Марина Александрова.

Вершитель судеб



скачать книгу бесплатно

 
Пропитан кровью древний амулет.
Горят во мгле таинственные знаки.
Должно быть много натворил он бед,
Недавно найденный в овраге.
И вот опять, узрев лишь только свет,
В нем пробуждается неведомая сила,
Суля пожар, крушение, запрет,
Суля вражду и братские могилы.
 
В. Силантьев


Легенда о перстне

В давние времена в городе Константинополе жил человек. Слыл он великим мастером ювелирных дел. Не было ему равных в этом не только в Константинополе, но и по всей Византии. Делал мастер перстни, браслеты и ожерелья и тем зарабатывал немалые деньги.

Всего было в достатке у ювелира, не было у него только семьи. Жил он одинокой холостяцкой жизнью, а годы шли и был он уже не молод.

Но вот, однажды, встретил мастер девушку, прекрасную как сама любовь. Воспылал к ней страстью ювелир и девушка, как это не удивительно, ответила ему взаимностью. Ювелир женился на ней, препятствий к этому никаких не возникло и стал жить семейной жизнью.

Только после свадьбы понял мастер, что многое не разглядел в характере своей красавицы-жены. Оказалось, что под ангельским личиком скрывается дьявольский нрав. Но мастер все-равно продолжал любить свою жену, а потому прощал ей все злобные выходки, принимая ее такой, какая она есть.

Время шло. Ювелир делал свои украшения, предоставив молодой жене полную свободу действий. Та занималась исключительно самой собой, не прилагая ни малейших усилий к тому, чтобы сделать счастливым мужа.

Однажды жена все же подарила мастеру радостную весть, сказав, что она беременна. В положенный срок на белый свет родилась девочка. Семейная жизнь начала потихоньку входить в спокойное русло. Конечно примером добродетели жена мастера не стала, но и откровенно злобных выходок себе уже не позволяла.

На самом деле причиной этому было не рождение дочери и не изменения, произошедшие в характере жены. Ювелир и не догадывался, что его жена уезжая на несколько дней, вовсе не гостит у родителей, как она обычно говорила, а принимает участие в служениях, противных Богу, о есть в черных мессах.

Годы все шли и шли, мастер по-прежнему ни о чем не догадывался. Его только удивляло, что жена никогда не берет дочь с собой погостить у родных. Однако та всегда отговаривалась тем, что отец не может простить ее за то, что она подарила ему внучку, а не внука и девочку видеть не хочет. Ювелир изумлялся стойкой неприязни свекра, но вслух ничего не говорил. Он-то любил свое единственное дитя до самозабвения.

Дочь подросла и стала писаной красавицей, не уступающей в красоте матери, лишь душа у нее была светлая, как у настоящего ангела, сошедшего с неба, для того, чтобы спасти нашу грешную землю.

Но вот, однажды жена внезапно выразила пожелание взять девушку с собой.

Та с радостью согласилась. Вернулась жена через месяц. Обливаясь слезами, поведала она мастеру о том, что их единственная дочь скончалась от болотной лихорадки по приезде к родственникам.

Ювелир был безутешен, но ни на минуту не усомнился в правдивости слов жены, только лишь изъявил желание, как можно скорее посетить могилу дочери. Жена не сопротивлялась открыто, но каждый раз находила все новые поводы для того, чтобы отложить поездку.

Наконец ювелир заподозрил неладное, и не сказав жене ни слова уехал к ее родителям один. Каково же было его недоумение, когда он обнаружил, что родители жены скончались несколько лет назад. Сначала он не поверил этому, но сам посетил кладбище и нашел их могилы. Могилы же дочери ему найти так и не удалось.

Вернувшись домой ювелир не сказал жене ни слова о том, где он был и что обнаружил. Та, испугавшаяся сначала, постепенно успокоилась и пришла к выводу, что ее супруг ездил по каким-то своим делам.

Ювелир начал следить за женой. Когда она очередной раз собралась ехать к родителям, он сказался больным и по этой причине отказался ехать с ней, проведать могилу дочери. Жена уехала, а он последовал за ней, стремясь докопаться до разгадки зловещей тайны.

Мастер прибыл как раз вовремя, чтобы увидеть, как участники черной мессы приносят в жертву сатане молодую девушку. Это была уже не дочь ювелира, но тот проник в суть происходящего.

В следующий раз черная месса была прервана в самом разгаре появлением священников. Жену ювелира, по его просьбе, не предали смерти, как остальных участников черной мессы, а привезли в монастырь дабы изгнать из нее демона.

Ритуал был проделан со всей тщательностью и, наконец, душа ее очистилась от скверны. Сразу же после того, как дьявол был изгнан, жена мастера скончалась.

Отпускать демона бродить по земле было бы весьма неосмотрительно, но погубить его было невозможно. Потому решили заточить демона, чтобы не мог он навредит людям. Для этого ювелир изготовил кольцо – простенький серебряный перстень с черным опалом. В него-то стараниями монахов и был загнан демон.

Когда изготовлялся перстень монах наложил на него заклятье. Он понимал, что когда-нибудь, не смотря на все ухищрения монахов, перстень может попасть в чужие руки. Поэтому бывший ювелир постарался как можно более обезопасить проклятое украшение. Естественно, сделать его совсем безобидной побрякушкой ювелир не мог, но подчинить в некоторой степени демона, таящегося в кольце, воле его владельца, было монахам под силу.

В итоге демон, заключенный в кольце не сможет вредить своему хозяину и будет ему во всем помогать до тех пор, пока тот не совершит три поступка, которые разрушат чары заклятья. После чего демон будет волен расправится с владельцем перстня и ничто не станет ему в этом преградой.

На перстень наложили заклятье, по которому, демон мог освободиться в только в том случае, если его владелец совершит три проступка, которые разрушат чары. Для того, чтобы выпустить демона на свободу, владелец перстня должен был стать причиной смерти женщины, лжесвидетельствовать и лишить ребенка куска хлеба.

Монахи не думали, что перстень еще когда-нибудь окажется в руках кого-нибудь из мирских людей. Мастер, постригшись, остался в монастыре и всегда носил перстень на левой руке, как напоминание о своей неосмотрительности и постигшем его горе. Он завещал похоронить зловещее кольцо вместе с ним, тем самым навсегда избавив людей от напасти, но судьба распорядилась иначе.

Однажды мастер отправился с неким поручением в соседний монастырь. По пути на него напали разбойники. Ювелира убили, сняли с шеи золотой крест, а с пальца дешевое серебряное кольцо с черным опалом. С тех пор проклятый камень начал странствовать по свету, принося людям горе.

Глава 1

1760 год. Ранняя весна

– Игорь! Игорь! – слышался в саду голос сестры, доносящийся из огромного, как царские палаты, дома семьи Волковых. Тщетно она пыталась в который раз дозваться брата.

– Он опять наверное где-то в глубине сада упражняется, – с тяжелым вздохом проговорила горничная Лиза и Ирина, сестра Игоря, искренне жалея брата, отошла от окна и направилась в свои покои.

Все в доме знали, как не терпелось молодому князю Волкову попасть в армию, но по слабости здоровья и плохого зрению его постоянно отсылали домой с не утешительными рекомендациями. Даже его знатный отец не мог повлиять на решения военных медиков, которые с особой тщательностью отбирали в армию солдат.

Игорь вправду сидел под огромным кленом и думал обо всем сразу. Он был высокого роста с черными волосами и красивыми темно-синими глазами. Если бы не сильно худое тело и многочисленные рубцы на его лице, остающиеся от чирьев, его можно было бы считать завидным женихом.

Он много сил потратил на всевозможные занятия и поглощение пищи для обретения нужной физической силы, но ничего не помогало. Его сверстники, служившие в полках, были уже возмужалыми бравыми парнями, о которых вздыхали благородные дамы из знатных семейств. Игорь пока был лишен всего этого и страшно мучился по поводу своей дальнейшей жизни.

– Тебе надо еще годок переждать, – говорили все знакомые и родственники, с искренней жалостью смотря на его очередные и бесполезные попытки.

Как-то вечером, сидя с больной матерью, Игорь услы шал от нее интересный рассказ, но не предал этому большого значения. А зря…

Когда ему исполнилось восемнадцать лет, он стал замечать, что зрение действительно никуда не годиться. Вчера на балу он чуть не сбил с ног самую красивую девушку двора.

Хорошо, что его сестра Ирина смогла сгладить эту неприятную ситуацию.

– Смотри под ноги, Игорь! – шептала ему Ирина после танцев, – это же княжна Алена Климова.

– Да что ты говоришь! А она очень даже ничего, – сказал Игорь, напрягая свое зрение. Она сидела у ног императрицы и веером позвала Ирину к себе. Игорю показалось, что над головой этой красивой девушки внезапно появился ореол святости и благочестия в виде легкого облачка. Он прищурился еще сильнее и облачко растаяло.

– Ну, ладно, я побежала! А ты будь внимательней, пожалуйста! – попросила она, поправляя коротко стриженные волосы брата.

– Да ладно иди, а то Кротов заждался, наверное, – подшутил над сестрой Игорь. Он не мог видеть, как Алена позвала Ирину. Ирина на адресованную ей реплику брата, лишь осуждающе покачала головой и, приставив пальчик к губам, дала знак брату молчать. Он, улыбаясь, ответил ей согласием.

Тут к Игорю подошел молодой человек и, ехидно ухмы ляясь, сказал:

– Тебе надо бы дома под юбкой маменькиной сидеть, а не по балам ходить. Уж больно мал ты!

Игорь внимательно смотрел на этого незнакомца и спросил:

– Вы это из зависти или ревности? Незнакомец противно рассмеялся и, давясь собственным смехом, ответил:

– Я? Из зависти? Или ревности? Ха-ха! Ты что, мальчик?! Эта девушка, от которой у тебя слюнки потекли, моя двоюродная сестра!

Потом он стал серьезен и, выхватив у проходящего официанта бокал с вином, добавил:

– И запомни, чтобы я больше не видел тебя около нее! Хлюпень! Твое здоровье! – он поднял бокал высоко над головой и ушел.

Больше Игорь никогда его не видел. За этим диалогом наблюдала Ирина. Она подошла к Игорю после и спросила, что хотел Матвей.

– Его зовут Матвей? – спросил Игорь.

– Да, и он брат Алены. Она сказала, что он очень важный чин в армии и скоро уезжает из страны надолго. О чем вы говорили?

– О жизни, – ответил Игорь и отошел от Ирины, которая так и не поняла его. Ирина встревоженно посмотрела на брата.

Сестра Игоря была одной из прекраснейших созданий при дворе. Она была свежей и грациозной, словно распускающийся бутон лилии. На ее красивом бледном лице сверкали глубокие темно-голубые, как у брата, глаза. Черные волнистые волосы, казалось были очень тяжелы для изящной головки. Она была одета в восхитительное бледно-лиловое шелковое платье. Ее немилосердно, в соответствии с модой, затянутая в корсет талия была очень изящна и гармонировала с округлыми бедрами и развитой грудью. Она была предметом мечтаний наверное третьей части мужского состава двора.

Ирина знала о неприятностях брата относительно его стремления в армию и потому любая другая неприятность могла запросто скосить его тонкую натуру. Она по-матерински старалась всегда оберегать его от случайных неприятностей и вот теперь подумала, что Матвей мог бы послужить причиной одной из них.

Игорь часто был без причины вспыльчив, за что ему выговаривали все родственники, но только Ирина могла знать, что кроется за этими внезапными и резкими выпадами. Она старалась всегда найти компромисс в отношениях с братом и была единственным утешителем и спасителем Игоря.

Если бы не Ирина, Игорь давно бы уже покончил счеты с жизнью. После одной такой попытки он понял, что значит он для сестры.

– А как же я?! – спрашивала Ирина у больного Игоря после того, как он чуть не насмерть отравился каким-то зельем. Он лишь с трудом отвернулся от нее и потер виски. – Ты думаешь, что этим самым решишь все свои проблемы? Тебе должно быть стыдно! Ты подумал о том, что после смерти родителей и без тебя я совсем пропаду? С трудностями надо бороться, а не избегать их. Я была немного другого мнения о тебе, брат, – закончила Ирина.

Она стояла у окна и, вытирая глаза платком, тихо говорила ему эти слова, так сильно ранящие его. Умом он понимал, что поступил недостойно, но сердце никак не хотело воспринимать эту действительность и жить так дальше для него становилось невыносимо.

– Я больше так не могу, – простонал он, – помоги мне!

Она отвернулась от окна и пристально посмотрела на брата. Чувство любви, нежности и огромной ответственности за него переполняло всю ее душу и она мысленно поклялась себе, что сделает все, что в ее силах, для того чтобы этого больше не повторилось и чтобы ее брат стал счастливым и полноценным человеком. Даже если придется пожертвовать своей жизнью, она это сделает!

– Все что хочешь Игорь! Только не оставляй меня больше! – она со слезами на глазах опустилась у постели и, целуя его руки, молила его о жизни. Так они и сидели весь день, беседуя и смеясь, вспоминая прошлое и строя дальнейшие планы.

Она знала, что имел в виду ее брат. Его душевные силы иссякли вконец и охваченная отчаянием душа не скоро обещала найти покой. Ей было нестерпимо жаль Игоря, но любовь и поддержка друзей вскоре сделали настоящее чудо. Хоть физически он и чувствовал себя еще несколько слабым, но глаза его светились радостным огоньком и постоянные расспросы о жизни, дворе и погоде свидетельствовали о том, что князь понемногу отходит от душевных потрясений. Земля стала держать его на ногах более устойчиво, а не уходила из-под них.

Вероятно эта история сделала их намного ближе друг к другу. Они теперь постоянно были рядом. Ближе и роднее людей, чем Ирина и Игорь, казалось, никто никогда не встречал. В ту пору было не модно иметь хорошие отношения между родственниками разного полу. Девицы всегда жаловались на злых братьев, а братья в свою очередь ненавидели сестер за острые языки. Но в отношениях Волковых не было ничего подобного.

За это и любил Ирину Сергей Кротов, служивший в гвардии. Он имел хорошую репутацию солдата и человека. Ирину он не просто боготворил, он считал ее самым честным и добрым человеком из всех смертных.

К Игорю же он имел простую человеческую жалость, зная об его проблемах со здоровьем. Сергей даже по просьбе Ирины пытался повлиять на докторскую военную комиссию, но все было тщетно. Игорь ненавидел, когда к нему испытывают жалость или подобные чувства, поэтому, узнав, что Кротов хлопотал об нем, он сразу же не преминул с ним разругаться.

Ирина переживала их неприязнь друг к другу, но со временем смирилась.

* * *

Она, в недавнем жительница Парижа, быстро завоевала симпатии подруг и злую зависть врагов. Она умела лучше всех одеваться и на балах отличалась самыми изысканными нарядами, которые и Елизавета считала достойными королевы.

Конечно, все знали, что императрица не любит, чтобы кто-то выглядел лучше ее и потому Ирина стала немного внимательнее следить за своим туалетом.

– Смотри, Иринка, ты своими французскими нарядами не затмевай красоту нашей императрицы! Ох, она этого не любит. Это я тебе как подруге доверяю! Ты ведь не знаешь здешних обычаев, – говорила Алена испуганной Ирине. Сама она завидовала обаятельной подруге.

Да, с тех пор Ирина стала разборчива в нарядах своих, но завистливые шепотки подруг не утихли, а просто стали менее колкими. Но что бы она ни одевала и куда бы ни пошла, неизменным атрибутом ее наряда оставалось маленькое жемчужное ожерелье. Ожерелье это было предметом зависти многих женщин двора, потому как оно являло собой изящную цепь из маленьких черных и белых жемчужин.

Такая вещь была вне моды и вне времени. Даже императрица Елизавета заметила необычайную красоту сего украшения и отменный вкус хозяйки ожерелья, что еще более подняло Ирину в глазах ее подруг и фрейлин Елизаветы. Теперь с ней считались многие знатные матроны. Ей это не льстило, как могли подумать некоторые ее завистницы, она сначала мило и с душой объясняла и советовала что либо на предмет одежды и украшений, но потом ее стало это утомлять, да и подавляющая схожесть в туалетах многих дам стала смешить и раздражать.

Часто она жаловалась на это своему жениху Сергею Кротову, на что он простодушно смеялся, называя Ирину «императорской модисткой». Любовь Ирины и Сергея наделала много шума при дворе так как Кротов с детства был названным женихом Алены Климовой, но потом они поняли, что совершенно не подходят друг другу, и мирно разошлись. Так показалось Сергею. Алена же была совсем иного мнения.

Она всей душой любила его и после очередного бала, на котором ее бывший возлюбленный одаривал Ирину любовными взглядами, а потом провожал до дома, она устраивала истерики, свидетелем, которых была только Наташа Грохотова – горничная Алены.

Она как могла успокаивала свою хозяйку ласковыми словами и давала ей успокоительное, после которого Алена засыпала тревожным сном.

* * *

– Я ненавижу ее! Наташа, я клянусь, что все равно верну Сергея! Чего бы мне это ни стоило! – кричала в своей комнате Алена после последнего бала, на котором Игорь чуть не сбил ее с ног.

Наташа успела закрыть дверь вовремя, чтобы никто не слышал криков, и подбежала к постели Алены. Она гладила ее по голове и тихо успокаивала.

– Не нужны мне теперь лекарства! – сказала Алена, – теперь я знаю, что мне делать. Я буду просто молится, прося Бога об этом.

– Вот это по-христиански, – сказала Наташа, – только не смей в проклятьях упоминать имя соперницы своей! Знай, что к тебе потом это вернется, – предупреждала Наташа свою госпожу.

– Пусть! Я все стерплю, лишь бы Сережа со мной был! – горячо ответила Алена. Наташа с тревогой посмотрела на Алену наливая ей очередную порцию лекарства.

– А как же тот французский посол, что приходил недавно до отца твоего и просил твоей руки? – осторожно спросила Наташа. В действительности этот статный посол был лучше Сергея. И красив, и богат чрезмерно, и жил на два дома: в Венсене – летней резиденции французского короля и в Москве, недалеко от Кремля.

– Он станет мне помощником в моем деле, – внезапно сказала Алена, привстав с постели. Дальше она размышляла уже про себя, прогнав Наташу из опочивальни.

«Я изведу Марселя Ориньяка надеждами и желаниями, а потом, согрев его в своей постели, попрошу помочь мне оговорить Волкову. Никуда он не денется. Ежели узнает кто, что был он у меня ночью – несдобровать не только ему, но всему французскому двору!»

Так и получилось. Марсель действительно был влюблен в Алену и потакать ее капризом было для него просто шуткой. А когда он оказался у нее в постели, ему ничего не оставалось, как согласиться помочь. Он был выходцем из богатой французской семьи много лет прослужившей во дворце, и неудивительно, что после смерти своего дальнего родственника, служившего посланником французского двора, он стал его преемником.

Он долго раздумывал над словами Алены, но его репутация честного и порядочного дворянина могла вот-вот дать трещину, а Алена требовала немедленных действий, и тогда он решился на этот шаг. Когда он узнал о том, что Алена его просто шантажирует, он был в таком отчаяньи, что пытался свести счеты с жизнью.

– Я ведь по-настоящему любил тебя, – плача говорил Марсель. Алена, чувствуя некоторую обязанность пред ним, решила повременить с разрывом и сказала, что решение ее было слишком скоропалительным и она сожалеет о сказанном.

– Возможно я и буду с тобой, но… – она повернулась к нему и сладко улыбнулась, – но все будет зависеть от исхода дела, которое мы с тобой затеяли.

Она выделила слово «мы» и Марсель понял, что крепко повяз в интригах этой девушки, но обещание, данное Алене, и его слабая надежда, что она оценит его и вернется, заставили его повременить с самоубийством, и он сказал ей, что готов подтвердить ее слова перед императрицей и тем самым изгнать из столицы Ирину.

От распиравшей ее радости, что Марсель теперь стал сообщником, Алена не могла не поделиться своей радостью с горничной.

– Ты знаешь, Наташенька, а Волкова-то не совсем и такая кроткая, какой себя представляет! Мне о ней рассказал один знакомый француз. И надо думать, что Кротов женится совсем не зная своей распутной жены, – она задумавшись смотрела в окно.

– Да как же это так? – Наташа даже от удивления села на стул. Она в недоумении посмотрела на Алену. Та, заметив немой вопрос в глазах Натальи, гневно посмотрела на нее и закричала:

– Вот так! И это не твое дело! – Алена со злостью затворила штору и, повернувшись к своей горничной, приказала ей убраться вон. Наташа решила, что это самый лучший выход, и быстро ретировалась из покоев госпожи.

«Этот самый француз был ее полюбовником, а теперь стал ее сообщником и они хотят на пару оклеветать Волкову», – горестно подумала Наталья, вздыхая и охая над злой судьбой Ирины, уготовленной ей Аленой и Марселем.

«А может, и не клевета это? Их, богатых, не поймешь!» – продолжала раздумывать Наташа, сидя в своей комнатенке.

– Права Алена, не мое это дело! – сказала она сама себе и пошла выполнять указания, данные барышней.

Все следущее утро Алена поражала всех своим радостным настроением и чувством открывшейся любви ко всем. Она подлетела к Наташе, которая держала в руках поднос с молоком и печеньем и, схватив в ладошки горсть хрустящих и рассыпчатых петушков и зверюшек с любовью испеченных кухаркой, крепко расцеловала ее, а потом захрустела вкусными печеньями. Она выглянула в окно на шум подъехавшей кареты и радостно подпрыгнула.

– У меня все получится, – сказала она, когда слуга доложил о приезде Марселя.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6