Мариэтта Роз.

Глаза для мёртвой принцессы



скачать книгу бесплатно

Она улыбнулась и поцеловала его в губы. Джарет не ответил, чуть отстранился. В чёрных глазах мелькнуло недоумение. "Это не можешь быть ты, – подумал король. – Ты умерла…" Ответом в ушах зазвучало эхо собственного крика.

«К чертям!» – вздохнул Джарет…


* * *


Откинулся на спину – скорее удивлённый, поражённый, чем удовлетворённый близостью. Тут же испугался. Нашарил её ладонь, сжал. Вздохнул с облегчением.

Здесь.

Она прильнула к нему, потёрлась носом о плечо, как делала это всегда. У короля аж сердце защемило!

– Джеррь… – позвала тихо-тихо.

– Что? – улыбнулся в ответ Король домовых. – Есть хочешь?

– Ога, – она прижалась щекой к его груди.

– Ну, пошли.


У Мариэтты была просто мания есть урывками, кусками, особенно по ночам.

– У тебя что, кто-то обед отбирает? – первое время злился Джарет, особенно в тот период, когда она жила отдельно и он лишь заскакивал от случая к случаю.

– Я приехал не для того, чтобы спать один! – ругался он, а она лишь небрежно вела плечом в ответ и продолжала жевать бутерброд, запивая его чаем или молоком.

В замке первое время она не спускалась по ночам на кухню. Пока король не понял: темно же!

Сперва посмеялся – взрослая, оборотень, а боится такой ерунды! Но потом сжалился и повёл на кухню, держа за ручку, как маленькую. А ведь она действительно всю дорогу жалась к нему, как маленькая. Это так умилило, что Джарет перестал злиться.

А вот темноты бояться она так и не перестала…


На кухне она первым делом сунулась в холодильник. Достала остатки цыплёнка, мороженое, шампанское.

Удивилась.

– Я что-то пропустила? Или у Джеймса с Сарой какое-то событие?

– Нет, просто, – ответил Джарет. Не говорить же, что это остатки вчерашней пьянки!

– То есть – для меня? – обрадовалась она.

– Да, – быстро согласился Король домовых.

Она с ногами забралась на стул, принялась есть мороженое, запивая его шампанским и заедая цыплёнком. Щечки её вскоре порозовели.

А Джарет смотрел на Мариэтту и думал, что даже если это безумие, то он согласен на всё, лишь бы она действительно вот так сидела ночью на королевской кухне, поглощала остатки ужина и улыбалась.

– Ты знаешь, мне последнее время сон снится…

Она уже наелась и теперь слизывала с ложки остатки мороженого. А выпитая бутылка шампанского настроила на разговор. Джарет положил локти на стол, подпёр голову кулаком – приготовился слушать.

– Странный сон, – повторила Мариэтта. – Я иду в темноте. Даже странно, что я иду. Как можно идти по темноте? – отложила ложку, обхватила колени руками. – Страшно – аж жуть! Такое ощущение, что вокруг ничего нет. Просто нет… И я зову тебя. А ты не слышишь… – потёрла глаза кулачком.

Джарет наклонился и через стол пожал её ладонь.

– Ты засыпаешь, давай я отнесу тебя.

– Я же не маленькая! – попробовала возразить она, но позволила поднять себя.

Положила головку на плечо короля.

Такая тёплая. Такая настоящая!


– Джеррь…

– Что?

– Ты меня услышишь?

– Теперь – да.

– А почему раньше не слышал?

– Я не знал…


Уже в спальне Король домовых осторожно положил Мариэтту на постель, укрыл.

– Тоже ложись, – она сонно похлопала рядом с собой. – Я боюсь…

– Не бойся.

Джарет лег рядом, она тут же обхватила его руками, ногами, словно обезьянка. Сонно засопела.

– Спи спокойно. Я рядом.


* * *


Проснулся Король домовых один.

Глава 4. Реальность. Другая сторона сна


Сон?


Джарет рухнул на подушки, закрыл лицо руками.

Конечно! Как же иначе?

Она ведь мертва…


Постучали.

– Войдите!

Дверь скрипнула.

– Доброе утро, Хозяин! – вошёл Джеймс. – Будут распоряжения относительно завтрака?

– Как обычно, – пробурчал Джарет, не отнимая рук от лица.

– А ваша гостья что предпочитает на завтрак?

– Моя кто?..


* * *


Перескакивая через ступеньки, Джарет бежал на кухню. За ним едва поспевал дворецкий.

На кухне Сара уже варила кофе и страшно удивилась столь внезапному вторжению.

– Где? – заорал страшным голосом Король домовых, сверкая разноцветными глазами.

– Что – где? – не поняла кухарка.

Но вместо ответа Джарет рухнул на стул, обхватил голову руками. «Это не могло быть правдой, потому что такого просто не может быть!»

Перед ним быстро появилась чашка кофе.

– Успокойтесь, Хозяин!

Джарет глотнул – стало легче.

– Ещё раз! – потребовал он. – Повторите, что вы увидели, когда сегодня пришли на кухню?

Старики переглянулись, и Сара начала рассказ.


Вообще Сара не сразу поняла, в чём странность. Подумаешь, пара тарелок-бокалов в мойке и пустая бутылка шампанского на полу! Только вздохнула: «Оборотня фиг прокормишь!» И, лишь стряхивая последние капли с посуды, вспомнила, что Мариэтта здесь больше не живёт, и подумала: «А кого мог привести Джарет ночью?»

Обычные девицы короля не соглашались трапезничать на кухне – нос воротили, «ишь, цацы!» Одна только Мариэтта тайком пробиралась, чтобы стащить кусочек пирога или курицы. Сара это считала комплиментом своей готовке и поэтому всегда оставляла воровке что-нибудь вкусненькое, «а то тоща больно!»


Джарет молча выслушал стариков и ушёл.

От завтрака король отказался.


* * *


Джарет лежал в постели, пялился в потолок. В голове крутились самые разные и далеко не самые приятные мысли.

Что же всё-таки произошло?

Так упился, что начались галлюцинации? Сошёл с ума?

Кто-то наслал наваждение? Отравил? Околдовал?

Если бы!..

Ближе к обеду смирился с вроде как единственно верным объяснением случившегося, затосковал окончательно и забылся тяжёлым, липким сном.


Сквозь сон почувствовал вибрацию хрустального шара. Протянул руку, кое-как нашарил сферу.

– Чего?

Ответа не прозвучало.

Тогда Джарет напрягся, ещё раз хлопнул по сфере, но та только сильнее завибрировала.

– Ну что ещё! – вконец разозлился король.

Сел рывком. Несколько раз встряхнул хрустальный шар – внутри туда-сюда метнулся сгусток огня.

Странно!

Внезапно Джарет понял, что это тот самый шар, в который накануне уронил проволочное кольцо, и именно оно горит сейчас внутри сферы.

Как в тот раз…

Джарет похолодел.

– Мари?

Никто не ответил.

Джарет глубоко вдохнул, выдохнул, произнёс громче:

– Мариэтта!

Тишина в ответ.

Сердце короля замерло, но хрустальный шар в руке продолжил вибрировать всевозможными красками – значит, волшебство ещё творилось.

Джарет встал. «Вчера она пришла из своей гардеробной – значит, есть шанс, что появится там снова», – прозвучала мысль в голове. Джарет даже кивнул сам себе и стремительно, боясь замешкаться, зашагал к двери.

Внезапно хрустальный шар вспыхнул с таким жаром, что треснул в руке. По ладони побежали красные линии, капельками выступила кровь.

Волшебство свершилось!

Джарет, торопясь, толкнул дверь гардеробной, ожидая увидеть что угодно. Но комната выглядела как обычно. Настолько обычно, что порезы на ладони заныли с удвоенной силой.

– Мари? – позвал Джарет.

Никто не ответил.

– Чёрт побери! – рассердился Король домовых. Рявкнул: – Мариэтта!!

Но крик не разнёсся по всему замку, как это было обычно.

Что-то булькнуло.

Джарет удивился. Позвал снова, но уже не так громко:

– Мари? Где ты?

Бульк!

Но в этот раз Джарет уловил источник – зеркало! Да, самое обычное зеркало в изысканной дорогой раме, перед которым Мариэтта не раз примеряла наряды. Но в этот раз стекло не отражало комнату, поскольку вся поверхность почему-то оказалась залитой синеватой чернотой. Именно она и издавала эти странные звуки: бульк!..

– Чего я удивляюсь? – сам себе сказал Джарет. – Зеркала вполне могут быть порталами.

Подошел ближе. Поёжился – из чёрного квадрата несло холодком. Да, и чего уж греха таить! жутковато.

Джарет осторожно коснулся зеркала, от прикосновения по черноте побежала рябь. Значит, портал открыт.

Король домовых отступил. Вот так, никого не предупредив, не посоветовавшись с Вадимом, уходить в портал крайне опасно, мало ли куда он ведёт! А если это проход только в одну сторону? А если никуда не ведёт? А если он никуда не ведёт и вообще закроется, тем самым замуровав путника навечно?

Все ужасы, которые мог хранить в себе портал, пронеслись в голове Короля, словно вдох, он зажмурился, ругнулся:

– Ну и какого чёрта! – и шагнул в чёрный квадрат.


* * *


Пространство внутри портала оказалось наполнено вязкой чернотой, которую прорезали белые лучи. Источник находился за спиной короля, поэтому Джарет повернулся и увидел светящийся квадрат. Приблизившись, увидел гардеробную Мариэтты.

"По крайней мере, портал не захлопнулся, – с некоторым облегчением подумал Король домовых. – Только – куда теперь?"

Развернулся, чтобы белые лучи снова били в спину. Привычным жестом раскрыл ладонь, вызывая хрустальный шар. Сфера засияла матовым золотом.

– Веди меня! – велел Король.

Сфера мигнула в ответ, завибрировала. Джарет почувствовал, как волшебство оплетает кисть и поднимается вверх по руке, расплывается по плечам. Вот уже всё тело покрыто золотым матовым свечением.

– Вперёд! – повторил Король, разноцветные глаза при этом сверкнули. – Только вперёд!

Сфера мигнула ещё раз и рванулась вперёд, рассекая золотыми искрами летящую навстречу темноту…


* * *


Белая точка настолько быстро успела превратиться в сияющий квадрат, что Джарет чуть не врезался в него. Кое-как притормозил.

«Что это? Я дома?»

Джарет положил ладони на квадрат, но колыхания портала не ощутил – значит, этот проход закрыт.

«Хорошо. Но куда он ведёт?»

Король домовых сощурился, пытаясь разглядеть что-либо сквозь свечение. Наконец разглядел размытые контуры.

– Не годится! – рассердился Джарет.

Закрыл глаза ладонью, прочитал заклинание, убрал руку – контуры обрели ясность и сфокусировались в фигуры.

– Так-то лучше! – улыбнулся Джарет. – Но где я?

Портал явно вёл в какое-то помещение – достаточно светлое и просторное, чтобы не быть жилищем. Что это за мир? Явно – не волшебный! Скорее, техногенный. Грань? Возможно. По крайней мере, на Грани Джарет не раз видел подобную мебель в организациях.

Джарет разглядел множество столиков, за которыми сидели люди, одни или по двое. Ресторан? Нет, некоторые одеты в пижамы, а у той парочки на коленях лежат пледы. Санаторий? Больше похоже.

В подтверждение этого в помещении появилась женщина в белом халате, держа в руках поднос с множеством одинаковых стаканчиков. Она по очереди подходила к сидящим, давала каждому по стаканчику. Тот запрокидывал содержимое в рот и отдавал посуду назад.

"Разносит лекарство, – понял Джарет. – Но почему я здесь? К чему…"

И тут он увидел её…


Она!

Он ни за что не узнал бы её среди сидящих. Да и как её узнать? Лицо покрыто сеткой морщин, волосы короткие, седые. Но она наклонила головку и нахмурила лобик, когда к ней подошла женщина с подносом. Только она умеет так наклонять головку и хмурить лобик!

Она не хотела брать лекарство, знакомо поджала губки, но всё-таки взяла, проглотила. Потом прижала ладошку ко рту, вздохнула, расправила на коленях складки юбки и снова замерла.

– Мари… – прошептал Джарет. – Мариэтта! Ох!..

Прижался лбом к стеклу.

– Я знал… Знал! Но где ты?

Как понять, что это за место? Как угадать? Джарет от злости даже ударил кулаком по стеклу.

Взгляд разноцветных глаз перескакивал с одного предмета на другой. Ничего!

– Так, сосредоточься, – ругнул себя Джарет. – Это явно не волшебный мир, техногенный. Логично! В волшебном я бы давно узнал о ней. Это какая-то клиника, санаторий, что-то в этом духе! А та женщина с подносом наверняка – сестра. А у сестёр бывает что? Правильно! Табличка с именем. И логотип учреждения.

Джарет с жадностью впился глазами в фигуру женщины с подносом, но она, как назло, стояла теперь спиной к зеркалу.

– Не упусти момент! Не упусти! – заскрежетал зубами Король.

Наконец сестра подошла ближе, повернулась – Король прочитал табличку.

Ужаснулся.

– Какого чёрта!

Потёр лоб. Повторил:

– Какого чёрта…

Глава 5. Колчестер. Грань. Часть первая


– Он идёт…

Тонкие губы человека в зеркале растянулись в улыбке.

– Скоро. Совсем скоро. Ты умница!

Человек протянул руку. Рука прошла сквозь стекло и провела по волосам женщины, та вздрогнула от ужаса и восторга одновременно.

– Значит, я всё сделала правильно?

– Моя девочка! – Человек наклонил голову на бок, при этом жёлтые пакли волос коснулись плеча. – У него есть то, что нам нужно. Поэтому ничего не бойся! Хорошо? – человек улыбнулся тонкими губами, единственный голубой глаз сверкнул.

– Хорошо…


* * *


Если бы доктор Андерсон знал, что появление этого человека повлечёт за собой череду странных и ужасных событий, то погнал бы его сразу же с улюлюканьем, размахивая папкой, которую всегда держал в руках. Но доктор Андерсон не знал, поэтому был сама любезность. Тем более что накануне позвонили, и некто заикающимся голосом пролепетал, что есть желающий вложить крупную сумму в клинику, а заодно – удовлетворить грантовую заявку доктора.

Андерсон аж вспотел.

– Фонд? – залепетал он в ответ, промакивая шею бумажным платком.

– Нет, частное лицо, – ответили ему.

Андерсон несколько задумался, а потом плюнул – подумаешь! Грантовая сумма, которую он безуспешно выпрашивал по различным организациям, – сама по себе крупная, но тема исследования отпугивала. Чистоплюи! А если этот некто ещё и вложится в клинику, пусть будет хоть самим чёртом!

Чёрт оказался удивительно красивым и изящным мужчиной с ярко выраженной гетерохромией. Одет в узкие чёрные брюки и шёлковую рубашку с массивным воротом и не менее массивными манжетами. Пуговицы в тон глаз переливались драгоценными камнями, на груди – кулон с неким геометрическим рисунком, тоже украшен камнями.

"Гей? – подумал Андерсон. – Нет, просто иностранец. А! Плевать!" – махнул про себя рукой, вслух предложил:

– Хотите чаю?

– Не откажусь, – ответил гость с лёгким говором.

Секретарша принесла поднос со всем необходимым.

– Как желаете? – спросила она визитёра.

– Вы же знаете, сперва – молоко, потом – чай, – ответил он, улыбнувшись при этом настолько ослепительно, что секретарша покраснела и поспешила удалиться.

Мужчина преподнёс чашку к губам. Вдохнул аромат напитка и только после сделал глоток.

– Чудесно! – улыбнулся он. – Надеюсь, вы ей доплачиваете! Мало кто сегодня умеет так изумительно заваривать чай.

Андерсон удивился: ишь какой ценитель!

– Вообще-то я англичанин, – продолжил гость. – Правда, уже давно живу за пределами Альбиона.

– Неужели? – удивился доктор.

– А что, мой английский так плох? – забеспокоился гость.

– Нет, что вы! – поспешил заверить его Андерсон. – Эм… мистер… – смутился, поняв, что забыл его имя.

– Тампер, – подсказал гость. Достал из кармана визитку из дорогой белой бумаги, где золотым тиснением написано "Джеральд Реджинальд Тампер" – и всё. Как будто само имя должно говорить за себя, но Андерсон впервые услышал его не так давно.

"Впрочем, я могу чего-то не знать, – решил доктор. – Вдруг он возглавляет список Форбс или что-нибудь ещё в том же духе".

– Итак, вы решили вложить деньги в мою клинику? – перешёл к делу Андерсон.

– Да, – Тампер не спеша допил чай. – И удовлетворить вашу грантовую заявку. Я уже в курсе, что вы хотите провести некоторый ремонт… Да, признаться, ваша столовая – уже ни к чёрту! И сад. Да, да, он отвратителен. Но всё это – сущие пустяки, когда есть деньги! – грациозно махнул рукой.

«Аристократ», – понял Андерсон.

– Я дам вам столько, что вы сможете отстроить клинику заново! – гость улыбнулся. – Поверьте, деньги для меня – это не проблема.

Андерсон неприлично вспотел и икнул.

– Но скажите, – продолжил Тампер, – вы уверены, что можете блокировать агрессию у столь опасных пациентов? Ведь, по-моему, их гораздо разумнее уничтожать, чем содержать пожизненно и тем более – пытаться лечить. – Лицо гостя не выражало каких-либо эмоций, как будто речь шла о коровах или ещё о чём-нибудь таком простом, но в какой-то момент его голос всё-таки чуть дрогнул.

«Ах, вот в чём дело! Щекочет себе нервы. Любитель маньяков!» – понял Андерсон и успокоился: представителям древних родов Альбиона свойственна нездоровая тяга к психопатам.

Доктор сложил руки на животе и принялся неторопливо рассказывать:

– В Колчестере содержатся пациенты с диагнозом "гомицидомания". Эти люди в обычной жизни крайне опасны как для окружающих, так и для самих себя. "Опасны" – я имею в виду – действительно опасны. Или, проще говоря, это маньяки, серийные убийцы.

Андерсон выдержал паузу, но гость не ахнул, как это ожидалось от типичного любителя подобной публики.

– Да, мне не раз говорили, что разумнее уничтожать таких людей, – продолжил доктор. – Но вы забываете о такой вещи, как…

– Гуманизм? – перебил Тампер.

– Нет, – с улыбкой возразил Андерсон, – наука. Эти люди имеют невероятную научную ценность. Потому что вот здесь, – доктор постучал себя по лбу, – они совершенно другие.

Разноцветные глаза гостя чуть сощурились. Доктор дал ему пару минут обдумать фразу и продолжил:

– Фиксация на почве убийства у моих пациентов произошла по разным причинам. Одной из них считается органическое поражение мозга.

– То есть? – Тампер поддался вперед настолько резко, что Андерсон удивился.

– Мозг – весьма тонкий инструмент, и нарушения его работы, как правило, имеют печальные последствия. Так бывает: обычный человек попадает в аварию, а после становится убийцей-психопатом. И всё из-за того, что в мозгу образовалась опухоль, которая давит на некоторые доли и не позволяет адекватно оценивать происходящее. Следующая причина – это нарушения сознания. Человек со слабой психикой, с изначально некоторыми психологическими расстройствами, оказавшись в нездоровой среде или под давлением излишне драматичных обстоятельств, не выдерживает и начинает убивать.

– И как вы собираетесь их вылечить? Вообще – возможно ли это?

– Моя теория такова, что гомицидомания в любом своём варианте в основе имеет чисто биохимические причины. То есть что-то вот здесь, – доктор снова постучал себя по лбу, – работает не так, как надо. Иначе каждый бы, переживший аварию или просто черепно-мозговую травму, становился бы психопатом, но это не так! Значит, есть неучтённые факторы. Найдя их и поняв, что происходит в их голове на самом деле, мы получим механизм реабилитации таких пациентов, а в будущем – и раннюю диагностику.

Тампер откинулся на спинку кресла, потёр тонкие губы.

У Андерсона впервые возникла мысль, что интерес визитёра не совсем похож на праздное любопытство, что-то в этом есть личное.

– Скажите… – Тампер поджал губы. Вздохнул. – Вы так красиво и уверенно говорите, почему? Есть положительный пример?

Андерсон заёрзал. Пример действительно был. Вот уже несколько недель один из пациентов Колчестера получает особые препараты, а результат – просто поразителен! Вслух об этом, конечно, говорить пока не следовало, и доктор только собрался пафосно произнести нечто правдоподобное, как вдруг понял – Тампер всё знает.

Гость сидел в кресле, закинув ногу за ногу, голова чуть наклонена набок, тонкие губы изогнуты в усмешке, а разноцветные глаза сияли, словно драгоценные камни. Нет, не сияли – прожигали. Насквозь. "Не ври мне, – говорили эти глаза. – Пожалеешь".

Андерсон сглотнул и выпалил:

– Лисс…

Разноцветные глаза слегка улыбнулись: «Молодец!»

– Я хочу увидеть её.

– Что? – опешил Андерсон. – Это невозможно!

– Послушайте, мне очень нужно её увидеть. И я увижу её независимо от того, разрешите вы мне или нет. Просто если я увижу её с вашей помощью, то вы получите сумму, превышающую ту, которую просите. Существенно превышающую. И её не нужно будет где-либо учитывать. Это понятно? – произнёс Тампер стальным голосом, который бывает только у королей.

Андерсон неприлично вспотел. Достал платок из кармана, вытер шею. Залепетал:

– Я, право… Я не могу… Совершенно!.. Это против правил… Я…

Тампер слегка сощурился, а взгляд разноцветных глаз стал настолько пугающе ледяным, что доктор не выдержал.

– Только в моём присутствии! И недолго.

Тампер расслабился, разноцветные глаза потеплели.

– Хорошо, – ответил он.

Глава 6. Колчестер. Грань. Часть вторая


Натали Лисс, жемчужина коллекции Колчестера, представляла собой невысокую сухую женщину лет пятидесяти с хвостиком. Образ приятной пожилой леди дополняли короткие седые волосы, тихий голос и привычка смотреть в пол. Разве что некоторая суетность движений выдавала постоянную нервозность, которую соседи одно время милостиво объясняли неустроенной жизнью.

В клинике проблем с ней никогда не возникало. Натали не проявляла агрессии, не пыталась бежать, без капризов пила лекарства. В качестве досуга много читала, занималась оригами, ни с кем не ссорилась, со всеми соглашалась.

За всю жизнь у неё не было ни одного штрафа, даже библиотечного. Удивительно обязательная, аккуратная, тихая, Натали существовала вне подозрений полиции даже тогда, когда началась истерия на фоне убийств и допрашивали уже вообще всех подряд.

Поймали её совершенно случайно.


Обещали дождь. А все убийства, как известно, совершались именно в такие дни, поэтому полиция обходила дома с листовками, прося жителей быть осторожными и бдительными. Напоминали, что лучше не выходить из дома, а если уж есть такова необходимость, строго соблюдать правила безопасности. Которые, правда, никого не спасли. Потому что маньяк с одинаковой легкостью убивал и брутальных качков, и осторожных бабулек.

Натали открыла, взяла листовку, любезно предложила чаю. Один полицейский отказался, но второй попросил воды. Хозяйка улыбнулась и удалилась. Вернулась с ножом в руках и набросилась с такой яростью, что два здоровых мужика кое-как отбились.


При обыске в подвале дома нашли множество баночек с глазами. Причём количество баночек значительно превышало количество известных жертв.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4