Мария Ниссен.

Маромонт. Город мертвой луны



скачать книгу бесплатно

– Жаль, нигде не сказано, через сколько времени научишься справляться самостоятельно.

– Здесь было про это, – Норман перелистнул страницу. – Пока в «наставнике» не закончится магия. С каждым заклинанием он отдает все меньше и меньше магии, отчего ведьме приходится стараться все больше и больше. И когда магия заканчивается, ведьма становится абсолютно самостоятельной.

– Как все сложно. И все-таки не сказано, сколько на все это требуется времени. Наверное, очень много.

– Бабушка должна сделать тебе «наставника», иначе нам не избежать новых бед.

Норман закрыл книгу.

– Мы можем почитать ее вечером, – сказал он. – Все равно завтра не нужно рано вставать. А сейчас пойдем поможем бабушке в огороде. Она просила собрать колорадских жуков.

– Надо сначала вернуть книгу на место.

Ближе к ночи, когда Офелия уже легла спать, Норман и Ребекка снова схватили с полки книгу заклинаний и стали ее читать под тусклым светильником. Эта ночь действительно была тихой для Кэнделлов. В отличие от них, в доме Мелани царил хаос. Девушка спала как младенец, пока вокруг нее суетились родители. В комнату зашел врач, приехавший из Ландорфа. Он послушал девушку при помощи стетоскопа и посветил ей в глаза, открыв веки.

– Скажите, что с ней? – с замиранием сердца спросила Летиция.

Доктор вздохнул и пожал плечами:

– Не имею ни малейшего понятия. Она просто спит.

Глава 3

Наступило воскресенье. Тот день, которого с нетерпением ждали Кэнделлы. Ребекка надеялась объяснить все Мелани и помириться с ней. «Наверняка подруге тщательно промоют мозги, когда она проснется» – думала юная ведьма.

После завтрака Офелия подозвала внучку в свою комнату. Ребекка с трепетанием в душе последовала за бабушкой.

– Надеюсь, еще не поздно, – пожилая женщина протянула молодой ведьме широкий серебряный браслет, на котором был вырезан простой вьющийся узор. – Зря я пыталась отгородить вас с Норманом от магии.

Ребекка догадывалась, что за вещь дарит ей бабушка, но, чтобы та ничего не заподозрила, все же спросила:

– Что это?

– Он поможет тебе колдовать, – добродушно произнесла Офелия. – Хочешь, пойдем на задний двор? Я тебя научу.

Ребекка восторженно согласилась.

Уже был полдень, но в деревне царило полное спокойствие. Было слышно мычание коров, кудахтанье куриц, пение птиц… Бабушка с внучкой, поглощенные занятиями магией, не замечали ничего вокруг. Лишь Норману, чинившему окна в доме, тишина казалась весьма подозрительной.


Убравшись в доме, Альберт поспешил к Мелани.

– Куда собрался? – остановил его Ник, заделывающий дырку в курятнике.

– К Мелани. Ты идешь? Там через пару часов будет собрание. Мать уже там, пошла навестить Летицию.

– Я в курсе. Подойду попозже.

Мелани сидела на лавочке около своего дома, завернувшись в плед. Альберт сразу же сел рядом с ней. Она смотрела куда-то вдаль пустыми глазами. Из дома доносились чьи-то громкие голоса.

– Как ты? – Альберт обнял девушку.

– Не могу до конца прийти в себя.

– Как после наших ночных гулянок летом? – усмехнулся парень.

– Вроде того.

– Собрание уже началось?

Мелани лениво кивнула.

– Кэнделлы должны убраться отсюда, – монотонно сказала она.

Альберт широко улыбнулся от облегчения.

Он боялся, что Мелани будет изо всех сил защищать свою подругу.

– Не понимаю, почему она так поступила, – продолжала девушка.

– Ее и не нужно понимать. Наверное, она просто решила потренировать на тебе свои способности.

– Это подло.

Из-за деревьев возникла высокая фигура Ника. Поднимаясь на крыльцо, он жестом руки повлек Альберта за собой. Тот поцеловал Мелани и отправился в дом. Обстановка была накалена. Еще не дойдя до большой комнаты, где все сидели, братья услышали перепалку, громкие голоса, чей-то стук кулаком по столу.

– О, а вот и они! – воскликнула мать Уилкинсонов. – Альберт, сынок, покажи, что она с тобой сделала. Вы видите этот ожог? А какой у Ника синяк!

– Я же говорю, их тут больше быть не должно! – грозно сказал крупный мужчина.

– Проблема в том, что, если на горизонте снова появятся оборотни или того хуже, только Офелия сможет нас уберечь, – возразила какая-то женщина.

– Что-то нашего отца она не уберегла! – рявкнул Ник.

– И не забывайте про моего внука Ленни, – прохрипела старуха Марта из угла, – который погиб от рук этих существ, так как Офелия боялась давать детям свой защитный эликсир.

Люди недовольно заулюлюкали.

– Получается, что и без ведьм мы уязвимы, и с ними мы в опасности, – подытожил кто-то из угла.

– Почему Офелия не вернет эту стену? – с напором спросил Ник. – Если бы стена стояла, наш отец бы не погиб!

Около сорока лет назад Офелия создала магическую стену, защищающую поселок и его окрестности от любых сверхъестественных существ, кроме ведьм. Большинство из присутствующих сорок лет назад были либо детьми, либо вообще еще не родились. Однако многие из них успели застать то время, когда стена еще существовала. Энтони Уилкинсон стал первой жертвой оборотней после падения стены, и только тогда люди поняли, что с мирной жизнью придется временно попрощаться. За время существования стены жители уже успели забыть о любой сверхъестественной напасти, и атаки оборотней стали для них полной неожиданностью.

– Офелия сделала стену совместно с матерью, – пояснила Марта. – Такие заклинания должны быть привязаны к роду ведьм, то есть, изначально к самой младшей живущей ведьме в роду, у которой уже проявились способности. Тогда это была Офелия.

– Не может быть! – скептически произнес отец Мелани. – Насколько я знаю, у Офелии к тому моменту уже было двое детей того возраста, когда проявляется сила!

– Муж Офелии был человеком, – осадила его старуха. – Только ее младшая дочь, мать Ребекки и Нормана, унаследовала способности ведьм. Когда ее способности проявились, стена сразу же образовала с ней связь.

– Но через три года после рождения Ребекки и Нормана дочь Офелии погибла… – задумчиво сказала Летиция.

– Да. У близнецов, естественно, тогда еще не проявились способности, поэтому связь была утеряна навсегда, а стена исчезла. Офелия даже не предупредила об этом. Мы не знали, что стена пала. Поэтому погибли люди. Эх, мой Ленни…

– Значит, – Ник почесал затылок. – Офелия должна снова создать стену и связать ее с Ребеккой. Только такую, чтобы и ведьмы не смогли пройти сквозь нее. Поэтому мы заранее выдворим близнецов.

– Но, постойте… – произнес один пожилой мужчина. – Близнецы могут погибнуть в изгнании. И тогда стена снова рухнет. Может, оставить хотя бы Ребекку здесь и следить, чтобы с ней ничего не случилось?

– Ну, нет уж! – запротестовал старший Уилкинсон. – Ребекка непредсказуема, и против нее мы бессильны. Я уверен: с такими способностями Кэнделлы выживут, где угодно.

Все одобрительно закивали, в особенности сомневающиеся.

– И как вы это собираетесь осуществить? – поинтересовалась Летиция. – Офелия – ведьма! Вы и подступиться к ней не успеете, как упадете на землю в каком-нибудь припадке!

Все тотчас же потупили глаза.

– У меня есть решение этой проблемы, – отозвалась старуха Марта, и все в миг перевели свои взгляды на нее. – До создания стены и после ее падения Офелия спасала нас эликсиром, защищавшим от всех сверхъестественных существ. Тем самым эликсиром, который не разрешала пить детям. Любой оборотень, касаясь нас, терял свою способность обнажать клыки. Будто временно становился человеком. Это большее, что тогда могла предложить нам Офелия. До сих пор ума не приложу, как она создала такой мощный эликсир…

– Ближе к делу… – не выдержал Ник.

Старуха кашлянула:

– Как я сказала, эликсир защищает от сверхъестественных способностей. И даже ведьмовских.

– Это все, конечно, интересно, но как это поможет нам сейчас? – не унимался Ник.

– У меня остались запасы эликсира с тех времен. Немного, но на сегодня хватит… В знак раскаяния из-за Ленни ведьма раздала нашей семье последние остатки эликсира про запас. Однако оборотней уже истребили, и он так и не пригодился. До сегодняшнего дня, – старуха снова кашлянула. – Как мне поведала сама Офелия, зелье должно долгие годы и десятилетия хранить свою силу. А значит, оно до сих пор не потеряло свою ценность.


Смеркалось. Солнце уже почти зашло за горизонт. Ребекка стояла за домом во влажной траве. Она повторяла одни и те же движения по нескольку раз: выставляла вперед руку с браслетом, держась за него другой рукой, – и траву охватывал огонь; делала рукой спиралевидное движение – огонь исчезал, а на траве можно было заметить иней.

– Вот это здорово! – услышала она голос брата с крыльца. – А что, без браслета никак?

– Очень смешно! – скривилась Ребекка и пригрозила брату рукой с украшением.

– Эй, спокойно! – усмехнулся Норман. – Ничего, когда и у меня способности проявятся, я тебе покажу!

Он спустился с крыльца, держа в руках два пустых бидона.

– Ты к деду Рудольфу за молоком? – спросила сестра.

– Да, – Норман перекинул ногу через велосипед, плюхнулся на сиденье и замер. – Тебе не кажется, что сегодня весь день слишком тихо?

Ребекка прислушалась:

– Да уж, странно. Даже свет ни у кого в окнах не горит, хотя уже почти стемнело.

Норман пожал плечами и выехал на дорогу. От тяжелой тишины и надвигающихся сумерек было жутковато. Через пару минут он добрался до дома Рудольфа. С заднего двора слышалось мычание коровы, в окнах было совсем темно. Несмотря на это, Норман бросил велосипед у крыльца и попробовал постучать в дверь. Как и ожидалось, ему никто не открыл. Парень вздохнул и неспешно побрел обратно к велосипеду. Не успев наклониться, чтобы поднять его, Норман почувствовал, как кто-то зажал ему рот рукой и сильно обхватил. Попытки освободиться были безуспешными.

– Черт, он вырывается! – послышался чей-то ор. – Альберт, заткни его!

Звон пустого бидона. А затем темнота.


Офелия сидела на кухне и звякала ложкой, помешивая чай с сахаром. Ребекка располагалась напротив, и о чем-то думала, иногда останавливая свой взгляд на предметах вокруг, которыми кухня изобиловала, словно музей. На обеденном столе стояли всевозможные виды домашней утвари: сахарница, солонка, блюдце с печеньем и банки с медом. Сам стол был покрыт клетчатой клеенкой, на которой виднелись следы засохших пятен. Все это молча говорило о простоте и легкой небрежности жильцов.

– Ты точно не будешь чай? – спросила бабушка внучку.

– Нет. Сейчас соберусь с силами и проведаю Мелани.

– Боишься?

– Да… Ты слышишь? – Ребекка напряглась.

За окном послышался шум: чей-то топот, голоса.

– О! – усмехнулась старуха. – А ты говорила, что сегодня тихо. Наверняка все отмечали у кого-то день рождения, а теперь возвращаются.

– Нет-нет, – настороженно произнесла Ребекка. – А вдруг они все были у Мелани, а теперь… идут к нам?

– Вся деревня отправилась к ней из-за такого пустяка? Думаешь?

– Боюсь, для них это не пустяк…

Офелия беспокойно посмотрела Ребекке в глаза. Голоса становились все громче, из окна уже можно было увидеть свет от фонарей в руках людей. Их было как минимум двадцать человек. Ребекка и Офелия сидели, сжавшись на стульях, пока не поняли, что люди остановились прямо у их дома.

– Ведьмы выходите! – заорал Ник. – Если ходите увидеть своего добытчика!

Глаза Офелии и Ребекки расширились. Они обе вскочили из-за стола и кинулись к двери.

– Ребекка! – остановила старуха внучку. – Ты остаешься здесь! Я сама разберусь!

– Но, бабушка!

– Ты еще не так сильна! Оставайся, говорю тебе!

Офелия выбежала на улицу. Ребекка вздохнула и села обратно за стол. Обеспокоенно осмотревшись, она резко встала и, тяжело дыша, поправила браслет на своей руке.

– Вот моя сила, – прошептала девушка.


Едва открыв дверь на улицу, Офелия увидела толпу, настроенную весьма недружелюбно. Впереди всех стояли Ник и Альберт. Младший Уилкинсон держал у шеи Нормана нож. Руки Кэнделла были связаны. В ту же секунду Офелия выставила вперед руку, чтобы магическим путем воздействовать на Альберта, но ничего не произошло. Она стала хаотично направлять ладонь в разные стороны, пока не увидела старуху Марту.

– Ты… – только и смогла произнести ведьма.

Офелия тотчас же вспомнила о Ленни и о том, что снабдила семью Марты лошадиной дозой эликсира. Это было жалкой попыткой загладить вину, но большего ведьма не могла предложить. Вероятно, старуха была к тому же смертельно обижена за отказ Офелии воскресить ее внука, думая, что для ведьм нет ничего не возможного. Сложив все это в голове, ведьма поняла, почему ее магия не действовала и кто был тому виной.

– Я никогда тебя не прощу, – утробно пробормотала Марта.

Офелия сжала челюсть, пытаясь сохранить на лице остатки гордости.

– Все, наигралась, ведьма? – слащаво спросил Ник. – Мы на равных. И мы пришли с миром.

– Я вижу, – скептически буркнула бабушка.

– Мы, кажется, сказали: «Ведьмы, выходите!» А ты вышла одна! Так не пойдет.

– Моя внучка останется в доме.

– Ладно, не хочешь по-хорошему…

Альберт сильнее вдавил лезвие ножа в горло Нормана. Парень задергался, а затем стал кряхтеть, пытаясь вытерпеть боль.

– Прекратите! – закричала Офелия.

Дверь дома открылась – выбежала Ребекка. Ник дал знак Альберту убрать нож.

– А вот и она! – воскликнул старший Уилкинсон.

Ребекка направила руку на них с Альбертом, но тщетно. После нескольких попыток, она перевела руку, держась за браслет, на траву перед людьми. Вспыхнул огонь. Все отпрянули.

– Вот как! – лицо Ника исказила гримаса злости. – Может, мы твоего брата бросим в этот огонь?

Альберт толкнул Нормана вперед. Юноше ничего не оставалось, как упасть на колени прямо в пламя, так как его завязанные руки ничем сейчас не могли помочь. Как только он приземлился, огонь резко исчез – Офелия успела потушить его одним движением руки. Альберт снова подхватил Нормана.

– Бросай браслет! – рявкнул Ник Ребекке. – Я видел, что ты с помощью него колдуешь! Если не хочешь, чтоб рана твоего брата стала глубже, бросай!

Помешкав, девушка бросила браслет с крыльца в траву.

– Иди сюда!

– Она не пойдет! – вмешалась Офелия.

– Ты забыла про нож, ведьма?

Офелия и Ребекка обреченно посмотрели друг на друга.

– Если что, езжайте с Норманом в Маромонт. Вам там будут рады, – сквозь слезы произнесла бабушка.

– Если что? – дрожащим голосом спросила Ребекка. – Ты говоришь так, будто…

– Иди к ним, – Офелия грустно улыбнулась.

Внучка покорно спустилась к людям. В толпе она увидела Мелани, но не заметила на лице подруги ни следа снисхождения. Ник тут же обхватил Ребекку рукой и прижал спиной к себе.

– Не дергайся, – шепнул он ей, – иначе твоему брату конец.

– Что вы хотите от меня? – спросила Офелия.

– Ты должна снова сделать стену! – вперед вышла Марта, опираясь на палочку. – Такую же, как сорок лет назад.

– Вы же знаете, это невозможно! Мне нужна еще одна ведьма для такого заклинания.

– А как же твоя внучка? – ехидно заметил Ник, прижав Ребекку еще сильнее.

– Она пока не готова к такому заклинанию. Это то же самое, как если я создам его одна. Уйдет слишком много сил.

– То есть, ты все-таки можешь создать заклинание в одиночку? – заорал кто-то из толпы.

– Тогда я умру!

– А в обратном случае умрут твои внуки, – улыбнулся старший Уилкинсон. – Выбирай!

– Ну, должен же быть другой выход, – жалобно проскулила Ребекка Нику.

Однако после небольшой паузы Офелия выдохнула:

– Хорошо.


Лодка со связанными Ребеккой и Норманом вышла через маленький пролив в море. Она была привязана к лодке, в которой находились Альберт и еще один юноша. После создания стены близнецы уже не должны были вернуться в поселок. Они лежали на дне лодки с обездвиженными руками и ногами рядом друг с другом. Ребекка сильно жалела о том, что не испытывает злобу: в таком случае, она бы запросто спалила всю лодку и веревки, а затем спасла бы бабушку. Однако единственным, что поглощало девушку, был сильный страх, из-за которого прорывающаяся магия всего лишь охлаждала воздух вокруг.

Офелия находилась далеко от своих внуков: она была в центре озера в одной лодке с Ником. Все остальные стояли вокруг, на берегу. Альберт мог видеть огоньки от их фонарей вдали.

– Ты же понимаешь, что, если твои внуки смогут пройти сквозь стену, им конец? – сказал Ник старухе. – Если мой брат не вернется – аналогично. Не делай глупостей. Им придется заплатить.

Офелия кивнула и встала на середину лодки, держа какую-то траву в руках. Она бросила зелень в воду, раскинула руки и начала произносить заклинание. Озеро немного забурлило. Женщина протянула Нику ладонь:

– Нужна моя кровь.

Помешкав несколько секунд, парень сделал легкий надрез на ее ладони. Капли крови попали в воду, и она забурлила еще сильнее. Ник на всякий случай ухватился за край лодки, которую стало неистово раскачивать. Находящиеся в море тоже почувствовали небольшую встряску.

– Что это? – тихо спросил Норман у Ребекки.

– Началось, – по ее щеке скатилась слеза. – Она умрет. Мы больше никогда ее не увидим.

Норман обреченно закрыл глаза.

Офелия вздымала руки к небу и повторяла заклинание все громче. Все мышцы ее лица напряглись, со лба скатились капли пота. Она в последний раз выбросила руки вверх от плеча и издала истошный крик. Затем ее лицо расслабилось. Руки медленно опустились вниз, а тело начало падать в воду. Зацепившись ногами за лодку, старушка наклонила ее и чуть не перевернула суденышко вместе с Ником, но в последний миг ступни соскользнули и ушли под воду. Озеро успокоилось, и лишь легкая рябь напоминала о том, что произошло.

Младший Уилкинсон посмотрел в сторону озера. Огоньки быстро описывали круги в воздухе. Это был условный знак Ника, оповещавший о том, что все закончилось. Альберт с другом взяли в руки весла и стали грести к проливу. Привязанная лодка с Ребеккой и Норманом последовала за ними. Как только два парня оказались в проливе, их лодка отказалась идти дальше. Они оглянулись. Суденышко Ребекки и Нормана отчаянно билось о невидимую границу. Парни подняли вверх свои фонари и описали ими в воздухе несколько кругов. Со стороны озера послышались восторженные возгласы. Альберт достал нож и стал перерезать веревку, связывающую его лодку с близнецами. Разрезав ее, он бросил нож к ним.

– Это вам, – довольно крикнул он, – чтоб развязаться. Мы и не собирались вас убивать. Мы же не изверги какие-то!

Его смех постепенно отдалился. Восторженных возгласов тоже не было слышно. Вокруг стоял лишь убаюкивающий шум моря, а на душах близнецов – пустота. Было сложно осознать, что теперь они одни. Они не видели, как умерла их бабушка, поэтому до сих пор заставляли себя верить в то, что она жива, что она просто осталась там, за стеной. Ребекка и Норман молча смотрели на звездное небо. Они ничего друг другу не говорили и даже не предприняли попыток взять нож и разрезать веревки. Как будто от лишнего звука или движения иллюзия о том, что все осталось, как прежде, могла полностью разрушиться. Как будто стоило бы им пошевелиться, и веревка, связывающая их с прошлой жизнью, в миг бы порвалась.

Оставались последние минуты, в которые они могли наслаждаться покоем и безмятежностью шума морских волн и звездного неба.

Глава 4

Близнецы проснулись от какого-то резкого удара.

– Что это было? – полусонным голосом протянул Норман.

Открыв глаза, юноша увидел над собой скалы и ярко-розовое небо и сделал вывод, что сейчас раннее утро. Близнецы все еще были связаны, поэтому парень стал нащупывать под собой нож. После тщетных усилий, он стал звать сестру:

– Ребекка! Проснись!

Она открыла глаза, но не подала никаких звуков. Лениво оглядевшись, девушка стала пытаться достать пальцами нож, лежавший прямо у ее бедра. Все осложнялось тем, что ее руки были связаны на уровне запястья за спиной. Наконец нож оказался у Ребекки в руке. Предпринимая недюжинные усилия, она пыталась разрезать веревки. За ночь плечи девушки немного затекли, а все тело пронизывал холод. Ребекка сильно кряхтела.

– Ну что там? – нетерпеливо поинтересовался Норман.

Резкий выдох сестры дал ему понять, что ей удалось развязать руки. Дело оставалось за малым: избавиться от веревок на ногах ничего не стоило. Сняв свои «оковы», девушка освободила брата.

Помимо возвышающихся скал, не было видно никакой нормально оформленной суши.

– Нам нужно найти какое-нибудь поселение, – угрюмо произнес Норман. – Чтобы поесть хотя бы.

– И узнать, где находится Маромонт, – отрешенно пробормотала Ребекка.

– Что?

– Бабушка сказала, чтобы мы ехали в Маромонт…

Парень взял в руки весла и стал грести, пытаясь обогнуть скалу, к которой их прибило.

– Смотри! – воскликнула Ребекка.

Как только нос лодки чуть завернул за скалу, вблизи показался песчаный берег с длинным деревянным пирсом. Скала плавно переходила в каменные глыбы и заканчивалась маленькими камушками на песке. Лодка причалила к берегу. Близнецы, облегченно вздохнув, выбрались на слегка теплый песок. Все небо заволокло облаками, дул ветер и стало немного прохладно. За песчаным берегом начинался густой лес, но среди деревьев можно было заметить хорошо вытоптанную тропинку.

– Пошли? – спросил Норман.

– Мы не знаем, что там.

– Нам нечего терять.

Ребекка неуверенно покосилась на тропу. Листья на кустах зашевелились.

– Там кто-то идет, – сказала девушка.

Из лесу появился старый рыбак. В руках у него были различные снасти и небольшое ведро. Он пошел прямиком к пирсу, но в паре метров от него остановился.

– Детишки, вы чьи будете? Я вас не видел в наших местах.

– Мы из Гарвилля, – начала Ребекка.

– Да, нам пришлось сбежать оттуда, – продолжил Норман. – Проблемы с ведьмами…

– Слышал-слышал… там была такая беда. Неужели все настолько обострилось, что вам пришлось сбежать?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное