Марина Андреева.

Бунтари Лемборнского университета



скачать книгу бесплатно

Передо мной нечто отдаленно напоминающее мост. Узкий такой, едва-едва одному человеку пройти, да еще и раскачивающийся. Что и немудрено, ведь вся эта конструкция на четырех веревках-канатах держится! Стою перед столь вожделенным путем на ту сторону реки, а внутри все холодеет от одной только мысли, что надо будет ступить на это ненадежное полотно. А выглядит переход жутковато: два каната идут понизу, к ним привязаны местами переломившиеся от старости, местами сохранившиеся дощечки, чуть выше тянутся с двух сторон еще две веревки, служащие чем-то типа поручня и через каждые полтора метра соединенные с нижними канатами недлинными, примерно мне по пояс высотой тросами, благодаря которым поручни раскачиваются не сами по себе, а синхронно, вместе с мостком.

И полбеды, если бы требовалось пройти каких-нибудь метров пять в погожий солнечный денек, но тут же все тридцать, если не больше, ночь и ветер такой, что и на твердой-то земле едва с ног не сбивает! Кинула с тоской взгляд в сторону моря. Далеко. Этакими темпами я туда до утра не доберусь.

Однако страх страхом, а главная проблема в другом: сейчас я стою на возвышенности, а мостик начинается где-то метрах в трех подо мной. Как он крепился в обрыве, не знаю, но и как к нему спуститься, непонятно. Возможно, днем я бы приметила какие-то выступы, за которые можно было бы зацепиться, или, может, к нему какая-то тропа ведет? Вот только в неверном свете луны, я ничего разобрать не могу. Да и ментальное зрение, когда смотришь вниз, не сильно помогает – поверхности-то видно, но вот на какой они высоте? Неведомо. Осталось лишь одно… Использовать новое знание, хотя переносы со смещением высоты мы так и не практиковали. Одно радует – возле берега мостик не так сильно раскачивается, а значит, мимо пролететь не должна. А вот что будет, если я промахнусь, очутившись ниже или, наоборот, гораздо выше… Об этом я старалась не думать, читая заклинание.

– А-а-а! – вырвалось у меня, когда спустя мгновение ощутила падение, а потом под ногами очутился покачивающийся мосток.

Удержать равновесие не удалось, и я в панике, едва не выронив драгоценную корзинку, засучила в воздухе руками в попытке нащупать веревочные поручни. Повезло, что Надия, будто предвидя эту ситуацию, прочно обвязала корзинку тряпицей и ничего из нее не выпало. Вцепившись в веревки, кое-как усмирила готовое вырваться наружу сердце. Отдышалась. Осторожно прощупала ближайшую дощечку. Вроде крепкая. Сделала шаг. И без того рывками подергивающийся мосток тут же отозвался на это движение дополнительным подрагиванием. Первая туфелька слетела довольно скоро, от второй пришлось избавиться и… перемещаться стало гораздо удобнее.

Так и крадусь, периодически замирая, в ожидании, когда же эта ненадежная конструкция хоть немного утихомирится. Но чем дальше прохожу, тем чаще встречаются прогнившие доски. Какие-то из них уже сейчас оскалились вверх огрызками вокруг зияющих провалов, какие-то беззвучно, из-за гула беснующейся где-то внизу воды, ломаются прямо под ногами.

Еще и ветер усилился, или мне так кажется? Все тело свело от холода и напряжения, пальцы онемели, но цепляются за веревку. В одном месте отсутствовало слишком много дощечек, и пришлось, подвязав юбку поясом, чтобы не путалась в ногах, пробираться прямо по канатам.

Вот уж до берега рукой подать, а я вымоталась так, что сил уже ни на что нет. Демоны меня попутали связаться с этим обществом и принцем… Хотя нет, все началось раньше. Да… Артефакт. Ну и что от него толку, если я сейчас сорвусь и утону? Плавать-то я не умею, да и как тут плавать-то на стремнине? И словно в ответ на мои мысли откуда-то сзади послышался подозрительный треск. Оглядываться бесполезно, но я откуда-то знаю – лопается один из канатов!

Мосток под ногами вздрагивает и перекашивается на одну сторону. Доски накренились, ноги скользят… Цепляюсь из последних сил за веревки. Одна теперь значительно выше другой. Как я до сих пор ни котомку, ни корзинку не потеряла? Чудо, не иначе.

Последние метры еле-еле преодолела. И вот наконец-то под ногами долгожданная твердая почва! Ощущая, что сил больше нет, упала. Но оставаться возле обрыва, с клокочущей где-то внизу черной водой не решилась и в буквальном смысле слова отползла подальше. И только очутившись в относительной безопасности, легла на все еще хранящую дневное тепло землю.

Все тело подрагивает от минувшего напряжения, мышцы ноют, ободранные руки саднят. Ветер играет растрепавшимися волосами, так и норовя хлестнуть ими по глазам или запихнуть в рот. Вот только сил нет даже на то, чтобы косу переплести. А призывный перезвон колокольчика становится все громче, и каждый его звук будто душу наружу выворачивает, уже не просто манит – тянет к себе.

Едва не взвыв от боли в растертой в кровь руке, нащупала что-то в котомке, запихала в рот. Жую, не разбирая вкуса…

Кое-как поела, запила травяным отваром, полежала пару минут. Чудо, но чувствую, как силы медленно, но возвращаются. Такой вот фокус: маг, исчерпав свой магический запас, начинает подпитываться за счет собственного организма. Новички типа меня очень быстро достигают состояния истощения. Но это не столь ужасно, как кажется на первый взгляд. Достаточно перекусить, и резерв восполняется, компенсируя и потерянные жизненные силы. А я сначала один перенос в пространстве сделала, потом ментальным зрением злоупотребляла довольно долго, потом на мост перенеслась, а там уж и остатки сил растеряла. Как вообще дошла? Наверное, всему виной тот зов, который невозможно было преодолеть. Он-то и тащил меня вперед.

Встала и поплелась к цели. Иду, и конца и края этому пути нет. Колкая трава терзает израненные ноги. Кажется, вот еще шаг – и упаду, но пока что ноги сами передвигаются: медленно, через боль. В голове нет-нет да мелькнет шальная мысль использовать предусмотрительно прихваченный с собой свиток мгновенного переноса, но зов источника становится все сильнее.

Сколько времени прошло к тому моменту, как передо мной очутился тот самый гигантский цветок из неисчислимого переплетения энергетических нитей? Не знаю. В голове туман, дыхание вырывается наружу с хрипом и облачками пара. Мышцы подрагивают от усталости, кости ломит. Стоила ли месть Редерику подобных страданий? Вот только загодя никто и предположить не мог, что все будет настолько сложно, а теперь…

– Он будет ползать у меня в ногах! – сама того не ожидая, произношу вслух, и голос звучит как-то чуждо.

Откуда-то приходит уверенность – так и будет! Не в силах сдержаться, срываюсь в истерический хохот. Словно заслышав эти звуки, лепестки гигантского цветка вспыхивают ярче, истончаются, тянутся ко мне. И тут же ночь становится светлой, будто солнце взошло. Но я вижу, как тучи закрывают луну, просто мое восприятие окружающего мира внезапно изменилось. Это вовсе не удивляет, не пугает, принимаясь как данность, и приходит ощущение всесилия: я все смогу!

Забыв про израненные руки, развязываю чудом уцелевшую ткань на корзинке, краем сознания отмечая – наверняка Надия и тут какую-то магию применила. Скляночки, мешочки уже выложены. Пальцы делают свое дело, губы шепчут слова заклинания, а перед мысленным взором забывший о гордости Редерик прилюдно целует мои туфельки, моля не гнать его прочь. В груди все клокочет от переполняющего ощущения удовлетворения от увиденной сцены. Я знаю – так и будет! Никто и ничто не сможет встать на пути моей мести. Голова идет кругом, наружу рвется какой-то дикий, пугающий смех, но я не могу с собой ничего поделать – упиваюсь этими ощущениями, которые вспыхивают в мозгу подобно фейерверкам, рядом с которыми даже некогда казавшаяся фееричной близость с графом тускнеет и блекнет.

Последние слова произнесены, руки бросают в плошку последний компонент, и образовавшаяся смесь вспыхивает невообразимо красивым, нежно-бирюзовым пламенем. И весь окружающий мир погружается в тишину. Не слышится больше перезвона, магический цветок исчез, растворившись во мне, даже ветер утих вокруг. Вот только зрение осталось прежним. На небе луна, а вокруг светло, будто в пасмурный день.

– Я это сделала, – шепчу, ощущая странную смесь усталости и клокочущей внутри энергии, и чувствую, как мои губы расползаются в совершенно неподобающей девушке из высшего общества кривой усмешке.

Собрав скляночки и мешочки, бросила их в корзинку и активировала свиток переноса, мысленно отправляясь не просто в замок, а в общий зал на жилом этаже…

Глава 5
Понедельник – день тяжелый

Ощутив вокруг себя ставшие за последние дни почти родными стены, я обессиленно сползла на пол. Вокруг тут же начался переполох. Девчонки, как оказалось, не спали.

– Что с тобой?! – воскликнула Милания, бросаясь ко мне. – Селена!..

Дальнейшее скрыла дымка забытья.

Проснулась я, как ни странно, довольно рано. Было жарко и тесно. Я окинула сонным взглядом окутанную в первые утренние лучи солнца спальню. С двух сторон от меня дремали Милания и Адриана, Надия приютилась рядом с кроватью, забравшись с ногами на кресло.

Будить подруг не хотелось, но организм настоятельно требовал справить нужду и подкрепиться. Осторожно перебираясь к изножью постели, обратила внимание на то, что ноги мои перебинтованы, следов грязи нет, а на мне надета чистая ночная рубаха. Сердце встрепенулось от чувства признательности.

Встав на ноги, сжала зубы, чтобы не перебудить всех рвущимся наружу стоном. Казалось, что под бинтами насыпано по горстке толченого стекла. Кое-как, опираясь истертыми до волдырей руками о первые попавшиеся предметы, пробралась к ванной комнате. Справив естественные надобности, едва не закричала от пронзившего руки жжения, когда тех коснулась вода. Но все же, стиснув зубы, умылась. Надела свое платье, которое кто-то уже успел привести в порядок, и задумалась: дойду ли до кухни?

– Как ты? – стоило мне приоткрыть дверь, раздался участливый голос Надии, и подруга тут же подхватила меня под локоток.

– Вроде жива, – шепчу, стараясь не разбудить остальных. – Только есть хочется.

– Принести? Или…

– Хотелось бы спуститься вниз, – упрямо говорю я. – Только не уверена…

Договорить я не успела: Надия подошла ко мне, обхватила за талию и, чуть-чуть оторвав от пола, начала читать заклинание переноса. Я понимала, что ей тяжело, заметила, как проступили синеватые тоненькие вены на ее висках, а на лбу появились бисеринки пота, но прервать девушку не решилась. Кто знает, что будет, если заклятие не завершить?

В кухне было жарко натоплено. Подруга, усадив меня за стол, тут же засуетилась возле плиты. Я ожидала расспросов, но она, как ни странно, молчала. Вскоре со стороны зала послышались приглушенные голоса, и в помещение ворвались словно ураган Милания и Адриана.

– А нас разбудить не могли? – буркнула все еще не до конца проснувшаяся Адриана. – Сделала? – взглянув на меня поинтересовалась она.

– Да, – отвечаю, ожидая дальнейших расспросов.

– Вот и хорошо, – отозвалась Адриана. – И засиживаться нам нельзя, а то на учебу опоздаем, – говорит, а я удивляюсь, неужели именно это сейчас важнее всего?

– Да ладно тебе, – сверкнув зеленющими глазищами, усмехнулась ее сестра. – Так и скажи, что не терпится оказаться в столовой и убедиться в том, что наш план сработал!

– А хоть бы и так! – огрызнулась Адриана. – Тебе этого не видать, как своих ушей без зеркала. Вот и завидуй молча!

Они продолжили препираться, и я с удивлением взглянула на Надию. Подруга лишь глаза к потолку закатила и развела руками.

Вскоре перед нами появились тарелки с простой жидкой кашей на воде и кружки с ароматным компотом.

– Простите уж, ничего другого сделать не могу, – присаживаясь рядом с нами, извинилась Надия. – Придется сегодня в ближайшее селение за продуктами сходить.

– А я… – взглянула на нее Милания.

– А ты, – будто пригвоздила сестру Адриана, – будешь сидеть здесь и читать найденные нами книги. Не хватало еще, чтобы тебя кто-то запомнил, ты ж такая неприметная.

– Как жаль, что никто из нас не владеет магией иллюзии, – вздохнула девушка.

– Селена… – как-то робко позвала меня Надия.

– Эм? – отрываясь от кружки с непередаваемо вкусным компотом, промычала я, гадая: неужели она думает, что такая недоучка, как я, способна на иллюзию?

– Через месяц Дорий завершит обучение, и у него начнется преддипломная практика…

– Хочешь уйти? – ощущая некоторую обиду, произношу, памятуя об их явно взаимных чувствах. Но все же пришлось нехотя выдавить: – Я не стану препятствовать твоим желаниям.

– Нет-нет! – воскликнула она. – Можно, он тоже будет работать на тебя?

– Если он захочет, то в особняке… – ощущая облегчение, говорю, понимая, что это не совсем то, что хотела услышать подруга.

– А здесь нельзя? – подтверждая мои догадки, прошептала вмиг поникшая девушка.

– Ты уверена, что он не проболтается о Милании? – подала голос Адриана.

– Пусть Селена найдет в библиотеке книгу… – что-то усиленно вспоминая, пробормотала Надия. – Я как-то листала, но не особо вникала. Мерлис Стоун автор… название… что-то с подчинением связано. В общем, можно наложить чары, они не позволяют ничего рассказать о своих хозяевах, их жизни, окружении. Достаточно произнести специальное слово и поставить запрет на то или это.

– Хм… – заинтересованно приподняла бровь Адриана. – А это на всех может действовать? Наподобие того, как ставил блок библиотекарь?

– Нет, – отозвалась подруга. – Это работает каким-то образом только на тех, кто в подчинении. То есть имеет постоянный договор.

– Ты хотела сказать – пожизненный? – уточнила Милания и, заметив утвердительный кивок, хмыкнула: – А ты уверена, что этот твой Дорий пожелает раз и навсегда потерять свободу?

– Он не хочет на границу, – смущенно отводя взгляд, промямлила Надия, и я поняла, что являюсь единственной в этом помещении, кто ничего не понял.

– Поищу книгу, – пообещала я. – Ну а ты поговори со своим другом.

– А он уже согласен! – сияя, как начищенный медяк, воскликнула девушка. – Мы это обсуждали… То есть он сам попросил замолвить о нем словечко, – смущенно добавила она.

– Все, – встала из-за стола Адриана. – Нам пора, иначе рискуем пропустить все самое интересное.

– Минутку, – воскликнула подскочившая к нам Надия и что-то пошептала в сторону каждой из нас. – Вот теперь готово!

Ну что сказать? Теперь мы были одеты с иголочки, а наши волосы были уложены в замысловатые прически. Поверх бинтов на моих многострадальных ногах оказались явно Милины туфельки.

Под завистливым взглядом подруг Адриана вытащила два свитка переноса, которые хоть и были дороги, но все же стоили гораздо дешевле нежели один групповой. И наконец-то, наскоро распрощавшись и пообещав при первой же возможности рассказать все новости, мы перенеслись к воротам университета.

Как я ни старалась идти не прихрамывая, получалось, мягко говоря, плоховато.

– Ладно, ты сама дойдешь? – поинтересовалась Адриана и, заметив мой удивленный взгляд, пояснила: – Я пока сбегаю в нашу комнату, соберу учебники и принесу наши сумки. Думаю, тебе не стоит сейчас излишне травмировать ноги.

Я лишь благодарно кивнула. Подруга унеслась подобно ветру. Мгновение назад стояла передо мной, и вот уже и след ее простыл. Иду. А у самой искреннее желание в лазарет зайти. Вот только тогда я гарантированно так и не увижу реакцию Редерика на нашу встречу. Нет уж, лучше потерпеть, нежели пропустить такое шоу! О том, что мои труды могут не возыметь действия, даже мысли не возникло, уж слишком сложно дался мне этот демонов приворот.

Как раз в тот момент, когда я наконец-то достигла дверей столовой, меня и догнала Адриана. Вид у подруги был, мягко говоря, странный. Мало того что вместо шикарной прически теперь волосы подруги свисали мокрыми паклями, она почему-то сменила платье, перчатки и туфли, глаза ее мечут молнии, будто разыскивая жертву для вымещения гнева, а еще…

– Почему от тебя медом пахнет? – спрашиваю.

– Не медом, а чудом в перьях, – буркнула она и, повесив мне на плечо сумку, распахнула передо мной дверь в столовую.

Внутри было не так уж и многолюдно. Мы быстренько пристроились в хвост недлинной очереди, ведущей к линии раздачи, наполнили свои подносы и оккупировали наиболее удачный с точки зрения наблюдения столик. Отсюда хорошо просматривались как вход в зал, так и вся столовая в целом. И теперь я все же поинтересовалась:

– Так что случилось-то?

– Что-что? У твоего Редерика фантазия как у деревенского недоросля, – фыркнула она.

– Ничего он и не мой, – так ничего и не поняв, огрызаюсь. – И все же что произошло?

– Кое-кто подвесил над нашей дверью хитроумную систему из ведерка с медом и мешка с пухом! – пользуясь тем, что нас никто не услышит, гневно воскликнула она, а я…

Стыдно, да. Но, представив политую медом и присыпанную сверху перьями Адриану, я просто-напросто рассмеялась. Вот чего-чего, а столь невинных детских шалостей после объявления войны никак не ожидала. Даже стыдно немного стало, памятуя о проделанной мною этой ночью работе.

Подруга буравила злым взглядом вход в столовую, нет-нет да бросая на меня угрюмые взгляды. Обиделась. Не знаю, как бы на ее месте поступила я, но стоило вновь представить недавнюю картину в общежитии, и улыбка вновь расплывалась на пол-лица.

Время идет. Наши тарелки давно опустели. Народ уже разошелся, и между столиками суетятся собирающие подносы уборщики. До занятий осталось всего ничего, и мы вынуждены были признать – Редерик уже не придет.

– Расскажешь в обед, – вставая из-за стола, буркнула Адриана и направилась к выходу.

В аудиторию я прихромала за считаные секунды до начала занятия. Первой у нас была лекция у леди Марчеллы.

– Селена, – окликнула меня педагог, в тот миг как я пыталась относительно ровно дойти до своего места. – Будьте добры подойти.

Легко сказать. В этой аудитории, как назло, высокая кафедра, и подходить со стороны прохода бессмысленно, надо подниматься по ступенькам наверх. Вот только имеется одна проблемка – поблизости ни стен, ни поручней, о которые можно было бы облокотиться. Эти несчастные пять ступеней показались мне непреодолимыми. Однако напоминание о том, что за моей спиной, ни много ни мало, почти двести парней, в числе которых наверняка и принц, заставило меня собраться с силами и взойти на этот эшафот.

– Что с вами?! – воскликнула леди Марчелла, воззрившись на мою изодранную, местами сочащуюся сукровицей руку, которой я вцепилась в край преподавательского стола.

В ответ на это по залу пронеслись сдавленные смешки.

– Видать, она проиграла первый раунд, – крикнул кто-то.

Мои щеки предательски вспыхнули. Говорили ли еще что-то? Не знаю. Голоса потонули в показавшемся громогласным хохоте и ударах крови в висках. Казалось, я нахожусь в жарко натопленной кузне, перед глазами все поплыло…

Пришла в себя я от нестерпимого желания чихнуть. Окружающий воздух был неестественно чист, а в носу все еще сохранился щекочущий все внутри запах каких-то трав.

– Очнулась? – послышался отдаленно знакомый женский голос.

Открыв глаза, я уставилась на ту самую пожилую лекаршу, которую когда-то давно приводил с собой Лейрон. Озираюсь по сторонам: попадающие в единственное окно солнечные лучи освещают небольшую светлую комнату. Рядом с моей кроватью еще пара таких же, тумбочки, стулья, и все. Ну если дверь не считать.

– Ну а теперь рассказывай, где и при каких обстоятельствах ты сумела довести себя до такого состояния? – строго поджав губы, интересуется лекарша.

– Я не хочу об этом говорить. – Я отвожу взгляд, понимая, что так легко не отделаюсь, панически придумываю: что бы сказать?

– Не зная, как получены травмы, нельзя их вылечить, – терпеливо отозвалась женщина. – Можно сделать еще хуже. Если это магия…

– Нет, – выдохнула я.

– Что нет? Глупышка, ты решила не выдавать принца? Думаешь, кто-то его накажет?

– П-при чем тут принц? – прошептала я.

– К твоему сведению, педагоги не слепые и не глухие. Если у тебя и Редерика стоят мысленные блоки, это не значит, что они имеются и у других студентов. Да, нам известно о вашем с принцем соглашении… Вернее, объявлении войны. Наслышаны мы и о том забавном случае с иллюзией и сценой в столовой. Это была пусть и жестокая по отношению к девушке, но все же достаточно невинная шутка. Принц объявил начало своих действий с сегодняшнего дня, и вот: сначала комендантша жалуется на беспорядок возле вашей комнаты, потом появляешься ты в таком вот состоянии, в то время как сам Редерик никому на глаза не попадается. Даже на занятия не явился. Так что, как видишь, скрывать нечего, рассказывай: где и при каких условиях ты получила все эти ранения?

Сказать, что я была в шоке, равносильно тому, что промолчать. Нет, она ни словом не обмолвилась об обществе «Лемборнских дев», и на том спасибо, но столько сведений… И еще… еще я узнала, что сегодня Редерика никто не видел. Интересно, что он задумал? Ох… Чует мое сердце, надо быть поосторожнее.

– Будешь упорствовать или все же ответишь? – выдернула меня из размышлений лекарша.

– Он тут в самом деле ни при чем, – говорю. – Я гостила у знакомых в замке. Вышла прогуляться. Там широкая река неподалеку, и мне захотелось на другой берег. Увидела неширокий веревочный мостик. Пошла по нему. Но он оказался старым. Ближе к середине доски начали ломаться прямо под ногами. Я испугалась. Пришлось выбираться по веревкам.

– Допустим, это объясняет состояние твоих рук. А с ногами что?

– Так я же туфли там потеряла! – ощущая радость от того, что мне поверили, говорю я. – И пока добиралась до замка…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6