Мария Сакрытина.

Не хочу жениться!



скачать книгу бесплатно

Василиса смекнула.

– Па-а-ап, ну зачем нам в доме посторонние? Не хочу я замуж. Мне и так хорошо.

Князь вздохнул и, пустив слезу, выдал, как он волнуется за судьбу дочери – если вдруг его не станет, кто тогда о ней позаботится?

Василиса в ответ скрутила в узел кочергу.

– Пап, я и сама справлюсь. Ты же знаешь.

Князь снова вздохнул и признался:

– Внуков понянчить хочу. Может, среди них будет кто-нибудь одаренный? Ему-то я в завещании и отпишу продолжение моих экспериментов. Не матери же твоей, в самом деле…

Василиса снова выругалась: все упоминания о ее магической ущербности она с детства ненавидела.

– Ну ты посмотри на себя, – сказал князь, подводя ее к зеркалу. – Ты же у меня картиночка. А богата как!.. Да тебя с руками оторвут.

– Угу, – отозвалась Василиса, на всякий случай пряча руки за спину. – Только не готова я еще замуж. Пап, мне только четырнадцать!

– И что? – удивился князь. – Ты же женщина. А для женщины это естественно, а значит, легко. И вообще, поговори с мамой. Она тебе лучше, чем я, объяснит, как там… замужем.

Василиса поговорила. Мама тоже была не против возможной свадьбы, но вот ее рассказ про семейную жизнь Василисе совсем не понравился. Она стала думать, как быть, пока князь деятельно менял ее жизнь.

Сначала Василису переодели из мужского платья, которое она носила постоянно, в женское – и заставили в нем ходить. Василиса чертыхалась поначалу, но привыкла.

Потом ее потащили к императору. Тут обнаружился некоторый пробел в воспитании, но он компенсировался красивой внешностью. Действительно – подумаешь, княгиня за столом себя вести не умеет! Его величество даже нашел это милым.

Потом начали появляться женихи. Они приходили, косились на ручных гидр, химер и слуг-зомби, пугались призраков и гробов, но с князем ужинали охотно. И не сбегали, даже когда он без предупреждения брал у них кровь на анализы (мало ли, вдруг ребенка зачать не способны?). Еще они сально смотрели на Василису, а потом вызывались проводить невесту до ее покоев. По пути они обязательно находили темную нишу, в которую сворачивали, прижимали Василису к стене…

Чаще всего из той ниши они вылетали быстрее ветра, а дальше княжна спускала их с лестницы, провожая угрозами, не всегда цензурными. Впрочем, на некоторых это не действовало, и со временем Василиса придумала другую тактику: она рассказывала, что их ждет, если они женятся. Да, им придется жить в этом склепе, потому что князь не расстанется со своей дочулей. Да, им еще придется убирать и готовить. Потому что ни князь, ни дочуля делать это не намерены, духи не умеют, иностранные повара постоянно сбегают, а кушать хочется всегда. И да, под ногами так и будут крутиться химеры и горгульи. Потому что тут все некроманты. Ну или почти все. В общем, вы, господин, хорошенько подумайте – оно вам надо?

Обычно, подумав до утра, женихи торопливо прощались с князем, еще торопливее с невестой – и уезжали. Так длилось два года, но, когда Василисе исполнилось шестнадцать, терпение князя лопнуло.

«Ты выйдешь замуж!» – сказал он и заставил Василису позировать для портрета. Только взглянув на готовую работу, княжна поняла, что на этот раз ее все-таки окольцуют. Художник не то чтобы ей польстил, но, скажем так, сделал акцент на нужные места.

Довольный князь буквально искупал его в золоте, а потом пребывал в хорошем настроении целую неделю.

– Выдать бы тебя, Василисушка, за красавца молодого да смелого. Бог с ним, с гробом и мертвецами, лишь бы любил, да? – говорил он за обедом.

Василиса мрачно макала сушки в чай и думала: «Ну уж нет, папенька. Живой не дамся».

Однако упрямство было семейной чертой фон Бессмертнофф, и князь ради мечты понянчить внуков легко мог поднять и безвременно усопшую дочь из могилы. Это совсем не было бы ему сложно: лучшему-то темному магу по ту сторону Корчаковских болот (Василису порой интересовало, а кто же лучший по эту сторону, – но это явно было тайной за семью печатями. И император, и отец, и другие маги о том молчали).

Женихи стали прибывать на второй же день после публикации объявления. Из окна своей башни Василиса мрачно смотрела на длинную их очередь – от ворот до самых болот – и хмурилась все сильнее и сильнее. Этих она точно не образумит. То есть точно не всех…

Зато князь был счастлив. Он еще неделю собирал женихов в специально для этого за ночь построенном дворце – облагороженный сарай плюс иллюзия, потом объявил: дескать, чтобы не ошибиться в выборе мужа для его кровиночки, он устроит испытание аккурат на все четыре качества, указанные в резюме, – честность, доброту, силу и небрезгливость.

Половина женихов отсеялась сразу. Тихо они не ушли – попытались устроить скандал. «Не было в объявлении ничего про испытание!» – кричали они у ворот замка. И еще: «Покажите невесту, может, тоже липа?» До вечера возмущались, а как ночь настала, упал туман… Никто тех женихов больше не видел. Зато вой горгулий и шипение гидр слышали все. Оставшиеся сто пятьдесят претендентов на Василисины руку и сердце только сейчас поняли, в какую мерзость они вляпались. Но, как говорится, было поздно.

Утром князь с ходу устроил пир в честь предстоящего испытания и долго сокрушался, что некоторые молодые люди, откликнувшиеся на объявление, оказались недостойны его кровиночки. Оставшиеся женихи слушали его молча и мрачно, а когда князь намекнул, что раз уж пришли, то дороги у вас две – или под венец, или на кладбище, – они преисполнились такой решимости победить, что Василиса поняла: надо что-то делать, и срочно – или тоже идти под венец.

За советом Василиса обратилась к маминой книге и гаданию. Ни то ни другое результатов не дало, и Василиса промаялась еще сутки. Князь как раз объявил испытание: женихам предстояло вымыть замок, двор, конюшни и питомник, а также приготовить свадебный пир.

– А я за свадьбу платить не буду, – добавил он. – Вот еще! Вы же хотели жениться – вот вы и заплатите. Но сначала подготовите мне замок. Можете и ремонт сделать. У Южной башни вон крыша прохудилась.

– Вам что, нужен муж-поломойка? – возмутились женихи.

– Как хорошо, что мы так сразу друг друга поняли! – обрадовался князь.

Еще тридцать женихов той ночью попытались сбежать. У двадцати это получилось, но больше их, опять же, никто не видел.

А Василиса поняла, что ей пора начинать жить по-новому. Самостоятельно. Без отцовской опеки. Брать, так сказать, контроль в свои руки. И давно пора… Остался только вопрос, чем заняться.

Долго ли, коротко ли катала Василиса яблочко по блюдечку, смотрела на карту Равнин, а особенно на столицу. Пока княжну не осенило: да ее прямо-таки ждут не дождутся в Магической академии. Ну и что, что не колдует, зато там общежитие дают, стипендию, а на факультете боевых магов ее сила только плюсом будет. В буклете вон пишут, что магия для этой специальности не главное. Да и волшебства какого-никакого и от амулета хватит. Вот только прием уже закончился… Но ничего, с этим Василиса справится. Примут, еще и спасибо скажут.

Осталось последнее препятствие – сбежать Василиса может, но стоит ей оказаться в столице и даже поступить, как отец сразу ее вернет. Значит, нужно было как-то так измениться, чтобы и родной папочка не узнал…

Василиса снова обратилась к книге заклинаний и нашла, что нужно. Правда, время поджимало…

А женихи принялись за уборку.

– Может, чудовище призовете и мы лучше с ним сразимся? – стонали они в конце первого дня.

– Ну-ну, а потом один из вас зарубит моих маленьких домашних монстриков? – фыркнул князь, кинув кость крутившейся под столом химере ростом с волка. – А потом еще и меня, чтобы княжество поскорее унаследовать? Не дождетесь. – А когда женихи мрачно промолчали, добавил: – Зачем нам муж-белоручка? Да, Василиса? Нет, нам нужен муж, который и сготовит, и сказку на ночь расскажет, и это… как там… «как за каменной стеной»! Точно, стенкой, когда нужно, прикинется.

– Этого не было в объявлении, – робко заметил чей-то одинокий голос. – Про стенку, готовку и сказку. Да я у плиты в жизни не стоял!

«Я тоже», – подумала Василиса.

– Ась? – тут же прикинулся глухим князь. – Хотите еще и поля до болот мне вспахать? Прекрасно! Трудолюбие – вот это я люблю!

«Зачем мне вообще муж?» – думала Василиса, но молчала.

По ночам она тихонько одалживала у отца из лаборатории нужные ингредиенты и до утра готовила их в своей комнате на сковороде. Чугунной, тяжелой сковороде, которую так удобно использовать как оружие, если припрет. На сковороде Василиса жарила листья лебеды и лягушачьи шкурки. Пахло это мерзко, постоянно подгорало, но княжна не сдавалась. Судя по состоянию замка с двором, у нее было дня три, не больше.

Время шло – женихи ломались и сбегали (и больше их никто не видел), Василиса паковала вещи, князь входил во вкус. Он уже обсудил сам с собой дизайн детской, умудрился сам с собой поссориться, выписал из столицы лучших художников и плотников, которые этой самой детской и занялись.

А оставшиеся женихи стали плотоядно поглядывать на Василису, словно примеривались, с какого бочка ее укусить – князь их не кормил принципиально, дескать, «сами мне пир приготовите».

Василиса стала носить с собой кухонный нож – на всякий случай.

Когда день «Х» настал, вымотаны были все, даже князь. Претендентов к тому времени осталось пятеро – им надлежало убрать чердак. Василиса – на всякий случай – вместе со своей ведьминой кухней спешно переехала в подвал. Там она наблюдала за испытанием в блюдечко – женихи не столько убирались, сколько пытались скинуть друг друга с крыши. Василиса мрачно усмехалась: дурни, вот уж когда выживший будет завидовать мертвым… Но все они думали сейчас только о брачной ночи и пире, а не о том, что князь сделает с ними после, – и Василисе их было даже немного жаль. Впрочем, себя она жалела сильнее.

Ее зелье было готово, как раз когда выживший жених – какой-то там по счету принц из соседнего королевства – торжественно предстал перед князем, и тот так же торжественно вручил ему отрезанную женскую руку – дескать вот, за что боролись… Посмотрел на вытянувшееся лицо принца, расхохотался, забрал руку и предложил отвести к невесте. Та же заждалась, наверное, бедняжка.

Бедняжка остановила яблоко, выдохнула и залпом выпила готовое зелье. Минуты не прошло, как вместо красавицы зеркало показало ей такую яркую уродину, что Василиса и сама на мгновение испугалась. Волосы сменили цвет, став черными и жесткими, как палки, лицо обзавелось громадным бородавчатым носом (прямо как у мамы), глаза превратились в щелки, рот неприлично увеличился. Фигура тоже изменилась – стала плоской, как доска. Платье на Василисе тут же повисло, а вот сменная мужская одежда из отцовского гардероба, наоборот, пришлась как нельзя впору.

Василиса еще помечтала, что было бы, узри ее жених такой. В худшем случае сбежал бы. Но что толку – отец ей просто нового найдет… Понадобится – так на аркане притащит. Нет, пора с этим кончать и жить по-новому.

Вздохнув и подхватив вещи, Василиса достала приготовленную лягушачью кожу, приложила ее к груди – и исчезла.

В этот же момент дверь распахнулась.

– Василисушка! Встречай жениха! – с порога объявил князь, улыбаясь от уха до уха. На его костлявом лице это смотрелось омерзительно. – Что ж ты не в светелке своей, а в подвале, как какая-то крыса, маешься?.. Заходите, принц, заходите. Получите свой приз – прекрасную жену…

Принц, однако, не торопился. В комнате стоял дым, почему-то зеленый, и пах он вчерашними носками так убойно, что даже привычный князь закашлялся.

– Васька! Что за шутки? Где ты, кровиночка моя?

И исчез в зеленом дыму. Из которого через пару мгновений раздалось:

– Убе-е-егла! Убегла! Держи дуру! Кхе-кхе! То есть, э-э-э… Укра-а-али! Мою крохотулечку похитили! Во-о-о-оры!!!

– А-а-а-а! – тут же во всем замке откликнулись зомби-охранники. – Р-р-ра!

Очень скоро бывший склеп-замок был поднят на уши, прочесан вдоль и поперек, но княжна так и не обнаружилась.

– Найду – за косу оттаскаю, – шипел князь, запирая принца-победителя в его комнате. Тот вздумал возмущаться, что это все подстроено, дурак. – Ну, Васька, ну удружила… На болотах ищите, она точно там!

– Р-р-ра! – отвечали зомби.

Одинокую болотную лягушку, скачущую к воротам, никто не заметил.

* * *

– Н-на! – Ипполит торжественно вручил Эрику коробку пончиков.

В столице, не иначе как для разнообразия, светило солнце, с болот в кой-то веки не тянуло никакой гнилью, день был теплым и приятным. Ничто не предвещало беды – а ведь на носу очередной учебный год, и беда в лице студентов явится неотвратимо. Эрик уже мрачно ее предвкушал.

Зато Ипполиту все было нипочем. Экзамен он все-таки сдал – чуть не скончавшись прямо перед преподавателем (снова перепутал водичку и слезы), но успел в последнюю минут завершить приготовление противоядия и выпить. Магистратура для него должна была начаться вместе с первой работой, и Поля еще просто не знал, что его ждет. Со студентами он раньше общался только у себя на курсе. «Счастливый», – думал Эрик.

А Поля ни о чем не думал и просто улыбался.

– Ну чего ты такой кислый? Еще купить?

Эрик открыл коробку и мрачно взял первый пончик.

– Он с клубникой.

– А ты с чем любишь? – удивился Поля. – А, с малиной! Ой, ну извини. Эй, милочка, у вас с малиной есть?

Поля умел так улыбаться всем окрестным девушкам, что те в два счета были готовы за него и замуж, и детей родить, и яду выпить. Малиновые пончики тоже нашлись, Эрик так же мрачно их принял.

– Что случилось-то?

– Мне дали курс боевых магов, – замогильно отозвался Эрик.

– О, чудно! Кладбища, практика, – все как ты любишь, – воодушевился Ипполит. – Нет?

– Угу. Толпа накачанных идиотов без капли магии, зато сила есть – ума не надо, – отозвался Эрик. – Обожаю. Я уже видел мельком пару человек с моего курса. Заселялись в общежитие. Упырь от одного их вида сбежит. – И, поймав недоуменный взгляд соседа, пояснил: – Там три меня, что ввысь, что вширь. И одни мальчишки. То, что я хотел, ты прав.

– Съешь еще пончик, – посоветовал Поля. – Хочешь шоколадный?

– Нет.

– А я хочу. Вот бы у меня подопытными были девочки… Милочка!..

Эрик чуял, что на этом его «везение» не закончится, – и оказался прав. Когда полкоробки пончиков уже было съедено, к Эрику подлетел мальчик-посыльный.

– Господин фон Цветкофф?

Эрик приготовился.

– Вам письмо от леди… э-э-э… леди Эрины. Распишитесь, пожалуйста.

– Это не я.

Мальчик запнулся. Посмотрел на письмо, на портрет Эрика на конверте.

– Но…

– Ты. Меня не видел.

– Но…

Эрик протянул ему золотой и повторил:

– Ты меня. Не видел.

– А! – Мальчишка улыбнулся. – Извините, господин, обознался.

И только Эрик вздохнул с облегчением, как позади раздалось:

– Простите, милорд, но вас видел я.

– Родри-и-ик, – простонал Эрик, вытягивая губы в вежливой улыбке. – Какая встреча! Как здоровье моей матушки?

– Прекрасно, милорд. Леди сказала передать вам лично в руки. – Эрику отдали конверт.

Эрик повертел его, покивал – и швырнул в чашу фонтана. Конверт плавно спланировал в воду и, размякнув, опустился на дно.

– Спасибо, Родрик.

– Пожалуйста, милорд. – Дворецкий семьи фон Цветкофф поклонился. – Тогда вы должны знать, что леди приглашает вас в субботу в пять вечера на чай.

Эрик нахмурился.

– В пять? В субботу? Я не могу, у меня практикум.

– Леди с удовольствием наймет для вас некроманта, милорд.

– Или лично побеседует с каждым упырем, – добавил Ипполит, который однажды имел удовольствие познакомиться с леди фон Цветкофф. – Эрик, лучше перенеси свой практикум. Честное слово…

– Куда? – Эрик полез в сумку за расписанием. – Я еще три лекции в этот день веду! Мне что, упырей в полдень расталкивать?

– Мы будем ждать вас, милорд, – подытожил дворецкий и откланялся.

– Снова начнет мне кого-нибудь сватать, – пробормотал Эрик.

– Да ладно, – улыбнулся Поля, – если красотка – хорошо, приятно проведешь время…

– Приятно?!

Символично в этот момент на солнце набежала туча, а мимо фонтана широкими шагами прошла девица такой примечательной наружности, что обернулись посмотреть на нее абсолютно все. Девушка, и раньше не красавица, еще и накрашена была как… в стиле зомби пополам с вампиром. От нее и несло погребальной конторой – ладан и что-то еще тяжелое, пряное… На шее болтался массивный кулон в виде черепа, а под мышкой девица сжимала книгу. Во второй руке она прокручивала за рукоять сковородку.

«Чучело огородное», – подумал Эрик. И тут же решил, что к чучелам он несправедлив. Они, пожалуй, краше будут.

– Куда это она? – тихо поинтересовался Ипполит.

Шла девушка очень целеустремленно, и через пару минут стало понятно куда – к воротам академии.

– Так прием же давно закончился, – прокомментировал Поля.

Видимо, то же сказал девушке и привратник-тролль. Девушка не смутилась. Она раскрутила сковородку, и – дзынь! – тролль упал, загородив собой проход. Девушку и это не смутило – по привратнику она прошлась и так же целеустремленно зашла в открывшиеся ворота.

– Интересно, в деканате она их тоже сковородой бить будет? – хмыкнул Ипполит. – Однако надо отдать должное: оригинально…

Эрик отмахнулся и развернул «Равнинные ведомости» – на этот раз свежий номер. Портрет княжны Василисы красовался там снова, но на этот раз на первой полосе и с подписью: «Разыскивается». Ниже было огромное интервью с князем фон Бессмертнофф – на весь разворот. «Украли!» – вопило оно заголовком. Подзаголовок пояснял: «Невеста Равнин № 1 похищена в брачную ночь».

– Вот кого бы я с удовольствием нашел. – Ипполит заглянул Эрику через плечо. – Какая краля, а! Нашел – и так бы и…

– Вернул бы князю как миленький, – хмыкнул Эрик, вспомнив Кощеева. Жутью от него веяло за милю.

– Ну, сначала «так бы и…», а потом уже вернул.

Эрик просмотрел газету: новых объявлений о невестах не было, но это ничего не значило – супругу для него мать из-под земли достанет, если придется.

– Ты куда? – удивился Поля, когда Эрик поднялся.

– В деканат – договорюсь о замене на субботу.

Ипполит хмыкнул.

– Удачи. Кстати! Ты в холодильник еще не заглядывал, нет? Вот и не заглядывай. До завтра, хорошо? А я тебе еще пончики куплю.

– Разоришься, – бросил Эрик, представляя, что же такое страшное лежит в холодильном шкафу, раз Ипполит даже решил его предупредить.

Да, Эрику всегда патологически не везло – так он думал и с этим уже смирился. У всех свой дар: он вот неприятности притягивает. Ну что ж, зато по мелочи. Практикум не вовремя, подработка не та, мать… того… Но жить можно.

Так Эрик думал. Но он и не подозревал, что это все цветочки. Ягодки ждали впереди. Точнее, одна… ягодка.

Глава 2
Одуванчик и дама в гробу

Заблудиться Василиса не боялась: прямо посреди двора переливалась на солнце огромная иллюзорная карта академии с внушительной стрелкой «Вы здесь». Еще на карте имелась лестница «Муки ада» между зданиями «Твой кошмар тут» и «А зайчик твой здесь». Чуть в отдалении стоял особняк (или, лучше сказать, целый дворец), подписанный как «Сегодня оторвемся по полной!», а также пристройка с лаконичным названием «Борис».

Василиса внимательно изучила карту и попыталась вспомнить, что за зайчики могут ее ждать в академии. Никаких предположений не возникло. Зато прямо перед ней, спиной к карте, появился старичок в черной мантии, расшитой веселыми золотыми звездами. Оглянулся, посмотрел на надписи, поцокал языком:

– Что творят, что творят!.. Девушка, а вам кого?

– Мне «куда». – Василиса ткнула пальцем в «Твой кошмар тут». – И, кажется, сюда.

Старичок прищурился, и Василиса почувствовала себя странно: как будто у нее в голове кто-то щекочется.

– И то, что вам обещают там кошмар, вас совершенно не смущает? – полюбопытствовал старичок, пока Василиса отслеживала дорогу от «Вы здесь» до «Твой кошмар тут».

– Не-а, – задумчиво отозвалась Василиса. – А где у вас приемная комиссия?

– Ну тогда вам точно туда, – усмехнулся старичок, кивнув на «Кошмар». – Только она уже месяц как не работает…

Василиса пожала плечами и направилась к «Кошмару»: по лестнице «мук» к третьему зданию слева. Оно ничем примечательным не отличалось, разве что было ниже, чем остальные, почти не украшено и над входом имело надпись: «Оставь надежду всяк сюда входящий». Дальше наличествовала подпись: «Ваш ректор». И приписка: «Вы точно уверены, что вам сюда?»

Василиса хмыкнула и толкнула дверь.

Пола не оказалось. Вместо него зияла черная-пречерная пропасть, а на стене напротив было накорябано красным: «Ну я же предупреждал». И снова: «Ваш ректор».

Василиса подалась назад и аккуратно закрыла дверь. Осмотрелась… Когда вдруг слева от нее из маленькой дверцы в подвал вылетел юноша, весь объятый пламенем. Следом выскочила женщина, сильно напомнившая Василисе ее гувернантку. Ту, с которой не срослось.

– Чтоб я тебя больше не видела! – завизжала она фальцетом.

Юноша покатился по земле прямо к ногам Василисы, не переставая при этом жалобно стонать:

– Ну пожа-а-алуйста! Ну еще одну пересдачу! Я правда учил!

– Изыди! – рявкнула «гувернантка» и попыталась закрыть дверь. Однако Василиса успела схватиться за ручку и дернуть на себя. «Гувернантка» тоже подергала дверь, нахмурилась, смерила девушку брезгливым взглядом и выдохнула: – Ну а вам чего?

– Мне на факультет боевых магов.

Последовала пауза, прерываемая только жалобными стонами студента:

– Ну правда-а-а учи-и-и-ил!

– Еще одна, – вздохнула наконец «гувернантка», оглядывая Василису с ног до головы. – Господи, ну и вкусы у современной молодежи… Идем, провожу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7