Марик Лернер.

Забег на длинную дистанцию



скачать книгу бесплатно

Был запущен процесс перемен, при котором некоторые люди, благодаря умениям и связям, начали зарабатывать большие деньги. Огромные. Половина кооператоров и разных АО или как они назывались, забыл, работала на базе Домов творчества, курируемых комсомолом и партией. Естественно не вообще организациями, а очень конкретными людьми, с которыми делились и которые прикрывали. Деньги – эта та же власть. Совсем не зря вся собственность была государственной. Теперь все хотели получать большие деньги. Часть власти уплывала, в том числе на взятки ментам и гораздо выше тоже. Интересантов была масса. Удержать это в русле можно было только при возможности давления сверху. Чтоб знали кто хозяин. Но именно сверху и хотели перемен, при которых они захапают большой кусок.

Из той ситуации, для сохранения СССР, было только два выхода. Один хорошо известный – сталинский. Всех возражающих расстрелять. Оставить только исполнителей. Воспитывает приспособленцев. Начальству возражать ни-ни. Любым способом добиваться выполнения указания. Хорош, только когда бояться. С ослаблением страха начинают на местах для себя стараться.

Есть второй. Тянуть в элиту не по анкете (происхождение, национальность, партийность и прочее) и правильным высказываниям на партсобрании, а по делам. И поощрять не должностью в номенклатурном списке, а материально. Только для этого требуется ломать всю систему. Способ, кстати, тоже имеет массу недостатков.

Отсюда вывод – пойти к Андропову, даже при условии, что он нас выслушает, а не запрет в психушку моментально – это просто законсервировать ситуацию еще лет на двадцать. Потом может рвануть еще серьезнее. И это при условии, что генерал КГБ, через десяток лет, продающий все подряд в стране направо и налево, просто не пожелает воспользоваться полезной информацией самостоятельно, вручив нам по пуле в голову. Он что, сегодня пламенный коммунист, с идеалами? Нет. Просто как появилась возможность все это дерьмо вышло наружу. А оно и раньше было. Поэтому, даже не заикайся про эти глупости. Что будет, то и будет. Спасать мы будем исключительно себя. На всех вообще, мне в высшей степени наплевать. Думать нужно о людях возле себя. Очень конкретных людях.

– Допустим, ты прав.

Андрей остановился и подозрительно уставился на брата.

– Я не спорю, – быстро сказал тот. – Лезть в политику двум парням, один из которых автомеханик, а другой только что закончил школу – чистой воды самоубийство. Но есть у этих мыслей интересный момент. Не спасая страну, а нам это, допустим, не под силу, можно спасать людей. Можно подкидывать информацию об особо неприятных вещах. Тех же Чернобылях или прочих катастрофах. Сорок раз перестраховавшись, чтобы на тебя не вышли. Заметь, я собираюсь поступить как нормальный человек. Не пламенный комсомолец. Разницу сечешь? Если по-умному предупреждать – то толк может выйти. "Из услышанного мною случайно разговора – во время планирующегося на 26.04 эксперимента, некоторые из участников стремятся провести диверсию с целью разрушения реактора".

И подробности о методах… Чисто по жизни мне приятно спасти сотни, если не тысячи людей. Они мне никто, но если можешь выручить – помоги. Я так думаю.

– Совесть – это прекрасно, – задумчиво сказал Андрей, двинувшись дальше по улице Красноармейской.

Павел последовал за ним, дожидаясь продолжения. Уж он-то прекрасно знал, что брат не способен на философские раздумья, но что касается практической стороны жизни, любому академику даст изрядную фору. Именно потому что смотрит на все без глубоких заходов, вооруженных цитатами из мудрецов, а реально смотрит на окружающий мир. Доказано жизнью. А обсудить это давно стоило, назрела необходимость спокойно поговорить, выбрать для себя дальнейший путь, а они в последнее время редко пересекались.

– Допустим, – явно передразнивая, повторил Андрей, – мы все сделали правильно. Остановили катастрофу. И атомные станции этого типа продолжают строиться… Как и баловство с реакторами. В результате – авария произойдет позже и с гораздо большими жертвами. Они ведь не враги народа, устраивающие диверсию, а обычные долб… желающие удовлетворить научное любопытство и собрать материал на очередную докторскую диссертацию. Не эти, так другие. Или после армянского землетрясения приехали два энтузиаста на стройку и познакомились там. И родился у них будущий гений. А ты их этого счастья, да и страну в целом лишишь, послав заблаговременное подтверждение. Или наоборот, спас ты кого-то, а вдруг, он отец какого-нибудь будущего Гитлера?

– Мы каждый день делаем подобный выбор. Что, не спасать ребенка из-под колес или из горящего дома, а то вдруг он дедушка отравителя водопровода? Внук, когда еще родиться, а ты деда, возможно, много чего сделавшего для людей, на всякий пожарный, под колеса?

– Попал, – помолчав, сказал Андрей. – Убедил. Про выбор – это хорошо. Мне понравилось. А говоришь в писатели не проскочить. Попробуем вмешаться в историю. Заодно и проверим, что изменится, если нагло влезть в уже произошедшее. Найдешь подробности катастроф, в ближайшие пару лет от нас в будущее и посмотрим. Только, умоляю, опять же, без спешки. По возможности из другого города отсылать и со всеми предосторожностями. Потом обсудим. Я согласен предупредить, но не рассчитываю после доброго дела обнаружить под дверью людей в кожанках, с усталыми, но добрыми глазами, прибывшими с ответным визитом.

– Как это я буду смотреть, если завтра в Москву уеду?

– Вот только не надо… Мы это вместе уже разбирали. Больше будет для матери стимул на переезд, да и тебе давить на нее проще. А Интернет от тебя никуда не убежит. Переберемся на новую квартиру, и смотри, пока не посинеешь. Переваривай пока свои программы… Ну вот и пришли, – заявил он у дверей общежития. – Вперед! Сегодня отдыхаем и от учебы, и от работы. Он глубоких мыслей в особенности. Прощальные гастроли.

* * *

Веселье уже было в самом разгаре. В маленькой комнатке, убрав койки и притащив с кухни побитые временем столы, сидело полтора десятка человек и, судя по раскрасневшимся лицам и бессвязным приветственным возгласам, они уже успели хорошо набраться. В общагу только начали съезжаться к новому учебному году, и она была пока наполовину пуста. Первокурсники все больше сидели по своим комнатам, контроля обычного не было и старожилы гуляли.

У занимавшегося в спортивной секции с Андреем боксера Олега, отмечали день рождения. Вот у этого злости было больше чем необходимо. Ему только покажи соперника и уже готов грызть зубами. Он и в обычной жизни вечно излучал агрессию. Собственные спарринг-партнеры изрядно побаивались. Как бы то ни было, чемпионство ему тоже не светило. Кроме злости требовалось еще и мастерство, а его без ума не бывает. На одних физических данных и злости не вытянешь.

А что здесь собрались, ничего удивительного. Связи с педагогинями из удачно расположенного по соседству общежития университета у спортсменов давние и устоявшиеся. Нормальная ситуация, когда молодые накаченные парни встречались с молодыми девчонками. Сколько существовала секция, столько это и продолжалось. Не без некоторых излишеств, естественно. По молодости кто не делал глупости. Прикормленный комендант редко вмешивался в подобные застолья и не мешал, разве что уж буянить начинали.

– Садитесь, – гостеприимно пригласила девушка, показывая на стулья возле себя. – Меня зовут Катя.

– Очень приятно. Павел, – сглотнув слюну, представился младший брат, уставившись на нее остолбенелым взглядом. Там было на что посмотреть. Ничуть не хуже фотографии из любого «Плэйбоя» в Интернете. Полный набор. Крепкая грудь, длинные ноги, небрежно перекинутые одна через другую, так что круглые коленки замечательно видны из-под юбки. Роскошная грива светлых волос ниже лопаток и большие голубые глаза, смотрящие с детской наивностью.

Андрей через плечо Пашки подмигнул ей и уселся так, чтобы брат оказался рядом с девушкой.

– Это ты, тот замечательный парень, умудрившийся поступить в МГУ? – заинтересовано спросила она. – Взгляд был искренний и восхищенный.

Андрей мысленно невольно зааплодировал. Артистка. Сцена «случайное знакомство» в исполнении мастера.

Катька в общаге была личностью достаточно известной. С цепкой хваткой и прекрасно работающими мозгами. Вбивать в голову туповатым школьникам знания она совершенно не стремилась, и ехать в деревню учительницей по распределению, тем более. У нее запросы гораздо выше. Правильно оценивая свою внешность, она стремилась зацепиться за город и выйти замуж. Причем за человека обеспеченного, мальчишки ее не устраивали.

Первые три курса она четко шла к своей цели. От обычного трудяги с машиностроительного завода (не устроил), к директору овощного магазина (не пожелал бросить семью) и вплоть до профессора. Бедняга сейчас пребывал на стадии развода и летал на крыльях любви. Что ему обеспечена тяжкая семейная жизнь, Андрей не сомневался ни капли. Найдет Катюха более перспективного, моментально бросит. Ко всему еще мужчинка был в возрасте под пятьдесят и не мог похвастаться подвигами на половом фронте. Так что ветвистые рога несчастному будут обеспечены в обязательном порядке.

Когда-то, в промежутке между директором и профессором, в расстроенных чувствах, от незапланированного облома, Катя уволокла его в постель. Как Андрею потом объяснили психологини из общаги совсем по-другому поводу – это называется повышение самооценки. Проверка на привлекательность. Недовольство собой лучше всего излечивать мужским восхищенным вниманием. Раньше он подчеркнуто держался в стороне, и клеиться, как большинство парней не пытался. Жениться у него пока желания нет, да и не те доходы на ее вкус, все равно бесполезняк. Так что, с Катькиной стороны, вышел тест своеобразный – среагирует подопытный кролик на авансы или нет. Не сказать, чтобы появилось желание особо сопротивляться.

Вот в койке она ему и изложила, после длительного близкого знакомства, свои запросы и желания. Не по его масштабам и возможностям, на тот момент. Продолжения не последовало, но остались они в дружеских отношениях. Тем более что он болтать о приключении не стал, а она это оценила. Лишние разговоры в общежитии Кате тоже были ни к чему.

А вот вчера вечером он подвалил к ней с интересным предложением. Поведал с надрывом про младшего брата, совсем заучившегося. С чувством пораспинался, как это важно не быть теленком. Входить во взрослую жизнь необходимо уверенно и половой вопрос имеет к этому самое непосредственное отношение. Не дай Бог, в первый раз проблемы, так это ж травма на всю жизнь. А с такой замечательной во всех отношениях учительницей…

Особенно важно – на днях парня здесь уже не будет, так что в дальнейшем проблем никаких. Засим последовала восхвалительная песня слушательнице и намеки на благодарность, которая не будет иметь границ. В разумных пределах. Был выслушан без негодования и небрежно задан неизбежный вопрос: «А что я с этого буду иметь?»

Пришлось хорошо вывернуть карманы, под объяснения, что девушке требуется хорошо одеваться, а красивой в особенности. Так что выигрыш с доморощенного тотализатора пригодился, но дело того стоило. Хорошо, в глупых застольях, произносить набившую оскомину фразу про королеву и миллион. В жизни деньги на дороге не валяются, в основном в недоступных местах и сторожат их злые церберы, а королевы предпочитают королей или, на худой конец, директоров овощных магазинов. С толстым животом, противной ряшкой, но большими связями. Так что если царице надо заплатить за работу, имеет смысл это сделать добровольно. Пока она не скривила аристократический носик и не сказала «фэ». И все останутся довольны.

Андрей машинально отвечал на вопросы, провозглашал тосты, чокался с соседями, не особо налегая на выпивку, и наблюдал, как народ топчется под паршивую запись с магнитофона на пятачке между стеной и столами. Его больше занимало происходящее рядом. Все время, стараясь не показать, прислушивался к классной охмурежке брательника. Ему до такого уровня еще учиться и учиться.

Пашка, уже не стесняясь, рассказывал про свои планы, под наводящие вопросы. Слушательница была благодарной и продолжала изливать на него трепетный свет из широко открытых восхищенных глаз. После легкого поощрения, он даже начал делать подозрительные комплименты, сопровождаемые довольным смешком. Потом последовала история про разбитое женское сердце, и Катя, вроде бы случайно, прижалась. Дело было на мази.

Андрей не особо удивился, когда последовало приглашение покурить и брательник послушно, как баран на веревочке, последовал за Катькой к дверям. В комнате дымили так, будто прямо в ней находилась труба особо важного завода и ходить специально никуда не требовалось. Пустых комнат в общаге сейчас много, а окружающие уже под таким градусом, что давно перестали обращать внимание на происходящие вокруг. Никто уже и не помнил, зачем все собрались. За столом взасос целовались и пели вразнобой песни. В углу лежал кто-то в отключке. Жизнь била ключом.

Андрей тряхнул головой, сообразив, что концерт по заявкам закончился. Пришло время переходить к более низменным развлечениям. Без особых раздумий полез Нинке под юбку. Она давно терлась рядом, что-то жужжа, но он все пропускал мимо ушей. Представление закончилось, пора заниматься более приземленными трудами.

«Хорошая Нинка девка, подумал Андрей, под довольное повизгивание. Добрая, простая, хозяйственная, не проститутка, какая, а честная давалка. Из самых лучших побуждений. Одна сложность – совершенно не заводит. Нет в ней чего-то. Изюминки. Даже в постели лежит бревно бревном, и не пойми чего, дожидается. Ничего не поделаешь. Будет миллион, поимеем и королеву. А пока и доярка сойдет».

* * *

Андрей прислонился к перилам у крыльца, выбил щелчком последнюю сигарету из чужой пачки, прихваченной со стола и, прикурив, с наслаждением затянулся. Отработав положенное, он без особого сожаления оставил Нинку и вернулся назад. Там со вкусом поел, собирая остатки из общих кастрюль. Не ресторан, сервировка подкачала. В душе он уже забил и на правильное питание, и на режим. Про спорт можно было забыть навсегда. Впереди ждут совсем другие планы и идеи.

Если поразмышлять да посчитать, так все это сверкающее будущее наступит совсем не скоро. Ему уже за тридцать будет, когда можно станет всерьез развернуться. Ужас. Задумываться совершенно не хотелось. Позже, на трезвую голову.

Минут двадцать назад, в комнату с остатками застолья, заглянула Катерина и ни слова не говоря, удалилась, поняв, что он ее заметил. Пашка и сам мог прекрасно добраться домой, но сегодня последний день. Завтра он уезжает в Москву, и стоило нормально попрощаться.

Брательник появился еще через четверть часа. На физиономии блуждала задумчивая улыбка, глаза смотрели неизвестно куда, чуть мимо не прошел. Знакомые признаки. Парень доволен как слон. Эмоции так и переполняют. Сейчас начнет прыгать и орать на манер Тарзана.

Андрей пристроился рядом, и они молча зашагали домой. Ночь уже кончалась, первые слабые лучи освещали пустынные улицы. Ни машин, ни прохожих. Все сладко спят по родным кроваткам.

– Ты знаешь? – спросил Пашка уже возле дома.

– Не сложно было догадаться. Если парень выходит с девушкой на пять минут и исчезает на всю ночь, искать его нужно либо под лестницей в пьяном виде, либо у девушки в постели. Нажраться до свинского состояния ты не успел. Так что я, естественно, не стал бегать с паническими криками и врываться в чужие комнаты в три часа ночи, в поисках пропавшего родственника. В таких делах шум не всегда полезен. Ей еще жить в общаге и лишние разговоры совсем ни к чему. Надеюсь, понимаешь, что болтать о своих подвигах, всем встречным и поперечным, не всегда стоит. Чаще всего, совсем не стоит хвастаться своими победами. Другое дело, если она сама не против. А мужик не должен подставлять свою женщину. На то он и мужик.

– Она еще побубнила про своего парня и его невнимание, так что я не выдержал и поцеловал, чтобы заткнуть. А потом, – он пожал плечами, – как-то все само собой вышло.

«Специалистка, – с глубоким уважением подумал Андрей. Во как – само собой»

– Она говорит, раз это уже случилось, так не останавливаться же. Гулять, так гулять. И мы продолжили… Это всегда так? – искоса глянул на него Пашка.

– Понравилось?

– Еще как! Жаль, что уезжаю.

– Оно и к лучшему, – твердо заверил Андрей. – Она ж говорила, есть у нее парень. Ну, поссорились, с кем не бывает. Только он давно и привычный. А ты не сегодня, так завтра усвистишь все равно. Вот и подумай, кого выберет. Да и старше она. Уж, извини, но возраст такой, пора думать про мужа. А ты еще пацан. Надеюсь, не станешь рассказывать про глубокую любовь? – озаботился он.

– Нет. Катя ясно сказала, что это последний раз, – со вздохом сознался брат. – Что я ей понравился, но пришло время устраивать жизнь и я в нее никак не вписываюсь.

– Вот видишь! Зато будет что вспомнить. И к чему стремиться, – после паузы добавил Андрей. – Сравнить и искать не хуже. Только более подходящую по возрасту. Гулять – это одно, планы на жизнь, совсем другое. Анекдот такой есть. Приходит к мужику жена и с ужасом в голосе говорит:

– Вчера была в школе и меня там огорошили. Нашего мальчика поймали с соседской девочкой в голом виде, в раздевалке. Знаешь, эта, что в соседнем дворе живет – рыжая оторва. Поговори с ним. И руки заламывает от огорчения.

– А, – вспомнил муж, – эта худая малолетка без признака груди? Знаю. Позови обормота.

Появляется сын. Стоит, ковыряет ногой паркет и молчит.

– Пил, курил, с девчонкой баловался? – спрашивает отец.

– Ну? – недовольно отвечает сын.

– Сейчас мне некогда, завтра придешь на работу после школы. Понял?

– Ага.

На следующий день сын приходит к отцу. Рожа кислая в ожидании нотаций. Отец достает бутылку хорошего конька, наливает себе и сыну. Выпили. Достает пачку «Мальборо», дает прикурить. Потом нажимает на звонок. Входит секретарша. Грудь во, – Андрей показал размер. – Ноги растут прямо из подмышек и на заграничную актрису похожа.

– Объясни, – говорит отец ей, – вот этому пареньку, что такое настоящий секс.

Секретарша молча берет сына за руку и уводит в комнату отдыха. Через час он появляется страшно довольный.

– Вот, – говорит отец, – это тебе не «Прима», не портвейн и не поблядушка с улицы. Но чтобы все это получить, надо учиться, учиться и еще раз учиться!

Павел хохотнул.

– Есть вещи, – серьезно сказал Андрей, – которые не купишь за деньги. Здоровье, ум, родителей, брата. Все остальное продается. Надо только иметь, чем платить.

– А любовь? – с вызовом спросил Пашка.

– Есть только один человек на свете, кто будет тебя любить бескорыстно. Мать. Ей все равно, какой у нее ребенок и что он натворил. Она мать и этим все сказано. Но даже матери бывают иногда такие… мда… Но большинство все-таки нормальные, я про уродов по жизни не говорю. Не дай Бог, узнать на своей шкуре, какие случаются мамаши и папаши. Да сам прекрасно понимаешь…

А остальным, даже хорошим людям, всегда что-то надо от тебя. Иногда они считают, что действуют в твоих интересах, но чаще думают про себя. У тебя голова имеется на плечах, вот и учись думать, в чем интерес другого.

– А ты? – напряженно спросил Пашка.

– А мне верить можно, – голосом Броневого-Мюллера, сообщил Андрей. – Потому что я твой брат. В каком-то смысле, еще и отец. И все равно, вот честно, положа руку на сердце, я тоже толкаю тебя в направлении, которое мне представляется правильным. С тем же МГУ. Или по части использования нашего компьютера. Разве нет? Тебя это пока устраивает, но нет гарантии, что так будет всегда. Поэтому я и не ставлю тебя в известность и не отдаю приказы, а советуюсь. Ты уже не ребенок. И мне не стыдно признавать, что ты соображаешь лучше. Пока мы вместе – мы сила. Тем более ты понимаешь мои мотивы, а я твои. Какой смысл вешать друг другу лапшу на уши? Вот и будем исходить из этого в будущем.

1984 г

В продажу поступил первый Apple Macintosh. Сказать Пашке. Пусть проверит возможности. Можно достать через Мусу. Сильно дорогое удовольствие.

Смерть Генерального Секретаря ЦК КПСС Андропова. Мрут как мухи.

В Японском море столкнулись советская атомная подводная лодка «К-314» и американский авианосец «Китти Хок». В газетах не будет. А в американских?

Советский Союз объявил о своём бойкоте летней Олимпиады 1984 в Лос-Анджелесе, США. Стопроцентная проверка. Уже не требуется.

ЦК Коммунистической партии Китая одобряет программу экономических реформ, которые дают руководителям промышленных предприятий больше самостоятельности. Почему узкоглазые могут, а нам не дано?

Выписки событий из Интернета с комментариями Андрея.
* * *

– Ага, – сказал Андрей, – как и в прошлый раз – полный ноль.

Он стоял в одних трусах и поеживался от холодного ветерка, задувающего из щели в окне, переступая с ноги на ногу. Босым ступням было неуютно на голом линолеуме. Надо было еще вчера позвонить, но все было некогда, да и ничего нового в сообщении не было. А контрольные сроки предусмотрены не были. Чай не разведчики. День раньше, день позже. Не важно.

Говорить, по телефону открыто, Андрей боялся. Десять раз можно доказывать, с полным на то основанием, что Конторе Глубокого Бурения абсолютно незачем слушать все беседы подряд, но паранойя уже давно и регулярно махала над ним крыльями. Впрочем, он это называл конспирацией. Лучше звучит и не возникают ассоциации с дурдомом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43