Марина Черносвитова.

Торрент-сутра СНА. Неизвестные Зигмунд Фрейд и Иван Галант



скачать книгу бесплатно

© Марина Черносвитова, 2017

© Евгений Черносвитов, 2017

© Оксана Альфредовна Яблокова, иллюстрации, 2017


Редактор Екатерина Александровна Самойлова


ISBN 978-5-4483-7407-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Научный редактор, доктор психологических наук Екатерина Александровна Самойлова.

Все переводы с иностранных языков и на иностранные языки выполнены доктором исторических наук Мариной Альфредовной Черносвитовой.

Все фотографии являются собственностью Евгения Васильевича Чрносвитова.


Посвящается Василию Петровичу Черносвитову,

Альфреду Владимировичу Яблокову. – ОТЦАМ!

Вступление

Увы! Мы будем публиковать отрывками и от первого лица. Слишком много документов, фотографий… Слишком многие интересы будут задеты… Только после нашей смерти все выйдет полностью. Если так решат те, кому эта книга завещана.

…Иван Борисович, как-то держа в руках письмо Фрейда, сказал: «Глупо пытаться переводить Кэрролла… Также глупо рассказывать свои сны!»

Сегодня меня озарило (минимум на Нобелевскую Премию!). И я сделал первый шаг дальше от Норберта Винера: информация имеет ссылки. Но имеет ли она носителя? Кто в состоянии отделить информацию от носителя? Нет, информация в чистом виде…

…Как-то держит Иван Борисович за угол письмо Фрейда, как нечто, к чему испытывает брезгливость, и говорит: «Во сне ничего нельзя познать. Во сне мы только узнаем. Невежды, кстати, путают узнавание с познанием: узнали нечто и думают, что знают. Отсюда столько нелепостей, иногда трагических…» «А как же самопознание? Оно тоже во сне невозможно?» – спрашиваю я. «Мы, Женечка, все о себе знаем. А то, что не знаем, не узнаем никогда!»

Я вспомнил этот разговор с Галантом после своего вчерашнего ужасного сна, от которого до сих пор не могу прийти в себя! Сплю я без сновидений и вдруг слышу, что зазвонил мой мобильник, который я кладу рядом с кроватью. Я поднимаю трубку, заметив, что номер не отбился, значит, звонят с домашнего телефона, и спрашиваю: «Кто?» Незнакомый мужской голос говорит: «Неважно… Спишь?» Я отвечаю, что сплю. «Ну, спи, спи… Кстати, – спокойно продолжает незнакомый голос, – ты вот уже полчаса, как умер…». Сон мой как рукой сняло. Я даже присел в кровати: «Кто это? Что за шутки?» «Какие там шутки! Проводка в твоем пиратском домике замкнула, ты зашел весь в снегу, оголенный провод ударил тебе прямо в лицо. Умер мгновенно… Скорая и милиция уже уехали. Маринке сообщили – выехала. Шурка (соседка) никого к тебе не подпускает, голосит и причитает, какой ты хороший был сосед… Твои бывшие друзья набились в домик, и Юрка, и Бирюля, и Куприяновы… Да, ты спи, спи…». Я повесил трубку. Сердце колотилось (наверное, спал на левом боку). Встал, пошел в туалет, помочился.

Лег в постель на спину и какое-то время смотрел в потолок. Не заметил, как уснул. Проснулся поздно. В соседней комнате спала Катя. Я сразу рассказал ей свой сон и даже, попросил (шутя?!) меня ущипнуть. Она сказала: «Интересно!» Вечером по плану у меня было провести из пиратского домика свет в юрту, чтобы я мог там работать, ибо темнеет рано. Заранее приготовил удлинитель. Только воткнул его в розетку, как случилось короткое замыкание. Провод начал гореть. Я испугался, что вспыхнет домик, но ничего не было под рукой, чтобы выдернуть удлинитель из розетки. К моему счастью, удлинитель сам перегорел и свет погас. Я выскочил из домика, и побежал к окну, что бы Катя выдернула из общей розетки вилку (свет на подсобные сооружения включается через общую розетку на кухне). В домик вошел с фонариком и увидел, что небольшой конец оголенного провода от удлинителя, недалеко от вилки, вставленной в розетку, свободно болтается, слегка покачиваясь. Замкнуло прямо у вилки, провод перегорел метром ниже…


Каким образом мы можем знать, что мы умерли?

«В реальности, даже если она моя

явь, нет ничего, что указывало бы на то, что

я жив и живу. Только в сновидениях мы

несомненно, живы. Да еще в собственном

самосознание».

(Tod. Ph. D., M., D.)

«Куда ты думаешь, Женечка, Фрейд поместил свое „бессознательное“? В яйца! Он сделал это еще, будучи студентом, когда рассматривал половые органы угря….» Иван Борисович рассмеялся, и лицо его расправило морщины, и сбросило привычное напряжение, помолодев лет так на десять. «А у женщин?» – с искренним любопытством спросил я, ожидая от Галанта очередную хохму. «Дальше Гиппократа Зигзаг не прыгнул! Конечно, в hysteria! Поэтому все его клиентки sum dementia hysteria. Или, как настаивал закоренелый враг СССР Уинстон Черчилль – feeble minded uterus!11
  Слабоумная матка (с лат.)


[Закрыть]
». «Кстати, удивительная личность был Черчилль! У меня была возможность читать его труды в подлиннике. Черчилль не был расистом. Да и ученым он не был. Полагал, что англичане – великая нация – vigour and virility of British society22
  Сила и мужество британского общества (с англ.)


[Закрыть]
(„The Feeble-Minded-A Social Danger“. Written in 1909), которой грозит вымирание. Черчилль дал Фрейду приют, несмотря на то, что евреев не любил. Он, конечно, не был полным антисемитом. Наверняка не сжигал бы нас в печах живьем, как Гитлер. Но считал евреев бунтарями, смутьянами, погубившим не одну империю, начиная с Римской и кончая Российской Империей. Но он также не любил индийцев („Когда только этот Неру сдохнет!“) – позволял он себе, государственному мужу, подобные публичные высказывания. Презирал китайцев за то, что мужчины носили хвостики! Негры и арабы были тоже у него не в милости. Признавался не раз, что его кидает в ужас представление о гибриде негра и араба!» Иван Борисович преобразился. Лицо его просветлело. Слова лились потоком. Таким я видел его один раз в жизни! И это был рассказ об Уинстоне Черчилле! «Черчилль объяснил, почему он вставал и в Тегеране, и в Ялте, когда входил Сталин, поражаясь, как этот маленький, щуплый грузин из маленького городка смог овладеть в совершенстве великим и прекрасным русским языком?! Черчилль считал русский язык, точь-в-точь, как Ломоносов, праязыком всех европейских языков. Очень любил русские народные песни. Вадим Козин был его любимым певцом. Сталин отпускал Козина даже на день рождения Черчилля. Черчилль посылал в Магадан свой самолет…» (Я это слышал из уст самого Вадима Козина – Е.Ч.). «Ты знаешь, Женечка, – продолжил свой рассказ о Черчилле Иван Борисович, – он при жизни был легендой! Имел биографа, который ходил за ним по пятам, и о живом Черчилле написал 60 книг!» (R. Asquith. После смерти Черчилля выпустил еще 20 книг — Е.Ч..). «А Фрейд Черчиллю не поверил и покончил с собой!»


В гостях у Вадима Козина.


На гибели своего друга Галант не остановился в дифирамбах Сталину, которые он приписывал Черчиллю. Бегая по комнате и жестикулируя (что для Ивана Борисовича совсем не характерно, как и появление фальцетов в баритоне): «Сталину было туго после смерти Ленина. Его соратники – Бухарин и Луначарский с двойным дном, в голове у них все тот же двуглавый орел, только обе головы стали смотреть на Запад. («There is no need to exaggerate the part played in the creation of Bolshevism and in the actual bringing about of the Russian Revolution by these international and for the most part atheistical Jews. It is certainly a very great one; it probably outweighs all others. With the notable exception of Lenin, the majority of the leading figures are Jews. Moreover, the principal inspiration and driving power comes from the Jewish leaders. Thus, Tchitcherin, a pure Russian, is eclipsed by his nominal subordinate Litvinoff, and the influence of Russians like Bukharin or Lunacharski cannot be compared with the power of Trotsky, or of Zinovieff, the Dictator of the Red Citadel (Petrograd), or of Krasin or Radek – all Jews. In the Soviet institutions the predominance of Jews is even more astonishing. And the prominent, if not indeed the principal, part in the system of terrorism applied by the Extraordinary Commissions for Combating Counter-Revolution has been taken by Jews, and in some notable cases by Jewesses. The same evil prominence was obtained by Jews in the brief period of terror during which Bela Kun ruled in Hungary. The same phenomenon has been presented in Germany (especially in Bavaria), so far as this madness has been allowed to prey upon the temporary prostration of the German people. Although in all these countries there are many non-Jews every whit as bad as the worst of the Jewish revolutionaries, the part played by the latter in proportion to their numbers is astonishing».

(Winston Churchill, «A Struggle for the Soul of the Jewish People»)33
  Нет необходимости преувеличивать роль которую играли в создании большевизма и в фактическом обеспечении русской революции международные и по большей части атеистические евреи. Она, конечно, очень велика; вероятно, перевешивает всё остальное. За исключением Ленина, большинство ведущих фигур являются евреями. Кроме того, основной источник вдохновения и движущая сила происходила от еврейских лидеров. Таким образом, Чичерин, чистый русский, затмевается его номинальным подчиненным Литвиновым, и влияние таких русских как Бухарин или Луначарский нельзя сравнить с силой Троцкого, или Зиновьева, Диктатора Красной Цитадели (Петрограда), или Красина или Радека – все евреи. В советских учреждениях преобладание евреев еще более удивительно. И большую, если на самом деле не основную, роль в системе терроризма, применяемой Чрезвычайной комиссией по борьбе с контрреволюцией принимали на себя евреи, а в некоторых известных случаях еврейки. Ту же плохую известность получили евреи в краткий период террора, в течение которого Бела Кун управлял в Венгрии. То же самое явление было представлено в Германии (особенно в Баварии), насколько этому безумию было позволено терзать временно изнемождённый народ Германии. Хотя во всех этих странах есть много неевреев, во всех отношениях это так же плохо как наличие самых худших еврейских революционеров, роль, которую играют последние, пропорционально их численности удивительна».
  (Уинстон Черчилль, «Борьба за душу еврейского народа»). (с англ.)


[Закрыть]
.

Иван Борисович цитировал огромные куски из разных работ Черчилля наизусть, читая с пафосом. И его маленькая фигурка в моих глазах раздувалась до форм Уинстона Черчилля, и мне казалось, что во рту у моего учителя периодически, когда он переводил дыхание, появлялась толстущая сигара его любимца. Черчилль мне не был интересен. О Великой Октябрьской революции я судил по фильмам о Ленине. Еврейский вопрос меня также не волновал. Я готовился наплодить деток с дочкой Ивана Борисовича. И чтобы прервать не совсем для меня интересную и понятную тему душе излияний Галанта, я вдруг выпалил: «Я русский бы выучил только за то, что им разговаривал Сталин!»

Сообщение, что Черчилль понимал русский язык, как Ломоносов меня, безусловно, затронула за живое. Пардон, но я и сам так думал! Вадим Алексеевич мне также неоднократно говорил, что «Русский язык самый древний и совершенный, – Гомер, Сократ и Платон говорили на русском языке…» Козин даже библию толковал так (вполне серьезно!): «Вначале были славяне…» Удивительно, по какой нечеловеческой логике движутся наши мысли! За год до смерти, в гостях у советской знаменитой актрисы Наташи Величко, Святослав Николаевич Рерих нам с Мариной сказал буквально, то же самое: «В Библии сказано – вначале были словяне…» По многим признаниям (см. выше) и оговоркам, Галант был сталинистом. Только не понятно, почему он отказал вождю опубликовать в его «Журнале Гениальности и Одаренности (эвропатологии) статью о нем? Ведь Сталин, как известно, обещал Ивану Борисовичу, что с его стороны и ни с какой другой, «купюр не будет», и что он лично подпишет журнал со статьей о нем в печать!

…Только сегодня, под свист ледяного дождя, меня вдруг озарило, что имел в виду Иван Борисович Галант, говоря, что у меня ярко выраженный синдром Дон-Жуана (иногда он менял этот синдром на другой – вечного Жида). Это же самое часто говорил мне отец иными словами: «Ты хочешь, чтобы тебя любили, как ты сам себя любишь! Тоже мне – пуп Земли!» Я никогда не переспрашивал Ивана Борисовича, почему я носитель синдрома Дон-Жуана? Десять лет спустя после смерти Галанта, мой новый научный руководитель и друг, известный советский философ, Давид Израилевич Дубровский вдруг начинал гладить меня по голове, причитая: «Женечку никто не любит! Никто его не любит, как он сам себя любит!» Да, я понял, что всю свою сознательную жизнь, я чувствовал, что мне не хватает любви, как я ее чувствовал! Моя милая бабушка, мои дорогие родители, мои жены и мои женщины, мои друзья – все они, безусловно, меня любили… Но, какой-то кусочек сердца моего всегда оставался холодным (как у Дон Жуана, трагедию которого поняли два человека – Пушкин и Высоцкий). Сегодня во сне меня любили все профессора ХГМИ!

«В детстве я, как-то разбив переполненную копилку, чтобы купить себе плюшевого медвежонка в соседней лавке, вдруг подумал, что монетки лежат и на „орле“, и на „решке“. Накануне дедушка говорил мне о Боге. И я подумал, что, первое, Бог наверняка знает, как сейчас у меня лежат монетки. И, второе, что ему ничего не стоит, если я смешаю монетки, привести их к прежнему состоянию. А, если мой дедушка все же не прав и никакого Бога нет – ведь его никто и никогда не видел, кроме Моисея, который мог быть или обманщиком, или больным человеком, но „монетки“, смешанные мной, все же могут сами упасть точно в таком же положение, в каком они находятся сейчас. Ведь БЕСКОНЕЧНОСТЬ не менее могущественна, чем Бог!»

(Из разговора Ивана Борисовича Галанта о своем детстве со мной, в июле 1964 года).


Я взял кусочек воспоминаний своего учителя о его детстве не случайно. Во-первых, мне приснился первый раз в жизни Моисей. А, ведь я прошел вдоль и поперек пустыню, по которой он 40 лет водил евреев.


Скала Моисея.


Во-вторых, был у колодца, откуда все началось, если верить Ветхому Завету, отломал веточку от неопалимой купины. И, наконец, стоял на краю скалы, где Моисей получал от Бога скрижали. Кроме того, я написал дюжину статей о самом великом для меня легендарном человеке. Стоял у его скульптуры Микеланджело и т. д. Я много думал, говорил и писал о Моисее, а приснился мне он лишь в ночь под православное Рождество! Но с религией этот сон никак не был связан! Мне Моисей во сне объяснял точь-в-точь, как объяснял себе Иван Борисович расположение монеток из разбитой копилки, каким образом у меня оказались две абсолютно одинаковы дощечки, после того, как я перепилил за неделю кубометр досок, занимаясь ремонтом своего спортзала!



Я закончил ремонт, стоял и любовался тем, что у меня (я – никогда не столярничал и не плотничал) получилось, я взгляд мой упал на обрезки досок, где я увидел равные дощечки! Когда они появились и на каком этапе моего ремонта – я, естественно, не знаю, и знать не могу! Я взял и измерил дощечки – миллиметр в миллиметр! Тогда я решил отпилить точно такую же третью. Тщательно отметил, осторожно пилил. Увы, на миллиметр дощечка оказалась меньше, чем те две близняшки!

Тогда-то я и вспомнил рассказ Галанта о монетках из копилки. И продолжение этого рассказа, связанного и с Моисеем, и с Фрейдом. При этом был поражен, как коварна наша память! Нам кажется, что мы помним буквально все важное. В 1999 году я приобрел случайно книжку, выпущенную Институтом Философии АН З. Фрейд. «Если бы Моисей был египтянином». Невзрачную, маленькую, небольшим тиражом за несколько рублей. Не сразу хотел покупать. Потом взял один экземпляр и пошел домой (магазин в пяти минутах от дома). Прошел половину пути, и меня озарило: «Да, ведь, этой книжки нет ни в одном, собрании сочинений Фрейда!» (я покупал полное собрание сочинений Фрейда в каждой европейской стране, в какой оказывался). Я побежал обратно в магазин. Увы, «Моисея» уже не было, а ведь лежала весьма толстая стопка книжечек! В «считанные минуты разобрали «Моисея» и в других магазинах. В Институте Философии мне не удалось встретиться ни с переводчиками, ни с издателями… Сейчас «Моисея» Фрейда можно «скачать» из интернета. Точно так же, как о самом Моисее, я много писал, говорил, и думал об этой книжке Фрейда! И ни разу мне не пришла в голову мысль, что я об этой работе Фрейда знал, как минимум, тридцать пять лет, до того, как ее купил! Узнал от Ивана Борисовича в тот самый вечер, в который он рассказывал мне о монетках своего детства! Вот, что мне вспомнилось из рассказа Галанта. Подчеркну, что тогда, в годы моей юности, ни египтянами, ни Моисеем я не интересовался. Да и Фрейдом – постольку поскольку…

Назову я свои воспоминания рассказа Ивана Борисовича «Месть жрецов». Дальше рассказывает Галант.

Египтом я интересовался с детства и в юном возрасте дважды посетил эту удивительную страну. Много читал о древнем Египте и о фараонах. Тогда мной руководило сильное любопытство: каким образом почти в одно и то же время, и совсем рядом сосуществовали две, столь разные культуры и цивилизации – египетская и греческая? Оставлю в стороне греческую (месопотамскую я как-то «не чувствую»). По моим данным фараоны правили, чуть ли ни тридцать тысяч лет! Но не они меня интересовали. Я собирал сведение из самых различных источников о жрецах. Был убежден, что древний Египет во всех своих ипостасях – от культуры, цивилизации, мифологии, государственного и военного искусства – творение жрецов. Да и сами фараоны – так же их творение! Никто не обращал внимание, из знатоков Древнего Египта, за исключением Наполеона, что каста жрецов была «выше» (священнее) касты фараонов. И это – не случайно! Иначе бы какой-нибудь властолюбивый жрец легко мог бы захватить власть, объявив себя фараоном. И Государство бы рухнуло! В Древнем Египте перейти из низшей касты в высшую, «чудом», но можно было. Так, колдуны, чародеи и пр., занимающиеся лекарством, могли выдержать экзамен и перейти в касту врачей. Но вот из высшей касты перейти в низшую можно было лишь путем изгнания из страны и страшного позора… Обладая огромным запасом знаний, накопленных веками, жрецы не могли не предвидеть грядущих вселенских перемен: падения правления фараонов! Скорее всего, они сами его ускорили, поставив во главе Государства больного человека – Эхнатона… Монотеизм, как призрак коммунизма, уже несколько столетий до Эхнатона веял над Египтом. Но в Египте он не мог a priori стать государственной религией. Поэтому и Эхнатон, по сути, не был монотеистом, ибо ни Осириса, ни его царство он не тронул! Монотеистом был молодой жрец, которого нарекли именем Сына, то есть, Моисеем (потомки). С отрядом таких же, как он молодых и ярых жрецов – левитов, Моисей покинул разлагающийся Древний Египет. Птолемеи – государство, созданное Александром Македонским, поставившим во главе его своего «полковника» – диадоха Птолемея, ничего общего с жреческим Египтом не имеет. Моисей с войском левитов ринулся в поисках земли для Нового Египта, с новым мироустройством. Евреи были вначале всего лишь попутчики, бежавшие от исчезающего в водах Истории «Титаника» – Древнего Египта (доподлинные слова Ивана Борисовича Галанта – автор). Но, мало по малу, они стали брать власть в свои руки, ибо были от природы хорошими воинами, выносливыми, чем изнеженные жрецы-левиты. Вероятно, действительно была стычка между левитами во главе с Моисеем и евреями. Евреи к этому времени научились от левитов и грамоте, и новой религии. А левиты – постарели и вымерли. Моисей был убит новым народом, и, как гласят легенды, тело его разорвано на куски и разбросано по пустыне. Новый народ раздвоил бога – на небесного, которого никто и никогда не видел (даже Моисей). И земного – золотого тельца. Все того же древнеегипетского бога Амона!..

…Вот это я рассказал Фрейду, который не меньше меня увлекался Древним Египтом. Первая реакция Зигмунда была ужасной! Он обозвал меня, во-первых, антисемитом. А, во-вторых, «зараженным проказой фашизма» – «фашистом» он поостерегся назвать меня. Хотя в то время фашисты еще надевали на себя маску «общечеловеческого лица». Между мной и Зигмундом некоторое время была тяжелая пауза в отношениях. Потом отношения восстановились, но о Древнем Египте и Моисее – ни гугу! Незадолго до ухода из жизни Фрейд прислал письмо, где написал, что я прав в отношении Моисея на все 100%. И что моя гипотеза подтверждается исследованиями выдающегося египтолога (немец, имя его не помню)! Зигмунд даже просил у меня прощение! И обещал выслать свою книгу «Моисей-египтянин». Он также подчеркнул, что все мои предположения в отношении Моисея, левитов и сопровождавших их евреев (число которых стремительно росло за счет стекающихся по дороге в «Землю Обетованную» племен) полностью укладываются в его теорию! Я не успел ему ответить – он умер. А собирался, как следует посмеяться над его сюрреалистическим сведением Эдипова комплекса и Моисея!.. Потом, годы спустя, прочитав книжку Фрейда о «Моисее», я был поражен величием и бесстрашием своего друга! Если убрать из этой работы «фрейдизм», то останется гениальное научное творение! Никто, из того, что я знаю, лучше Фрейда о Моисее не писал! Пушкин подарил Гоголю идею «Мертвых душ». Конец трагичен: Гоголь уморил себя голодом и сжег второй том гениального произведения. Я подарил идею «Моисея египтянина» Фрейду. Он сжег второй том «Моисея» – «Библия, написанная двумя египтянами, учениками Моисея». И отравил себя морфием… Но я – не Пушкин! А Фрейд не Гоголь…

Написав эти строчки, я решил перед сном посмотреть какую-нибудь, старую советскую комедию. Дисков у меня за тысячу, точно. Но рука вытащила «Весну», где чуть ли не с первых кадров звучит гоголевский монолог «Побасенки». В фильме, как ты помнишь, читатель, он звучит дважды. И еще в «Весне» на миг появляются два «Гоголя» – актеры на роль…

Мои странные совпадения продолжаются! Так, снится мне ночью Бейрут, охваченный гражданской войной, где военными переводчиками были мои родственники, чета Черносвитовых. А на другой вечер смотрю последнюю серию с моим любимым актером Владиславом Галкиным «Грязная работа» – там о гражданской войне в Ливане и о советских военных переводчиках в Бейруте… Просыпаюсь сегодня с мыслью, бог знает, откуда залетевшей, как там в Грозном, где живет и работает много моих бывших студентов и один аспирант? Включаю за завтраком радио «Вести» и слышу, что в Грозном обстрелян пропускной пункт. Убиты два милиционера и один гражданский. Нападение совершил боевик из «бандподполья» (так их теперь называют). Может быть действительно, мы сами «укладываем» информацию в свободные ячейки субъективного времени. Тогда и получается, что сначала «телега», а потом – лошадь! Или как говорил от случая (sic!) к случаю Иван Борисович: «Женечка, ты живешь задом наперед!». Он никогда не объяснял мне, что под этим подразумевал. А я не придавал этому тогда никакого значения. Поэтому и не помню, в связи с чем, он мне это говорил. Первое, что мне сказала Тамара Амплиевна Доброхотова, когда мы познакомились: «Вы, Евгений, живете из будущего в прошлое. Ваше субъективное время только иллюзорно совпадает с объективным. С годами с Вами будут происходить интересные вещи!» «Какие? Назовите хотя бы одну!» – начал умолять я Тамару Амплиевну. Тамара Амплиевна задумалась, а потом сказала: «Вдруг Вам захотелось в Большой театр, и Вы решили сказать это жене. Не успели открыть рот, а жена протягивает Вам билеты в Большой!» «Я не телепат! И в телепатию не верю». «Вы не телепат. Вы – выраженный левша! И стрелки Ваших внутренних часов идут справа налево». Однажды, в Одессе, когда мне было 26 лет, я сел в трамвай, кольцевой. Когда я спросил кондукторшу, правильно ли я сел, чтобы доехать до оперного театра, на что получил ответ: «Мальчик! Ты делаешь мне неловко: с выговором потомственного одессита, ты хочешь знать, туда ли ты едешь?» Она пристально посмотрела мне в глаза и добавила: «В любом городе, если сел на кольцо и хочешь доехать побыстрее, садись к водителю спиной!» Тогда я совет одесской кондукторши принял и за комплимент, и за непонятный мне юмор. А она не шутила! Сегодня, 10 января 2010 года, сидя в Завидово, я вдруг сильно захотел в Прагу. В Праге живет моя бывшая аспирантка, адрес которой я потерял и вообще давно с ней не общался. Я позвонил Кате, чтобы попыталась по интернету разыскать ее – я знаю, где она два года назад работала. Не успел положить трубку, как начались «Вести», в которых сообщили, что «В Праге – наводнение… Готовят дамбы». Мне стало смешно. Я вспомнил старый анекдот про шизофреника, который считал себя сотрудником КГБ. Напомню. Анекдот короткий. Пьет «сотрудник КГБ» рано утром с женой чай. По радио объявляют: «Московское время 6 часов 30 минут». Он встает по стойке смирно, отдает честь со словами: «Задание принял, товарищ полковник. Выхожу на объект!» И уходит быстро из дома. Я начинаю чувствовать себя «сотрудником КГБ» из-за своих странных совпадений!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7