Мария Помозова.

Когда небо станет пеплом



скачать книгу бесплатно

Июль

Тёмные заборы слились в единое пятно у обочины дороги и стремительно проносились за окном грязной жёлтой маршрутки. Машину сильно трясло на ухабах, и пассажирам приходилось хвататься за поручни, чтобы не вылететь из кресел.

Лена сидела, уставившись в одну точку, и почти не слушала без умолку тараторившую Светку, которой все тряски были нипочём. Подруга рассказывала про свои «морские» приключения. Всё как всегда – дискотеки, клубы, пляжные вечеринки. Лена же вспоминала сегодняшнее утро.

Светка позвонила часов в десять. Лена из своей комнаты услышала пиликанье телефона и сразу поняла, кто звонит. Подтверждение не заставило себя ждать – в комнату вошла мать с телефонной трубкой в руке.

– Алёнчик, это тебя. Света. Ответишь?

Всё правильно, Светка пару недель назад вернулась с Черного моря. Она уже звонила несколько раз, но Лене не хотелось разговаривать с подругой – она не знала, что ей сказать.

Но всю жизнь бегать от разговора невозможно, поэтому Лена нехотя взяла телефон.

– Алло, – её голос звучал неуверенно.

– Ленк, привет! Ты обо мне совсем забыла? – затрещала трубка голосом Светки. – Я уже сто раз звонила! Пошли по магазинам? Я такое платье видела – закачаешься!

Светка. Она всегда говорила по телефону, словно строчила из пулемёта – быстро, громко, скороговоркой. Лене потребовалось довольно много времени, чтобы привыкнуть к такой манере общения. Вот только как вставить в бурный поток Светкиной речи, что ей, Лене, совсем не хочется никуда идти?

– Свет, я сегодня не могу…

– А я про Стасика кое-что узнала, – загадочно прошептала в трубку Светка, игнорируя реплику подруги. – Это просто суперновость!

– Свет…

– В общем, в половине первого жди! И чай готовь! С конфетами.

На этом разговор закончился – трубка запищала частыми гудками. Лена сидела на месте. Мать взволнованно следила за ней из дверного проёма.

– Во сколько Светочка зайдёт?

– В полпервого. Мам, я не хочу никуда идти.

– Ничего, развеешься, отдохнёшь, тебе надо, – заворковала Надежда. – Тебе на пользу пойдёт. Да и со Светой ты давно не виделась, может, хоть она отвлечёт тебя от твоих мыслей.

Лена чуть слышно фыркнула, но сил спорить у неё не было. Оставалось одно: собираться.

И вот она оказалась в старой, требующей срочного ремонта маршрутке. Светка апатии подруги не заметила – слишком сильно было желание скорее поделиться своими новостями. А новости были самые грандиозные. Самозабвенно, с широкой улыбкой на пухлых губках Светка рассказывала про Алекса – своего нового парня.

– Он такой классный. У него своя группа, они у Ника в гараже репетируют. Мы с Настей гуляли недавно, тогда и познакомились. Он меня проводил до дома и поцеловал. Блиииин! Это что-то! Он офигенно целуется. А вечером он мне смс-ку написал, типа хочет со мной встречаться.

Светка замолчала, переводя дух, и затараторила снова.

– Я не знала, что ответить, если честно.

Он крутой, но мы были всего день знакомы… а потом, короче, согласилась! Вчера гуляли с ним. Это было супер!

Лена сухо кивнула. Восторги относительно парней ей приходилось выслушивать не раз. Вот только сейчас рассказы о счастливой Светкиной «любви» бередили в душе какие-то странные чувства. Уж не зависть ли? Ведь Лена уже никогда не сможет довериться мужчине…

Поэтому Лена была почти рада тому, что маршрутка затормозила у конечной остановки и Светка прервала свой рассказ.

Подруги вылезли из маршрутки и, дождавшись, пока машина отъедет, перешли на другую сторону дороги. Впереди темнели ступени подземного перехода. В стороне обрамлённая полукругом редких кустиков располагалась касса с расписанием пригородных поездов, чуть поодаль змеились, сверкая на солнце, рельсы и высилась под полупрозрачным зелёным навесом платформа. На табличке читалось название станции – «Отдых».

Светка начала было снова рассказывать про Алекса, но вдруг затихла и впала в молчаливую задумчивость, которая частенько с ней случалась. Правда, всегда ненадолго. Девушка порылась в сумочке, достала пачку сигарет и, как всегда в такие моменты, закурила. Лена поморщилась.

– Ты б бросала, – сказала она, скорее по привычке, нежели надеясь вразумить подругу.

Светка лишь отмахнулась и с наслаждением затянулась сигаретой.

Подруги нырнули в подземный переход, прошли по прохладному коридору, наполненному запахом всевозможных маринадов и солений. Казалось, тут, в переходе, можно было купить всё – от солёных огурцов и свежей зелени до дешёвых китайских игрушек.

– Вай, красавицы! Сочный пэрсик! Таким дэвушкам отдам за полцены! – восточный мужчина почти ухватил Светку за руку, но подруги быстро прошли мимо, поэтому продавец тут же потерял к ним интерес.

Они вышли на залитую солнцем станционную площадь, миновали многочисленные магазинчики и, свернув в небольшой лесок, направились к городу.

– Ты говорила, что у тебя есть какие-то важные новости, – сказала Лена, припоминая телефонный разговор с подругой. В маршрутке Светка болтала без умолку, но свою «суперновость» ещё не сообщила.

– Ах да! – Светка аж запрыгала от нетерпения. Она выкинула окурок и хитро посмотрела на Лену. – Я кое-что узнала про Стаса.

Лена нахмурилась. Стас – эдакий Бред Питт школы №8 – был Лениной первой и единственной пока любовью. Но по законам жанра Стас не обращал на девушку ни малейшего внимания. В этом году он покинул стены родной школы и, по слухам, поступил в какой-то московский институт. Финансовый, кажется. Лена точно не знала.

Вот только теперь Стас уже не казался таким привлекательным и желанным, как раньше. Напротив, вспоминая о нём, Лена невольно содрогалась – а что если он окажется таким же чудовищем, как тот парень из леса? Кому теперь можно верить?

Ирина Викторовна – психолог – говорила Надежде о том, что теперь Лене будет сложно доверять людям, что всех она будет сравнивать со своим мучителем и бояться каждого мужчину. Лена случайно услышала этот разговор, и не могла не согласиться со словами психолога. Всё так. Она не чувствовала больше сладкого волнения, сердце не замирало при слове «Стас».

– Лен, тебе неинтересно? Или тебе Стасик больше не нравится? – Светка попыталась заглянуть Лене в глаза, но та отвернулась.

Чтобы не вызвать у подруги подозрения, Лена спросила дрогнувшим голосом:

– Что ты там узнала?

– Мне Элька из девятого класса рассказала… Мы, кстати, с ней встречались недавно, я не говорила? – Светка затараторила в своей привычной манере. – Сейчас расскажу, напомни мне! Короче, Элька сказала, что Стас расстался со своей страшилкой и ищет себе новую девушку! – последние слова Светка произнесла таким восторженным тоном, что Лене вдруг стало жаль разочаровывать подругу.

– Оо, не ожидала, что он её бросит, – натянув улыбку, произнесла Лена.

– Правильно, что бросил! – радовалась Светка. – Теперь у тебя есть все шансы. Но знаешь, что самое главное?

– Что?

– Скоро открытие нового клуба! И догадайся, кто будет там выступать? – она выдержала паузу и торжественно объявила: – Алекс! Мой Алекс! Представляешь?

Светка даже завизжала от восторга, будто случилось какое-то немыслимое чудо.

Несколько прохожих обернулись вслед девушкам, а Светка без стеснений продолжала:

– И это ещё не всё! Ленка, ты не поверишь, как здорово всё складывается! Я узнала, что Стас тоже будет на открытии! Понимаешь, что это значит?

– Я вижу, куда ты клонишь, но я не пойду, – спокойно сказала Лена, после того как подруга замолчала.

– Как это «не пойду»? Как это «не пойду»?! – воскликнула Светка, чем окончательно смутила прохожих.

– Вот так. Просто не пойду.

Они вышли из пахнущего хвоей пролеска и теперь брели по тротуару мимо своей школы, закрытой на каникулы.

– Ты сошла с ума?

– Нет.

– Но там будет Стас! – Светка будто боялась, что подруга не расслышала. – И он расстался со своей…

– Да ладно тебе, Свет, – отмахнулась Лена. – Что мне твой Стас? Снова пялиться на него весь вечер и ждать, когда он первый заговорит? Этого всё равно не будет.

– Лен, да что с тобой? – Светка резко затормозила.

Лена тоже остановилась, искоса поглядывая на подругу. Та стояла и недовольно хмурила брови. Совсем недавно она беззаботно болтала, теперь же мрачнела на глазах. Неудивительно – Светка всегда была человеком крайностей. Либо чёрное, либо белое; либо плакать, либо смеяться; либо любить, либо… Впрочем, всё менялось довольно быстро. Так, сегодня Лена выслушивала от подруги рассказы про Юрика из соседнего дома, завтра его место в сердце ветреной красотки занимал Влад из параллельного класса, а послезавтра – ещё кто-нибудь. Теперь вот Алекс… И такова была вся Светка. Парней меняла, как перчатки. Да что там парни! Увлечения, интересы, музыка – всё проносилось в её жизни стремительно, и никогда не задерживалось надолго. Месяц – не более. Неизменным оставалось только одно: Лена. Они дружили давно, с первого класса, когда обе с цветами и белыми бантами вошли под своды сельской школы. В тот день они сели за одну парту и познакомились. А потом по счастливому стечению обстоятельств обе одновременно перешли в городскую школу, в один класс.

И по сей день дружба их не угасла, не выдохлась, а, наоборот, стала ещё крепче, ведь они делились друг с другом почти всеми своими мыслями и переживаниями. Только об одном Лена так и не смогла сказать подруге. О том, что произошло с ней этой весной, в еловом лесу, так хорошо знакомом им обеим.

– Ну что, ты точно не идёшь? – насупилась Света. – Я тогда тоже не иду. Меня мама без тебя не пустит. Алекс обидится. Может быть, даже бросит меня… Но тебе же всё равно, что моя жизнь рушится. Тебе же не понять, каково это…

Лена сжала кулаки. В носу защипало от подступающих слёз обиды и злости. Да что Светка знает о разрушенной жизни! Парень обидится – тоже мне, конец света! Вот она, Лена, действительно прошла все круги ада, у неё жизнь рухнула в одно мгновение.

– Может даже лучше, если тебя не пустят. Целей будешь, – зло сказала она.

Светка опешила. По лицу было видно, что она готова обидеться, развернуться и уйти, но где-то в глубине души сомневалась и удивлялась необычному настроению подруги.

Наконец внутренние сомнения победили. Светка схватила Лену за руку.

– Да что с тобой такое? У тебя что-то случилось?

– Ничего, – Лена отвела взгляд и отстранила подругу. – Просто поражаюсь твоей глупости. Идти непонятно куда только для того, чтобы какой-то Алекс не обиделся. А сама знакома с ним без году неделю.

– Он вовсе не какой-то! – вспылила Светка, но тут же мечтательно улыбнулась. – Он самый лучший.

Лена фыркнула и с силой дернула склонившуюся к дороге ветку. В руке остались оборванные листья.

– А знаешь, что я придумала! – вдруг воскликнула Светка. – Я познакомлю тебя с Алексом. Ты поймёшь, какой он хороший, и сама захочешь сходить на его выступление.

– Вот уж сомневаюсь.

– А я уверена, что он тебе понравится.

Светка с улыбкой обняла Лену за плечи. Та скептически покачала головой, но всё же улыбнулась в ответ.


В воскресное утро Лена впервые за долгое время встала бодрой и отдохнувшей, хотя ночь прошла тревожно.

Ночью Лена просыпалась то от необычного для лета холода, то от криков под окнами, то от каких-то смутных пугающих сновидений. Лишь под утро ей удалось заснуть, но ненадолго – часа два-три, не больше. Тем не менее пробудившись окончательно, она не почувствовала ни усталости, ни тяжести в голове.

Лена встала с постели и вышла из комнаты.

Отца дома не было. Работа снова забрала его у семьи.

Надежда стояла у зеркала и собирала густые каштановые волосы в пучок. Губами она зажимала тонкие чёрные шпильки.

Мать улыбнулась Лене, не разжимая губ. Заговорила она, только когда заколола последнюю шпильку.

– А ты что так рано вскочила, Алёнка? Поспала бы ещё.

– Не хочется. А куда ты собираешься?

– В храм. Давно уж там не была, всё некогда, – мать покрыла голову и плечи лёгким газовым платком. – Хочешь, пойдём вместе?

Лена, поколебавшись, кивнула.

Она находилась в том самом возрасте, когда душа не требует постоянных молитв. Да и отец не любил, когда Надежда «распространяла на дочь своё мракобесие». У хорошего прокурора, каким станет Лена, не должно быть «глупых предрассудков».

Но всё же Лена любила тишину и торжественность царящие под церковным куполом. Ей нравилось бродить среди икон, вдыхать сладкий запах ладана. В такие моменты сердце наполнялось спокойствием, а мысли в голове текли неспешно и размеренно.

Лена собралась быстро: десять минут, и она, одетая в длинную юбку и скромную блузу, стояла рядом с матерью у двери и повязывала платок.

Любая женщина преображается, скинув с себя повседневную одежду и надев то, что носили её предки. И пусть наряд Лены лишь отдаленно напоминал одежду древних, Надежда невольно залюбовалась дочерью.

Та оглянулась на мать, которая застыла точно в оцепенении.

– Идём, мам, уже колокола бьют.

Колокола действительно начинали свой торжественный созыв. Их чистый высокий звук разносился по всей округе.

Лена с детства любила колокольный звон. В нём было что-то такое, от чего сердце замирало в сладкой истоме и наполнялось желанием жить, любить, творить. Лена готова была часами слушать его, вбирая в душу всё самое доброе и прекрасное. А она, душа, рвалась в небо, туда, куда улетали звуки колокола.

Лена неуверенно ступила под своды храма. Ей стало немного не по себе, но стоило вдохнуть пряный запах ладана, тревога ушла, так же как и ночные кошмары, и тягостные думы, и тяжёлые воспоминания.

Лена стояла под расписным куполом, глядя вверх, на светлые лики ангелов, выведенные каким-то неизвестным, но, определённо, талантливым художником.

У алтаря пел церковный хор, священник читал молитву. Её слова, впрочем, были непонятны для Лены, но это не умаляло их значимости и сокровенности.

Из сердца Лены ушла тоска и боль. Надолго ли? Вряд ли. Но хотя бы здесь, в храме, она могла вздохнуть с облегчением, не боясь ни нападений, ни преследований. А это уже было немало.


После службы Лена и Надежда неспешно возвращались домой. Солнце начинало припекать, обещая жаркий день. По округе разносился медовый аромат липы, жасмина и садовых цветов.

Лена отвлеклась от уже ставших привычными тяжёлых дум. Она оглядывалась по сторонам, всматривалась в лица прохожих, а на душе было почти спокойно.

Они уже подходили к дому, любуясь на яркие клумбы, как вдруг…

– Костик! – крик раздался совсем рядом, и Лена замерла, как вкопанная.

– Костя, остановись!

Впереди. Определённо, кричат где-то впереди. Лена вглядывалась в пустую улицу. Никого. Может, показалось? Лена глубоко вдохнула, пытаясь заглушить накатившую ледяной волной панику. Не помогло.

– Вернись, сынок!

Грохот. Дверь подъезда распахнулась, видимо, от удара ногой. На улицу вылетел взъерошенный, словно больной воробей, парень. Он на ходу застегнул молнию лёгкой спортивной куртки и накинул на голову капюшон.

Говорят, от страха сердце уходит в пятки. Теперь Лена знала точно, что это правда. В первое мгновение её охватил такой ужас, что казалось, ноги сами понесут её прочь от этого места, от этого человека. Она метнулась к матери и вцепилась в её руку.

– Костя, постой! – вслед за парнем из распахнутых дверей выбежала полная женщина в халате и тапочках. В ней Лена узнала свою соседку с первого этажа – Ольгу Сергеевну Орлову.

– Сынок, останься, – Ольга Сергеевна схватила Костика за рукав. – Куда ты идёшь? Ты же только пришёл…

– Отстань, – буркнул Костик, вырываясь, но Ольга Сергеевна крепко держала его.

– Сынок, пожалей ты нас с отцом! Останься дома!

– Мам, отстань! – повторил парень. Его глаза сердито блеснули.

– Костя, пожалуйста, – на глазах женщины заблестели слёзы. – Что же ты делаешь? Ты же отца в могилу сведёшь!

Костик не ответил. Он пронесся мимо Надежды, мимоходом взглянул на Лену, жавшуюся к матери, и девушка смогла, наконец, рассмотреть его черты.

Высокий лоб, прямой острый нос, аккуратные тонкие губы – его лицо можно было бы назвать красивым, но Лена знала, что за чудовище скрывается за приятной внешностью.

И хотя во взгляде Костика не было прежнего безумия, Лена невольно отпрянула. На глазах выступили слёзы, внутри всё затряслось, заколотилось, словно у пойманной птицы.

В тот же миг Костик отвернулся – Лена его не интересовала, он попросту не узнал её. Сунув руки в карманы широких джинсов, он пошёл прочь. Ольга Сергеевна рыдала на плече у Надежды. Лена же не могла оторвать взгляда от удаляющегося высокого силуэта. Слёзы катились по щекам, воспоминания оживали в памяти.

– Оля, не плачь, – послышался рядом тихий голос матери. – Идём к нам, тебе надо успокоиться. Нельзя, чтобы Игорь видел тебя в таком состоянии.

Ольга Сергеевна зарыдала сильнее и что-то невнятно сказала – Лене показалось, это были слова согласия.

– Алёнк, пойдём домой, – всё так же тихо обратилась Надежда к дочери.

Лена, пряча лицо от матери – если она увидит слёзы, она же сразу всё поймёт! – поспешила в квартиру первой. Её руки дрожали, она долго не могла открыть входную дверь.

Дома Надежда, не раздеваясь, прошла на кухню. Она поставила чайник и усадила рыдающую Ольгу Сергеевну на маленький угловой диванчик.

– Алён, иди, посмотри телевизор, – сказала она, закрывая кухонную дверь.

Это было лишним. Стены в старой хрущёвке были не плотнее картона. Иногда сквозь них можно было услышать даже беседы соседей, а уж разговор на кухне не мог остаться тайной даже за закрытой дверью.

В другой ситуации Лена не стала бы слушать, воспитание не позволило бы. Но сейчас дело касалось и её тоже. Забившись в угол, она обхватила колени руками и сжалась, глотая слёзы.

– … бросил, за ум взялся, – доносился с кухни сбивчивый шёпот вперемешку со всхлипами. – Игорь радовался. Даже на поправку пошёл.

Игорь – муж Ольги Сергеевны – был серьёзно болен. Бывший дальнобойщик, около четырёх лет назад он попал в аварию. С тех пор он всё время находился то в больнице, то дома. Работать он больше не смог, и вся забота о доме и семье легла на плечи немолодой уже Ольги Сергеевны.

Лена знала, что, кроме мужа, Ольге Сергеевне приходилось заботиться о дочери и маленькой внучке. Ещё был младший сын… Костик. Говорили, что он связался с дурной компанией.

Лена нечасто видела его – время от времени встречала то во дворе, то в подъезде, но не обращала на него внимания. Они никогда не здоровались, хотя и были знакомы – несколько лет назад Ольга Сергеевна представила их друг другу.

– … снова дома бывать стал, я думала… прошло всё. По молодости гулял, с кем не бывает, – голос Ольги Сергеевны то и дело прерывался.

– А потом началось… – с кухни послышались сдавленные всхлипы. – Опять его друзья… и с девкой какой-то связался… Пропадать стал… дома не ночевал. А мы с Игорем всё ждём его, каждый раз…

– Не плачь, Оля, – на кухне послышалось шуршание ткани и мягкие шаги – видимо, Надежда пересела поближе к подруге и утешала её. – Всё наладится, вот увидишь. Сама же говоришь, что он и учиться собирался, и дома стал бывать. Значит, хочет к нормальной жизни вернуться! Надо ему только помочь…

Ольга Сергеевна будто не слышала.

– А знаешь, что Алка из соседнего подъезда сказала? Сказала, что Костя – наркоман. И всё припоминает тот случай, когда Костю задержали. А я же знаю, что его подставили!

Слова потонули в рыданиях.

Лена стянула платок, давно упавший с головы и покоящийся на плечах, промокнула им вспотевшее лицо и безвольно опустила руку. Так вот оно что! Наркоман. Это объясняет и его безумный взгляд в ту ночь, и его неадекватное поведение. Это всё объясняет.

– Да не слушай ты эту сороку, Оля, – голос Надежды звучал строго. – У неё язык, как помело. Прости, Господи, за такие слова. У неё самой в семье что-то не ладится, вот она и сочиняет сплетни про других.

Но Ольга Сергеевна рыдала в ответ и уже, кажется, не могла остановиться. Она пыталась что-то сказать, но что именно, было не разобрать за всхлипами и стонами. До Лены доносились лишь отдельные слова.

– Молодой, – сквозь слёзы бормотала Ольга Сергеевна. – Двадцать один в этом годууу… Зачем… учился бы… Ох, гоооре….

Дальше речь сделалась совсем бессвязной, и Лена поняла, что у Ольги Сергеевны истерика.

На кухне загремели дверцы шкафа: наверное, мать доставала валерьянку. Тихо засвистел вскипевший чайник.

Лена бесшумно прошла в свою комнату. Мысли сейчас напоминали клубок змей – сплошные хвосты, а ухватиться и додумать хотя бы одну не получалось.

Костик – наркоман? Или мать права, и это действительно только злой наговор. Но уж больно странно вёл он себя в ту ночь… Лена вздрогнула от отвращения при воспоминании о прошлом. Она уже начинала забывать о том, что с ней случилось, но всё снова стало напоминать ей об этом, возвращать её в прошлое. Зачем?

Не в силах находиться на одном месте, Лена встала и подошла к окну. Внутри всё тряслось, будто только что она спаслась от страшной опасности, и, как ни старалась, Лена не могла унять эту дрожь.

Выглянув в окно, она тут же отпрянула. Узкая дорожка перед подъездом теперь напоминала ей о сегодняшней встрече.

Лена отошла от окна и снова вернулась в гостиную. Теперь, когда она знала, кто её мучитель, ей снова стало страшно. Костик живёт совсем рядом, и разве сможет теперь она, Лена, чувствовать себя в безопасности?

– Два дня назад приезжала милиция, – продолжала Ольга Сергеевна после того, как немного успокоилась. – Алка увидела, расспрашивать начала. А сама ведь всё знает, у неё муж там работает…

– Да Алексей ей редко что рассказывает, – возразила Надежда под тихий стук чашки о блюдце.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное