Марина Белова.

Венчальное кольцо нибелунгов



скачать книгу бесплатно

Глава 1

«Чтобы решить проблему, надо ее создать», – с некоторых пор это выражение стало моим жизненным кредо: сама же порчу себе жизнь, причем руководствуясь благими намерениями.

«И сдалась мне эта Германия?! – сколько раз я впоследствии себе повторяла. – С Густавом, Олегом и с его днем рождения. Вечно я ищу приключения на свою голову. И что интересно, нахожу. Когда же я наконец успокоюсь?»

С самого утра беспокойство не покидало меня. Расставания – вообще дрянная штука. Вроде бы и случиться ничего не должно – мужу предстояла самая обычная командировка, – а на душе кошки скребут.

Олег закрыл крышку чемодана, и у меня тут же защипало в глазах, подозрительно покраснел кончик носа… Я почувствовала, что собой уже не владею – сейчас брошусь к нему на грудь и никуда не отпущу.

«Да что же это такое? Откуда такая сентиментальность? – спрашивала я себя. – Женаты не один год. Дочь – уже барышня. Да и не в первый раз расстаемся: Олегу по роду деятельности часто приходится уезжать. А я раскисла так, будто отправляю его в другую галактику».

Впрочем, если бы не грядущий его день рождения, я бы так не расстраивалась. Естественно, хотелось отпраздновать вместе, в кругу семьи.

– Ты еще расплачься, – в шутку посоветовал Олег, глядя на мои дрожащие губы. – Я же не на Марс лечу. Всех-то делов – два часа и я в Германии. Густав меня встретит. Жить я буду у него. Ты можешь звонить к нему хоть каждый день, если, конечно, тебе не лень и мне не доверяешь, – он сделал нажим на последнем слове, как будто в этот момент меня больше всего волновала его моральная устойчивость.

Разумеется, супружеская верность не пустой для меня звук, но за все прожитые вместе годы я сумела внушить мужу, что я самая лучшая жена на свете. И кажется, он со мной согласился. По крайней мере, я на это надеялась. Потому и восприняла его слова как шутку. Естественно, Олег хотел отвлечь меня от дурных мыслей: мало ли что может случиться в дороге и в чужой стране.

– Да ладно, скажешь еще, – отмахнулась я от Олега, отворачивая лицо, чтобы незаметно смахнуть слезинку. – Лети с богом!

– Ну чего ты? – спросил он совсем другим тоном, нежно и трогательно гладя меня по плечу. – Знал бы я, что ты так расстроишься, можно было бы вместе полететь.

– Правда? – проглотила я слезинку. Обычно муж не берет меня с собой в командировки. Впрочем, мне и некогда с ним ездить.

– Конечно. Мне тоже будет тебя не хватать. Кстати, ты действительно звони Густаву. За роуминг с меня сдерут больше, чем если ты позвонишь с домашнего телефона на домашний.

– Так я вас дома и застала! Ты своими делами будешь заниматься. Густав – своими. А я с кем я буду разговаривать? С прислугой? Я не знаю немецкий.

– Почему с прислугой? С женой Шульца!

– Шульц женился? Вот так новость!

Густав Шульц – немецкий партнер моего мужа Олега. Познакомилась я с ним пять лет назад. Тогда этот человек-медведь – Шульц высокий, толстый и рыжий – был завидным женихом.

Моя подруга и компаньонка по туристическому бизнесу Алина Блинова даже имела на него определенные виды. Был у нее такой период, когда она собиралась развестись со своим супругом Вадимом. А поскольку в ее понятии разведенной женщиной быть неприлично, она хотела женить Шульца на себе. С Густавом она под одной крышей не ужилась: слишком уж разными они оказались – и характерами, и привычками, и взглядами на жизнь. Потом Густав улетел в Германию, а Алина помирилась с Вадимом.

– А разве я тебе не говорил? – вслед мне удивился Олег.

– Нет, конечно. Ты ведь или в работе, или в газетах, или… Короче, поговорить со мной тебе некогда, – упрекнула я мужа.

– Извини-извини. Наверное, ты сама в это время была в отъезде, – намекнул Олег на мои частые отлучки. Я ведь тоже работаю, и мне как директору туристического агентства «Пилигрим» часто приходится колесить по свету. – Густав женился две недели назад. Что интересно, его жена русская. Зовут Ириной. Она приняла католичество, и они даже венчались в церкви.

– Надо же, – удивилась я. – Как много я всего пропустила.

– Со слов Густова, она намного моложе его. Красивая, стройная, – предугадал он мои вопросы. – Переехала на ПМЖ в Германию совсем недавно. Подробностей их знакомства я не знаю. Если верить Густаву, кольцо он ей подарил неприлично дорогое. Вернусь – расскажу.

– Ну ладно, – вздохнула я. – Ты уж там береги себя.

– Само собой, – пообещал Олег и пошел с чемоданом к двери.

– О самом главном забыла спросить, – крикнула я вдогонку мужу. – Когда тебя ждать обратно?

– Ой, не хотелось бы торчать в Германии долго, но, думаю, не меньше недели.

– Значит, день рождения ты по-любому праздновать будешь там, – печально вздохнула я.

– Праздновать? Нет, праздновать я буду дома, – поправил он меня, хотя, конечно же, понял, что речь идет не о шумном застолье, а о том, что первой поздравить его непременно должна я.

В туристическом агентстве «Пилигрим» я появилась с опозданием на час, проходя мимо Алины, своей компаньонки и подруги в одном лице, тяжело вздохнула.

– Как дела? С тобой все в порядке? – спросила она, прервав разговор с клиенткой.

Наверное, у меня в тот момент был такой вид – грусти я своей не скрывала, – что в ее голову полезли самые мрачные мысли. Я не ответила – молча прошествовала в свой кабинет. Через несколько минут влетела она.

– Что случилось? Кто-то умер?

– С чего ты взяла? Нет… – вяло протянула я и, поскольку Алина была взволнована не на шутку, решила пояснить: – Олег по делам фирмы улетел в Германию.

– Ух, только и всего? – с облегчением выдохнула она. – А я-то думала… И что же ты грустишь? Муж улетел! Радуйся! Оторвемся по полной программе! – Я недовольно посмотрела на нее. Пришлось ей изменить тон: – Но ведь он обещал вернуться?

– Обещал, – без особого желания поддерживать разговор ответила я.

– Ну и… Дочь в молодежном лагере. Муж в командировке, а ты… Господи, я уж точно бы не грустила, нашла, чем заняться, – как будто разговаривая сама с собой, сказала Алина. – Впрочем, я забыла, – ее голос звучал язвительно и зло, как будто она хотела меня обидеть, – он же самый лучший, за ним как за каменной стеной. – Я кивнула головой, а она добавила: – В общем – тюрьма.

Шутка ей чрезвычайно понравилась – она засмеялась в голос. Я отвернулась к окну. Некоторое время мы молчали. И вдруг меня осенило: я вспомнила, что у моей подруги намечалась поездка по городам, расположенным вдоль реки Рейн.

– Алина, а когда ты с группой в Германию улетаешь? – спросила я, забыв об обиде.

«Шульц живет в Дюссельдорфе. Дюссельдорф на Рейне, – лихорадочно складывала я. – Как здорово было бы встретиться там с Олегом. И почему мне эта идея не пришла в голову раньше?»

– Через три дня, а что?

– Может, вместо тебя поеду я? – Я скроила самое несчастное лицо, на какое была способна.

– С чего это вдруг? Ты же сама отказалась от этой поездки.

Что было, то было, но я же не знала, что Олегу надо будет срочно вылететь в Германию.

– А теперь вдруг за мужем сорвалась? – с ехидцей спросила Алина. – Что с тобой? Ты вроде бы никогда ревнивой не была.

– При чем здесь ревность? Олег никогда мне поводов не давал, – фыркнула я. – Просто неспокойно у меня на душе. Так что? Может, ты возьмешь следующую группу?

– Нет. В Германию еду я, – из вредности отказала мне Алина. – Документы все оформлены. Билеты куплены, группа набрана. Теплоход ждет у пристани. Хочешь ехать – покупай билеты и езжай!

– Легко сказать! Июнь месяц. Школьные каникулы. Все билеты на самолет раскуплены на месяц вперед. Алина, давай переоформим твой билет на меня? – застонала я.

Кажется, ее ничто не могло разжалобить. Должно быть, у моей подруги были свои виды на поездку. Я даже догадывалась какие. За время тура наши туристы должны были посетить ряд немецких городов и Страсбург, а это уже французская территория. А не так давно Алина жаловалась мне, что у нее практически закончилась вся косметика, а поскольку она пользуется исключительно французской, то и покупает ее только во Франции. Ей почему-то кажется, что в остальных странах ей подсунут подделку. Разумеется, это бзик, но ее тешит тот факт, что она может себе позволить маленькую прихоть: покупать духи во Франции.

– Я вообще не понимаю, зачем тебе ехать! Представь, как ты будешь выглядеть, когда завалишься в отель. Может, у твоего муженька свои планы, а тут ты: «Здравствуй, милый». Смотри, так можно и в муже разочароваться! – предупредила она, сея в моей душе сомнения относительно верности супруга. – Ты уверена, что он поехал один? Ты проверяла, какой он номер забронировал? Может, он взял с собой секретаршу?

– Какая секретарша? Какая гостиница?! – Я с сожалением посмотрела на нее. – Он у Шульца остановится.

– У какого Шульца? – Алина сделала равнодушное лицо, и лишь по выступившему на щеках румянцу, я поняла, что это сообщение ее крайне заинтересовало.

– Того самого, – кивнула я. – Кстати, он женился, – с определенной долей злорадства поделилась я новостью.

И хотя роман Алины и Густава в далеком прошлом, по лицу Алины можно было догадаться, что эта новость ее скорее огорчила, чем обрадовала.

– Да? И на ком он женился? На толстой рыжей немке?

– Нет, она русская. Молодая и красивая. Живет в Германии совсем ничего.

– Что?! Молодая и красивая? Красота – понятие субъективное. – Увы, Алина не могла сказать, что у Густова плохой вкус, иначе бы ей пришлось признать, что и она не красавица. Но и смолчать она не могла. – Молодая, говоришь? Живет в Германии недавно? Да она аферистка! Приехала и сразу на все готовенькое! Помнится мне, что Густав далеко не бедный человек. Его семья очень известная в Германии. Его дедушка был то ли банкиром, то ли фабрикантом… Не ожидала я от Шульца такой беспечности! Надеюсь, он подписал с женой брачный договор?

– Понятия не имею. И вообще, что это ты так разволновалась?

– Я разволновалась?! С чего мне волноваться?

– Вот и я думаю, с чего тебе волноваться? У тебя прекрасная семья. Сын. Муж – профессор, может быть, будущий лауреат Нобелевской премии, а если нет, то Государственной премии точно. От добра, подруга, добра не ищут.

– А я и не ищу, – бросила мне Алина и, чтобы не продолжать разговор, вышла из кабинета.

Но я недолго грустила в одиночестве. Минут через пять Алина вернулась. Лицо у нее было хитрое-прехитрое.

– У меня две новости. Одна плохая, другая хорошая. С какой начать?

– Начинай с плохой.

– Один из наших клиентов отказался от поездки в европейскую страну. Требует возврата денег.

– А когда должен начаться его тур?

– Через три дня.

– Через три дня?! Турист в курсе, что мы можем вернуть ему не всю сумму, а только часть? Он должен понимать, что отель забронирован, билеты выкуплены. И чтобы окупить эти расходы, нам надо еще продать его путевку. Попробуй за такой короткий срок найти желающего ехать! Раньше надо было от поездки отказываться! Ну а хорошая новость?

– Этот турист из моей группы, – между прочим сказала Алина.

– То есть одно свободное место есть, мне только надо переоформить на себя билет? – обрадовалась я.

– Ну да. Рада? – Увидев на моем лице довольную улыбку, Алина фыркнула: – Надо же! Муж еще улететь не успел, а она уже соскучилась за ним.

Я не стала ее разубеждать в этом. Пусть думает все, что хочет. В конце концов, каждый судит по себе.

Есть у Алины еще один «пунктик» – беспричинная ревность. Ревнует мужа ко всем лаборанткам и аспиранткам, вместе взятыми. Собственно, и с Густавом она познакомилась исключительно для того, чтобы отомстить Вадиму. Ей, видите ли, почудилось, будто он на симпозиум поехал с любовницей. Любовницы, как позже выяснилось, никакой не было, но Алина так разозлилась, что закрутила самый настоящий роман с немцем, с которым ее так некстати познакомил мой муж.

– Ты мне план тура принеси, пожалуйста, – попросила я Алину, чтобы знать наверняка, когда буду в Дюссельдорфе и увижу Олега.

– Держи, – Алина взяла со стола программу тура. – Кобленц, Майнц, Висбаден, Страсбург, Мангейм, Вормс, Кельн, – читала она. – Дюссельдорф. Здесь мы селимся на теплоход, сюда же приплываем.

Мне едва удалось сдержать свою радость – начало тура в Дюссельдорфе! Здесь же и его конец. Какая удача!

«Вот будет сюрприз, когда Олег меня увидит. Обрадуется! Разумеется, жить на теплоходе я не буду. Зачем мне каюта, в которой днем и ночью все качается, тогда как у Густава прекрасный дом, в котором могу жить и я. Помню, он мне фотографии показывал. Внушительный домина. Его построил дедушка Густава, то ли банкир, то ли фабрикант. Там есть коллекция картин, старинного оружия и винный погреб, в котором хранятся бутылки с вином столетней выдержки», – в памяти всплыл рассказ Густава о родовом гнезде.

– Ну? – услышала я над ухом.

Я так увлеклась своими мыслями, что совсем забыла об Алине, которая ждала от меня слов благодарности.

– Ты что-то спросила?

– Да. Ты довольна?

– Конечно. Спасибо.

– Не мне, а Денисову, который от поездки отказался. Кстати, он в зале. Можешь лично его поблагодарить.

Естественно, Денисову я сказала спасибо, но мысленно. Как бы это выглядело, если бы я выбежала в зал и стала жать ему руки. «Спасибо, что вы отвергли наше туристическое агентство», – это, что ли, я должна была ему сказать? Или: «Мы вернем вам все деньги и еще заплатим моральную компенсацию за то, что у вас сорвалась поездка»? Нет, пусть думает, что он нас подвел.

Как бы то ни было, я все же решила отблагодарить этого милого человека Денисова, который передумал с нами ехать.

– Алина, верни ему деньги за вычетом суммы… Сколько бы удержала с него авиакасса при сдаче билетов обратно? Вот и мы столько же удержим.

– И только? – нахмурилась моя подруга. – А упущенная выгода?

– Алина, но ты же не знаешь, по какой причине он не может поехать.

– И правды не скажет! Знаешь, если так каждый будет то покупать, то сдавать туры, мы обанкротимся.

– Верни ему деньги, – достаточно резко перебила я ее.

Глава 2

С двумя пересадками мы прибыли в Дюссельдорф. Группа собралась небольшая – всего шестнадцать человек. Собственно, Алина никогда себя не утруждает, и более двадцати туристов в ее группе, как правило, не бывает.

Она говорит, что двадцать человек – оптимальное число. Глаза не разбегаются, когда нужно держать всех в поле зрения, и экскурсию легко проводить. Стали кружочком – всех видно, всем слышно. И, разумеется, запомнить имена двадцати человек куда проще, чем, скажем, сорока.

– Уже сообщила муженьку, что ты в Германии? – спросила меня Алина, как только мы вышли из здания аэропорта.

– Нет, хочу сделать ему сюрприз.

– Ну-ну, – ехидно ухмыльнулась Алина. – А ехать знаешь куда?

– Адрес Шульца и телефон у меня записаны. Как ты думаешь, мне сегодня там появиться или завтра с утра? – решила я посоветоваться с подругой.

– Чего тянуть?

– Завтра у Олега день рождения, – пожала я плечами.

– Точно! – хлопнула себя по лбу Алина. – Как я могла забыть? А я-то думаю, что ты так изводишься. Фу, ну, слава богу, теперь все стало на свои места. Значит, так: сюрприз так сюрприз. Сегодня отвезем вещи на теплоход. Экскурсий у нас сегодня нет, значит, можем покататься на такси, посмотреть издалека на дом Густава, чтобы завтра не ошибиться. Ну а с утра – для этого и в семь часов встать не грех – пойдем поздравлять именинника.

– Ты тоже пойдешь? – удивилась я.

Алина – большая любительница поспать. Встать в семь утра для нее сродни подвигу.

– А как же! Быть в Германии и не навестить старого друга? Да я после этого буду последней свиньей.

– Это ты сейчас о ком говоришь? Кого ты собираешься навестить? – спросила я. Мне почему-то показалось, что она хочет увидеть не столько Олега, сколько Густава Шульца.

– Как кого? Разве день рождения еще у кого-то? – хитро улыбнулась она.

– Слушай, а как же экскурсионная программа? – напомнила я ей о туристах.

– А что программа? Смотри, кто нас встречает, – Алина бросила взгляд на белобрысого юношу с табличкой в руках. На листке бумаги русскими буквами было написано «Пилигрим».

– Курт! – крикнула я и помахала парню рукой.

Курт Гердер – наш давний знакомый, сын русской медсестры, когда-то работавшей в военном госпитале, и немецкого строителя. Вообще-то Курт живет не в Дюссельдорфе, а в Берлине. Парень окончил университет. Учился он на факультете русской словесности и теперь работает в туристическом бизнесе, в основном обслуживает русскоязычных туристов. Мы часто пользуемся его услугами. Это хорошо, что Алина и на этот раз настояла на том, чтобы нам дали в качестве гида именно его. На парня можно было положиться. От отца он унаследовал такие качества, как немецкая пунктуальность и основательность во всем. От матери – веселый нрав. А вот внешностью Курт совсем не удался. Длинный, худой, с жиденькими белесыми волосами – он явно не был эталоном мужской красоты.

– Теперь-то ты не волнуешься за туристическую программу? – спросила у меня Алина, улыбаясь приближавшемуся Курту.

– Ну и хитрюга ты, Алина. Курт, как мы рады тебя видеть, – радостно воскликнула я и сделала шаг навстречу.

– Я тоже. Как долетели?

Я не успела ответить. Меня и Алину обступили получившие свой багаж туристы.

– Господа, – обратилась ко всем Алина. – Мы с вами уже познакомились, а теперь хочу вам представить вашего гида и переводчика. Курт Гердер. Прошу любить и жаловать. На территории Германии он всем отец родной, брат, друг и товарищ. С легким сердцем передаю вас на его попечение. Со всеми вопросами обращайтесь прямо к нему. Еще раз повторю его имя: Курт Гердер.

Я ошалела от подобной наглости: Алина переложила все свои обязанности руководителя группы на Курта! Теперь она может заниматься своими вопросами, не опасаясь того, что ее туристы растеряются в незнакомом городе. Курт – такой человек, который ни на минуту не оставит без внимания своих подопечных. В этом я была уверена – не один раз наблюдала за ответственным юношей.

– Ну, Курт, командуй, веди нас к автобусу, – велела Алина, лукаво поглядывая в мою сторону и как бы говоря: «Здорово я все придумала?»

Народ решил, что так и надо, и бодрым шагом направился к автобусу за Куртом. Алина не спешила последовать за всеми.

– Может, сразу возьмем такси и рванем к Густаву? – предложила она.

Я задумалась, как бы ей доходчиво объяснить, что она не права. Похоже, она забыла о том, что приехала не отдыхать, а работать.

– Алина, не рано ли ты самоустранилась? – после недолгой паузы спросила я.

– Тебя что-то беспокоит? Ты не доверяешь Курту?

– Курту я доверяю. Я не пойму одного – давать ли тебе в этом месяце зарплату или нет? Суди сама: работать ты здесь не собираешься, приехала в Германию как самый обычный турист, а путевочка, между прочим, денег стоит. Поскольку круиз по Рейну стоит недешево, то, прости, денег в конце месяца не получишь.

– Как это не получу? – возмутилась Алина. – Это шантаж? Подруга называется!

– А еще твое непосредственное начальство, – напомнила я.

Алина надула губы и прищурила глаза. Изобразив на своем лице глубокое разочарование, она с обидой произнесла:

– Не думала я, что тебя так могут испортить деньги. Я, можно сказать, к тебе со всей душой, а ты… ты… – и она отвернула от меня лицо.

Алина – прекрасная актриса. Выдавить из себя слезу ей раз плюнуть. Я знаю об этом, но каждый раз иду у нее на поводу. Поверив в искренность ее чувств, уже через секунду я просила у нее прощение:

– Ну чего ты? Пошутила я.

– Если ты думаешь, что я могла бы бросить наших соотечественников в чужой стране, то… Эх, как же плохо ты меня знаешь.

– Алина, ну извини. Я же сказала, что пошутила. Идем скорее к автобусу. Все только нас ждут.

Дюссельдорф встретил нас вечерними огнями. Естественно, ни о какой экскурсии сегодня не могло быть и речи.

– Завтра, в десять утра я буду ждать вас у трапа. Поедем знакомиться с достопримечательностями города, – предупредил Курт, прежде чем отвести всех на борт теплохода. – Завтра мы целый день проведем в Дюссельдорфе, а вечером поплывем в Кобленц. Поскольку ваш круиз начинается и заканчивается в Дюссельдорфе, то у вас еще будет возможность и на обратном пути погулять в этом славном городе.

– Но мы же можем и сами сходить в город, когда поселимся? – поинтересовалась молодая рыжеволосая женщина в элегантном брючном костюмчике. Ее голосок кокетливо звенел, и она явно хотела понравиться Курту.

Ее спутник, мужчина лет сорока – сорока пяти придирчиво присматривался к теплоходу, стоявшему у пристани. Кажется, судно его не впечатлило. Не знаю, чего он ожидал. Речной флот не океанский. Естественно, здесь всего меньше: и ресторанов, и бутиков. Не на всяком речном теплоходе есть бассейн. Но не это ведь главное?

Рейн – замечательная река. Она берет свое начало в Альпах и протекает с юга на север по территории четырех государств: Швейцарии, Франции, Германии и Голландии. Путешествовать по этой реке очень интересно: меняются страны, города, пейзажи. Один городок следует за другим, и у каждого своя история и свой стиль.

– Кто это? – спросила я, указывая взглядом на задавшую вопрос женщину.

– Татьяна Горохова – менеджер какой-то компании, – просветила меня Алина, сверяясь со списком туристов. – На память не вспомню какой. А рядом с ней Ковальчук Михаил Иванович, почему-то мне кажется, что он работает в обладминистрации – лицо знакомое, – причем занимает высокий пост.

Взглянув на Ковальчука, я согласилась с Алиной. По холеному лицу этого слегка полноватого мужчины читалось, что жизнь его удалась. Слишком уж он пренебрежительно смотрел на наш теплоход. Такие из загранкомандировок не вылезают и отдыхать любят не на даче, а на заграничных курортах.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное