Марина Хробот.

Мышь Серебристая



скачать книгу бесплатно

Строители с удовольствием переместились к чайно-кофейному столику с печеньем и пряниками и взяли бокалы. Алексей, не переставая пить кофе, набирал в пластиковый стаканчик холодную воду из кулера и по очереди полил все растения.


Интерьер и цветовая гамма большого кабинета Елены полностью отвечали ее настроению. Стены серые, мебель черная, мусорное ведро белое. Ни одного цветка. Картина на стене и та графика. Сюжет агрессивный – острые или идеально круглые многоэтажные дома будущего.

Сев за свой стол, Елена включила компьютер, достала из портфеля документы, разложила перед собой на столе. Портфель опустила в специальный отсек рабочего стола, посмотрела почту, поправила, не глядя в зеркало, волосы и нажала кнопку вызова.

– Витя, запускай.

В кабинет вошел Евгений Леонидович. Извинительно улыбаясь, он приблизился к столу Елены.

– Вы уж простите, Елена Николаевна, но мы не вас ждём, мы к Лидии Сергеевне. Охранник посадил нас в секретарскую, чтобы мы, так сказать, были на глазах.


Мужчина Елену раздражал. Огромный, потный, самоуверенный.

Первый разговор проходил две недели назад в кабинете Владимира Самуэльевича. Строители слушали директора преувеличенно внимательно, и, если он задавал вопрос, то моментально получал излишне подробный ответ. Задаваемые Еленой вопросы «провисали», ответа ей приходилось ждать, и она чувствовала не замаскированное снисходительное отношение к себе, как к женщине-руководителю. Этого она не прощала.

– Как раз хотела задать несколько вопросов по вашим исправлениям в проекте. Присаживайтесь.

С удивлением посмотрев сначала на Елену, а затем на бумаги на столе, Евгений Леонидович тяжело сел на стул и расслабился, устроив на животе портфель.

– А я думал, мы уже все согласовали. Пора закупать стройматериалы, оплачивать аренду и технику… Может, вы быстренько подмахнёте договор, и я пойду в бухгалтерию?

– Евгений Леонидович, – Лена вошла на сайт своей фирмы «Шанс», – вам придется ответить на мои вопросы и внести изменения в проект. Вчера, во второй половине дня я как раз пересматривала бумаги.

– Но Владимир Самуэльевич ещё позавчера подписал договор подряда… – Директор строительной фирмы не понимал, что от него хочет Елена. Она заместитель, пусть и ведёт себя как заместитель.

– Объясняю, – Елена не повысила голос, она просто сменила тон, и Евгений Леонидович сел прямее. – Подпись Владимира Самуэльевича дает вам право начать подготовительные работы. Но деньги на счет фирмы вы получите только тогда, когда на договоре будут три подписи. Директора, главного бухгалтера и, как вы догадываетесь, моя.

– Понял, понял… – Евгений Леонидович заволновался, прижал к животу папку. – Тогда давайте обсудим отдельный проект, который представили из экологического отдела мэрии. Они с нашим проектом не совсем согласны и сделали свой, альтернативный, который сохраняет до восьмидесяти процентов дубового заповедника.

Слово «мэрия» всегда вызывает у бизнесменов реакцию.

У каждого свою. Кто-то пугается, кто-то смеется, кто-то напрягается, Елена тоже не осталась равнодушной.

– И почему их проект не на моем столе? – чуть поморщилась Елена.

– Мы его вчера Лидии отдали, вечером…

– А проект интересный по деньгам? – Елена смотрела на Евгения Леонидовича, не понимая, куда он клонит. – Вы не обижайтесь, но если их проект более рентабельный…

– Ой, нет, нет, менее выгодный – отмахнулся строитель. – Вы можете с представителем мэрии поговорить прямо сейчас, он в секретарской. Только парень того… окончательно зелёный.

– Какой? – не поняла Елена.

– Зелёный, экологист. Парень совсем больной, даже не разрешает кидать на землю окурки. Матерится и лезет драться.

– Ну, – Елена развела руки, – у каждого свои убеждения. Я тоже не кидаю на землю бычки, не курю. А что, мэрия хочет войти инвесторами в наш проект?

– Не хочет, – нахмурился Евгений Леонидович. – У них денег нет.

– Тогда забываем о нём и переходим к вашему предложению. – Елена подчеркнула строчку в первом абзаце на первой странице договора. – Начнем со сроков реализации.

* * *

На стоянку перед офисом лихо въехал «Форд» и, взвизгнув тормозами, остановился, скакнув на месте. Из открытой дверцы машины на асфальт сначала вылезла очень худая нога в эксклюзивных полусапожках, затем показался костлявый бок жаккардовой юбке, а после и вся Лидия в английском строгом костюме. Дама сорока лет, метр семьдесят роста и пятидесяти килограммов. Хотя, если не обращать внимания на худобу, было в ней своеобразное обаяние. Особенно учитывая ее вкус в одежде.

Елена по-дружески, но не вслух, называла Лидию осыпавшейся новогодней елкой, на которой остались только игрушки. Цепочек и бус висело на шее всегда не меньше трёх. Волосы Лида красила в кардинально черный цвет, местами отдающий в вороний отлив.


В секретарской, мельком оглядев Якова Анатольевича и назвав про себя непропеченным колобком, Лида переключилась на Алексея, сидевшего у окна и листавшего информацию в планшете. Хорош парень. Не настолько плотный, как она любит, но все равно сексуальный. Обидно, что не обращает на нее внимания.

– Витя, где Зоя?

– Вы не переживайте. – Виктор выключил «косынку». – Она уже отзвонилась, едет сюда.

– Я не за нее волнуюсь. – Лидия достала из портфеля зеркальце, оценила свой внешний вид и осталась довольной. – Я за Лену волнуюсь, представляю, как она психует.

Виктор встал с кресла, вышел из-за стола.

– Лидия Сергеевна, я пойду к себе, а? – он заговорил шепотом, на ухо Лидии. – Сижу тут секретут секретутом.

– Ладно, Витя, иди. Как у нее настроение? – Лида кивнула в сторону двери с латунной табличкой «Елена Николаевна Кушнерева. Заместитель директора».

– Как всегда. Ровно.

Дверь кабинета открылась, и спиной вперед, кланяясь, из неё вышел окончательно вспотевший Евгений Леонидович. Закрыв дверь, он достал носовой платок, вытер пот со лба, протер шею.

– Здрасьте, Лидия Сергеевна. – Повернувшись к своему заместителю, Евгений безнадежно махнул платком. – Рано еще стройматериалы закупать, много несостыковок.

Закрыв планшет, Алексей встал.

– Значит, моя очередь зайти?

– Не советую. Она, Лёша, не собирается выслушивать кого-то из нас отдельно. Мы должны прийти к общему знаменателю. Поедем в наш офис.

– Намёк понял. – И Лёша пошел за строителями.

Оценив задницы выходящих мужчин, Лидия не нашла идеального варианта и настроилась на предстоящий разговор. Переложив портфель из правой руки в левую, она мелко трижды перекрестилась и открыла дверь кабинета.

– Здравствуй, Еленочка! – Лида нагнетала оптимизм с порога, иначе Лена заморозит рабочими вопросами до самого обеда.

Елена на главбуха не смотрела, читала информацию на мониторе.

– Проходи, Лида, садись.

В три шага Лидия пересекла кабинет, резко села, и на впалой груди звякнули ряды золотых цепочек с кулонами-погремушками.

– Леночка, Евгений Леонидович названивает мне с самого утра. Я оформила им на фирму перевод на завтра в сто пятьдесят тысяч евро, а они просят еще двадцать.

Постучав пальцами по клавишам компьютера, Елена отмахнулась.

– Обломаются. Вчера вечером я ещё раз просмотрела их дополнение к договору. Список большой и бестолковый. Я его уже сократила.

На столе зазвонил телефон, Лида подняла трубку.

– Алло… Директор будет позже… До свидания.

Она достала из портфеля папку и положила перед Еленой. На первом листе в пластиковой папке было крупно написано «Проект». Елена скосила глаза на новый документ.

– Это что?

– Понимаешь, Лена, экологический отдел мэрии предлагает сделать наши склады четырёхэтажными и за счет высотности уменьшить занимаемую площадь земли.

– Дурость какая. Два этажа – оптимальный вариант. – Опять зазвонил телефон, и Лена раздраженно подняла трубку. – Алло… Директор будет позже…

– Я не спорю, Лена, не спорю. – Лидия передвинула папку ближе к начальнице. – Но они хотят сохранить территорию с дубовой рощей. И они в чем-то правы.

На опять зазвонивший телефон обе посмотрели с тихой неприязнью. Трубку подняла Лидия.

– Да… Добрый день. Владимира Самуэльевича пока нет… Ближе к обеду.

Бегло просмотрев первую и последнюю страницы «Проекта», Елена изменилась в лице:

– Да ты сама, Лида, с дуба рухнула. Ты посмотри на заявленную сумму. А мы десять лет эту землю не используем, только налоги платим, сплошные убытки.

– Лена! – Лида нагнулась к столу и понизила голос. – Мне-то не надо по ушам ездить. Мы под эту землю два раза брали кредиты. Что делать с проектом мэрии?

Лена перекинула папку ближе к Лидии.

– Пусть пошлют на конкурс детских сказок.

Забрав папку со стола, Лидия хотела что-то сказать, но Елена ее перебила:

– Подожди, кажется, Зоя соизволила дойти до работы.

Взгляд Елены изменился. На две секунды Лиде стало жалко секретаршу.

Метр семьдесят пять. Девяносто – шестьдесят три – девяносто пять. Двадцать девять лет. Короткая стрижка белокурых волос, пухлые розовые губы, вздернутый нос, серые большие глаза. И на контрасте с внешностью «надувной куклы» – твердый умный взгляд.

Зоя, при которой большинство мужчин немело, а женщины злились, смотрела в окно и расстегивала легкий плащ. Среди канцелярской мебели высшего класса она выглядела органично, как, впрочем, и в любой другой обстановке. Ее можно было представить в древнем Кремле одной из боярских дочерей, пастушкой на лугу Европы или воительницей германского племени.

Зависть тридцатипятилетней женщины, потерявшей интерес мужа и бездетной – страшная сила. Елена на секунду зажмурилась… открыв глаза, она удовлетворенно заметила не менее «добрый» взгляд Лиды, направленный в сторону Зои.

Уверив себя, что она справедливая и объективная, Елена подошла к секретарскому столу.

– Та-ак. Английская королева в ожидании герцога Бэкингемского…

Оторвавшись от созерцания пейзажа за окном, Зоя неохотно повернулась к своему рабочему креслу, к Лидии, к Елене Николаевне, женщине хорошей, но, к сожалению, начальнице.

– Смотрите, какая сочная трава на газоне. Весна буйствует.

Переглянувшись с Лидой, Лена начала наступление:

– Месяц назад, буквально второго апреля, я предупреждала тебя, Зоя, что при первом же… вернее, при следующем первом опоздании ты будешь уволена…

Медленно пройдя к шкафу, Зоя вынула вешалку и повесила на нее плащ. Обойдя начальниц, села в свое офисное кресло.

– Да не переживайте вы, Елена Николаевна, все успеем.

В кармане Лидии заголосил телефон, звонок случился как нельзя кстати. Слушая голос своей заместительницы, Машеньки, жалующейся на не успевании с расчётами премий, она, дождавшись, когда Елена и Зоя не обращали на неё внимания, выставила острый указательный палец с длинным ногтём и ткнула им в сторону секретарши.

Вскрикнув, Зоя дёрнула правой ногой.

– Чёрт, укололо что-то в ступню.

– Лена, Зоя, извините, – Лида кинула телефон в сумочку. – Мне пора в бухгалтерию, девочки без меня зашиваются.


Закрыв за собой дверь секретарской, Лидия нос к носу столкнулась с Сашей Капустиным, полноватым парнем, главными достоинствами которого, как считала Лида, были молодой возраст, бородка-эспаньолка и то, что она постоянно его хотела.

– Наконец-то. Ты в банке работала или грабила его? – Зыркнув по сторонам, Саша быстро чмокнул Лиду за ухом. – Почему так долго?

Выставив вперед руку с пятью браслетами на тонком запястье, Лида чуть оттолкнула молодого любовника. Она сдерживала желание тут же, на линолеуме коридора, содрать с Сашки его офисный костюм и заняться сексом.

– Капустин, не провоцируй. После банка я заскочила в магазин. Если Елена узнает – разозлится.

Сашка снова потянулся к Лиде, но та увернулась и поспешила по коридору к своему кабинету. Вслед ей Капустин смотрел с удовольствием. У Лидии были три достоинства, которые его полностью устраивали, – худая, а только таких он считал сексуальными; богата и постоянно его хотела. «Эх, сейчас бы в переговорную, она стоит пустая…»

Обернувшись, Лидия посмотрела на Сашку с весёлым интересом.

– Не о том думаешь, Капустин, иди, работай.

* * *

Стоя напротив Зои, сидевшей перед компьютером с выпрямленной спиной, с видом воспитанницы института благородных девиц, Елена сверлила взглядом пробор белокурых волос и говорила вполголоса.

– Полтора с половиной часа я, как последняя профурсетка, отвлекаюсь на совершенно не нужные мне звонки. На звонки, мать их, отвечаю, а опоздавшая секретарша уговаривает меня не волноваться, травкой на газончике любуется.

Зоя попыталась оправдаться:

– Понимаете, воспитательница в детском саду у Димочки попросила подождать всего пятнадцать минут, а сама исчезла на час. – Почесав бровку розовым ноготком, Зоя продолжила редактировать договор. – Нянечка бегала из группы на кухню за завтраком, и мне пришлось общаться одновременно с пятнадцатью детьми. Представляете этот кошмар?

Но Елена «детский кошмар» представить не захотела.

– Зоя, так работать нельзя. Все личное необходимо оставлять дома, с утра понедельника до вечера пятницы. А ещё лучше…

Поняв настроение начальницы, Зоя перешла на канцелярский тон:

– Я поставила в известность охрану о своей задержке, но не предупредила вас лично, телефон сел. Да, и ещё сообщаю – директор будет к обеду.

Зоя встала, подошла к сервировочному столику и включила кофейный аппарат. Елена невольно пошла за нею, ругая себя за демократизм.

– Знаю, он мне утром звонил. А ты, Зоя, достала меня своими трудовыми подвигами. Третье опоздание за полгода. Как можно?

Дождавшись конца переливания горячей струйки в чашку, Зоя кинула в неё два кусочка сахара.

– Вы кофе будете?

Это было чересчур. Лена не любила нервничать, но сегодня с утра день не задался.

– Ты ведь знаешь, Зоя, что я пью только натуральный сок и зеленый чай! Без сахара! А кофе вреден для организма, так же как и всякие излишества! – Прислушавшись к словам начальницы, Зоя положила в чашку третий кусочек. – Да ты с ума сошла столько сахара класть!

Сделав первый глоток, Зоя добавила в кофе холодной воды из стеклянного графина.

– На фигуру не жалуюсь. – Зазвонил телефон, и Зоя подняла трубку. – Алло, фирма «Шанс»… Откуда? Секунду, подождите, пожалуйста. – Нажав на кнопку «тишина», Зоя показала Елене глазами на ее дверь: – Звонок от Валерия Борисыча из совета налоговых льгот, мы его звонок ждем второй день… Алло? Валерий Борисович? Да, она на месте, немедленно переключаю… Елена Николаевна, вас ждут.

Опомнившись, Елена поспешила к себе. Когда за нею хлопнула дверь кабинета, Зоя села и, став серьезной, продолжила работу. Переправленный вариант договора пестрел сносками, зачеркнутыми строчками, стрелками переноса слов и добавлениями, но она умело выхватывала нужный смысл.


В автомобиле Владимира Самуэльевича было все, что нужно для жизни. Сидения-раскладушки, телевизор, климат-контроль, запас продуктов, микроволновка и бар.

Единственное, что сегодня раздражало директора, – присутствие двадцатипятилетней Кати. Черт дернул Владимира за известное место. Вчера он застал Катю одну в бухгалтерии. Она прямо-таки стреляла глазами в его сторону и между делом расстегнула две пуговицы на блузке. Свеженькая, в кудряшках, хохотливая и доступная, Катя вызывала желание, и Владимир не выдержал, пригласил ее в ресторан. А уж после ресторана им оставалось только пройти двести метров до дома Владимира и с ходу улечься в постель.

Катя старалась, ублажала, как могла, и ночь прошла весело. А вот утром настроение упало. Он представил, что о Кате узнает Зоя, и ему стало неприятно.

– Выйдешь вот здесь, на углу, чтобы нас вместе не видели. – Владимир говорил, не глядя на Катю. А та понимающе улыбалась.

Выскочив из машины, Катя помахала директору и с видом новой фаворитки поспешила, стуча каблучками «лабутенов» по асфальту в сторону офиса.

– Ты, Коля, ничего не видел, – проворчал Владимир для своего шофёра.

– Не видел, – подтвердил Николай.

Сегодня Владимир Самуэльевич бар не закрывал, начал с коньяка, но он показался ему недостаточно ароматным. За десять минут до приезда в офис он решился на пятьдесят граммов абсента. Семьдесят четыре градуса ударили в голову, и Владимир Самуэльевич, поставив на место бутылку и хрустальный бокал, закрыл дверцу бара.

Выходя из машины, он, как всегда, поднял голову, зная, что не увидит Зою, но все равно мечтая об этом.

Охранники при виде директора подтянулись, с уважением пожали руки.

– Витя, – директор заглянул в комнату охраны с мониторами слежения, со щитами пневматического оружия, – начинаем строить спецсклады.

Виктор любил общаться с шефом, его замечания всегда были обоснованы.

– В курсе, Владимир Самуэльевич, видел сегодня подрядчиков.

– Вот и хорошо. Витя, подумай об охране объекта, а то местные жители под корень растащат стройматериалы. Не по злобе, по привычке. Найми по два человека в каждую смену. Есть кадры?

– Есть, Владимир Самуэльевич. Охрана будет на высоте.


Зоя правила третью страницу очередного договора, когда секретарскую быстро пересек Владимир. Он скрылся за дверью с табличкой «Директор. Владимир Самуэльевич Кагарлицкий». Спина Зои напряглась, но лицо осталось спокойным.

Из кабинета директор вышел без портфеля. Он быстро зашел за стул Зои, обхватил ее сзади за плечи, быстро поцеловал в шею и отпустил. Зоя резко обернулась и в упор посмотрела на мужчину.

– Еще раз дотронетесь до меня – напишу заявление об уходе.

– Ты о чем? – Владимир бездарно ненатурально удивился.

– Я о Кате из бухгалтерии. – Зоя смотрела прямо в глаза, и Владимир в сотый раз подумал, насколько она волнует его. – Сегодня утром я почувствовала себя курицей в вашем личном курятнике. Больше я подобных чувств испытывать не собираюсь.

– Я не привык давать отчет в своих действиях, – не менее спокойно ответил директор. – Тем более секретаршам.

Отвернувшись от директора, Зоя продолжила работу, нарочито громко стуча по клавиатуре. Владимир Самуэльевич развернулся и пошел в кабинет Елены.

Вошедшему директору Елена приветливо кивнула, не отрываясь от работы.

– Здравствуй, дорогой Владимир Самуэльевич. Перерабатываю договор со строителями по поводу складов. – На увлеченную Елену было отрадно смотреть. – Я сегодня, между прочим, подвинула строителей на двадцатку тысяч евро.

Владимир подумал о последних пятидесяти граммах абсента. Они напрочь сняли желание работать… Сев у стола Елены, он посмотрел на нее с сочувствием.

– Леночка, тебе Лида говорила о завтрашнем пикнике?

– Каком пикнике? Мы с нею обсуждали текущие вопросы.

Оглядевшись, Владимир Самуэльевич без интереса посмотрел на литографию на стене. Чёрно-серый город ему не нравился.

– А я завтра еду. Японцы очень рекомендуют разумную демократию внутри фирмы. Совместная трапеза сближает, конфликты сглаживаются…

Помрачнев, Иван молча достала из правого ящика тяжелую стопу бумаг и с грохотом положила её на стол.

– Вот. Строители сдадут склад через четыре месяца. Чтобы заполнить его площади, нам нужно подписать не меньше восьмидесяти контрактов. Менеджеры работают на полную катушку, но всё равно каждый договор нужно проверить. И ещё мне необходимо завтра полистать-посмотреть предложения по коммуникациям.

Сморщившись от слов Елены, Владимир встал и снял со стены картину.

– Кто же нарисовал эту мрачную гадость? – Он перевернул картину. – Фамилии нет. Но, наверное, художнику было очень хреново, когда он малевал этот пейзажик. А потом стыдно. Кстати, я не успел посмотреть отчет рекламного отдела. Пойдем, Леночка, в буфет, я утром не завтракал.

– Да-да, секундик. – Елена нагнулась к портфелю, выложила на стол одну папку, другую… и подняла голову, несколько растерянная. – Нет, не секундик. Мне… э… надо доложить пару листов в отчет. Я тебя, Володя, в буфете догоню. Ладушки?

– Ну, ладушки. Только ты, Лен, недолго, мне одному скучно.

Елена «мило» улыбалась до момента, пока директор не закрыл за собой дверь. Как только он вышел, она нагнулась и вытянула из портфеля бюстгальтер в горошек. Рассмотрев его в очередной раз, она набрала телефонный номер.

После пятого звонка трубка отозвалась стадионным гулом транслируемого футбольного матча. Муж ответил после некоторой задержки, и Елена не сомневалась в причине задержки – Игорь соображал, кому принадлежит высветившийся на определителе номер, выбирая манеру разговора.

Футбольный комментарий перебил негромкий кашель.

– Алло, Леночка, ты?

– Я, родной, я. – Брошенная на стол дорогая тряпка давала хороший стимул для выяснения отношений. – Слушай, Игоряша, забыла утром спросить. А чей бюстгальтер лежал в нашем грязном белье?..

Следующая партия кашля получилась громче и надсаднее.

– А-а-а-а… Не знаю.

– Ну, естественно, что не знаешь, но попытайся вспомнить… Черный, в белый горошек, с кружавчиками.

– Уф, напугала, – в трубке послышалось бульканье наливаемой жидкости в бокал. – Это ж твой бюстгальтер, ты купила себе комплект за бешеные деньги на 8 Марта.

– Покупала, но не черный с белым, а совсем наоборот, зеленый и без кружев. И как может быть моим бюстгальтер первого размера, если у меня полтретьего?

Лена поправила пиджак на весомо выпирающей груди и с нетерпением ждала версию мужа. Понятное дело, что опять соврёт. Интересно – как?

В рубке взревел стадион, и Игорь захлопал в ладоши, заулюлюкал, тройку раз прокричал: «Го-ол!» – в общем, как мог, ушел от ответа.

– Наши забили второй гол! Итальянцам!

– Очень рада, – сказала Елена с теплотой диктора, зачитывающего сводку торгов финансовой биржи. – Очень рада, что наши забили, но не заговаривай мне зубы… Что там с бюстгальтером? Вспоминаешь?..

– А-а-а… – Игорь вспомнил, что простужен, и добавил в голос хрипотцы. – Позавчера, когда ты до десяти на работе засиделась, ко мне ребята заходили. С бабами. Наверное, кто-то у дивана в гостиной забыл, а домработница Татьяна смахнула в грязное белье.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4