Мария Сакрытина.

Украденное дитя



скачать книгу бесплатно

Он уходит все скорей

В край озер и камышей

За прекрасной феей вслед –

Ибо в мире столько горя, что другой дороги нет.

У. Йейтс «Похищенный»11
  перевод Г. Кружкова.


[Закрыть]

Пролог

Самым страшным кошмаром Ричарда были фейри.

Хитрые, чужие, любопытные, странные, – они были прекрасны, как прекрасно полыхающее пламя пожара. И так же ужасны, потому что ты погибнешь в этом пламени, знаешь это, но ничего не можешь сделать, чтобы спастись.

Ричард не мог. Волшебная страна, «другая сторона», мир фейри был очарователен, но раз попав сюда, уйти не сможешь никогда. Ричард и не пытался. Он был слаб и знал это. Да и куда ему было идти?

Ричард оказался в Волшебной стране ещё младенцем. Где-то там, за туманами Границы остались его родители и дом. «Они уже забыли тебя, ты им не нужен», – говорил Огненный король, и Ричард ему верил. Фейри не могут лгать.

Когда Ричард был ещё малышом, он плакал и спрашивал: «Почему? Почему они меня забыли? Я был плохим?» Фейри это смешило. Они брали его в круг, щипали, хохотали и поддакивали: «О-о-очень плохим, о да, очень!» А потом, когда им надоедали слёзы мальчишки, они кормили Ричарда сладкими ягодами, которые туманили разум и дарили недолгое волшебное счастье. После них Ричард чувствовал себя пустым и сломанным, как ненужная игрушка. Так оно и было: человеческие дети веселят фейри, потому что с ними интересно играть. А когда подрастают, игрушки превращаются в слуг или таят в тумане. Ричарду ещё повезло: он не был красив, и магия фейри не действовала на него так, как на других. Иначе…

Иначе было бы как сейчас: посреди утёса в круге фейри на пьедестале замер обнажённый человеческий мальчик. В свете огня его кожа сверкала золотой пыльцой, а затейливый художник (весьма может быть, что тоже человек) вывел на ней узоры густой чёрной краской – такие изящные и искусные, что при одном взгляде на них наворачивались слёзы.

И сам он был красив, этот живой мальчик-статуя – человеческой красотой, той, что фейри ценят больше всего: правильные, а не острые черты, ладная стройная фигура и, конечно, рыжие волосы. Рыжие, «поцелованные огнём», завораживают фейри. Ещё говорят, рыжие всегда маги и видят истину. Лгут: мальчик на постаменте счастливо улыбался и смотрел остановившимся взглядом на небо. А Ричард смотрел на него, и знал, что он думает: «Волшебно… Как здесь хорошо!»

Страшно. Здесь страшно, а не хорошо. Волшебная страна действительно очаровательно прекрасна. Ричард бывал только в Огненном королевстве, но и оно завораживало. Страна гор и бесконечного пламени. Горы чёрные, серебряные и – очень редко – красно-рыжие – вздымались над океаном огня.

Пламя облизывало камень, тянулось высоко к звёздному небу, а то в ответ изрыгало ослепительные молнии и рычало громом. А фейри парили над огнём, как чёрные мотыльки, лёгкие и изумительно, чудесно волшебные. Они роились вокруг дворца Огненного короля – пористой горы, магией превращённой в затейливый лабиринт, выхода из которого, как и из Волшебной страны не было.

На одном из «балконов» дворца, утёсе над огненной бездной, король сегодня давал бал. А люди… люди всегда у фейри служили развлечением.

Ричард смотрел, как кто-то из фейри – низших, не лордов, те развлекались изощрённее – скользнул рукой по бедру золотого мальчика. Кожа там немедленно окрасилась кровью, и да, как же это красиво смотрелось – кроваво-красное на ослепительно-золотом. Среди фейри раздался восхищённый вздох, а мальчик-статуя только шире улыбнулся, ища звёзды на небе. Боли он пока не чувствовал. Пока.

– Дивно, – прошептал кто-то из приближённых огненного короля и принюхался.

Ричард знал: боль приводила фейри в экстаз так же, как и другие сильные чувства, потому что на них способны только люди. Фейри, даже огненные, внутри были холодны и спокойны, как стоячая вода. Страстей они были лишены, и завидовали – Ричард знал это очень хорошо – как же они завидовали людям!

Может быть, они не крали бы человеческих детей, будь всё иначе?

– Дивно, – тусклым, скучным тоном повторил Огненный король. Чешуя его серебристо блестела в свете пламени, а чёрный хвост с ядовитым жалом змеёй обвивался вокруг подлокотника трона. – Дивно… Я жаждал другого развлечения. – Король окинул равнодушным взглядом гостей. Ричард, замерев, затаил дыхание. Лишь бы не заметил!

Огненный король давным-давно его не замечал. Страх человеческого мальчишки не восхищал его совершенно, как и многих других фейри. Их пленяло, если человек боролся, пытался вырваться, злился и мечтал о настоящем солнце, без магии и огня. С такими фейри играли долго, растягивая удовольствие, тем более, что оно было редким, потому что многие, как и Ричард, сдавались. Это было просто: сдаться. Это почти сразу приводило к смерти: со сломанными, надоевшими игрушками фейри не церемонились. Ричард сдался, как только понял это – понял, что так его быстрее убьют. А если убьют, всё закончится. Каким бы это стало облегчением!

Но его почему-то терпели. Ричард жил, рос, боялся всё сильнее и надеялся: ну, пожалуйста, пусть сегодня… Ни сегодня и как будто никогда. Огненный король, которому Ричард принадлежал (он не знал, почему), лишь изредка вспоминал о человеческом ребёнке. Придирчиво осматривал, вертя за подбородок, кривился, говорил, как Ричард никчёмен. Но и только.

И всё равно у Ричарда дрожали руки, когда он подавал фейрийским лордам сладкие яства на серебряном подносе. И боялся, очень боялся, что уронит или разобьёт что-нибудь – тогда его снова заметят. И снова не убьют, но решат поиграть.

Кто-то из лордов засмеялся в унисон изрыгнувшему очередную молнию небу.

– Взгляни, мой король!

К трону вывели человеческую девушку не старше шестнадцати, болезненно худую и так же болезненно красивую. И как влюблённо она смотрела на своего спутника-фейри! Словно он был её единственным светом, солнцем и огнём.

Ричард поскорее отвернулся.

– М-м-м, да-а-а, – промурлыкал, глядя на девушку, король. – А вот это мне по нраву. Красавица, взгляни на меня.

Людям без амулета или хотя бы ягод рябины ни за что нельзя смотреть фейри в глаза. Но люди без защиты никогда не смогут противиться приказу.

– Хороша-а-а, – протянул король, и его хвост обвил девушку вокруг талии, подтолкнул к трону. – Приблизься.

Ричарду хотелось заткнуть уши. И пришлось укусить себя за губу, чтобы не закричать дурочке: «Не слушай! Беги!» Но он бы не осмелился. А она бы не убежала. Куда отсюда бежать: против воли фейри из их мира не уйдёшь.

Ричард стиснул зубы и тенью склонился рядом с другим гостем короля – фейрийской леди. Она болтала с кавалером и от угощения отмахнулась. Ричард, не разгибаясь, отошёл в сторону.

В воздухе терпко пахло тяжёлыми цветочными духами, благовониями и дымом. Привычный запах волшебства: Ричард никогда не мог вдохнуть полной грудью. Он надеялся, что когда-нибудь просто не сможет дышать и умрёт. А ещё он надеялся, что это случится быстро. Поскорее бы!

– Ты будешь сегодня моей королевой, – шептал на ухо красавице Огненный король.

Будет. И пока она восхищается волшебством, пока она любит чудо, она останется интересна. Фейри станут кормить её пылью под видом изысканных яств и подавать пустой кубок, словно полный. А она будет умирать от голода и танцевать, танцевать для них, пока не сотрёт ноги в кровь. Вот какие шутки любят фейри, и вот как они играют с людьми.

Волшебная страна кошмарна, Ричард знал это. Видел её за иллюзией и яркой красотой. И смертельно боялся.

Язык огня завихрился над ладонью короля, и из пламени соткалась золотая корона. Фейри надел её на голову девушке, и королева-на-ночь улыбнулась, радостно и счастливо, не обращая внимания на текущую из ожогов на лбу кровь.

Ричард судорожно выдохнул и повернулся к другому лорду-фейри, поднявшему пустой кубок.

И тут воздух прошил кинжал.

Это не было чем-то из ряда вон, и Ричард даже не вздрогнул, когда клинок просвистел у него над ухом. Целились не в него, и это главное: в Волшебной стране есть вещи куда страшнее.

Не дрогнувшей рукой Ричард продолжал наливать цветочный эль в кубок лорда.

Кинжал вонзился в трон рядом с головой короля. И, раскалившись, загудел. Ричард не понял, что это значит, но фейри словно по приказу затихли и повернулись к трону. Кинжал гудел, дрожа.

– О, железный, – мечтательно улыбаясь, пробормотала девушка-королева и, смахнув кровь со лба, протянула руку.

Король оттолкнул её и привстал, напряжённо оглядывая утёс и неподвижных придворных.

Ричард изумлённо наблюдал: королю, бывало, бросали вызов, у фейри это в порядке вещей – править должен сильнейший. Но никогда раньше это не вызывало такого… оцепенения.

А потом откуда-то сверху – наверное, с чёрного каменного карниза – на утёс спрыгнул юный золотоволосый фейри. Ричард, прижимая к себе поднос, успел разглядеть его короткие оленьи рога, изорванный, но явно человеческий костюм и ноги, заканчивающиеся золотистыми копытами. Ни крыльев, ни чешуи, ни хвоста, привычных для огненных фейри, у него не было.

Потом чужак выпрямился, стукнул копытом и завопил:

– Папа! Как давно я мечтал тебя увидеть!

И, вытащив другой такой же кинжал, ринулся к королю.

Король отмахнулся – фейри волной жара отнесло к подножию трона.

– Ты кто такой?

Рогатый фейри – ещё очень юный, совсем подросток, – тут же вскочил и, пригнув голову, снова бросился на короля. Снова опрокинулся на пол. Встал – бросился – опять опрокинулся – и снова встал… Кинжал в его руке вибрировал и гудел.

После десятой попытки встать, силы рогатому всё-таки отказали. А вот страсти – откуда она у фейри? – хватило, чтобы опять замахнуться кинжалом. Король на это только усмехнулся, стегнул хвостом – и чужака подняло в воздух.

Извивался он даже забавно. Король изумлённо смотрел – Ричард впервые видел его изумлённым – а фейри сыпал проклятиями:

– Гад, мерзавец, урод! Да ты ещё уродливей меня! Не дай боги, и я таким стану!

Король нахмурился, разглядывая фейри. Наклонил голову, словно хотел увидеть с другого ракурса.

Чужак вырывался. Руки у него были свободными, и он безуспешно пытался разжать ими петлю из королевского хвоста. «Как он не боится ядовитого шипа? – подумал Ричард. – Король может убить его в любой момент».

А чужак всё извивался и никак не хотел молчать.

– Что, бросил меня у людей и смылся, да?! Заботливый папочка! Так вы здесь поступаете?! – крикнул он, наконец.

Тишина словно бы стала ещё звонче, а король вдруг кивнул. И протянул:

– А-а-а… Понятно. – И со вздохом добавил, приблизив к себе фейри: – Я-то надеялся, кто-то из лесных нарушил договор. А это всего лишь мой ублюдок решил вернуться. Неотёсанное ничтожество. Ты мне не нужен. – Фейри в ответ оскалился, а король продолжил: – Но чего ещё ждать от людей. Ф-ф-ф, от тебя несёт железом… А я-то надеялся на развлечение.

– Будет тебе развлечение, – прошипел фейри, и, изогнувшись, ткнул в короля чем-то маленьким и острым. Позже, вспоминая этот момент, Ричард понял, что это был гвоздь. А тогда удивился: оно лишь мазнуло короля по лицу и оставило тонкую царапину. Но король испустил такой вопль, словно ему действительно было больно. Впрочем, удивления в этом вопле было ещё больше.

А освободившийся фейри схватил было кинжал – но тут на него, как по команде, накинулись придворные короля.

Ричард успел вовремя отойти к стене, закрылся подносом, сжался, зажмурился и заткнул уши. Но вместо криков боли – а напавшему на короля фейри наверняка было больно – он слышал смех. Чужак хохотал, пока его не уволокли прочь. И всё пытался отбиваться.

Бал тогда быстро и скомкано закончился. А ещё немного погодя, после полуночи Ричард узнал, что чужака, ранившего короля, не стали убивать – только заперли в подземелье. Наверное, чтобы король всё-таки получил своё развлечение. Но позже, когда развлечётся с королевой-на-ночь. В конце концов, у фейри есть всё время мира.

Когда Ричард спустился в подземелье, чужак сосредоточенно делал подкоп. Рогами.

Никто его не сторожил – стражи нет в Волшебной стране. Здесь каждый сам за себя и, если ты не можешь защититься, значит, ты слаб и заслуживаешь смерти – так считают фейри. И за Ричардом никто не следил – зачем? Он давно был здесь не более, чем тенью.

Чужак его тоже не заметил. Впрочем, обзор ему закрывала каменная решётка. «И как он умудрился так изогнуться?» – ошеломлённо подумал Ричард, замерев у стены и наблюдая, как фейри ковыряет рогом камень.

Ричард давным-давно не осмеливался говорить с фейри, но этот был заперт, и он вряд ли доживёт до рассвета. «Он не сможет мне навредить», – подумал Ричард и тихо прошептал:

– Зачем ты это делаешь? Тебе же больно.

– Больно, – отдуваясь, отозвался чужак. От своего занятия он так и не отвлёкся. – Но для чего-то же эта дрянь у меня на голове нужна!

Ричард ещё немного понаблюдал. В тишине слышалось сосредоточенное пыхтение чужака да далёкий треск пламени.

– Тебе никогда не пробить этим камень, – снова заговорил, сам себе удивляясь, Ричард.

– Знаю, – неожиданно решительно ответил фейри. – Но я хотя бы попытаюсь. – Потом, долбанув камень, зашипел от боли и с трудом выговорил: – А ты вообще кто? Что тебе от меня нужно?

Ричард молчал. Он и сам не знал, зачем пришёл сюда. Может, заразился у фейри любопытством?

Чужак со вздохом отшвырнул треснувший рог. Поднялся и, держась рукой за стену, стал долбить решётку копытом.

– Зачем ты это сделал? Он же тебя убьёт. – прошелестел Ричард, наблюдая за этим бесполезным занятием.

Фейри поднял голову и прищурился, вглядываясь в тень.

– А тебе-то что?

Ричард снова промолчал. Ничего. Для него это не значило ничего, но он всё ещё стоял в тени и смотрел, сам не понимая, почему.

– Ты пахнешь как человек, – задумчиво протянул фейри, не переставая долбить камень. – И звучишь как человек. Кто ты?

Ричард ещё глубже вжался в тень.

– Что тебе до этого мерзавца? – устало усмехнулся чужак. – Мне-то он отец, а тебе-то что?

Ричард поёжился. Чужак не был похож на огненного фейри, как же он может быть связан с королём кровью?

– Огненный король мой хозяин.

Чужак осклабился.

– А! Человеческая игрушка! – Ричард при этих словах прижался спиной к стене, а фейри потребовал: – Выйди на свет.

Приказ фейри, любого, должен быть исполнен. Ричард, снова задрожав от страха, повиновался. Не нужно было спускаться сюда, стоило спрятаться, как обычно! Но что этот пленный фейри ему сделает?

Ричард очень хорошо выучил фейриские повадки, чтобы представлять, что именно. У него зуб на зуб не попадал, когда, повинуясь второму приказу, он поднял голову, позволяя чужаку рассмотреть его лицо. И сжался, приготовившись к боли…

… когда чужак вдруг вытаращил на него ярко-зелёные нечеловечески большие глаза и отшатнулся.

– Боги! – прошептал он почти со страхом. – Не может быть!

Обхватив себя руками, Ричард с ужасом смотрел на него. Что… что происходит?

Чужак моргнул. Снова. Потом ущипнул себя. Снова моргнул и дал самому себе пощёчину.

– Ты с ума сошёл, – испуганно прошептал Ричард, глядя на это.

– Ты знаешь, – медленно ответил чужак, – похоже, ты прав… А ты точно не призрак?

Ричард нахмурился. Так с ним фейри ещё не говорили.

– Нет…

– Фигово, – отозвался фейри и, цокая копытами, ринулся к решётке.

Ричард отшатнулся и приготовился бежать, но новый приказ его остановил:

– Стоять! – рявкнул фейри. – Замри!

Ричард послушно замер.

Фейри приник к решётке и принялся его разглядывать. Потом протянул руку, пощупал лицо – Ричард чуть не задохнулся. От чужака пахло чем-то… чему-то неправильным. Как от того кинжала, которым он пытался убить короля.

– Ты точно живой, – сделал вывод фейри. – И ты точно человек. Смотри на меня!

Ричард с ужасом смотрел.

– Отвечай. Только честно, – добавил фейри, словно не знал, что Ричард не смог бы солгать. – Ты… Ты… Ты Ричард Виндзор?!

Ричард моргнул. И честно ответил:

– Я не… я не понимаю…

Фейри озадачился.

– Но ты хотя бы Ричард? – поинтересовался он, почесав затылок.

«Как он узнал моё имя?» – со страхом подумал Ричард. Имя не имело над людьми такой власти, как над фейри, но всё равно то, что оно известно кому-то ещё, было очень, очень плохо.

Фейри, хмурясь, ждал.

– Д-да, – обречённо выдохнул Ричард и зажмурился.

Когтистый палец постучал ему по щеке.

– А чего трясёшься?

Ричард распахнул глаза. Чужак усмехался, но не зло и даже как будто не издеваясь. Он заглянул Ричарду в глаза и тихо спросил:

– Ты меня боишься?

Конечно. Конечно, Ричард боялся. Он слишком хорошо знал, на что способны фейри. И слишком хорошо усвоил, как далеко заходит их вседозволенность.

– Да, – прошептал Ричард и снова сжался.

Но чужак уронил руку и вздохнул. Потом, не сводя с Ричарда пристального взгляда, сел на пол, скрестив ноги. И тихо спросил:

– Тебя давно забрали, да?

– Да, – эхом отозвался Ричард.

Фейри кивнул и устало поморщился. А потом удивил Ричарда, зеркальным отражением обняв себя руками.

Наступила гулкая тишина.

– Господин? – зачем-то позвал шёпотом Ричард.

Фейри поморщился снова. И неожиданно сказал:

– Я знаю твоих родителей.

Ричард вздрогнул.

– Твой отец – герцог Виндзор, ближайший советник и друг императора, – продолжал фейри, больше не глядя на Ричарда. – Ты очень на него похож. Тебя похитили младенцем, сам этот мерзавец… король. Он о чём-то поспорил с предком Виндзоров… и вот. – Фейри поднял голову, быстро взглянул на Ричарда. – А взамен оставил твоим родителям меня. Я подменыш. И всё это время носил твоё имя. А ты, получается, настоящий герцог. – Он снова взглянул на Ричарда. Подождал, потом, хмурясь, спросил: – Ну? Что скажешь?

Ричард закрыл глаза. Титулы не много значили в стране фейри, но, выходит, его отец – человеческий лорд? И Ричарда забрали не потому, что он был плохим, а потому что Огненный король… поспорил?

– Они любят тебя? – тихо спросил он, потому что фейри ждал его слов. – Тебе было хорошо… там?

Фейри криво улыбнулся.

– Нет, – потом добавил, помолчав: – но я никогда не был хорошим ребёнком. Ну, ты понимаешь, – он постучал по рогам. – Они не… Ну, они люди, что с них взять? Но, понимаешь, я-то им не родной, они наверняка это чувствуют. Все чувствуют, я читал. И я изводил их, да… Зато тебя, – он поднял голову и снова пристально посмотрел на Ричарда. – Они бы любили… Ты же настоящий… – Он вздохнул. Снова взглянул на решётку. И, оскалившись, опять принялся долбить её копытом.

Ричард тоже посмотрел на каменные прутья. Зажмурился. От чужака-фейри веяло жизнью и силой, как ни от кого из фейри. Ричард вспомнил его смех, представил, как он будет так же смеяться, умирая. И подошёл ближе к прутьям.

Руки тряслись. «Я хочу умереть, – напомнил себе Ричард. – Огненный король разозлится и убьёт меня. Я так давно этого хочу!» Всё равно было страшно, но к страху Ричард привык.

Он взялся за прутья и сосредоточился.

– Что ты делаешь? – настороженно спросил фейри.

Ричард не ответил. Он закусил губу, так, что пошла кровь, и резко выдохнул.

Прутья, за которые он держался, треснули. Ричард дрожащими руками осторожно положил их на пол и так и остался сидеть, тяжело дыша. Голова кружилась.

– Ты… маг? – ахнул фейри, во все глаза глядя на него. – С ума сойти! Нет, отец тоже маг, но… В смысле, твой отец… Но он вообще ничего не умеет! Как ты…

– Уходи, – перебил его Ричард.

Фейри замер.

– Если ты и правда сын короля, огонь тебя послушается, и ты сможешь отсюда уйти, – сглотнув, добавил Ричард.

Фейри снова моргнул. Потом протиснулся сквозь образовавшуюся в прутьях прореху. Повозился, заматывая копыта лоскутами от своего костюма. Ричард закрыл глаза, прислонившись лбом к стене. Уходить смысла не было. За фейри явятся, наверняка утром. Найдут Ричарда, всё поймут и убьют. Так быстрее. А чем быстрее, тем лучше…

И он даже не вздрогнул, когда фейри наклонился и схватил его за плечо. Что, решил всё-таки поиграть напоследок? Конечно, это же фейри…

– Ты знаешь, где сейчас мой отец? Ну, король.

Ричард кивнул.

– Веди.

И тогда Ричард испугался.

– За…зачем, господин? Уходи, он же тебя убьёт!

– Веди, – повторил фейри.

Ричарду ничего больше не оставалось.

У покоев короля посапывали низшие фейри, все в крови. Один теребил в руке обрывок человечьей кожи с золотой пыльцой. Ричард вспомнил мальчика-статую на балу и прижал руку к животу, сдерживая тошноту.

– Стой тут, – шёпотом приказал чужак, и Ричард послушно замер в тени.

Чужак вытащил что-то из-под своих лохмотьев и, злобно улыбаясь, протиснулся в щель между косяком и дверью.

Ричард обречённо зажмурился. Нет, но зато теперь-то его точно убьют? Но глупого, живого чужака-фейри было почему-то жалко. Дурак, бежал бы отсюда… Зачем было возвращаться?

Всё оставшееся время Ричард корил себя, что вообще спустился в подземелье. Живи себе тихонько и трясись от страха в тени, – вот его удел. Как он посмел проявить любопытство? Но Ричард просто устал дрожать и устал так жить. Так сильно устал… Пусть это закончится. Пусть, пусть, пусть…

Перебив его мысли, из спальни короля раздался душераздирающий вопль и – Ричард испугаться не успел – в коридор вылетел чужак. Дёрнул Ричарда за руку, солнечно улыбнулся, проорал: «Валим!» – и бросился к ближайшему выходу на утёс.

«А я-то тут причём?» – судорожно подумал Ричард, но фейри держал крепко, не вырвешься. Они проскользнули в тёмный проём, потом чужак боднул кого-то из придворных, и, звонко цокая освободившимися копытами, выскочил на балкон-утёс. Замер на краю огненной бездны.

Ричард тоже взглянул вниз. Нет, он, конечно, собирался умереть, но не так!

Фейри вытянул руку – огонь, ластясь, лизнул её. Чужак усмехнулся, обернулся: повинуясь приказу короля, к ним бежали слуги-низшие.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7