая пустошь…
 
 
смерти в лицо прокричу – я готов – только сразу!
только не ждать, утираясь слезами паскудно..
я уходить собираюсь не долгим рассказом,
а метеором, что чиркнет по небу секундно.
 

Я – зачем? Ты – зачем?

 
В Начале было Слово, а потом лишь —
Большие взрывы, космос, ты и я…
Наш Бог из мыслеформенных котомок
Вытаскивал Слова для Бытия…
 
 
И всё же не кончаются вопросы…
Неистово звучит – Зачем? Зачем?
Зачем мы ищем смыслов перекосы,
Ошибочность фундаментальных схем?
*
В древесной чурке многовариантность —
Там роза, Буратино и кувшин…
В древесной чурке многолика данность,
Желание творца, его почин.
 
 
Давай с тобой, как в песне у Синатры,
Отбросим «Завтра» и оценим Миг,
Сверкающий иллюзией каратов
И обрамлённый в мой несмелый стих.
 
 
Из диких Слов творю свою реальность —
Галактики, планеты и дворы…
И назначаю в этом мире странность —
Я есть – тогда и есть, конечно, вы…
 
 
Я вас леплю из маленьких кусочков
картин, энергий, звуков и тепла,
И укрепляю мир наш очень прочно
Критерием – Любовь всегда права!
 

Ходит война за мною…

 
Стих из окопа строчкой
листиком полумятым
без запятых и точек
карандашом.. невнятно…
 
 
запах страха и привкус
мелкой землистой пыли —
ты поливай мой фикус..
время вернём – где были..
 
 
наш командир Алёха,
не одобряет нюни,
но понимает – плохо
мне без стихов.. и плюнул,
 
 
просто махнул рукою —
пишешь?.. ну ладно, что же,
мы же не ходим строем..
и не поможет Боже.
 
 
с пулей шальной поспорю..
снайпер не спит, хоть затишь..
я не хочу вам горя..
и поминальных трапез..
 
 
мама, вернусь.. отмоешь
и кирзачи, и форму..
грех со свечой отмолишь..
я ведь глаза запомнил —
 
 
в небо глядят стеклянно —
там был ответ последний..
к членам божьего клана
поп проводил.. посредник..
*
Сердце моё и душу
черви глодают.. черви!
крики и стоны в уши
лезут уж год не первый!
 
 
ходит война за мною..
будто старуха в чёрном,
только глаза закрою,
пули жужжат как пчёлы…
 
 
нету такой молитвы!
бог не оплатит жертву!
я теперь в вечной битве..
освобожусь лишь смертью.
 

Не раб, а сын

 
Бог любви нам не обещал,
даровал лишь свободный выбор
и возможность учиться дал..
кто-то дальше пошёл, кто-то выбыл..
 
 
Бог любви нам не обещал,
но любить научил и верить…
кто-то эти подарки взял..
а другой всё ломился в двери…
у порога подачек ждал…
чтобы рай на земле и кущи..
не используя Божий дар,
возмущался пуще и пуще…
 
 
и остался вечным рабом
своих страхов и притязаний,
расшибаясь бараньим лбом,
приумножил себе страданий.
 
 
А другой.. через боль, без сил,
в гору шёл и трудился много,
осознав, что не раб, а сын,
а поэтому, станет богом.
 

Раздаём по кусочку душу

 
Раздаём по кусочку душу
другу, недругу, просто так…
это правило не нарушить —
жизнь устроена как-то так…
 
 
Рвём на части душу с успехом,
и латаем прорехи вскорь,
сам себе и палач, и лекарь,
сам на рану – и бинт, и соль.
 
 
Забери же её хоть кто-то
целиком, а не по куску,
непосильная это работа
через душу гонять тоску.
 
 
Быть бездушным куда как проще —
воля вольная через край,
слёзы бога – всего лишь дождик,
и неведом ни ад, ни рай.
 
 
Не почувствуешь боль чужую…
красоту не уловит глаз…
и не грустно, когда умру я..
не реви.. это не про нас…
 

Заколдуй

 
Ворожи ворожи колдунья..
тонкокистно и черноглазо…
за тобою вослед иду я,
бормоча заговора фразы…
 
 
заколдуй очаруй и в рабство
замани добровольной жертвой,
я в твоём сарафаньем царстве
стал послушным слугой, не первым.
 
 
закружи утопи в забвенье,
напои чем-то терпко-нежным,
с колыбельно-пьянящим пеньем
я усну… а проснусь безбрежным..
 

Пресыщенность

 
Ничья любовь мне не нужна…
и ненависть – всё в ту же топку…
хожу один.. и ты одна…
и сочиняем песни робко…
 
 
Я всё прошёл.. и ты прошла..
пресыщенность сдавила горло,
ничья амурная стрела
не возродит мою покорность…
 
 
Ничья медовость не прельстит,
я в стороне от войн и стрессов..
с моих мемориальных плит
стираю пыль без интереса…
 

Подмети меня…

 
Смешно.. я не сдаю врагов,
оберегая жизнь друзей,
и сколько замкнутых кругов
пройти могу не через дверь?
 
 
Ушли кумиры.. это факт,
короны – в мусоропровод.
я за короной.. – артефакт!
да поздно.. крыса его жрёт.
 
 
Короны нет, кумиров нет,
без идеалов и без вер
ищу в себе одном ответ..
и Вы.. посторонитесь, Сэр..
 
 
Да.. был здесь замок из песка…
и малая совсем волна,
играючи его снесла,
а в замке жили..он..она…
 
 
Кто знал, что замок изо лжи,
и ваше слово в нём не бог,
и о молву, что там в чести,
в незнанье разбиваешь лоб.
 
 
Кто знал, кто знал.. – плевать уже…
ушёл в песок иллюзий прах,
рассыпались твои клише
в угоду сатанинских прав.
 
 
Смешно?.. смешно.. лечебный смех..
или истерика зимы…
конец исканий и утех..
А не иллюзия ли мы?…
 

Шут

 
Смеётся шут над королями,
Смеётся и язвит,
Он не прославился делами,
Проклятый езуит*.
 
 
Он не шагал с войсками чинно,
Преследуя врагов,
В хозяевах (что даже стыдно)
Не видит он богов.
 
 
Смеётся, но не безоружен —
Уколы и пинки —
Слова, как пики ему служат —
Больней, чем кулаки.
 
 
Смеётся шут, мудрец народный —
В руках как будто власть —
Для лицемеров неугодный —
Играет ими всласть.
 
 
И побеждает шут сквозь хохот
Трусливого врага,
А тот, кому от смеха плохо,
Низвержен был всегда.
 

Привкус драмы

 
Не смею звать и плакать впредь..
Глотает письма ненасытно пламя…
Сумею ли о прошлом не жалеть,
Не научившись твёрдости у камня…
 
 
Остановлю.. и мысли и слова..
Бегущие, зовущие, больные…
Что нет меня с тобою – ты права..
Мы в сердце у тебя давно чужие.
 
 
Уничтожаем письма и мосты,
И корабли.. и не на чем вернуться..
Реальность новая без «я плюс ты»…
Не жить тобой – великое искусство.
 
 
Ты опустела – будто без листвы
Осенние дрожащие деревья,
И принимаешь серость в наши дни,
Простуженная холодом неверья…
 
 
Меняя быль на небыль чередой,
Не зная как разрушить невозможность,
Хватаю память… и кричу – постой!
Мне без твоей любви на свете сложно…
 
 
И всё же.. мы сжигаем корабли..
Не станут общими судьба и планы..
Не удержали вечность.. не смогли…
В душе остался привкус нежной драмы…
 

Война

 
Не умирай.. ведь это всё игра..
И наши кони сдохли понарошку…
Вчерашний друг под маскою врага..
И в чашке яд.. но потерпи.. немножко..
 
 
Сегодня нас по правилам убьют,
И разбросают кости по дорогам,
И прогремит в честь этого салют,
Но потерпи.. ты потерпи немного…
 
 
Ведь завтра будет избран королём,
Другой из нас, из них.. и сменят маски,
И дифирамбы сотрясут наш дом..
И раны заживут как в детской сказке.
 
 
Ну а сейчас терпи.. ты мёртв.. и я..
И кровь спеклась, как на войне реальной,
И больно, будто это не игра…
И нож в спине по правилам банальным.
 
 
Сегодня так…. пока… наоборот..
Сегодня подлецы под маской чести..
В игре, конечно, будет поворот..
И не игрушечной они напьются мести.
 

Трусость

 
Да.. трусость страхом рождена,
она в лицо не может.. в спину
швыряет комья из дерьма,
по ней иссохся кол осины.
 
 
Трус на коленях, беглый взгляд,
без идеалов он, без кредо,
трус не боец и не солдат,
без воли трус и без победы!
 
 
Идя на подлость – ослеплён,
кромсает правых и неправых,
плевал на честь и совесть он,
пугливо угождая главам.
 
 
И, не чураясь клеветы,
наветов, наговоров, сплетен,
меня предаст.. а там и ты..
очередным пойдёшь на пепел.
 
 
На лицах трусов до поры
пристойно вылизаны маски,
не угадаешь ты игры,
не распознаешь труса в массе.
 
 
Да.. трусость с подлостью – семья..
у них животное начало,
смогу ль простить такое я?
им с этим жить – итак немало…
 

Да что ты знаешь…

 
…да что ты знаешь о предательстве,
когда дорога в Храм без сил,
ты с Верой шёл туда.. не пятился…
и вдруг, нога уходит в ил…
 
 
Гребёшь на твердь, там сук от дерева,
схвати его, а он гнилой,
и не услышишь крика зверева —
трясина поглощает вой!
 
 
Хлебнёшь по полной, кто-то вытащит,
на берег бросит и ползи
ужом, мокрицей, слизнем высохшим…
смеются с неба – это жизнь…
 
 
Пошлёшь и ангела, и дьявола
ко всем чертям и матеря,
срываешь крест с груди и заново
сминаешь веру под себя.
 
 
Повадки хищника безжалостны,
взгляд волчий не кричит – Спаси!
и шкурой собственною знаешь ты —
Не Верь, Не Бойся, Не Проси!!!
 

Клятва

 
А знаешь.. подлость… это… нет..
не муха в супе и не гвоздь в ботинке,
и даже не в шкафу скелет,
она пронзает как стилет.. как финка…
 
 
без лезвия кромсает на куски,
закроет кислородное дыханье,
прерывисто стучат виски,
рот онемел, и даже брани
не в силах ты произнести…
 
 
И знаешь… подлость.. в горле ком..
не проглотить… не выплюнуть на землю,
живёшь растёртым порошком..
нет.. существуешь параллельно…
тебе такой расклад знаком?
 
 
Не ждёшь иуду.. почему?!…
не прячешься и доверяешь…
а он заранее войну
тебе готовил.. представляешь?!
 
 
И подлость скалит за спиной
кривые рожи в упоенье…
твой человеческий фантом
уже прозрачней легче тени.
…и что, ты думаешь, потом?…
 
 
Потом… ничто… там пустота…
потом не боязно.. не страшно…
а подлость.. знаешь.. подлость та
она вернётся им стократно!
 
 
Случайно было… или… так…
но гадко в спину.. не понятно…
и вот, еще один не враг
исчез из жизни моей – Клятва!
 

Хохороны вторник

 
Я безнадежно опоздал
на похороны вашей чести..
поблёскивал зазывно крестик
интимно прячась за овал.
 
 
Я ненасытный бывший раб
коленопреклонённый слепо,
храню ладони вашей слепок,
по меньшей мере я – дурак.
 
 
Мундштук, перо и запах твой
в записке нервной с опечаткой..
остатки прошлой жизни сладкой,
фальшиво конченой игрой.
 
 
Вы безнадежны, как и я,
высокомерно-равнодушны,
и лицемерно вам на ушко
шепну любезного вранья.
 
 
Трагичен траур по любви —
в остатке – мелкий грубый пафос
и кич, сорвавший маску напрочь..
и месть – землёй сырых могил…
 

Е равно эМЦэ квадрат
(шутки про E=mc?)

 
За Е, что эМ на Цэ квадрат
порву на ленты дьявола!
За это Е шёл брат на брат,
как Каины на Авеля.
 
 
И самый быстрый в мире яд
поставит точки тленные,
а Е – как бог – эМЦэ квадрат,
рождающий вселенные.
 
 
Играю с Е, играю с эМ
на скорости сверхсвЕтовой,
и разрываю без проблем
бозон между дуплетами.
 
 
Не может Е без эМ никак,
и эМ без Е не строится,
их раздели – наступит крах
божественного творчества.
 
 
Кто покушается на Е
и эМ, и Цэ в сомнениях —
того в бозоновой дыре
порвёт в одно мгновение.
 
 
эМЦэ квадрат ласкает слух
инь-яньского сознания.
Наш Е – святой грааль наук
и Фишка Мироздания!
 

Мозгодушье…

 
Мозг и душа во мне воюют, бьются…
Секут жестоко, ранят Плетью бога
До слышимого костяного хруста,
И до безумного смертельного итога!
 
 
Не до исканий, не до простодушья!
Рвут изнутри – кусочки на кусочки!
И я не понимаю сколькодушье
Во мне размножилось, не собираясь в точку!
 
 
И чем я провинился? Боже – чем я?!
Ты не меняешь выбранную схему!
Извилины кипят до помраченья,
Холодным душем заливаю я систему!
 
 
Мозг и душа – врагами и друзьями —
Одновременно царствуют и делят…
Лишь доктор-смерть остудит битвы пламень —
Я буду изнутри закончен и расстрелян.
 

Азиатско-европейская смесь
(из прошлого)

 
Вновь парад Побед и гудит земля,
Содрогается враг в смятении..
О войне забыть я хочу! – нельзя!
Только смерть уступит забвению.
 
 
Проскочить песчинкою жернова —
Жернова российской истории,
По оставшимся – бить в колокола,
И молиться пуще и более!
 
 
Азиаты мы в западный замес,
Беспощадно рвём узы кровные,
Дураков страна и страна чудес,
мы рабы в душе непокорные…
 
 
Нам российский путь не понять умом,
Будто нем народ распинаемый,
Будто я в аду или в сне дурном
Потерявшийся, нераскаянный…
 
 
Экстремальна жизнь и абсурд в чести,
Но в системе лжи и насилия
Дух земля родит – в мире не найти —
Благороднее и красивее…
 

Бойтесь данайцев…

 
Бойтесь данайцев дары приносящих
В приторно-лживой фальшивой раскраске,
Бойтесь неискренне в сердце стучащих,
Бойтесь померкнуть в их сладости вязкой.
 
 
Льстивые песни, что сети расставят,
Не принимайте ни в голод, ни в холод,
Если туманом притворным отравят —
Пусть ненадолго, как искра и всполох.
 
 
Бойся пробравшихся с тыла данайцев,
Пятой колонной страшнее тирана,
И на руках не хватает мне пальцев,
Чтоб посчитать их коварные планы.
 
 
Бойтесь данайцев из царствия нищих
Светлые мысли крадущих в корысти,
Им не давайте из рук своих пищи,
В горе они как бегущие крысы.
 
 
Не приближай подхалима на метры,
Вирус живучий и вязкий у лести,
Многих унесший пылинкой по ветру,
Не отдавай на погибель им чести.
 

Вернись к себе

 
Хожу, то около.. а то – поодаль…
нет.. Вы всё та же, что и год назад, и два..
я не поверю в Вашу жёсткость сроду…
Вас закалили клевета, враньё, война…
 
 
Скворец вернётся, чёрным опереньем
сверкнёт и на черешне ягоду вкусит,
его птенцы несмелым робким пеньем
напомнят о рожденье молодой весны.
 
 
Прощать врага и с недругом прощаться
великодушно и достойно – Вы сильны!
не нужно возвращать и возвращаться..
любовью, светом и добром – Вы ВСЕМ полны!
 
 
Звезда-слеза, звезда-полынь не сходит,
но взор-печаль направьте на Звезду-Рассвет,
не только злом полна людей природа,
вернись к себе, мой друг, сильнее ты всех бед!
 

Творение…
(ирония)

 
Творение вселенной – не шуточный процесс —
рвануло так что стены дрожали у небес.
Творец, заткнувши уши, молился, чтобы всё
пошло как Он задумал (другим творцам назло)…
 
 
Куски антиматерий пространство опалив,
почти были готовы к зачатию светил,
к рождению галактик, квазаров, чёрных дыр..
восторженно ликуя, Творец себя хвалил.
 
 
И вот в пространстве нашем цивильно потекло
движение и время, добро, а так же зло,
из темных из материй, из белых, что видны,
рождались элементы.. ну.. и конечно.. мы..
 
 
Несовершенный разум попал в режим – аврал,
и сам себя доделать пытался, да украл
бюджет на совершенство…
Создатель загрустил – примат не станет богом… —
и Руки опустил…
 

Уже без…

 
От стенки к стенке исхожу все наши комнаты..
закрыть глаза, стереть из прошлого мне хочется
те дни, что горькой несуразицей искомканы,
где я истерзанно томлюсь от одиночества…
 
 
Ношусь я с памятью как с писаною торбою,
ключи утеряны от пониманья общего,
и отреченья друг от друга низкопробные
всплывают чёрными бесформенными клочьями…
 
 
Тобой и мной давно развеяны сомнения,
я не хочу вернуть уже невозвратимое,
не упаду в немом бессилье на колени я
и не взмолюсь последним криком – возроди меня!
 
 
Осталась мутным негативом плёнка времени,
соединявшая два диких одиночества,
не возвращайся в круг порочного томления,
мы две скалы – уже без нежности и прочего…
 

Очищение

 
Усиливая жизни драму,
и зная, что она есть блеф,
давай поплачем в стЕнах Храма,
скорбями омывая грех…
 
 
Закроем пошлую страницу,
где ложный идеал жесток,
и где прозрачную криницу
мы превратили в мутный сток…
 
 
Не всё очистится слезами,
и не вернётся Вера.. пусть..
мы поломали это сами,
не замечая стон и хруст,
 
 
Но облаками и травою,
и самой яркою звездой
тебя я вытесню из строя,
где люди в драке меж собой.
 
 
Давай оплатим счёт по полной,
неся предложенный нам Крест,
и впереди в тумане Омут
уже не нам от Бога месть.
 

Не верю

 
Я разбиваюсь о души людские
сущностью хрупкой на них не похожей,
будто бы в шторм и о камни мирские
режу и рву беззащитную кожу…
 
 
Стану ли в вечности этой сильнее?
бурь нетерпенье приму ли смиренно?
или смятенье без устали сея
я разметаюсь забвенно и тленно?…
 
 
Кладом не найденным, светом погасшим,
сердцем ослепшим без божеской искры
путь продолжаю, не взяв и не давши,
без сожалений и к пропасти близко…
 
 
Мне бы лететь без забот и в покое
где-то в таинственно-вечном пространстве…
мерно качаясь в нейтриновом поле
не вспоминать о живущих в коварстве…
 
 
Мне бы дождаться без боя итога
и не заметить вокруг лицемерий…
будет экзамен на высшую пробу
страшным судом для людей.. – но не верю!…
 

Смерти нет…

 
Смерти нет, а я сгусток космической пыли,
осознавший себя на свою же беду,
беззаботность слепой неосознанной были
в новом теле исчезла.. бреду как в бреду..
 
 
ты болей-не болей, депрессируй страдая,
всё равно не свернёшь, проклиная стезю,
только можешь мечтать – всё закончится в мае,
и утонет твой взгляд в молодую листву…
 
 
и красивый священник, читая молитву,
обратится последним посредником в Высь..
он расскажет, что с жизнью ты выиграл битву
и не двигала к раю тебя лишь корысть…
 
 
он попросит что б там.. куда все мы уходим..
больше не было боли.. людской суеты…
чтобы я.. да и ты.. был бы Богу угоден..
чтобы здесь, на Земле, не остались долги…
 
 
смерти нет.. перейду в измеренье другое..
квантом прежним вольюсь во вселенскую взвесь…
там единое всё.. нет сознания горя..
но плесни мне в бокал пока мы ещё здесь…
 

Правда – она одна

 
У тебя другая правда,
у меня она своя..
у тебя на небе солнце,
я же прячусь от дождя…
 
 
покоряешь горы, скалы,
я лишь скромно – на холме,
набираешь плюсы, баллы..
в минус я – иду в пике…
 
 
у тебя рассвет смеётся,
мой – кроваво нелюдим,
и гребём мы в разных лодках..
но на Высший Суд – Один.
 
 
вот и силы оставляют —
я на дно, а ты греби,
я уже пред Богом каюсь.. —
(ну хоть в этом впереди)
 
 
Бог простил меня за слабость,
и гуляю я в раю,
ты ж.. терпи земную «радость»,
ложь срубая на корню.
 
 
моя правда в райских кущах,
ты – в бою и на коне.
мною шанс давно упущен —
моя правда – прах в земле.
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное