Мария Залевская.

Осень шепчет тебе: «Привет»



скачать книгу бесплатно

Оформление обложки Мария Владиславовна Залевская


© Мария Залевская, 2017


ISBN 978-5-4485-7848-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

 
ОСЕНЬ
 

Было тепло и ветрено. Привет сентябрю.

Ломали друг другу кости: наверное, к дождю.

И пальцы выворачивали клавишами пианино.

А после нежность осыпалась с булочек тмином.

«Ну вот. Ты хотела ведь осень? Держи…»

 
Ну вот. Ты хотела ведь осень? Держи.
Из рваного неба посыпался град.
Как листья, весь город промок и дрожит.
Кто-нибудь рад?
 
 
И что, тебе радостен этот туман?
Где фары – как искры церковных лампад.
Мелодию капель сметет ураган —
И-то невпопад.
 
 
Одна рассекаешь проспекты насквозь,
И дождь накрывает седым полотном.
В осипшее горло проникнет мороз
Тайком.
 
 
Ну вот. Ты хотела ведь осень? Держи.
Упейся ее равнодушьем до слез.
Не думай, что кто-то утешить решит
Всерьез.
 

Осень шепчет тебе: «Привет»

 
Осень шепчет тебе: «Привет».
Поскорее же дай понять,
Что счастливей тебя нет,
А несчастнее – не сыскать.
 
 
Осень шепчет тебе: «Прости».
Ты прикроешь глаза в ответ.
Да, не даст она новых сил
Для твоих неземных побед.
 
 
Осень шепчет тебе: «Иди».
Ты скажи ей, что уж устал,
Что растратил себя на быт,
Позабыл о своих мечтах.
 
 
Осень шепчет: «Все впереди».
Пару месяцев сладких грез,
Вдохновения, ярких картин.
А потом, как всегда, мороз.
 
 
Унесет она пыльный зной,
Приглушит листопадом свет…
Провожая тебя домой,
Осень шепчет тебе: «Привет».
 

Рыжая

 
Моя дерзкая,
моя рыжая,
долгожданная,
Твою руку так хочется крепче сжимать!
Но опасны глаза твои синие сладостно манкие:
В них увязнув, забудешь, что скоро зима…
 
 
Кудри свои
металлические
меднопроволочные
Сбросишь на желтый плащ и завяжешь платок.
Поцелуи твои так нежны, что безоговорочно
Каждый романтик с охапкою астр у твоих ног.
 
 
Ветры направишь,
людей не щадя
и не милуя,
С лысых деревьев стрясешь разноцветный покров.
Хитрая, с ярким зонтом и в сапожках резиновых,
Гордо уйдешь по следам моих новых стихов.
 

Дорога к морю

 
Сыпались с неба пожухлые листья,
Остатки былой искренности.
Серые метлы сгоняли в подъезды
Угасшие фразы.
Я попыталась забросить стихи,
Замолить потайные грехи.
Метилась злобой в корзину,
Но снова промазала.
Море в молчаньи застыло,
Туман проглотило.
Неба овал
постирал корабли с горизонта.
В то время, как я зависала:
Глазами глади касалась,
Частицы воздушного дна изучались зондом.
Море давилось листьями,
Остатками искренности.
Скоро под коркою льда на зиму
скроется.
И если я тоже уйду
По тонкому белому льду,
Хоть один человек на земле
расстроится?
Снова послышатся выстрелы,
Город дорогу выстелет
Сизыми перьями павших
в бою за свободу.
Волны накроют с радостью,
Я поделюсь усталостью.
А после пойду на свой берег
бродом…
 

«Город как-то срочно посерел…»

 
Город как-то срочно посерел.
Дождь потоком гари и сигналов —
по лицу гоняет тушь.
Пожаром
разразились вдоль аллей каштаны.
Рыжие завёрнутые листья
Подмели запёкшуюся пыль.
Это сказка, или это быль?..
Может, просто… Осень?..
Просто капли
по рукам бегут назойливым гуськом…
Просто люди все спешат куда-то…
А сейчас пройтись бы босиком!
А сейчас не думать бы о бедах,
И проблемы срочно не решать.
Песни петь куплеты за куплетом…
И улыбки по ветру пускать…
Город как-то срочно посерел.
Не впускает солнце сквозь верхушки
тополей. И снятся чаще сны
О избушках сказочных
И о зверушках.
 

«Осень орудует рваными листьями…»

 
Осень орудует рваными листьями
прямо в разгаре августа.
И всколыхнется печальная истина —
Много ль осталось радости?
Время нещадно калечит и милует,
в пыль обращая мгновения.
Скоро сотрутся моменты любимые,
Замедлится сердцебиение.
Мы постареем и сложимся вчетверо.
Жизнь отзовется хохотом.
Все, что останется, кто-то по ветру вновь
С грустью развеет и с ропотом.
Смерть подкрадется нежданно-негаданно,
Годы твои выкрадет.
Много рассказов, но вовсе не сказано
То, как она выглядит.
Взращивай свежий и буйный росток,
Жизнью наешься досыта.
Так, чтоб сказали соседи потом:
«Угомонился с возрастом».
Все, что не сказано, срочно скажи!
Все, что не чувствовал, – чувствуй!
И не записывай в общий режим
Время для боли и грусти.
Осень орудует рваными листьями
прямо в разгаре августа.
И всколыхнется печальная истина —
Много ль осталось радости?..
 

«Несложно сбиться с пути истинного…»

 
Несложно сбиться с пути истинного.
Осень искушает старыми взглядами.
Нарядные улицы в серых листьях.
Скрывается солнце в суете листопадовой…
Сырые и старые здания города
с усмешкой печальной взирают на зрителей.
И я по привычке иду не в ту сторону.
Спасёте ли снова, немые спасители?
Мне кажется, сизым стал целый город,
укрылся дымкой молочно-серой.
И молоком разразится скоро
Такое светлое родное небо.
И снег кружится непривычно ранний,
И ноги несут меня прямо под поезд.
Но сердце медленно сбавляет скорость…
 
 
Ведь поезд – всего лишь память.
 

«Морозом по коже дыхание ветра…»

 
Морозом по коже дыхание ветра…
И вместо твоих – поцелуи дождя.
Касаются листья льняного рассвета.
Среди километров
теряю тебя…
Твой взгляд понарошку
царапает мысли.
В душистую полночь вгрызается сон.
Как будто нет чувства, как будто нет смысла —
И в буднях, и в строчках,
буквально во всем.
Без пледа и клетки, без фетра и чая
Немного печально. Немного темно.
Два слова, три взгляда – и пропасть большая,
И словно над рожью.
И словно в кино.
Был наш договор беспощадно расторгнут.
Тех слов, что не сказаны,
не повторю.
Ах, осень, не будь же такою жестокой.
А, может, за это тебя и люблю?..
 

«Сегодня птицы были правдивы, как никогда…»

 
Сегодня птицы были правдивы, как никогда.
Не лечит время, лечит самовнушение.
И если любовь разделить пополам,
Как найти средство для ее выражения?
 
 
Сегодня ветер был особенно нерадив:
Рвал ветви и волосы в полумраке ситцевом.
Луну заглотил октябрьский объектив.
Изменяй судьбу, но не изменяй принципам.
 
 
Сегодня весь мир танцевал на бегу.
Ты смотрел на меня сквозь каскад обстоятельств.
Поглубже зарой все свои «не могу».
И давай целоваться.
 

«Сбивает птиц с фонарей ветер…»

 
Сбивает птиц с фонарей ветер
И собирает как будто пазл.
Скрипач играет на бас-кларнете.
Поэт читает чужие фразы.
 
 
В моей душе пять квадратных метров
Осталось лишь для тебя. И баста.
В моей квартире обойным пеплом
На старый пол облетели краски.
 
 
Я соберу все свои секреты,
И в сундуке, запылённом тайной,
Найду не моль и не клад несметный,
А нить волшебную Ариадны.
 
 
Клубок, послушай, куда уж позже?
Ты доведи хоть до перекрёстка!
А выбор сделать не так уж сложно,
Но и не так, как казалось, просто…
 
 
Среди почётных и важных судей
Меня избрали Фемидой местной.
За всё, что было и всё, что будет,
Прощу, помилую. И воскресну
 
 
Из пепла ярости и сомнений.
Добро вспарит белоснежной птицей!
Грехи к ногам падут лёгкой тенью,
Забуду прошлого злые лица.
 
 
В моей душе пять квадратных метров
Осталось лишь для тебя, надежда.
Подмены люди и не заметят!
Ты насовсем приходи. Как прежде.
 
 
И при свечах мы чудесный ужин
Устроим вместе под шум прибоя.
И позовём всех своих подружек:
Старушку-веру с судьбой-любовью.
 
 
Сбивает птиц с фонарей ветер
И собирает как будто пазл.
Скрипач играет на бас-кларнете.
Поэт читает чужие фразы…
 

Позвонки новостроек

 
Позвонки новостроек светились во тьме.
Я шагала туда, куда ноги несли.
Ждал меня запыленный и верный мольберт:
Я ему подарю две минуты тоски.
 
 
Рисовала и мост, и часы, и туман,
И автобусов шапки в проулках пустых.
В моей памяти молью побитый экран
В ожидании чувств благородных застыл.
 
 
Серый город мечты —
Затеряться в толпе!
Это молодость рвется еще между строк.
Но попала она в удивительный плен:
Где из пепла вот-вот выйдет новый росток…
 
 
Позвонки новостроек светились во тьме.
Я шагала туда, куда ноги несли.
Ждал меня запыленный и верный мольберт:
Я ему подарю две минуты тоски.
 

«Грустно свеча догорает свой век…»

 
Грустно свеча догорает свой век.
Плавятся в воске слова «Я люблю…»
Каждый из нас – непростой человек.
Ты меня ранишь, а я тебя злю.
 
 
Я пропаду – так быстрей отвыкать.
В шорохи осени тенью скользну.
Птицы отпразднуют новый закат.
Тусклую песнь о разлуке споют.
 
 
Хочется яркости, чаю, тепла.
Быть исключительной. И только так.
Странно и тошно. Но время – вот знак:
Если тоскливо, то лучше никак…
 

«Промчится жизнь, как будто яркая комета…»

 
Промчится жизнь, как будто яркая комета,
И в Книге Памяти запишет свой урок.
Одна оставит за собой так много света,
Другая – тлеющий кристаллик-уголёк.
 
 
Под украинско-польским сероглазым небом
Сегодня холодно. Октябрь у ворот.
А завтра, может быть, засыплет землю снегом,
А может, злыми ливнями зальёт.
 
 
Ничто не вечно. Всё рождается и гаснет.
Цветут сады и осыпают листья в ряд.
Со временем и мощные дубы зачахнут,
И обмельчает Ниагарский водопад.
 
 
На полотне с рождения искристо-белом
Своими кистями мы нарисуем мир.
Напишем гениальное творенье,
Не хуже, чем О’Генри и Шекспир.
 
 
Но так бывает, что ни полотна, ни кистей…
Украл злодей или изгрыз душевный червь.
И слабый сдастся. А душою чистый
Углём на древе выскоблит шедевр.
 
 
Промчится жизнь, как будто яркая комета,
И мы прожить её такой не сможем более.
Но только с каждым знаменательным моментом
Всё чётче след наш на челе истории.
 

«Мы стоим на пороге события…»

 
Мы стоим на пороге события,
Что в окно к нам стучит октябрём.
Разноцветным осенним открытием
Листья под ноги лягут ковром.
 
 
Строчки плавные и однозначные
Будут литься осенним дождём.
Блики солнца, доселе невзрачные,
Разукрасят наш будничный дом.
 
 
Древо жизни и древо познания
Пустит корни сквозь камни времён.
Нежность ляжет на сердце признанием,
Страсть взорвётся ярчайшим огнём.
 
 
Сохраним все моменты заветные
В наших душах, объятых теплом.
И, любовью лучистой согретые,
Блеск в глазах сквозь года пронесём.
 

Северные глаза

 
Навстречу ветру
протянут ветви
тополя.
 
 
В твоих жемчужных
прозрачно-синих
печаль.
 
 
Но мои карие
от безысходности
болят.
 
 
Вновь отведу.
Вновь отойду.
Мне жаль.
 
 
Как плюс и минус
соединимся
на миг.
 
 
Твои холодные
и мои жгучие
глаза
 
 
друг друга выучат,
увидят внутренний
мир.
 
 
Тогда не выдержу,
и убегу
назад.
 

«В вихре листьев и дождя…»

 
В вихре листьев и дождя.
Осень больше, чем тебя.
А тебя сильнее всех.
Я приду. И снова – грех.
Где-то звонкий детский смех.
Ржавый мох и рыжий мех.
Стук каштанов, свист машин.
Разбивается кувшин.
Проливается вода:
Без вреда и без следа.
Если даже света нет,
Прослежу полёт комет.
И укрою твой покой
Одеялом, с головой.
Волчий вой разрежет ночь.
От меня скорее прочь…
Отпущу на две строки.
Чтоб успеть сложить стихи.
В вихре солнечных путей,
Не сбавляя скоростей,
С кем-то или сам с собой
Рука об руку – домой…
 

Интересный факт

 
В день, когда осень сразило инфарктом —
Стало понятно: не всё, но многое.
Жизнь наполнялась новыми фактами.
Порой интересными, порою жестокими:
Под вечер в светящийся саван закутали,
С собой утащили на лошади с крыльями.
Сюжет моей жизни совсем уж запутанный.
Все сказки когда-то становятся былью. Но
Во мне живут ангелы с тёмными перьями
Спасают и губят – зависит от случая.
Побольше бы силы, добра и терпения
И банку белил, чтоб закрасить всё худшее…
 

Бей

 
Бей по щекам своей хлесткой ладонью.
Бей по нутру своим взглядом святоши.
Мало еще до любви и до боли,
Вызов судьбе еще нами не брошен.
 
 
Тонкие кольца вгрызались нам в кожу,
С хищностью змей обволакивав пальцы.
С символом верности будь осторожен.
В душу взглянув, ты рискуешь остаться.
 
 
Да, не хочу, не пущу, не открою!
Слишком мучительно время пытало.
Лучше мой мир будет в щепки разгромлен,
Чем равновесие, данное даром.
 
 
Бей! Я же знаю, ни капли не жалко
Руки изламывать в новом припадке.
Осень для нас будет яростно-жаркой.
Хочешь со мною в нее без оглядки?..
 

«Осень врала…»

 
Осень врала,
точно так же, как я.
Солнцем бросалась в
открытые ставни.
От сентября и до лже-ноября
Спорили с нею, кто из нас главный.
Новые люди смеялись мне вслед.
Сердце и взгляд затуманила осень.
Тем поцелуям доверия нет,
Что нам внезапно октябрь преподносит.
Море шипело, о камни стучась,
В душу врываясь все чаще и чаще.
Я наравне с ним считала печаль
В струйках песка, из ладоней сочащихся.
Новым вопросам не светит ответ.
Старые раны не вылечишь йодом…
Время летит, будто бешеный вепрь,
Жертвой избрав твою псевдо-свободу.
Осень становится злее и злей,
Есть в этой злости печальная истина.
Меж чередою ветров и дождей
Высмотри Смысл.
 

Линии жизни

 
Линии жизни города переплетаются с рельсами,
По которым кто-то спешит домой,
Убаюканный гулом поезда.
Кратковременный шанс стать до дрожи честными.
Но нам с тобой
Поздно ведь.
 
 
Эти поезда давно поменяли маршрут.
Жаль. Ведь я бы взяла билет, да в один конец.
Ангелы больше на крышах домов не живут.
Не февраль.
Не сезон разбитых сердец.
 
 
Улицы мирно спят под большим зонтом.
Звёздным плащом накрыты людские сны.
Если все мои строчки уже ни о чём,
Всё просто:
Мы скоро будем на «вы».
 
 
Под осенние трели дождей осыпаются листья времени.
Календарь отсчитает дни безо всякого ропота.
Мы будем ночами с тобой говорить о любви.
Временно.
Шёпотом.
 

Серость

 
Серость выела неба
голубые холсты.
Осень слепо доверилась
народным приметам.
И сентябрь закашлял: он снова простыл.
Потому что дожди заливали планету.
 
 
Он отгадывал ребус нецелованных губ.
В перекрестке шагов затерялась наивность.
Пала крепость неверности. В огненный круг
Была замкнута ревность
в надежде на лживость.
 
 
Поседевшие травы просили тепла.
Сизый порох ветров облетал с небосвода.
И мятежный вопрос повторялся во снах.
Что же выбрать: любовь
или все же свободу?
 
 
Листопад свои свечи мгновенно задул
И затихла игра ноября-пианиста.
Предпоследнее солнце в бегущем году
Озаряло мечты
о прекрасном и близком…
 

Птицы

 
Скоро птицы улетят туда,
Где не сносит крыши городам
От ветров и от ненастных вьюг.
Да, на юг.
 
 
Мы не птицы. К нам придет зима.
Наши фото станут выцветать.
Воцарится едкий влажный звук,
Когда осень обнесет листву…
 
 
Нас заполнит перелетный дым,
Струйки сизых городских седин.
Убегая от немой вражды,
Словно в сепии, пройдут дожди.
 
 
Зарешеченный отрезок многих лет:
С сотней промахов и с тьмой побед,
Каждый будет вновь перебирать,
Будто время повернется вспять.
 
 
Осень выведет лицом к лицу
Наши судьбы, словно на плацу.
Выбор меткий: жить иль умереть.
Мы не птицы.
Некуда лететь.
 

«Бам! Взорвалась! Такая тихая и размеренная…»

 
Бам! Взорвалась! Такая тихая и размеренная
Ливнем по щекам отхлестала неверных ей.
За жёлтые пятна, истоптанные подошвами,
За поблекшие розы и травы иссохшие.
 
 
Октябрём мостовые нещадно изрезала.
Мы гуляли с тобой по шершавому лезвию.
Серым небом дышали и падали оземь мы.
Расплескалась душа на мольберт сизой осени.
 
 
Запах сладкого сна вперемешку с таблетками…
И коньяк моих глаз – пуще самого крепкого.
И движения рук – будто лентами связаны…
Были этому рады и этим наказаны.
 
 
По губам – не целуя, лишь травами пряными
Исступлённо водила. Так резко нагрянула…
На бордовых следах бирюзовые гранулы.
Взорвалась —
и так метко осколком поранила.
 

Жёлтый мячик

 
Я люблю тебя осенью.
Маленький женский каприз.
Подниму лицо к небу —
И будто бы на год раньше.
Кроны тени отбросили,
Листья рекой улеглись.
Так волнительно не было.
Не было дьявольски страшно.
 
 
Светло-розовый сумрачный фетр.
Вдали – фонари.
Клокотанье внутри разрывает,
Рвётся грудная.
Мне темно. Я не вижу оттенка
Сегодняшних глаз твоих.
Отвернусь. А в затылок шальная:
«Здравствуй, родная».
 
 
Много зрителей, милый.
Так много свидетелей боли.
Закрывайся скорее, слышишь?
Осень спрячет.
Прошуршит вечер мимо,
Утихнет и сердце, и город.
Лишь сентябрь подкинет повыше
Жёлтый мячик.
 

«В моих буднях стало меньше кофе, больше красок…»

 
В моих буднях стало меньше кофе, больше красок,
Когда брат-ноябрь влез в окошко.
Не тревожил душу понапрасну
И минуты собирал по крошкам.
Фотографии смотрел охотно
И охапками носил мне листья.
Знал, что ненавижу с бергамотом,
Угощал тягучею ириской.
Бегал по утрам со мной по парку,
Не сбиваться с курса помогал.
Поправлял мне вязаную шапку
И от ветра тоже защищал.
Временами прикрывал мне веки,
Чтобы сон хоть иногда и хоть немного…
Стать его женою бы навеки!
Но декабрь уж появился на пороге…
 

ЛЮБОВЬ

Через улицы, время и провода

До тебя долетают мои молчаливые тайны. Посмотреть вглубь тебя напоследок дай мне!

От бессонных ночей в голове кавардак.


Но ты чувствуешь мой непрестанный призыв. Реки в твоих глазах превращаются в потоки лавы. Ты не услышишь от меня слов «love you»

Я учу совершенно другой язык.


«Моя любовь – огромный крест…»
 
Моя любовь – огромный крест,
Что я ношу под грязной робой.
Порой достаточно небес,
Чтобы почувствовать свободу.
 
 
Стекал апрель по вешним снам,
Всех понемногу заражая.
Растратил город прежний шарм:
Раздал подачки горожанам.
 
 
Спешили люди по делам,
Свои сердца оставив дома.
Всепоглощающий туман
Окутал души томной дрёмой.
 
 
И солнца луч во льду застыл.
И снова снег. И всё, как прежде.
Мы все искали теплоты,
А получили лишь надежду.
 
Оттепель
 
Звёзды-фонари светят в спину,
Мир у наших ног – талый.
Мне в лицо слова кинул —
Получилась в сердце рана.
 
 
Крепкий лёд трещал скупо.
Снег в моих ладонях таял.
Вспоминал в стихах мои губы.
Не дошёл до них полквартала.
 
 
С неба звонко капала оттепель.
Чувства в твоём сердце плавила.
И вот-вот весна вроде бы…
Но пришла она неправильно.
 
 
Зимняя любовь пятилась,
След её тихонько таял.
Солнце в белоснежном платьице
Растопило все наши тайны…
 
«А помнишь наше первое совместное утро?..»
 
А помнишь наше первое совместное утро?
И я не помню. Зато помню ночь.
Как впервые взялись за руки,
Будто давно влюблённые – точь-в-точь.
Следы наших босых ступней
Впечатал и сохранил песок влажный.
Пытались бежать ветра быстрей
По побережью тёмного моря. Не страшно,
Что август холодным и дождливым выдался.
Мы друг друга нашли в бризе тайных открытий.
Нас связало число, сеточка случайных импульсов
И длинная цепочка неслучайных событий.
Дразнили, наши пальцы соединяли и к нам тянулись
Облака на невероятно красочном ночном небе.
А утром… Просто вместе проснулись.
Всё было белым-белым. И размылось временем…
 
«Кленовый лист на моем предплечье…»
 
Кленовый лист на моем предплечье
И крик орла из твоей груди.
Все неизбежное быстротечно.
Иди..
 
 
Стираешь губы мои ладонью,
Стираешь мысли одним кивком.
Меня с земли в невесомость п?днял
Рывком.
 
 
Всю душу вытряс, собрал все тайны!
Стихи сжигал и палил мосты…
Все неслучайное так случайно!
А ты?
 
Нет больше места в нашей тесной…
 
Ведь это чувство больше мира,
Мощнее взрыва, ярче света.
О нас не пишет «Daily Mirror»,
Но наши сны люминесцентны.
 
 
В переизбытке в наших венах
Того, что хочет ярким всплеском —
Окрасить мир. Но во Вселенной
Нам не хватает места. Тесно…
 
«Выжженные солнцем глаза …»
 
Выжженные солнцем глаза —
Новый лабиринт в моих мыслях.
Тщетно нажимаю дозатор:
Совесть утопилась в игристом.
 
 
Выстрел! Снова пуля в висок.
Первые морщины так близко.
Молодость течет, как песок,
Пальцы обжигающий склизко.
 
 
В снах переплетение фраз,
Легкие шелка и узоры.
Люди, что забыты подчас,
Ночью отпирают засовы.
 
 
Утром шторы мир отворят:
Солнце, легкий дождь – безупречно.
Но поставит лето печать
На проспекты, улицы, плечи.
 
 
И глаза, и голос, и взгляд
Я не буду больше беречь.
Жизнь моя не терпит преград
В виде неожиданных встреч.
 
«В тайнах вечной красоты…»
 
В тайнах вечной красоты
То ли море, то ли ты.
Запах ветра и песка.
Скажет день, что у виска…
Нет, совсем не пистолет:
Тихий сон – и вот уж нет.
Лета нет, зиме привет.
Под запретом счётчик лет.
Сладкий мёд за тёплый шарф.
Чуть дыша и чуть спеша,
Шумным ворохом забот
Шорох мая – у ворот!
Не ворота, а гараж.
Снова осень. Снова пляж.
Снова птицы и рапан,
Наше море-океан.
Скоро тронется вагон.
На перроне за окном
В бликах радужного дня
То ли солнце, то ли я.
 
«В гостиной у осени светлое небо…»
 
В гостиной у осени светлое небо.
Мельница. Луг. И взъерошенный стог.
Под сизыми соснами правда и небыль
Смешались. Рождается новый росток,
 
 
Когда мотыльки в перламутровой неге
Порхают над старым заросшим крыльцом,
Пыльца их подобна мельчайшему снегу,
Искристым пылинкам над новым дворцом.
 
 
Вся жизнь расцветает, как почки в апреле,
Когда наши души пускаются в пляс.
Под музыку тихой волшебной свирели
Исполним свой первый волнующий вальс.
 
«И черные матовые шары отпускали в вечер…»
 
И черные матовые шары отпускали в вечер.
И взглядом ловили их до последнего вздоха,
Когда вдруг все наши мысли вернулись к истокам,
А души нечаянно окунулись в вечность.
 
 
Тревожное «нет», горячее «да» – и в омут
Ворвались, как будто, с неба шальные капли.
Собраться из мороси в камень получится вряд ли:
Рассыпались смогом блестящим на спящий город.
 
 
Коснись моих пальцев – там самая чуткая кожа.
Смотри, не прожги. Хотя, знаешь, не жалко вовсе.
Прядут веретёна судьбы жизни тонкие оси.
Придут времена и мы вспомним об этом тоже.
 
 
Совсем невзначай твои руки – на мои плечи.
Иголка любви исколола внутри все нервы.
Запретные чувства сл?дки, больны, неверны.
Не знаем, что будет завтра. И пусть. Так легче…
 
Нежность в сепии
 
Я не думала, что смогу полюбить этот затылок неправильной формы,
Эти глаза непривычного цвета.
Я жила в полной уверенности, что моя жизнь – бред, оказалось – норма.
А моё внутреннее отражение – не бурьян, а светоч.
Сколько световых должно было пройти, сколько астрономических,
Чтобы услышать твой голос – и всё понять?
Ведь у нас теперь – ни людей, ни быта, ни электричества.
Лишь щепотка чая да листочек мяты.
Лишь щепотка чая да листочек мяты…
И как хорошо, что ты за долгие годы не повёлся всё равно
На прокуренный голос современных девочек,
На их лица, вытатуированные, придуманные. Как здорово.
А вот я ошибалась. Много. Слепо так.
Любила играть, подолгу, с интересным сценарием.
Каблуки не снимала сутками, всё выделывалась.
А теперь – кроссовки. Так легче под светом фонарным
Целоваться. И бегать без устали до весеннего равноденствия.
Как безумно, как странно узлы свои вяжет судьба.
Где найдёшь своё счастье – потеряешь двукратно.
В этой тьме бестолковой главное – не потерять себя.
Удержать свои цели. И не повернуть обратно.
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное