Марик Лернер.

Дороги в неизвестность (сборник)



скачать книгу бесплатно

Я вынул магазин и проверил, нет ли патрона в патроннике. Потом отделил затвор от рамки, оттянув до отказа вниз спусковую скобу. Отвел затвор назад и, приподняв его задний конец, дал возможность продвинуться вперед. Теперь стало можно отделить затвор от рамки и поставить на место спусковую скобу. Последним снял со ствола возвратную пружину и с ехидством спросил:

– Проверка окончена?

– А не помешает, – невозмутимо ответил Борис, глядя, как я собираю пистолет. – Ты не в книжке проживаешь, и вместо супер-пупер-спецназа служил в обычной разведроте.

– За героями из книг водится скверная привычка погибать, а мне нравится жить, – сообщил я, собирая пистолет. – А еще я не собираюсь злодеев отлавливать и мир спасать.

Он хохотнул:

– Как-то не заметно. Вот я смотрю твой список дальше и вижу: четыре пулемета «Печенег», четыре пулемета Калашников, два «Корда», «Шмели», «Мухи», гранаты, взрывчатка разных видов. Минометы… У тебя там что, танки разъезжают?

– Я всадил в вампиршу две пули. Одну в легкое, другую в живот. После этого она еще была бодрой и энергичной и умудрялась отбиваться от четверых, пока ей голову не отрубили. Если можно выжечь их гнезда «Шмелем» или еще чем похуже с расстояния, я не собираюсь думать про высокие идеалы гуманизма или про то, не занесены ли они в Красную Книгу вымирающих видов. Вампиры – это не название, они кровь высасывают.

– Будем надеяться, что ты не устроишь теракт в Славянске, – сказал он после паузы. – Вся стрелковка – никаких проблем, легкие пулеметы и динамит тоже. Даже на складе имеется. А вот гранатометы с разными минометами – это уже надо отдельно. Почему, собственно, сплошное российское производство и ничего нового? Как ты относишься к импорту? На складе есть израильское, австрийское, немецкое оружие, боеприпасы в большом количестве, оптические и ночные прицелы, глушители, пластиковая взрывчатка, детонаторы и многое другое.

– Если ты насчет «российское – самое лучшее», так мне без разницы. Но, во-первых, я с перечисленным в списке имел дело лично, и не возникнет проблем при объяснении, как им пользоваться, а, во-вторых, конечно, решается проблема патронов. Я так понимаю, что на заводе в Городе производят всю необходимую мне номенклатуру разных видов, а искать специально импортные – лишняя головная боль.

– Значит, не будем выдумывать, потом сходишь на склад и посмотришь, что там еще есть по твоему запросу. Не всегда сразу сообразишь, лучше пощупать и посмотреть.

Я согласно кивнул.

– Идем дальше. Компьютеры с максимально возможной оперативной памятью и всеми доступными прибамбасами. Видеокамеры, профессиональные фотоаппараты, сканеры всех видов, включая книжные, диктофоны, бинокли, вообще разная оптика, – он глянул еще раз и хмыкнул, – включая электронный микроскоп и инструкции ко всей этой дребедени на русском. Вот еще один намек понимающему. У тебя там есть возможность получить электричество. Не последнюю «Молнию» от сердца оторвал. А вот разных инглишей там не знают.

«Угу, – подумал я. – Хорошо, что он еще не допер до простой мысли: что это я английский знаю в пределах школы со словарем, а остальные и русского не знают».

– Сканеры тоже наводят на интересную мысль.

Может, поделишься, ты набрел на библиотеку Ушедших?

– Нет. Но их книги ты видел неоднократно.

Он поднял удивленно брови.

– «Спички» знаешь? Такая палочка, сантиметров десять длиной, и на конце черный цилиндрик, а на ней надпись.

– Кто ж не знает, – озадаченно сказал Борис. – Их даже не покупают, никто не знает, что с ними делать.

– А ничего и нельзя. Их вставляют в специальный считыватель – такая пластина белого цвета, размером с книжку без обложки, что в киосках продают для чтения в электричке, – и просматривают текст. Она цельная, но внутри должен быть элемент питания. Но он то ли сел от времени, то ли подзаряжать неизвестно откуда надо, вставляй не вставляй – толку никакого. А может, стерлась вся информация. Там серьезный научный институт нужен, чтобы разбираться, нам не потянуть.

– А пластина эта называется «Зеркало», – задумчиво сказал Борис. – И тоже никто не знает, куда ее приспособить. А озадачу я, пожалуй, кое-кого.

– Не уверен, что стоит. Неизвестно еще, кто и что там вычитает. Некоторые вещи лучше не трогать, вонять не будут. Мы не археологи и не историки.

– И много ты такого интересного знаешь?

– А тебе наверняка таскают разные Вещи, которые неизвестно зачем нужны. Никогда не поверю, что у Кулака нет кладовки, где все это валяется. Можем зайти и посмотреть. Не за бесплатно, естественно.

– Зайти – это с этой… Марией Волковой по прозвищу Черепаха? Кто она тебе, собственно?

– С ней. А кто… Это сложно. По здешним законам никто. Считай, младшая сестра.

– Вот и договорились – заходите в любое время, поторгуемся. Заодно и познакомимся, – он улыбнулся. – Возвращаясь к твоему списку. Ничего этого, кроме биноклей, у меня нет. Спрос на микроскопы, как понимаешь, минимальный. Видеописьма отсылать домой – еще почту не придумали, а передачи «Слабо?», где все падают, в Зоне тоже нет. С электроникой вообще в Зоне проблемы. Но у заводских кланов есть локальные сети. Можно попробовать через них. Только это будет стоить, – он посмотрел со значением.

Я пожал плечами:

– Сколько надо, столько и будет.

– Ладно, это мы проехали. Теперь дальше. Инструменты для кузницы, включая для мелких работ, пресс до десяти тонн, разная белиберда для химлаборатории, инструменты для ювелира, станки – токарный, фрезерный, сверлильный без электроники образца мохнатых советских времен, наборы инструментов на все случаи жизни и обязательно хорошего качества. Да уж, – скептически сказал он, – тебе не иначе как фирменное, бошевское, все подавай. Масса разных резцов, пресс-формы для пластика, трубы опять же пластиковые разных диаметров… Кроме кузнечных инструментов и труб ничего этого нет и в помине. Все на заказ.

Я развел руками: мол, на нет и суда нет. А Борис продолжил комментировать мои запросы:

– Дальше ты меня убиваешь на месте. Чистые металлы, каждый в количестве до сотни килограммов, на первый случай… Тут, почитай, вся таблица Менделеева будет…Ты в школу вообще ходил? У них разный вес. Сто килограммов латуни и никеля имеют разный объем. Металлы могут быть и в слитках, и в виде фольги, листов, прутов и так далее. Короче, «Пойди туда – не знаю куда, найди то – не знаю что».

Я поднял руки, демонстрируя полную капитуляцию.

– Ты прав, я не очень представляю, что мне нужно. Есть там такой Мастер с большой буквы, и у него есть куча интересных идей. Вот только он сам пока не очень понимает, что именно хочет. Говорит, надо попробовать, а мне таскаться и задавать дурацкие вопросы некогда. Что можно, то и бери.

– Я начинаю думать, – сообщил Борис, – что изрядно продешевил, бегать придется много, а в конце ты скорчишь недовольную рожу и скажешь, что гранаты не той системы. По справедливости мне все-таки процент положен.

– Вот только без этого, – поспешно сказал я. – Договор есть договор, при продлении предъявишь претензии. Можем это и пересмотреть, но только через год видно будет. Пока могу только пообещать, что если получится то, что он хочет сделать, то все через тебя уйдет.

– А что именно, не скажешь?

– Зачем говорить раньше времени? Поживем – увидим. Оторвут с руками. А еще – наверняка у тебя есть свои наработки по производству и технологиям девятнадцатого-двадцатого веков? Я покупаю.

– Ну, это не проблема, скачаю на диски… Значит, Леха, даешь мне разрешение брать по списку в том виде, в котором получится?

– Ты меня на формулировке ловишь? – настороженно спросил я. – Знаю я эти штучки. Тогда так: уважительно прошу тебя проявить повышенное внимание к данной просьбе и проверить максимальный ассортимент. Если требуется – даже оплатить профессиональные консультации у специалистов. При этом без специальной просьбы вес не должен превышать сто килограммов, и упаковано все должно быть так, чтобы можно было запихать в фургон без проблем. Если разницы между слитком, листом или проволокой нет, а просто разный вид, брать то, что проще и дешевле. Если разница в качестве – и то, и другое. Так пойдет?

– Про уважение ты хорошо сказал, аж проняло. Есть здесь, к чему придраться, но я удовлетворен. Не будем устраивать свару по этому поводу. А теперь еще одно. Мы вроде договорились и записали, если ты приносишь что-то, Вещь уходит через меня. Если я не беру по нормальной цене, можешь идти дальше. Ты что, одну «Молнию» принес?

– Поправка: я несу тебе все, после того, как мы договорились. Заранее я этого знать не мог, а деньги на жизняке требовались для разных нужд. – Я помялся и неохотно после паузы добавил: – Ну, было еще кое-что, конечно, но Черепаха с утра пошла в эльфийскую контору. Надо было что-то в руках иметь. Очень удачно, что такая контора появилась, не надо в Славянск ехать. Два года назад ничего такого не имелось.

– Кому как. Мне конкуренция… А получается, что это ты меня поймал на формулировке, недаром забеспокоился, – он рассмеялся. – В следующий раз позову юриста. И что там было?

– Такого, как «Молния» – не было. Много разного, но по мелочи.

– Проехали, – пробурчал Борис. – Больше так не делай. И чем у нас заканчивается список? – спросил он сам себя. – Мука, сухофрукты, продукты быстрого приготовления, концентраты, витамины и прочее. Это сколько угодно. А вот потом опять начинается неизвестно что. Длиннющий список лекарств без названий, с подпунктом «все, что возможно», и особо оригинально – медицинские инструменты. Разные хирургические пилы, ножи, капельницы, физиологический раствор, кровяная плазма, а еще забавное дополнение: лучше ничего одноразового не брать, все из разряда «прокипятить и использовать снова». Это мне опять надо беседовать с врачами и самому думать. Ария про уважение исполнена будет?

– Если надо, я могу, – с готовностью соглашаюсь.

– А фиг тебе, пойдешь в мой магазин в Нахаловке, там есть и аптека. Будешь сам смотреть, выбирать и со специалистом обсуждать. Можешь хоть все вынести. Список потом мне. Придешь, – он хмыкнул, – с Черепахой проверить кладовку на предмет ценности, заодно и отдашь. И не забудь про срок годности. Ну вот, все вроде бы мы обсудили. Или есть еще какие пожелания?

– А книгами и дисками с фильмами ты тоже торгуешь?

– Есть такое дело, в том же магазине рядом с аптекой. Только там все больше старое и твоего много, что я на перезапись брал. Прежде чем сплавлять Вещи эльфам, надо было на жизняк глянуть. С того, что продавалось, тебе регулярно капало в течение года. Вот сколько, не знаю, – проверишь. Надо не забыть сказать, чтобы и остальное перевели. Мелочь, по твоим масштабам, но приятно.

Я, надо сказать, удивился. А Борис напоследок сказал:

– Чисто деловой совет. Вес ограничен, так что выбери для себя, что тебе действительно необходимо, чтобы потом не выбрасывать. Оружие и медикаменты грузить в первую очередь, причем боеприпасы важнее, чем даже стволы. Если останется место, будешь думать. Как-то они умудрялись обходиться без микроскопов до сегодняшнего дня. Так что начни с оружейника.

Глава 14
Новые интересные возможности

– Послушай, – сказал Рафик, когда мы возвращались домой, – вот ты говоришь, что всех поубивали, а куда тела подевались? Ведь сколько не копали, никогда скелетов не видели.

– Что? – отвлекшись от размышлений о светлом будущем, переспросил я. – А, это как раз известно. У них была такая специально выведенная скотина по утилизации биологического мусора. Маленькая такая зверушка – ни глаз, ни рта – садится сверху на останки и начинает выделять желудочный сок, пока все в бульон не превратится. Бульончик хавает. Так что никаких скелетов. Только они размножались искусственно в инкубаторе и, когда пищи нет, просто худеют, пока не помирают. Специально таких вывели, чтобы бесконтрольно не увеличивались в числе. А как цивилизация кончилась, новые и перестали появляться. Расскажи лучше, что ты там посмотрел. Можно брать «Рязань» или надо в город ехать.

– Ну, – задумчиво сказал Рафик, привычно почесав затылок, – корыто не новое, но вполне на ходу. Кое-что надо переделать, кое-что добавить. Есть вариант получше. Двухтрюмная самоходная стальная баржа грузоподъемностью двадцать тонн с простейшими прямолинейными обводами корпуса. Двигатель от грузовика позволяет «гонять» против течения со скоростью до шести узлов. Малые габариты – длина пятнадцать метров, ширина четыре метра – дают хорошую маневренность, а плоское дно и малая осадка позволяют буквально вылезать на берег. – Помолчав, он добавил: – Место для лошадей и фургонов надо нормально оформить, ведь нельзя быть уверенным, что до конца дойдем по воде. Пулемет еще один крупнокалиберный не помешало бы добавить на корму.

– А что, на «Рязани» разве был? Вроде ничего не видел, пока плыл.

– Есть, у нас и на реке, бывает, шалят, так что имеется. Просто переход небольшой, и возле Города стараются убрать с палубы, чтобы не раздражать городские власти, а ночью обязательно в готовности. А пойдем в неизвестные места, пригодится и дополнительный.

– Да я разве спорю? Твое дело, грузи что хочешь, только проверь, чтобы от тяжести не потонула и дырок в обшивке не было. И подумай, кто там требуется в команду – механик, рулевой, еще кто-то. Вы уйдете, а охранять кто-то должен. Можно ведь не покупать, а в аренду взять, и тогда Спиро останется. Вот только не знаю, нужны ли вам лишние глаза по дороге.

Я взглянул на него и еще раз подивился, насколько мы все поменялись. Вроде бы знаю его как облупленного и не один месяц вместе провели, даже не один год, а городской рубаха-парень куда-то испарился. Анекдотов не рассказывает, глаза вечно прищуренные, взгляд настороженный. А на коне сидит куда лучше меня, несмотря на мой многомесячный опыт.

– Что? – спросил он сразу.

– Понимаешь, у меня такое впечатление, что Лена тоже хочет ехать. Это как бы не мое дело, но тащить с собой ребенка неизвестно куда не стоит.

– Хочет – не хочет, – резко ответил он, – сама все прекрасно понимает, года два еще дома посидит, а потом все-таки не выдержит и в рейд пойдет. Силой не удержишь, мы все отравленные и на месте сидеть не способны. Кто нормальный, в Городе на заводе за зарплату пашет. Но, – после паузы добавил он, – чья бы корова мычала… Зачем годовалого ребенка с собой таскаешь? Что, нельзя няньку найти?

– Нельзя, – вздохнув, ответил я. – Ты еще не просек, он эмпат, и очень сильный. Пока я рядом… Ну, достаточно близко, он тихий, спокойный и очень хороший ребенок. А если чувствует, что хочу уехать и его надолго оставить, моментально начинает гнать вокруг себя волну. Кто не умеет закрываться, начинают нервничать и ругаться, не понимая причины. Был бы постарше, можно было бы хоть что-то ему объяснить или выпороть, на худой конец, а так… Проще с собой. Иногда это страшно неудобно, но мы в ответе за тех, кого приручили…

– Весело, – сказал Рафик. – И что из него получится, когда подрастет?

– Да я не загадываю так далеко… Пока что есть одно большое удобство – я всегда точно знаю, что и в каком месте у него не в порядке или вдруг болит, почти как с домовым, все без слов. Между прочим, Оля ему понравилась и вы тоже. Там на него слишком многие смотрят как на урода. Если все нормально будет, я его через пару лет здесь оставлю.

– Почему? Я так понимаю, что разные маги-Черепахи там не диво и практически все меченые?

– Рафик, давай ты мне подробно расскажешь, что у кого из твоей команды за меченость… Нет желания? Вот и я лучше помолчу, со временем, может, узнаешь сам, и вряд ли захочешь делиться с посторонними. Там все из одного корня и имеют один общий, не очень приятный признак. Если совсем уж прямо: они только выглядят как люди, но не считают себя людьми, даром что мы вполне можем иметь общих детей. Они Народ. А вот Найденыш – чистый человек, хотя и с определенными способностями, которые нужно развивать и воспитывать. Такое иногда бывает, и хорошо, если мать на месте не удавит. Он ловит эмоции совершенно бессознательно, а любая нянька будет смотреть на него именно как на урода. Сам понимаешь, какая возможна реакция…

– А Черепаха?

– Это очень специфический случай. Она считает себя моей старшей сестрой и вынуждена терпеть некоторые мои заскоки в промежутках между воспитательным процессом, которому предается по малейшему поводу. Но еще очень любопытная и думает, что чем больше узнает, тем сильнее станет в магическом плане. Собственно не так уж она и не права, кое-что уже использовала из обычной книжки. Сапковский ей недаром полюбился. А еще она прекрасно знает, что границы моего терпения не безграничны. Так что в ней есть определенная готовность принимать каждого в том виде, в котором он существует. Не по обязанности, а по собственному желанию. Короче, есть только несколько разумных, которым я доверяю полностью, хотя и по разным причинам. Ей – доверяю.

– Разумных, но не людей?

– Мави – не человек. От нее много чего можно дождаться, кроме одного – предательства. Ладно, оставим это… Что там с фургонами?

– Есть, командир! – подчеркнуто послушным тоном ответил Рафик и отдал честь.

– К пустой голове руку не прикладывают, – грозно сказал я. – Три наряда вне очереди!

– Так точно, – обрадовался он. – Ты у нас не меньше командира роты, хотя неизвестно еще насколько привираешь. А я так, приданный контингент для усиления, рангом пониже и пожиже. Три фургона готовы, в приличном состоянии, – уже серьезным тоном продолжил он, – я все пощупал и проверил. Только грузить – и вперед. Лошади не ах, но вполне здоровые. Тебе на них не скачки устраивать. Вот только я не въехал, вас двое, а кто третий поведет?

– А ты мне зачем? – изумился я. – За каждую денежную единицу, киса, я потребую множество мелких услуг. Для начала надо все стволы внимательно посмотреть и патроны не мешает проверить. Работы хватит на всех. Я еще тогда видел, что старье продают.

– Ничего удивительного, сюда все больше из закромов нашей родины попало в перестройку.

– Вот ржавые мне не нужны. Пусть не новое, но в хорошем состоянии. Там список большой, трудиться будем долго. Потом загрузим, сколько влезет, и вместе доедем до места, а там я подамся на ту сторону, а Черепаха останется здесь.

Он посмотрел на меня с сомнением.

– Нормально все будет, меня ждать будут.

– Может, все-таки стоит позвать моих?

– Только не в этот раз. Тут недалеко, до Мертвой Лощины.

– Ты совсем дурак? – изумленно спросил Рафик и посмотрел на меня как на больного. Первая аномалия, с которой знакомят местных, была Мертвая Лощина. И расположена она совсем рядом – прямо за границей Зоны. Отошел километров на пятьдесят от реки, и вот она. Когда-то там был обычный лесок с любезными сердцу российскому березками и прочими осинками. Потом что-то случилось в очень давние времена, и заходить в лес стало все равно, что присаживаться на включенный электрический стул в мокрых штанах. Из-под земли бил электрический разряд, и глупый посетитель, не важно, человек это или животное, превращался в обугленную тушку. Так что никакая живность там не проживала и даже заходить давно уже не пыталась. А деревья стояли, и издалека казалось, что все в полном порядке.

– Скажем так, меня долго учили пользоваться именно такими местами без вреда для здоровья. Так что я знаю, что делаю. Внутрь входить не будем, дойдем до границы, и я тебе интересный фокус покажу.

Я глянул на него и добавил:

– А будешь хорошим мальчиком, научу и внутрь заходить. Там опасны не бугры, а ямы. Какой дурак-рейдер сказал, что наступишь на кочку и помрешь? Покойники лежат внизу не потому, что упали сверху, а потому что бугры обходить вздумали понизу. Если осторожненько, то можно заходить. Только ничего ценного там все равно нет. Ни малейшего смысла лезть – этим место и хорошо, все обходят стороной.

– Ты прямо кладезь мудрости, – задумчиво пробормотал Рафик. – Только делиться не хочешь.

– С тобой же делюсь? Цени.


Лошади – это труд. Лошади требуют времени. Зато если ты вычистишь стойло, расчешешь гриву и хорошо поработаешь скребницей, не забудешь накормить и напоить своего Прыгуна, то имеешь полное право погладить его по морде и нежному бархатному носу, ощущая его благодарность и бескорыстную любовь. Конечно, он совсем не прочь получить еще и кусок хлеба с солью, но и без него он будет тебя радостно встречать и, если придется, защищать, а кусать чужих и бить копытами он умеет прекрасно. Нет у него в душе расчета, и он тоже один из немногих, которым можно доверять, не думая о причинах. Просто он тебя любит, и все. Кстати, и успокаивает такая привычная забота прекрасно, если, конечно, ты занимаешься своим приятелем, а не полусотней совершенно посторонних жеребцов.

Прокормить его совсем не так просто, как думают горожане. Почти полтонны веса постоянно нуждаются в дозаправке, и он легко может стрескать до ста килограммов травы в день и выпить литров тридцать воды. Так что возле рощ в основном выращивают ячмень и немного овса, нормального хлеба почти не бывает, и это лакомство не только для коней, а и для оборотней. Но для коней Народ ничего не жалеет.

Кони не только богатство, они еще и жизнь. Личный транспорт, грузовик, танк – все это лошади, и к их выращиванию, воспитанию и размножению относятся весьма серьезно. Длительная селекция лошадей на равнинах не только обеспечила им рост, силу, выносливость и ум, но и дала такие длинные родословные, прекрасно известные каждому хозяину, что испанские герцоги в сравнении с Прыгуном никуда не годятся. У него множество именитых предков по нескольким линиям.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31