Мария Симцова.

Родиться снова. Сборник рассказов



скачать книгу бесплатно

Дизайнер обложки Дарья Демина


© Мария Симцова, 2017

© Дарья Демина, дизайн обложки, 2017


ISBN 978-5-4474-5114-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Музыка в подземке

Мы снова играем в переходе. Мимо спешат люди серым потоком. Смотрят под ноги или в новомодные гаджеты. Городской муравейник.

И каждый день я задаю себе один вопрос: «Что я здесь делаю? Зачем мне это нужно?»

Гитара сама просится в руки. Она моя старая подруга, понимает меня с полуслова. Мы снова в переходе.

Мама каждый день твердит одно и тоже, друзья смеются:


– Да брось ты эту ерунду, лучше бы учился.

– Ты случайно не с «Голоса» сбежал?!

– Нищие с паперти пришли!

Так легко затоптать и осмеять мечту:

– Да куда тебе, ты еще слишком молодой! Да куда тебе с твоим голосом? Зачем тебе это надо, найди нормальную работу и живи как все.

Только не хочу быть как все. Просто я хочу петь. Я знаю – меня услышат.

Улыбка – лучшая награда для меня. Прохожий остановился и слушает. Из потока серых мыслей его позвала тонкая нежная мелодия. Хмурое лицо светлеет, он улыбается. Я принес лучик света в его жизнь. Ради этого я готов петь в темном переходе.


Пройдет время, и я стану таким же уставшим и циничным, как все. Буду смеяться над чужими мечтами и учить жизни молодежь. Только не сейчас. Моя мечта со мной.

Нити судьбы

Елена брела по сугробам в дальнюю деревню. Она несла соседям угли в маленьком чугунном котелке.

Умерла старая тетка, а для Елены не стало места в избе. В родном доме как прислуга. В трескучие морозы ребятишки да старики у печки греются да едят лепешки. А Елена вечно на холоде: то белье полощет в ледяной проруби, то воду таскает, то дрова из зимнего леса везет на скрипучей сломанной телеге.

Стояла лютая стужа, снег валил огромными хлопьями. Зима в этом году выдалась ледяная и суровая. Поднялась такая вьюга, что впереди видна только белая стена снега. Ветер заунывно выл. Быть может, это души умерших приходят на землю, чтобы повидать своих близких.


Елена завязла в снегу по грудь, глаза слипались от усталости. Она уже не чувствовала рук и ног.

Девушка с тоской подумала:

– Воз замерзну в лесу, и никто не заметит. Будут радоваться: не кормить лишний рот. Заберет меня тетушка с собой на Небо.


Вдруг уголек выскочил из котелка и больно обжог ногу. Девушка подскочила, уронила котелок, и все угли упали в снег, зашипели и погасли.


Почти стемнело. Елена села в сугроб и заплакала. Слезы застывали льдинками на щеках, ветер больно хлестал по лицу. Вдруг она увидела огонек.

Посреди поля стояла убогая полуразрушенная избушка, из крыши торчала черная обгорелая труба. Девушка с трудом открыла тяжелую дубовую дверь замерзшими руками.

В избе горела лучина, в полутьме Елена разглядела маленькую старушонку.

Она сидела на скамейке и пряла.

– Ну что, дошла, милая! Замерзла? Я ждала тебя – сказала она дребезжащим голосом, не поднимая глаз на девушку, – садись на лавку да погрейся, коли пришла.

Елена села и стала разглядывать это чудное место. Закопченная темная горница, посреди круглая печь из битого кирпича. И везде – на деревянном столе, на грязной убогой лежанке, на полу – шерсть и нитки. Разноцветные клубки валяются.

– Ну что, молчишь? Рассказывай.

Пока девушка собиралась с мыслями, что ответить странной бабке, она продолжила с насмешкой:

– Что, выгнали тебя из тебя из дому? Оставайся у меня, будешь мне служить. Куделю распутывать да новый узор вязать.

– Бабушка, а зачем тебе эта куделя? На рынке что ли торгуешь? – осмелилась подать голос Елена.

Бабка посмотрела на нее и хрипло засмеялась:

– Полотно это непростое не продается. Развяжешь, распутаешь узел, изменишь судьбу человека. Видно, сильно запуталась твоя судьба, раз дорога тебя привела. Сюда просто так не приходят.

Тишина, только ветер завывает в трубе. девушка украдкой стала разглядывать бабку.

Сгорбленная старуха с крючковатым носом, седые волосы, на плечах рваная шаль. Синие ясные глаза и пристальный взгляд, от которого бросает в дрожь.

Елена с изумлением наблюдала, как под руками старушки порванное шерстяное полотно восстанавливается, нити сами вставали на место, образуя красивый узор.

Вдруг бабка запела заунывную песню тонким голосом на незнакомом языке. В печке потрескивали дрова. Ветер выл в трубе.


Девушка так устала, что легла около печки на ворох шерсти и уснула. Утром бабка грубо растолкала ее:

– Эй, вставай, соня. Пора работать? Думаешь, пришла, бездельничать будешь?

Елена села на лавку и бабка ей сунула в руки черное колючее шерстяное полотно и тонкие спицы.

Девушка попыталась распутать нити, но ничего не получилось. Грубые колючие нити режут пальцы почти до крови, рвутся в руках. Из глаз льются слезы.

Долго пыталась Елена, сколько времени прошло, не знает. В избушке вечерний сумрак целый день, не заходит сюда солнце.

Бабка смягчилась:

– Тяжело тебе, девка? Знаю. Всем тяжело. Ты потихоньку, улыбнись. Нитки почувствуют тепло рук и сами распутаются.


Сколько времени прошло, девушка не знала. Она все сидела в углу да распутывала нити. Вспоминала свою прошлую жизнь. «Может я умерла?» – думала девушка.

Бабка сурово прикрикнула:

– Эй, девка, ты там уснула? Давай, поторапливайся, а то судьбу свою проспишь.

А за окном дивный лес шумит, птицы поют. Солнышко пригревает, вот-вот снег таять начтет. Это посредине сурового февраля.

Девушка заскучала по дому и запела старую песню. И вдруг полотно само стало восстанавливаться, нитки встали на место, проявился дивный замысловатый узор. Елена закричала от радости:

– Бабушка, бабушка, смотри, как красиво получилось!

– Вот видишь, то, что с любовью идет и от сердца, то всегда красиво.

Прошло время. Зима закончилась и началась весна. Елена сидела у окна и пряла куделю.

На дворе послышался стук копыт. Высокий худощавый юноша постучался в избушку. Он открыл тяжелую дубовую дверь и с удивлением окинул взглядом избушку:

– Здесь живет баба-Яга? Девушка, а куда делась бабушка?

– Ушла за травами.

Он с любопытством посмотрел на чудные ковры и шали на стенах.

– Мастерица, я куплю тебе нитки на рынке. Сплетешь мне новый ковер? Я купец, товар выгодно продам, тебе и мне выгода будет.

На следующий день он вернулся и привез целую корзину дорогих ниток.

Юноша стал приходить каждый день и помогать Елене ткать сложный узор. Где подскажет, где сам поможет.

И оказался ковер такой чудесный, что глаз не отвести. И понравился юноша Елене. И парень все чаще смотрел на нее с любовью. А когда как соткала она ему ковер, он ей сказал:

– Пошли со мной, искусница. Будем вместе наше счастье мастерить.

Бабка вдруг появилась из леса и подала Елене чудный вязаный платок.

– Накинь на плечи!

Елена вместе с юношей пошла заснеженной тропинке чудным солнечным утром. Вдруг она оглянулась и поняла, что избушки и следа нет. Вокруг только заснеженные пол да леса. А около пенька закопченный котелок с горящими угольками. Юноша поднял котелок и сказал:

– А вот и огонь для нашего очага.

Родиться снова

Меня зовут Эля. Я еще совсем малышка. Послушайте мою историю.

Когда моя душа жила на небесах, ангел сказал мне:


– Эля, теперь ты можешь родиться. Мы выбрали для тебя родителей. Радуйся и жди. Я ждала и радовалась, что скоро окажусь на Земле

Увижу голубое небо, деревья и цветы. Будет жаркое лето, и мы с мамой будем гулять вместе. А потом я научусь ходить. У меня музыкальный слух, буду певицей.

Мой Ангел-хранитель почему-то сидел грустный.

– Петр, почему ты не радуешься со мной?

Ангел опустил глаза:

– Ты знаешь, Эля, жизнь такая непредсказуемая. Может ты откажешься и останешься на небе?

– Ты что, как я могу остаться здесь! Я хочу жить!


Стоял весенний прозрачный день. Мама направилась к доктору. Я так радовалась: скоро увижу себя на мониторе УЗИ. И врач скажет:


– Поздравляю, у вас девочка!


Я даже знаю, что мама тайком от папы и бабушки вязала крошечные пинетки. Для меня.

Врач, пожилой строгий мужчина с бородкой, посмотрел на экран и нахмурился:


– У вас в родне не было болезней сердца?


Мама испугалась:


– Нет. Что-то с ребенком не так?

Она даже встала и заглянула в монитор, но увидела только черно-белые пятна. Врач вышел из кабинета:

– Подождите меня, я сейчас приду.


Прибежала заведующая и еще три медсестры. Они долго смотрели на монитор и говорили незнакомые слова.


Врач молча писал в карте, а потом холодно произнес:


– К сожалению, вашу беременность придется прервать. У плода выявился тяжелый порок сердца, несовместимый с жизнью.


Мама тяжело осела на стул и обняла руками огромный живот:


– Как прервать? Уже 22 недели! Она живая!


– Понимаете, при таком диагнозе плод погибнет внутри вас. Тогда начнется заражение крови, и… женщина, вы куда? – врач не успел договорить, потому что мама выскочила из кабинета.


Моя дальнейшая судьба была решена. Новые УЗИ, собирался медицинской консилиум. Суровый диагноз подтвердился.


Мама пила валерьянку и не спала ночами. Жаль, что я не могла ей помочь, лишь чувствовала ее горе. Она гладила живот и просила у меня прощения.


Хотелось тогда ей прокричать:

– Мамочка, оставь меня, я живая. Я буду жить!

Я отчаянно пиналась и брыкалась в животе мамы, но она меня не слышала. Мама с мольбой и слезами смотрела на врачей. А они как роботы повторяли одинаковые сухие фразы: «несовместимо с жизнью», «плод не выживет» и сыпали медицинскими терминами.


Какой я плод? Я ребенок, человек!!


Я кричала в небо:


– Господи, сделай чудо! Я хочу жить!!


Ангелы пытались меня утешить и поддержать.


Мама сделала аборт. Мое крошечное тело осталось в операционной в железном тазике. Врачи вытащили меня и оставили умирать.

Меня не показали маме, она лежала в тяжелом сне под наркозом.


Врач сухо сказал маме, когда она пришла в себя:


– У вас была девочка. 450 грамм.


Меня даже не похоронили… Значит, я не существую.


Мы с Ангелом-хранителем сидели на скамейке в больнице.

Он положил мне руку на плечо и тихо сказал:


– Эля, мне очень жаль. Если хочешь, вернись обратно на Небо.


Горечь и злость переполняли меня:

– Ты знал, что случиться, почему мне не сказал?!

– Эля, пойми меня. Я не могу нарушать правила. Душа сама должна пройти весь путь. Предназначение ангела – быть всегда рядом с подопечным.

– Ты предатель! – я толкнула Петра и выбежала из больницы.


Я стояла на крыше и надрывно кричала в небо:


– Ненавижу вас! Вы могли все исправить. Я вообще не собираюсь родиться! Зачем быть человеком? Лучше буду скитаться по Земле еще тысячу лет.


Ангел Петр меня уговаривал:


– Ты еще злишься на нее… Смирись, Эля, это твоя судьба.


– Она убила меня! И вы позволили ей сделать это!

Петр мягко спустился на землю, взял мою руку:


– Пойми, она тебя очень любила. Она ошиблась. У нее был выбор. Она испугалась. Прости ее. Злость и обида ничего не изменит.


Я пристально посмотрела в добрые глаза ангела:


– Я остаюсь на Земле. Уходи.


Петр тихо произнес:


– Хорошо. Только ты все равно вернешься на Небо. Я тебя позову.


Я осталась на Земле и стала скитаться.


Безмолвной тенью бродила без цели. Не знаю, сколько времени прошло. Я наблюдала за женщинами и мужчинами, изучала их характер и поступки. Но все больше и больше разочаровывалась. Я видела лишь скуку, злобу и недовольство.


Чудесные лица с безупречным макияжем. Деликатные и добрые, они каждый день лгали себе и людям.

Они сплетничали друг о друге в соцсетях, говорили гадости про подруг и коллег. Отчаянно завидовали всем и жаловались на ужасную жизнь.


Я тосковала и злилась, проклиная Небо и всех ангелов. Настоящий ад – когда ты одинок и никому не нужен.


Однажды я дремала на скамейке у кафе. Мне надоело искать. Я просто жила в маленьком парке.


Рядом присела женщина и стала читать книгу. У нее было миловидное усталое лицо. Она подняла глаза и улыбнулась. На миг почудилось, что она меня увидела. Я бросилась в кусты.


Она просто любовалась солнечным зайчиком, который подобрался к ее ногам в густой тени дерева.


Я стала за ней наблюдать. Она работала цветочницей в киоске и обожала свою работу. Каждый день она оформляла букеты, выставляла цветы и тихо напевала незатейливую песенку.


Она нравилась мне все больше. Я стала приходить к ней каждый день. И однажды увидела, как в цветочный магазин заходит моя мама.


В густой тени деревьев меня остановил ангел Петр:


– Постой, Эля! Посмотри.


Новая знакомая вышла на крыльцо и встретилась с моей мамой. И тут заметила, как поразительно они похожи.


– Это сестра твоей первой мамы.


– Почему первой? – удивилась я.


– Теперь ты родишься снова.


– И я увижу маму!!


– Твоей мамой будет эта девушка.


Твоя мать день и ночь в слезах молила нас, чтобы ты вернулась к ней. И Господь повелел, чтобы ты снова родилась в этой семье.

Мне уже три месяца. Я смотрю на маму из коляски и улыбаюсь беззубой улыбкой. Они не знают моей истории. Я все помню до сих пор.

Вот и конец моей истории. Я простила свою маму. Главное – мы вместе.

Первая любовь

Закройте глаза, прислушайтесь к биению своего сердца, к своим чувствам, и вы почувствуете хрупкость мира.

Иду по улице. После дождя тянет свежестью, над головой необъятное голубое небо. Лучи солнца скользят по траве, и каждая изумрудная травинка тянется к солнцу. На ветке переливается, дрожит капелька воды. Вздохнул ветер, и капля упала, закатилась в сырую траву. Небо заволокло тучами, повеяло холодом, и лучи оборвались. Сизая тень легла на землю.


Ты сидишь на скамейке рядом и улыбаешься совсем особенно. Я еще не видела такой загадочной улыбки. Затаив дыхание, я слушаю тебя. Стараюсь не выдать восторга. А в душе колыхается бездонная синева счастья.

Мы вместе, это бывает так редко. Твоя улыбка стоит всех бессонных ночей в обнимку с телефоном.


Хочется прижаться к тебе плечом, нежно гладить по щеке и сидеть так вечность. Защитить, укрыть. Отдать всю нежность своего сердца. Просто так. А в душе распускается, растет любовь.


Мимо идут прохожие, а я вздрагиваю и оглядываюсь, словно они могут прочитать мои мысли. Хочется спрятать свои чувства подальше, отгородить от насмешливых взглядов, сберечь. Спрятать и от себя, не сомневаться.

Людям часто хочется посмеяться над чужим чувством, задавить цинизмом, за которым скрывается горечь и скрытая зависть.


Любовь – хрупкий цветок. Его так трудно уберечь в мутном потоке будней…

Мгновения сменяют мгновения, и они никогда не повторятся.

На самом деле мир очень хрупок. Сегодня он один, завтра другой. Мгновение не повторится никогда, даже через миллионы лет.


Хочу жить сейчас. Мы ждем постоянно чего-то великого и грандиозного, но разве нет прелести в простых вещах: лучик света на стене, громкое чириканье воробьев по утрам, неожиданная улыбка незнакомца, радостный смех ребенка.


А я хочу счастья. Простого счастья. Счастье – оно как вспышка среди одинаковых будней. Лишь бы солнце над головой и земля под ногами.

Встреча в храме

Иногда в жизни бывают странные, поразительные встречи.


На Троицу стоял душный летний день. Нещадно пекло солнце, горячий ветер трепал пыльные деревья.

У студентки Саши было мрачное настроение. Встала не с той ноги. С утра она переругалась с родителями из-за пустяка, потом нагрубила дедушке.


Она даже прогуляла пары сегодня. И просто шла по улице, сердито пинала мусор под ногами.

В конце улицы стоял белый Храм Рождества Христова. Саша зашла в прохладный полумрак.


В церкви было безлюдно, праздничная служба еще не началась. Тихо и пусто, горят свечи. Смотрят укоризненно и со скорбью лики святых на иконах.

На встречу Саше попался веселый человек:


– С праздником вас!

Саша постеснялась спросить, какой сейчас праздник. Она натянуто улыбнулась и попятилась в сторону двери.


Незнакомец – мужчина лет сорока, кареглазый, крепкого телосложения.


Он приветливо улыбнулся, театральным жестом воздел руки к небу и крепко пожал девушке руку. И спросил бесцеремонно:


– Девушка, что с вами случилось? У вас лицо грустное…

– Да какая вам разница? Все равно вы не поймете, – сердито буркнула Саша.


Незнакомец удивился:

– Человек человека всегда поймет. Ну не хотите, не говорите.


Вдруг он развалился на скамейке при входе и сказал:

– Вы можете меня выслушать?

Саша обалдела от напора собеседника и села на скамейку у входа.

Он начал:

– Как вы думаете, для чего приходят в храм все эти люди?

– Помолится Богу, конечно, – уверенно ответила девушка.


– Откуда вы знаете? Ну, например, эти нищие приходят сюда зарабатывать.

Саша удивилась и промолчала, а незнакомец продолжал говорить:


– Храм – это санаторий для души. Место, где человек может спокойно подумать в тишине: никто не кричит, не мешает.

Забавно наблюдать за людьми. Приходят они в храм и подходят к разным иконам. Ставят свечки разным святым. Просят со слезами на глазах. Как дети малые выпрашивают у родителей новую игрушку. А вы, девушка, что пришли просить? Жениха?

Саша густо покраснела и промямлила:

– Нет… вовсе нет. Случайно зашла.

– Да вы не стесняйтесь, я все понимаю.

– Спасибо вам, спасибо! – и прижимал руку к сердцу и кланялся.


– А за что спасибо? – удивилась Саша.

– За то, что слушаете меня. Я думал, вы встанете и уйдете. А то люди все бегут по делам, некогда друг друга просто послушать, в глаза посмотреть. Девушка, а вы где учитесь?

– На психолога.


– Как здорово, что я вас встретил! Теперь ответьте на мой вопрос: кто такой человек?


Саша растерялась и повисла пауза.

– Вот-вот, никто не знает, я у многих людей спрашивал, – важно продолжал незнакомец, – и у профессора психологии. Он засыпал меня умными словами, а суть так и не нашел.


Саша сбивчиво ответила:

– Человек – это существо, которое стремится к совершенству.


– И ерунда все это, – засмеялся мужчина, – ишак, к примеру, тоже стремится к чему – то: все время бежит. Особенно если морковку подвешивать сверху. Но разве это человек? Человек бежит и бежит за своей мечтой как ишак. А потом – старость и пенсия. Разочарование.

Саша удивилась и спросила:

– А для чего тогда существует человек?

Мужчина светло улыбнулся и сказал:

– Чтобы сделать счастливыми других людей. Человек становится человеком только в семье, когда он чувствует и слышит других.

Саше понравился это странный незнакомец, его странные запутанные речи. У девушки стало легко на душе. Началась служба, и старушка в толпе стала шикать на Сашу и мужчину:

– Здесь церковь, а не дом советов. Идите болтать на улицу.


Он поднялся и пошел к двери

– Вы поняли. Что я вам хотел сказать?


– Не совсем, но… Подождите, а откуда вы?

– Какая разница, откуда я? Главное, приятно поговорили. Удачи вам. Я зачем вам все это говорил? Чтобы вы жили лучше.

Он повернулся, распахнул тяжелую дубовую дверь и ушел.

Саша вышла из церкви следом, а мужчина исчез. Она долго размышляла над этой встречей. Кто это был? Ангел-хранитель или святой?

Мой критик

Он появляется каждую ночь, как только я сажусь писать. Бесшумно возникает у меня за спиной. Иногда мне кажется, что я схожу с ума.

И снова в ночной тишине Голос произнес с насмешкой:

– Опять не спишь? Снова пишешь? Думаешь, кто-то это будет читать?

Я спросила у темноты:

– Это снова ты? Сегодня ты опоздал. Я тебя ждала, друг.

Голос произнес с жалостью:

– Неужели ты до сих пору, твои сердечные надрывы кто-то будет читать? Зачем тебе это нужно? Иди спать, не морочь себе голову. Вот другие люди как люди. Живут себе, работают, телевизор смотрят. А ты все пишешь эту ерунду.

Голос упорно шепчет из ночной темноты:

– Зачем ты пишешь?

– Я пишу для себя. Это мое маленькое хобби.

– Ты врешь мне. Разве ты не мечтаешь прославиться? – вкрадчиво и сладко шептал Голос, – разве ты не хочешь, чтобы на тебя обратили внимание? Славы, поклонников?

– Хочу, – честно ответила я.

Знаешь, сколько у тебя конкурентов? Сколько людей ждут своего звездного часа? – ехидно спросил Голос, – писать – это бессмысленное занятие. Все равно не добьешься успеха. Иди лучше поспи, отдохни.

Я ожидала этого выпада. Внезапно мне надоело спорить:

– Ты прав, Голос. Я согласна. Уходи. Запомни: я птица. Птица не может не петь, так же как и я не могу не писать. Мысль как легкая бабочка. Иногда она доверчиво садится в руку. Вот-вот улетит, и поймать ее – дело чести.

– Фантазерка, что с тебя возьмешь? – сочувственно произнес Голос, – а ты не боишься, что так и проведешь всю жизнь в компании ноутбука, и клавиатуры? Ты прячешься от жизни, живешь в своих розовых мечтах. А если никто не будет читать твою писанину? Очередной воздушный замок. Зачем тебе терпеть новое разочарование? Брось все. Тебе сразу будет легче.


Голос замолчал и ждал, что я отвечу.

Я повернулась и увидела в темноте ангела с серыми крыльями. Он сидел на полу. И смотрел на меня преданно и с любовью.

– Я знаю, спасибо тебе. Только мне нравится писать, и я буду писать.

– Пойми, я не враг тебе, – вздохнул Ангел. – Каждый день я прилетаю к тебе. Мой долг – уберечь тебя от разочарования. Ты и так пережила много боли в этой жизни.

– Спасибо тебе, мой ангел хранитель. Писать – это не боль, это чистая радость, глоток свежего воздуха, энергия жизни.

– Это твой выбор. Но я всегда с тобой. Только позови.

Он исчез, взмахнул серыми крыльями и растворился в темноте. Осталось на полу только маленькое серое перышко. Оно до сих пор лежит у меня в любимой шкатулке как память о встрече.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное