Мария Стерх.

Время сказок



скачать книгу бесплатно

© Мария Стерх, 2017


ISBN 978-5-4490-1826-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Четверо смелых

Глава 1

– Вот они – герои из легенд! – крикнул седой старик, одной рукой указывая на группу подростков у себя за спиной, а другой рукой опираясь на посох. Потом он обернулся и скривился. – Вы кто?

Да и соплеменники как-то не оценили: одни хмурились, другие ухмылялись, но никто не принял слова старейшины всерьез. Старейшина – высокий худой совершенно седой, но еще вполне бодрый старик в каком-то рубище и сам засомневался в героях, в затее и даже немного в самом себе. Но потом осознал, что последнее было лишним: в себе сомневаться – зряшное дело.

– Кто вы? – с вызовом спросила одна из девушек в странных одеждах.

– Слышь, Домовик, ты ж сказал, что две девицы должно быть, а они в портах все, – послышался старческий голос из толпы.

– Да, не-е-е, вон та, мелкая похоже девица, – уже другой, и тоже дребезжащий голос, – но в портах.

– Ежели в портах – значится парень, – отрезал первый старческий голос.

– Да, подождите вы гомонить-то! – отрезал старейшина. – Куды делся Домовик? Вот ведь сумасшедшая нечисть.

Подростки в количестве четырех человек: две девушки и два парня, стояли ошарашенные посреди капища. И каждый думал, что сошел с ума.

А вы бы что подумали? Если еще пару часов назад они не были знакомы, хотя и сейчас знали друг про друга только имена, потому как едва представиться и успели.

Нельзя сказать, что местные жители были в восторге. Они-то тоже ожидали совершенно не того и не тех. А эти дети абсолютно не подходили, с их точки зрения, для спасения маленькой деревни, не говоря уж об их большом мире. А ведь вновь появившиеся герои должны были заменить ушедших, и если не повторить их подвиги, то хотя бы не ударить в грязь лицом. Про превзойти речи даже не шло. Но судя по первым действиям ребят, поведение этих новых в корне отличалось от предшественников.

Ни домовой, ни старейшина не смогли связно объяснить, почему нельзя позвать уже знакомых героев, а непременно нужно вызывать новых. Но даже когда зашел разговор о новеньких ни один житель поселения не предполагал, что они будут столь сильно отличаться.

– Смотри, смотри, что это она делает? – раздался шепот с разных сторон.

Стройная блондинка с длинными волосами достала из кармана смартфон и, крутясь во все стороны, стала фоткать окрестности. Но продолжалось это не долго, всего несколько снимков, а дальше началось селфи, т.е. девушка стала снимать себя на фоне деревьев, леса, избушек, шалашей, дедулек, бабулек, старейшины и даже домового.

Она поправляла челочку или волосы на затылке, надувала губки или слегка кривилась в сторону, что, впрочем, не уродовало ее милое личико. Девушка выставляла ножку вперед, потом делал снимок в полуприсяде, затем обратила внимание на солнце и щелкнула себя, щурясь от солнца и еще парочку снимков на фоне солнца, для создания темного таинственного силуэта.

Вторая девочка, Марья, смотрела на блондинку, совершенно не удивляясь происходящему, бесстрастно, безучастно, прижав к себе небольшой букетик кустовых роз.

О чем она думала сказать сложно, но ее лицо не выражало ни одобрения, ни презрения. Через минуту зрелище девицы, делающее снимок за снимком, утомило Марью и она обратила взгляд на окружающих.

Люди, строения и лес не заинтересовали ее, немногим дольше она разглядывала старейшину и домового, хотя и не понимала, что это именно домовой. Наклонив голову, как внимательная птица, она молча следила взглядом за суетливыми движениями маленького лохматого существа, но и тут ничего интересного. Она подняла глаза на ребят рядом. Высокий темноволосый парень показался ей любопытным.

Он стоял, покачиваясь с носка на пятки в заношенных кроссовках, засунув руки в карманы джинсов и внимательно пялился в небо. Что ж там такое? А там только синее-синее небо, отсутствие облаков и где-то далеко теплое желтое солнце. Проследив взгляд этого парня, создавалось ощущение, будто он прощается с солнцем, как несчастная дюймовочка в старой сказке. Марья сказки любила, но заподозрить такое про этого высокого и слегка развязанного парня было крайне не логично. Но, пожалуй, это было правдой. Он прощался со свободой, что закончилась с окончанием лета.

Среднего роста блондин стоял с краю всей компании и не привлекал ничьего внимания. Его действо и люди заинтересовали. Заинтересовали настолько, что он вытащил наушник из уха и покрутил головой, как филин, вникая в обстановку.

Он быстро все понял, или ему так показалось. Наушник он обратно не поставил, а просто бросил болтаться. Одернув полы костюма, он приготовился принять на себя роль ответственного за всех случайно попавших сюда, а также возглавить путь по выводу домой этих самых попавших.

Он тоже достал свой телефон, но не для фотографирования, а чтобы проверить связь. Ведь всегда можно связаться с пожарными или спасателями, но сети не было. Парень повертелся с телефоном в руках, глядя только на экран, но сети не предвиделось нигде. Это хуже. Они вне зоны покрытия!

Местные озадаченно смотрели на вновь прибывших и не понимали происходящего, но у них был старейшина. Он все объяснит и все решит. Вот только ребята не знали, кто здесь рулит.

А первое сентября выдалось теплым и солнечным.

Поэтому Марья, одеваясь на первую торжественную встречу в новой школе, а проще говоря, на линейку, надела новые голубые джинсы и белую рубашку.

Алена же никогда не отличалась подобной беспечностью. Она надела классический брючный костюм приятного тона кофе с молоком. Тоненькое колечко должно подчеркивать изящность пальчиков и аккуратность маникюра, нарочито небрежная прическа выступать символом независимости, а слегка потертые мокасины показать некоторую беспечность. Все продумано до мелочей!

Ванька не заморачивался подобными проблемами, и, несмотря на перевод в другую школу, не удосужился изменить своим привычкам. Иван был одет в обычный костюм, что мама купила ходить в школу весь год.

Михась же и вовсе надел как обычно джинсы с толстовкой, его-то не переводили в новую школу.

Вот приблизительно в таком виде они и отправились из дома рано утром в новую школу, куда их по разным причинам перевели родители.

И именно в таком виде они все предстали перед собранием этих старичков и старушек, смотрящих на них с недоумением, неодобрением и удивлением.

Эта великолепная четверка стояла на пригорке в рядок, но не по росту. Перед ними были старейшина и лохматое небольшое существо, к которому он обращался. Позади ребят возвышался тотемный столб. Но о том, что он именно тотемный могла сообразить, наверное, только Марья, поскольку увлекалась историей. И то, если бы обернулась и внимательно разглядела его. Но сейчас им всем было не до того. Они пытались сообразить каким образом после случайной молнии в чистом сентябрьском небе они оказались неизвестно где и неизвестно когда.

Вот именно «когда» больше всего интересовало Алену. Ее место сейчас не здесь. Она-то точно должна была присутствовать на линейке и поразить своим видом всех остальных присутствующих. Да так, что б ни у кого и сомнений не осталось в том, кто здесь королева класса. А может и не только класса.

Вопрос «где» больше, пожалуй, интересовал Ивана. Сразу после уроков он собирался отправиться на занятия по робототехнике и его не устраивала глупая задержка в виде нескольких одноклассников и группы старичков, еще неизвестно чего от него желающих.

Михась отличался показным душевным спокойствием. Проще говоря, ему вообще-то было все равно, где он находится и что будет происходить дальше. Только вечером ему желательно попасть домой, чтобы мать не ругалась опять. Уж очень он не любил когда его попрекали такими с его точки зрения пустяками и досаждали нелепыми, опять-таки с его точки зрения, указаниями.

А вот у Марьи размышлять времени не оставалось, потому что ее дергало за рукав то самое маленькое лохматое создание и пыталось всучить большую суму, с дощечками испещренными символами. Марья отказывалась наотрез.

Маленькое лохматое существо выглядело мило и забавно. Ростом не больше метра, на голове спутанные лохматушки непонятно какого цвета, круглая рожица с постоянно играющей улыбкой на губах, нос картошкой и глаза бусинки. Одет он был в рубашку-косоворотку малюсенького размера и широкие штаны, связанные на талии и щиколотках какими-то ленточками. А вот ступни были голыми, грубыми и привыкшими ходить по голой земле и камням. Он тоже внимательно осмотрел новых героев и повернулся к кучке местных жителей.

– Делать неча! – проговорил Домовик и наклонился к старичкам. – Наш прекрасный старейшина вызвал этих героев, – он подозрительно покосился на четверку и продолжил, – других защитников не предвидится. По крайней мере, пока эти туточки.

– Так исправь! – зло посоветовал старейшина. Опираясь на посох, он собрался к своей землянке, но потом передумал.

– Ну, знаешь… – Домовик отошел за спины подростков, – ты вызывал – ты и исправляй, – ответил он и тут же исчез, как будто его и не было.

– Я согласна, – заметила стройная девушка в брючном костюме. – Отправьте меня побыстрее обратно – у меня куча дел. – И она поправила длинные светлые волосы привычным движением руки.

– Ты что посылка? – удивленно спросил белобрысый парень.

Это был Иван. Белобрысый, не высокий и не маленький, не толстый и не худой. Так, обычный средний парень.

– Могу отправить только одним способом – убить, – обернулся и плотоядно улыбнулся старейшина.

– Не уверен, что потом будут другие герои, – снова появился Домовик. – Я тебе говорю, бери этих. Вот если не выгорит, тады другое дело. Будешь новых вызывать.

– Я ща че-то не понял, – вдруг очнулся высокий парень с мутными глазами. – Что значит «не выгорит». Это, в смысле, нам по зубам могут дать?

– Ну, не то что бы по зубам…, – слегка замялся Домовой, – хотя и по ним тоже.

– А давайте, вы все нам объясните и мы пойдем домой, – голос разума это голос Ивана.

– Домой – это добре, – заметил Домовик, а потом развел руками, – только нету у вас теперя дома-то. Вот только наши дома и остались.

– Сильно! – заметила Марья. – А как нам попасть к себе домой?

– Я тебе уже полчаса про то и толкую, – Домовик даже ногой топнул, – нужно отнести Волхвари в место силы. И все!

– А с какого перепуга мы должны что-то куда-то нести? – возмутилась Алена.

– Вот выбора у вас нет, потому и понесете, – старейшина был стариком суровым. Но тут и вообще жизнь не сахар.

– Почему же нет? – подростки народ упрямый. Михась осмотрел округу внимательно.

Четверка героев стояла на единственной небольшой открытой площадке. Впереди народ, позади столб, посвященный Перуну. Дальше кругом выстроились невысокие домишки: наполовину землянки, наполовину шалаши. Еще дальше был лес. Простой дремучий лес. Михась понял что погорячился – выбора действительно не было.

– А если мы откажемся уходить? – Алена тоже осмотрелась и не увидела подходящей для себя дороги.

– Тогда мы пропали, – Домовик не давал скучать и долго ждать ответы, – но вы тоже тогось. С нами пропали.

– А не может это кто-нибудь другой отнести? – осторожно спросила Марья.

– Кто, например? – широко повел рукой старейшина.

Остальные молчали. Все. Ребята внимательно осмотрели жителей этого маленького поселения. На внешность самому молодому было не меньше 150 лет. Возможно на пару месяцев меньше.

– Понимаете, – теперь Домовик заискивал, – ведь все пропадет. И мы, и мир наш, и ваш тоже, – и шепотом добавил, – наверное.

– Я все равно не понимаю, – Ваня искал четкие и верные ответы, – даже если мы отнесем котомку в какое-то там место, с нами-то что дальше будет?

– А домой вернетесь! – радостно подпрыгнул Домовик. – У нас времени не много. К равноденствию надо бы успеть.

– А если не успеем? – с испугом спросила Марья.

– Я не поняла: я сегодня домой не попаду? – перебила Алена.

– Ежели не успеем, то Мара поглотит все. – Теперь Домовик погрустнел.

– Ну, знаете, – возмутилась Алена. – Мне нужно переодеться и вообще, нужна куча всяких вещей для дороги. Я без подготовки никуда отправиться не могу.

– Так, а теперь внятно: кто, что, когда и почему, – у Вани была склонность к систематизации всей жизни.

– Ой, все просто, – беспечно махнул Домовик ручкой, – согласно легенде четыре героя отнесут наши волхвари в место силы. И все спасены. Только надо успеть до равноденствия.

– Когда это ваше равноденствие? – уточнил Ваня.

– Через 6 дней, – подсчитав что-то, ответил старейшина.

– Ух ты, еще полно времени, – потирая руки встрял Михась, – хорошо бы сейчас перекусить и поглядеть что у вас тут хорошего есть. – Он вел себя как на экскурсии, – кстати, если мы герои нам и оружие какое-никакое положено. Дадите?

– Нет, оружие не дадим, – в том же развязном тоне сообщил старейшина. – Нет его у нас. Ты думаешь, где вся наша молодежь? – он особенно выделил слово «молодежь».

– Сбежала в город, – не оборачиваясь, Михась пошел к ближайшему жилищу. В дверях тут же показалась 200-летняя старушка, маленькая, сухонькая, но с блестящими жизнью глазками.

– Ой, милок, а я одна живу, – запричитала она, – и накормить такого богатыря нечем.

Михась растеряно повернулся к остальной компании.

– Что и еды не дадите?

– Есть хоть какая-то карта? Или как мы найдем это ваше место силы? – Ваня удрученно смотрел, как Михась садится на корточки посредине поляны.

– Домовик проводит и заодно поможет, – зло предложил старейшина и тихо добавил, – тут от него все равно толку никакого.

– А я вообще-то домовой! – возмутился малыш, – мне даже дом покидать не положено.

– Ну, ты ж покинул, – между этими двумя явно были свои разборки. – И этих заберешь. – Он кивнул на ребят.

Глава 2

Темный древний лес обступал их со всех сторон. Группа из четырех человек и одного сумасшедшего домового углубилась в лес. Воздух был пронизан еловым запахом так, что кружилась голова. Периодически с веток почти бесшумно тут или там падала шишка. Под ногами не было ни травы, ни мха, только земля. И корни многовековых сосен и елок ставили подножки зазевавшимся путникам, что задирали голову вверх в поисках голубого неба. Первым шел Домовик, а последним – Михась. Возвышаясь над остальной компанией, он смотрел вперед и видел только узкую тропинку и сгущающуюся темень дремучего леса.

Высокий Михась обернулся назад и увидел, как очередной поворот тропинки скрыл это не очень-то гостеприимное поселение. Еды с собой дали в обрез на пару раз перекусить, остальное сказали «в лесу соберете, не маленькие». Правда, дали Алене одежду. Сначала предлагали сарафан и рубаху длиной до пят – Аленка чуть в обморок не упала. Кое-как уговорили их дать ей мальчишечью одежду. Но тоже не фонтан: длинная рубашка, подпоясанная веревкой и широкие штаны. Обувь ребята решили оставить каждый свою. Алена постоянно нервно поправляла поясок, подтягивала спадающие штанцы, закатывала широкие рукава рубахи. После первых же комаров она перестала поддергивать одежду, но ей было не привычно прикосновение грубой ткани к телу.

Шли по одному, уж очень узкая была тропа, но скоро к Алене протиснулся высокий парень, опередив остальных. Ему вдруг захотелось наладить контакт с новой красавицей класса.

– Алена, да? А ты к нам из какой школы перешла? – спрашивал Михась у Алены.

– Ой, ну какой ты нудный! Еще спроси, почему перешла, – ей совершенно не хотелось говорить правду на эту тему, – знаешь, просто мои родители переехали в новый район, и я теперь буду учиться в этой школе, – она сменила резко тему. – А правда, говорят, что в этой школе ученица в 10 классе ребеночка родила.

– Э-э-э, – вот что точно не интересовало парня, так это глупые сплетни, – наверное, я точно не знаю.

– А ты знаешь? – обернулась Алена к задумавшейся Марье. Блондинка никак не могла вспомнить, как зовут эту бесцветную девочку.

– Нет, я тоже только первый день в этой школе. – Марья хотела напомнить свое имя, но не решилась.

– И я, – тут же вставил свое слово Ваня. – Я тоже первый день, – напомнил он на всякий случай. – Кстати, я – Иван.

– Получается я один старожил, – гордо ответил Михась. И добавил. – Но про ребеночков у десятиклассниц не знаю.

– А как тебя по-человечески зовут-то? – спросила Марья.

– Миша, – вдруг засмущался парень, – но лучше Михась. Я привык.

– Эй, вы что, не знакомы чтоля? – ехидный голос Домовика отвлек их. – Вот ведь свезло!

– Что случилось? – деловито спросил Иван.

– А ты че вперед лезешь? – взвился Михась. – Покомандовать решил? Я между прочим старший.

– Старший не значит умный, – ответил Ваня.

– Эй, мальчики, уймитесь, – привычно разнимая ребят, улыбнулась Алена.

Мишка не то что бы обиделся, но решил отложить выяснение о первенстве и главенстве и слегка отстал. Он погрузился в свои мысли и к дальнейшим разговорам не прислушивался.

Солнце стояло высоко над деревьями, когда компания входила в лес, но в чаще все равно было сумрачно и неуютно.

– Дорогие мои, – торжественно начал домовой явно заготовленную загодя речь, – прежде чем мы отойдем подальше от моего родного дома и углубимся в чащобу Страшного леса, я должен поведать подробности…

– А чем же этот лес «страшен»? – перебил его Иван. – По мне так вполне нормальный, но чем-то похож на сказочный, добрый, из мультиков.

– Здесь тебе не сказки, – строго отрезал домовой, – здесь все может случиться и кто угодно встретиться, поэтому, – он повысил голос, – не отставать, не теряться и не разговариваться с незнакомцами. А тем более ничего у них не брать.

– Чем-то напоминает нотации моей мамы, – прошептал Иван.

– И моя так же мозг клюет! – поддакнула Алена.

Остальные предпочли не высказываться. А домовой продолжил.

– Повторяю, – он даже указательный палец поднял, – здесь опасно. Наши боги суровые, временами жестокие и многие принимают человеческие жертвы. Ясно?

– Ой, какие милашки, – усмехнулся Ваня.

– Не смей, вдруг они услышат, – в ужасе прошептал домовой.

– Расслабься, богов нет, – сказал этот милый ребенок атеизма.

Домовой только махнул на него рукой.

Ребята попытались пошутить на темы богов и встречи с ними, но постепенно эти разговоры и шуточки смолкли. Все погрузилось в напряженную тишину. Даже болтливый домовой не желал никому ничего рассказывать. И прошли они совсем недолго, но и без того узкая тропинка вдруг оказалась перегорожена широким пнем, украшенным сверху очень милым красным мухомором.

– А чего это ты здесь шляешься? – неожиданно спросил пенек у Домовика. – Мы ж договаривались: ты ко мне не ходишь, а я к тебе не заглядываю без предупреждения. – Мухоморчик кивнул, снял шляпку и насмешливо склонил голову. Потом шляпка вернулась на место и грибок застыл, как и не было ничего.

– И тебе привет, брат, – откликнулся хмуро домовой, – знаешь, все изменилось. Я ухожу.

– Совсем? – засуетился пенек и превратился в подобие домового, только полностью зеленого. Мухомор сбежал на зеленую ладошку и аккуратно опустился на землю. Оттуда также резво побежал в куст лещины слева от тропинки.

– Ты сильно-то не радуйся, – по-прежнему хмурился домовой, – если ничего не выгорит, то все пойдет прахом.

– И что я должен понять из твоих дурацких слов. Ой, любишь ты тень на плетень наводить. Скажи нормально! – собеседник начинал злиться.

– Что тут не понятного? Я в походе! – гордо выпятив грудь, ответил домовой, – вот веду ребятню спасать нас.

– Кого нас? – совсем растерялся лесной житель.

– Всю нечисть, всех духов: лесных, – он указал на него, потом на себя, – домовых, даже болотников и банников. Хоть может они того и не заслуживают.

– Угу, – в задумчивости кивнул лесовик, – значит, ты один за всех воюешь. Ну, тогда не буду препятствовать. Но ты знаешь порядок – надо заплатить за проход по моему лесу. Много не возьму, но хоть что-то надо отдать. Давай договоримся на во-о-он ту котомку, – он указал на сумку, что Алена несла со своей одеждой.

– Думаю, что тебе не понравится, – попытался возразить домовой.

– Это я сам решу, – отрезал лесовик. – Давай мил человек котомочку.

– Не отдам, – вцепившись в сумку двумя руками, завопила Аленка. – Это мое! Я совершенно не собираюсь никого спасать, да еще ценой моей одежды.

Еще чуть-чуть и девушка впала бы в истерику, но тут вмешался Иван.

– Уважаемый, – произнес он как можно спокойнее, – а вы не возьмете что-нибудь другое.

– А что у вас есть? – с интересом спросил лесовик.

Ребята осмотрели каждый себя и друг друга. Сумки было всего две: одна с одеждой, другая с едой. Про суму с дощечками даже и заикаться не стоило. Отдать было просто нечего.

– Идти нам далеко, а эти вещи нести – смысла нет, – повернулся Ваня к Алене.

Но та упрямо качала головой.

– Нет, нет и нет, – упрямо повторяла она. Слезы появились в ее голубых глазах.

– Ой, да че ее уговаривать, – встрял Михась и выдернул сумку из рук девушки. – На, только обмену и возврату не подлежит.

– Ась? – удивленно вскрикнул лесовик. По краям тропинки, насколько было видно на мгновенье, появились грибы большие и маленькие. Они, подняв шляпки, с интересом глянули на путешественников и тут же исчезли.

Алена заплакала и попыталась вырвать сумку у лесовика. Тот без возражений отдал.

– Нет, вы должны мне добровольно отдать важную вещь, иначе не пройти.

Все молча стояли и смотрели на Алену. Она прижимала к себе свой любимый костюм и не собиралась с ним расставаться. Она даже сделала пару шагов назад. Больше не смогла – всю тропинку заняли кусты орешника, как будто всегда здесь росшие, хотя еще минуту назад стежка была чиста.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное