Марина Дружинина.

Бывает и такое! Весёлые школьные рассказы



скачать книгу бесплатно

Серия «Весёлые истории»

Литературно-художественное издание

Для младшего школьного возраста



Рисунки Н. Кондратовой


Хорошо быть оптимистом!

Стасик сидел за компьютером, когда мама пришла с работы.

– Как дела, сынок? – мама ласково потрепала Стасика за вихры. – Не скучал один?

– Ни капельки! – бодро ответил Стасик. – Я радовался, что могу играть на компьютере, сколько душе угодно!

– Всё ясно, – покачала головой мама. – Тогда, наверное, ты огорчился моему приходу: я же не разрешаю тебе часами сидеть у компьютера!

– Нет, я опять очень рад! Я уже по тебе соскучился! – Стасик решительно выключил компьютер. – Да и поужинать очень хочется. Ты ведь принесла что-нибудь вкусненькое?

– Молодец! – засмеялась мама. – Ты настоящий оптимист!

– Кто-кто?

– Оп-ти-мист, – по слогам повторила мама. – Это человек, который во всём находит хорошее, никогда не унывает.

– А тот, кто унывает?

– Того называют пессимистом. Например, если отключили горячую воду и дома стало холодно, пессимист ноет: «О-о-ох, я простужу-у-усь!» А оптимист говорит: «Отлично! Самое время зарядку сделать!» – и р-раз! Р-раз! Помашет руками, поотжимается и согреется.

– А если слишком жарко?

– Пессимист стонет: «Ох, как плохо!» А оптимист: «Ах, как приятно залезть под холодный душ! Самое время закаляться! – мама на секунду задумалась. – Или размораживать холодильник!»

– А если они оба заболели? – продолжал допытываться Стасик.

– Пессимист, ясное дело, причитает: «Бедный я, несчастный!» А оптимист себя подбадривает: «Скоро выздоровею! Начну заниматься спортом и не буду болеть. А пока посижу дома, книжек побольше почитаю». И выздоравливает быстрее пессимиста!

– Здорово! – захлопал в ладоши Стасик. – А ты, мамочка, оптимист?

– Конечно, – улыбнулась мама. – Я стараюсь никогда не унывать.

– Правильно! – обрадовался Стасик. – Значит, ты не очень огорчишься, что я сегодня двойку получил! Я ведь её обязательно на пятёрку исправлю!

Бутерброды для птенцов

На газоне возле дома кто-то набросал куски хлеба, сыра, колбасы. Воробьи и синицы почему-то не примчались дружной стайкой, как всегда в таких случаях, – наверно, пировали в другом месте. Зато прилетела ворона.

Она положила на хлеб колбасу, сверху – сыр, затем снова колбасу и сыр. Широко открыла клюв, ловко схватила еду и куда-то унеслась.

За всем происходящим наблюдали с балкона Стасик и папа.

– А я и не знал, что вороны любят бутерброды, – задумчиво произнёс папа.

– Бутерброды – это классно! Я их тоже обожаю! – облизнулся Стасик. – Но я никогда не ел одновременно с колбасой и сыром.

Только по отдельности.

Тем временем появилась знакомая ворона, и всё повторилось. В точно таком же порядке были уложены сыр и колбаса. Правда, с первого раза вороне не удалось ухватить бутерброд – он развалился. Но хозяйственная птица аккуратно сложила его снова и опять умчалась. И так – несколько раз.

– Птенцов кормит, – объяснил папа. – Наверно, гнездо неподалёку.

– Давай кинем ей кетчуп, чтоб вкусней было, – предложил Стасик. – Или огурчик солёный.

– Необязательно, – улыбнулся папа. – А вот колбаски можно добавить, а то не хватит на ещё один бутерброд.

Они бросили колбасу, ворона благодарно каркнула, смастерила завершающее блюдо и окончательно улетела к своим воронятам.

– Надо попробовать бутерброд по вороньему способу, – решил Стасик. – Кушать хочется!

– Пора перекусить, – согласился папа.

Бутерброды получились отменные. Даже маме понравились.

– Молодцы! – похвалила она. – А главный молодец – ворона. Может, у неё ещё какие-нибудь кулинарные рецепты есть? Вот бы узнать!



На следующий день в школе на уроке «Окружающий мир» учительница Мария Николаевна вызвала Стасика к доске и сказала:

– Я буду называть животных, а ты – перечислять характерные для них действия. Не меньше трёх. Итак, что делает корова?

– Мычит, бодается, пасётся на лугу, даёт молоко, – быстро ответил Стасик.



– Собака!

– Лает, виляет хвостом, сторожит дом, грызёт косточку.

– Отлично! – кивнула учительница. – А что ты скажешь про ворону?

– Летает, вьёт гнездо, каркает, делает бутерброды.

Ребята ка-а-ак захохочут! А Мария Николаевна удивлённо подняла брови:

– Какие ещё бутерброды?

– С колбасой и сыром, – пояснил Стасик и рассказал, что видел вчера.[1]1
  Автору этого рассказа однажды тоже посчастливилось наблюдать, как ворона проделывала всё выше изложенное.


[Закрыть]

Сюрприз

А сегодня мне ужасно захотелось удивить маму. И я решил приготовить салат – уж это она точно от меня не ожидает!

Я надел очки для подводного плавания, чтобы не щипало глаза, и нарезал в миску лук. Добавил огурцы, помидоры, сметану и всё посолил. Ура! Сюрприз готов! Просто, быстро и удобно!

Попробовал я своё произведение… Брр-р-р! Солоновато! У меня даже очки для подводного плавания соскочили!

– Вперёд! В атаку на соль! – скомандовал я и бухнул в миску сахар.

Теперь получилось сладковато. Даже очень.

– Вперёд! В атаку на сахар! – скомандовал я и бухнул в миску соль. Соль мигом одержала победу: салат опять стал солёным…

…Так я и метался по кухне – то соль атаковал, то сахар, то салат пробовал. Вдруг ложка стукнула по дну. Миска была пуста! Салат исчез!

«Да это же я его весь перепробовал!» – с ужасом понял я.

Но я не из тех, кто сдаётся! Всё равно будет маме сюрприз!

Я стиснул зубы и снова нарезал ненавистные овощи. Перемешал со сметаной. И тут… пришла мама.

– Привет, сынуля! Что ты такой всклокоченный, весь в огурцах, помидорах, луке и сметане? Неужели салат приготовил? Вот это да! Где моя большая ложка?

Мама попробовала салат и воскликнула:

– Молодчина! Салат замечательный! Только несолёный! Посоли его, сынок!

– Не-е-ет! – закричал я диким голосом. – Мамочка! Миленькая! Посоли сама!

– А что ты так испугался? Это же очень просто! – мама совершенно спокойно посолила салат. – Вот теперь очень вкусно! Давай, сынок, есть твоё произведение!

– Не-е-ет! Я не буду! Не хочу! – снова завопил я. – Это всё тебе!

– Спасибо, конечно, – сказала мама. – Но очень ты странный сегодня.

– Просто сегодня магнитная буря, – пояснил я и засмеялся: сюрприз удался!

Для разнообразия

Первоклассник Стасик учился на «отлично». То есть в дневнике у него стояли сплошные пятёрки. Это было, конечно, здорово. Но однажды Стасик полистал свой дневник и заскучал: «На каждой странице – одно и то же! Никакого разнообразия! Вот у Гошки Заглушкина каких только отметок нет! А у меня всё пятёрки да пятёрки!» И поставил зелёным фломастером на свободное место несколько троек.

Тройки выглядели, прямо скажем, не слишком привлекательно – кого они вообще могут порадовать! – но своим изумрудно-ярким цветом, несомненно, оживили страничку.

Стасик довольно хмыкнул и щедро добавил сине-голубых четвёрок, оранжевых двоек, бордовых и розовых колов.

Страничка весело запестрела, как цветущая лужайка. Красота! Стасик прямо залюбовался. И вдруг услышал возмущённый голос:

– Ты что с дневником сделал?! – перед Стасиком стоял папа.

– Это для разнообразия, – объяснил Стасик.

– Двоечником, значит, захотелось побыть? А ты знаешь, что двоечников наказывают? – папа поставил Стасика в угол и строго пообещал:

– Сегодня никаких мультиков! Для разнообразия.


Время тянулось бесконечной жвачкой. Стасик задумчиво расковыривал обои в углу и вздыхал: «Оказывается, не всякое разнообразие – штука хорошая».

Минут через двадцать, показавшихся самодельному двоечнику двадцатью часами, папа участливо поинтересовался:

– Как дела в углу? Может, теперь хочешь побыть забиякой, попавшим в полицию? – папа сделал страшное лицо.

– Нет, – засмеялся Стасик. – Я снова хочу быть отличником и твоим любимым сыном. Без разнообразия! – и кинулся к папе на руки.

Батарейки

Утром мама объявила Павлику:

– Поеду за Кирюшей! Хватит ему гостить у дедушки с бабушкой! Готовься, сынок, встречать брата!

– Чего-о-о? Кирюша? Сегодня?! – Павлик подскочил как ужаленный и бросился со всех ног в детскую комнату.

Ух, сколько всего нужно успеть! И карандаши с фломастерами убрать, а то Кирюша закатит куда-нибудь, потом ищи-свищи! И альбомы лучше спрятать, чтобы в них не запрыгали Кирюшкины хвостатые абракадабры – пусть в своей тетрадке малюет! И книжки придётся в шкаф запихнуть: ведь Кирюшка наверняка начнёт их вертеть-крутить – вдруг порвёт! В общем, дел невпроворот!

Подготовка к встрече дорогого гостя шла полным ходом, как вдруг раздалось звонкое: «Привет! Салют! Мы снова тут!»

Кирюша! Павлик даже не слышал, как он вошёл! А Кирюша вприпрыжку направился к тумбочке, напевая: «За рулём, за рулём! Мы поедем за рулём!»

«За рулём!» У Павлика перехватило дыхание. Как же он забыл спрятать любимую игру! А там батарейки вот-вот сядут! Самому поиграть еле удаётся!

– Кирюша! – Павлик схватил брата за руку. – Зачем тебе «За рулём»? Я тебе лучше сказочку расскажу: «Жил-был серый волк. И была у него синяя борода и красная шапочка…»

– Это у тебя синяя борода и красная шапочка! – вырвался Кирюша. – Хочу «За рулём»!

– Подожди ты! – снова поймал его Павлик. – Прицепляйся ко мне паровозиком! Поедем за… Кудыкины горы!

– А ты знаешь, где это? – вытаращил глаза Кирюша.

– Конечно! – уверенно ответил Павлик. Хотя насчёт местоположения этих загадочных гор ему было ясно только то, что находятся они обязательно за дверью, как можно дальше от злополучной тумбочки.

– Ту-ту-у-у! – прогудел Павлик-паровоз.

– Чух-чух-чух! – простодушно отозвался Кирюша-вагончик.

И поезд тронулся.



Павлик ликовал. Игра «За рулём» спасена! Когда выезжали из комнаты, он на радостях так прокричал: «Ту-ту-ту-у-у!», что кошка Мушка в ужасе шарахнулась в сторону и мгновенно взлетела по шторе к самому потолку. Кирюша хохотал и тоже изо всех сил выкрикивал: «Чух-чух-чух!»

Паровозик направился в кухню, откуда тянуло чем-то вкусным и где радио щебетало по-птичьему и рычало по-звериному. Потому что шла передача «Мы из зоопарка».

– Как вы славно играете! – улыбнулась мама, вытирая руки о передник. – Какие у меня замечательные тигрятки! Ой, то есть ребятки! Скоро будут готовы пирожки!

– Ура! – одновременно запрыгали «паровозик» и «вагончик». И радостно закружили по кухне.

Кудыкины горы больше никого не манили. Игра и подавно была забыта. Всё складывалось чудеснейшим образом.

Но вдруг радио перестало щебетать и рычать и объявило вполне человеческим голосом: «Реклама! Корейско-американская фирма «Драндулет» предлагает автолюбителям особо прочные фары китайского производства! Почувствуйте себя уверенно за рулём!»

– «За рулём»! – опомнился Кирюша. Он оттолкнул Павлика и бросился назад, в комнату.

– Стой! – Павлик отчаянно ринулся за ним и еле успел перехватить Кирюшу почти у самой тумбочки. – Мы с тобой ещё в… жмурки не играли! Давай, а?

– Давай, – озадаченно согласился Кирюша. Давненько старший брат так не уговаривал его поиграть!

– Ты – вода! – Павлик поспешно завязал платком Кирюше глаза и отскочил в сторону. – Лови меня! Ку-ку!

– Где ты? – Кирюша вытянул руки вперёд и неуверенно направился на Павликов голос.

А Павлик тихонечко, на цыпочках подбежал к тумбочке и осторожно взял игру. «Спрячу в коридоре, за вешалкой», – решил он и начал бесшумно пробираться с драгоценной ношей к дверям.

И тут случилась совершенно непредвиденная вещь. Вдруг р-раз! – распахнулся шкаф, и прямо под ноги Павлику вывалилось всё его добро, второпях спрятанное от Кирюши.

Бабах! Павлик с грохотом растянулся на полу.

– Ой! – вскрикнул Кирюша. Он сорвал повязку и кинулся к брату. – «За рулём»!



Игра «За рулём» валялась рядом. Руль отдельно, шоссейная дорога отдельно. А сам автомобиль вообще куда-то закатился.

– Слома-а-алась! – заревел Кирюша. – Слома-а-алась!

– Чего орёшь! И так вижу, что сломалась! Из-за тебя всё! – пробурчал Павлик и стал собирать обломки игры. – Ну и ладно. Всё равно там батарейки сели.



Это было, конечно, очень слабое, но хоть какое-то утешение.

– Вот, новые батарейки, – растерянно заморгал Кирюша и вытащил из карманов блестящие цилиндрики.

Павлику показалось, что на него опрокинули ушат ледяной воды.

– Откуда? – только и выдохнул он.

– Дедушка дал!

От приятного к неприятному

Первого апреля Павлик начал шутить прямо с утра.

Смял бумажку в комочек и позвал кошку Мушку.

– Мушечка! Иди ко мне! Дам кое-что вкусненькое!

Мушка подбежала и замяукала – мол, давай скорее, если вкусненькое.

– С первым апреля! – расхохотался Павлик и бросил кошке бумажку.

Мушка понюхала, отвернулась и пошла прочь. Даже поиграть не захотела – обиделась.

– Глупая! Шуток не понимает, – возмутился Павлик. – Буду шутить с Кирюшей. Кирюша всё-таки человек – должен понимать. Кирюша!

– Я здесь! – пропищал из-за дивана братишка.

– Вот и сиди пока там, – сказал Павлик. Он срочно съел конфету и завернул в нарядную обёртку корочку хлеба. – Кирюша, вылезай! Вот, это тебе! – Павлик торжественно протянул «конфету».

Кирюша живо схватил её, развернул – в руках оказалась чёрная сухая корочка. Кирюша ничего не мог понять и на всякий случай разревелся.

Павлик испугался.

– Ты чего?! Ты смеяться должен! Это шутка – первое апреля!

Но Кирюша ревел и ревел. Остановился только тогда, когда Павлик выдал настоящую конфету.

Павлик растерялся – никто не понимает его шуток! И кошки не понимают, и люди не понимают. И почему так получается?

Когда мама вернулась из магазина, Павлик выложил ей все свои огорчения.

– От твоих шуток, – сказала мама, – и у Мушки, и у Кирюшки сплошные разочарования. Ожидали приятного, а вышло – наоборот! Нужно, чтобы шутка шла в другую сторону – от неприятного к приятному. Вот тогда все будут веселы и довольны!

Как хорошо мама умеет объяснять! Теперь Павлику всё стало ясно.

Вскоре пришли гости. Тётя Люся и дядя Юра. Весёлые, с цветами. И сейчас же начались шутки. Ведь первое апреля на дворе!

– У тебя пуговица оторвалась, – сказал дядя Юра.

Но Павлика не проведёшь! Он закричал:

– Первое апреля – никому не верю! А у вас рожки на голове!

Дядя Юра сделал большие глаза и возмущённо спросил жену:

– Говори честно, есть у меня рожки?

Тётя Люся засмеялась:

– Конечно есть – ведь сегодня праздник – первое апреля!

И все засмеялись. А Павлик был особенно доволен – его шутка удалась. Она оказалась как раз такой, как нужно. С переходом от неприятного к приятному.

Чего уж тут приятного для дяди Юры – ходить как чучело, с рожками. А то, что их не оказалось, – приятная неожиданность.

За столом веселились, шутили. Чувствовали себя замечательно. И тут Павлику захотелось отколоть такую шутку, та-а-акую! Чтобы все вообще закачались! И сказали про него: «Во даёт! Ну, шутник!»

В самый разгар веселья он вылез из-за стола и пробрался в детскую. Встал посередине комнаты. Да как завопит истошным голосом:

– А-а-а-а-а-а!!! Помогите! А-а-а-а!

Загрохотали стулья, в коридоре рухнул со стены велосипед. И в комнату влетели все – родители и гости – бледные и красные.

– Боже мой! – воскликнула мама. – Что случилось?

– С первым апреля! – весело прокричал Павлик.

– Ты с ума сошёл! Разве можно так шутить? У меня чуть сердце не разорвалось, – мама без сил опустилась на стул.

– Во даёт! Ну и шутник, – только и вымолвили тётя Люся и дядя Юра.

А папа молча, без всяких шуток, отшлёпал Павлика.

Опять получилось не совсем удачно, в другую сторону – от приятного к неприятному. Оказывается, сложное это дело – правильно шутить!

Мы с тобой одной крови

А я знаю, что делать, если на меня нападёт тигр, крокодил или вообще какой-нибудь хищник! Я скажу: «Мы с тобой одной крови – ты и я!»… И любой зверь сразу станет добрым, приветливым и будет со мной дружить. Или уж во всяком случае не съест. Читали «Маугли»? То-то же!

Для начала я попробовал проверить это на Барсике. Он ведь с тигром из одного семейства – кошачьих.

– Барсик! – говорю. – Мы с тобой одной крови – ты и я!

Котёнок мигом подбежал и ласково потёрся о мою ногу.

Ура! Подействовало! Хотя, правда, Барсик и без заклинания всегда ласкается.

Тогда я решил присмотреть подходящего хищника во дворе. Но кроме соседского пуделя Эдуарда мне никто не встретился. А Эдуард сразу, как обычно, сердито залаял. Тут я ка-а-ак гаркну изо всех сил:

– Мы с тобой одной кр-р-рови, Эдуар-р-рд!

А Барсик ка-ак изогнёт спину и ка-ак зашипит! Пудель поджал хвост и с визгом бросился прочь. Почему-то он не стал ко мне ласкаться, но хоть лаять прекратил! Значит, всё-таки действует заклинание!

– А теперь, Барсик, давай поищем хищника посвирепее, – предложил я. – И приручим его!

– Давай! – одобрительно мяукнул Барсик.

И тут во двор выскочила моя бабушка.

– Почему ты до сих пор не купил хлеб? – напустилась на меня бабушка. – Скоро в магазине перерыв начнётся!

– Бабушка, – говорю, – мы с тобой одной крови! Ты и я!

– Крови-то одной, это верно, – почему-то вздохнула бабушка. – Но ты мне зубы не заговаривай! Марш в магазин!

«На всех действует заклинание, а на бабушку – нет. Странно!» – подумал я и отправился за хлебом.

А потом мне на нос сел комар. Я специально решил его не прогонять и внушаю: «Мы с тобой одной крови – ты и я!»

А комар – ноль внимания. И ка-а-ак вопьётся в мой нос своим жалом!

Я даже возмутился:

– Что ты делаешь, дурак! Слушай внимательно: мы с тобой одной крови!

Никакого впечатления.

Нос у меня ужасно зачесался. Но я всё равно терплю – может, совесть проснётся у этого нахала! Должен же он знать, в конце концов, законы джунглей!

Я скосил глаза и изо всех сил гипнотизирую, повторяя медленно, чтобы до него лучше доходило: «Мы с тобой одной крови…»

А комар стал под моим гипнотизирующим взглядом толстый и тяжёлый и только тогда снялся с носа и не спеша полетел прочь. И тут мне показалось, что он пропищал на прощание, поглаживая своё брюхо:

– Вот теперь мы с тобой одной крови – ты и я!


Ой, цветёт калина…

Галка Воробьёва сидела на уроке «Окружающий мир», а в голове у неё задушевно пел хор «Бурёнушки».

Вчера голосистые красавицы выступали по телевизору. Да так здорово! Галка с мамой даже подпевали им! Ну а сегодня «Бурёнушки» переместились всем хором прямиком в Галкину голову, не умолкая ни на минуту. Они, безусловно, тоже являлись частью окружающего мира – чего только нас не окружает! Но тема урока была, к сожалению, другой.

– Обитатели нашего леса! – объявила учительница Мария Николаевна и начала записывать тему на доске. И тут у неё в руке – хрусть! – сломался мел.

– Ой! – вскрикнула от неожиданности Мария Николаевна. Да так громко! В точности как солистка «Бурёнушек». Ну, Галка сразу и подхватила: «…цветёт калина в поле у ручья…» Все захохотали. А учительница вместо того, чтобы продолжить: «…Парня молодого полюбила я…», коротко скомандовала:

– Воробьёва, дневник на стол!

И написала замечание: ПЕЛА НА УРОКЕ!


Ох, как не хотелось Галке огорчать маму!

«Что бы такое сделать с этим замечанием? – размышляла Галка после занятий. – Как превратить его в мамину радость? Может, добавить ШИ? Получится: ШИПЕЛА НА УРОКЕ. Или СО – получится СОПЕЛА. Или ХРА – будет ХРАПЕЛА. А если добавить СВИРЕ, получится СВИРЕПЕЛА НА УРОКЕ! Но всё это тоже вряд ли порадует маму… Ага, придумала!» – Галка довольно заёрзала на стуле и приписала к слову ПЕЛА буквы У и С. А перед ними вывела слово ВСЁ.

Замечание превратилось в прямо-таки восторженное послание от учительницы: ВСЁ УСПЕЛА НА УРОКЕ!

«Хотя, стоп! Успокаиваться рано! – спохватилась Галка. – Не очень-то понятно, что именно я успела. Может, как раз то, чего делать ни в коем случае нельзя!» И решительно стёрла добавления, а заодно и букву П.

Получилось: ЕЛА НА УРОКЕ!

«Вот теперь то, что надо! Молодчина! – от души похвалила себя Галка. – Мама наверняка будет довольна, что у дочки отличный аппетит – даже на уроке ест! А руки, скажу, на переменке помыла!»


Вечером мама открыла дневник и… совсем не обрадовалась, а, наоборот, возмутилась:

– Почему замечание наполовину стёрто чуть ли не до дыр? Что здесь было написано? Может, ты свистела на уроке? Или гудела? Гремела? Дудела, ревела, тарахтела?!

– Нет! Нет! Нет! – мотала головой Галка.

– Тогда что же ты делала?

– Пела!

– У-у-ф, – облегчённо вздохнула мама. – Это ещё ничего. А вот дневник портить – форменное безобразие. Так что сегодня мультики отменяются, – и мама пошла на кухню, задумчиво напевая: «Ой, цветёт калина в поле у ручья…»

Непослушные цыплята

На уроке музыки Глафира Петровна строго сказала:

– Дети! Сегодня я вам продиктую новую песню. А вы записывайте всё очень тщательно, не пропуская ни единого словечка! Итак, начали! «Цып, цып, мои цыплятки…»

А в это время Петька Редькин решил пощекотать Владика Гусева. Владик взвизгнул и подпрыгнул. А Петька захихикал.

– Как вы себя ведёте? Безобразники! – рассердилась Глафира Петровна. – Вы у меня дождётесь! – и продолжала: – Цып, цып, мои касатки, вы – пушистые комочки…



А в это время Владик Гусев решил дать сдачи Петьке Редькину. И тоже его пощекотал. И теперь уже Петька взвизгнул и подпрыгнул. Глафира Петровна рассердилась ещё больше и крикнула:

– Совсем обнаглели! Распустились! Если не исправитесь, то ничего хорошего из вас не получится! Только хулиганы и бандиты! Срочно подумайте над своим поведением!

И стала дальше диктовать про цыплят.



А Петька Редькин подумал-подумал над своим поведением и решил его исправить. То есть перестал щекотать Владика и просто выдернул у него из-под носа тетрадку. Они начали тянуть несчастную тетрадку каждый к себе, и она в конце концов разорвалась. А Петька и Владик с грохотом свалились со стульев.

Тут терпение Глафиры Петровны лопнуло.

– Вон отсюда! Негодники! – закричала она страшным голосом. – И чтоб завтра же привели родителей!

Петька с Владиком чинно удалились. Глафире Петровне больше никто не мешал. Но она уже не могла успокоиться и всё повторяла:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3