Мария Морозова.

Десять дней на Вояже



скачать книгу бесплатно

– А что за дворец на той стороне слева? – Переключилась на другое Мона.

Невдалеке на противоположной стороне реки виднелось высокое массивное строение, похожее на средневековый замок. Оно было окружено густой зеленью, которая подступала вплотную к воде, окруженное высокой ажурной изгородью.

– Это дом Привалова, – ответила Рита.

– Значит, здесь будет салют?

– Видимо, да. А пока нам в противоположную сторону, направо. Видите мост?

– Идемте, конечно, быстрее. Так хочется на нем постоять и посмотреть вниз!– Обрадовалась Мона.

В половине десятого женщины добрались до пункта назначения. Второй Петербургский переулок оказался узким тупиком, в котором в это время лежала густая тень стоящих с двух сторон высоких домов. Аптека оказалась тесной комнатой с низким потолком и сравнительно небольшим набором лекарств. Но нужный препарат был в наличии, Рита купила сразу два пузырька, поразившись их дороговизне, и бережно убрала в сумку-рюкзак за спиной. Когда женщины вышли на улицу, начало темнеть. И Мона в предвкушении зрелища торопила Риту вернуться к реке. Там было светло от множества фонарей, играла музыка, разноголосая толпа, не торопясь, прогуливалась вдоль гранитных парапетов, посещая рестораны и кинозалы, покупая мороженое и напитки. Мона с простодушной улыбкой завороженно разглядывала то памятник, то фонтан, то группу эквилибристов, то говорящих попугаев, с которыми можно было сфотографироваться.

– «Маргарита Вячеславовна, как тут хорошо! Почему мы раньше сюда не приходили?» – Повторяла она.

Они полюбовались фонтанами, выпили прохладный искрящийся напиток со специфическим вкусом, съели мороженое. И Рита почувствовала себя несколько утомленной от этого шумного праздника, но нужно было дождаться салюта. Люди тоже, казалось, ожидали этого события и поглядывали в сторону огромного особняка.

– А салют не повредит этот купол? – Спросила Мона. – Он же искусственный.

Рита непроизвольно подняла глаза вверх и окинула небосвод, на котором уже зажглись одинокие звезды. И вдруг она увидела на самом краю крыши девчушку, которая стояла на носке правой ноги, выбросив левую вперед.

– Мона, что это?! – Рита схватила девушку за плечо.

– Где?

– Да вон смотрите же! Там девочка! Она сейчас упадет!

– Где? Не вижу.

– На крыше! Вон же… – Рита повернула Мону, указывая пальцем на крышу серой высотки, но там уже никого не было. Она непроизвольно посмотрела на дорожное покрытие, но и там, слава Богу, никто не лежал. На крыше соседнего здания мелькнула тень, и Рита ринулась во двор. Мона бросилась за ней.

Когда Рита ворвалась во двор, тень уже мелькнула на парапете, прыгнула и, неловко приземлившись на соседней крыше, продолжила бег по узкой кромке, окаймляющей здание.

– Мона, вон она! – Крикнула Рита, внутри которой все дрожало от напряжения и страха за хрупкую фигурку.

– Эквилибристка?

– Да нет же, с ней что-то не так! Может она пьяна…

Девушка уже исчезла из вида, перемахнув на другую сторону покатой крыши.

Рита вломилась в подъезд и через несколько секунд, выбежав с другого входа, остановилась, задрав голову вверх. Мона оказалась за ее спиной и что-то сказала, но Рита не услышала из-за очень громкого звука – начался салют. Мона показала рукой в сторону и первой побежала по диагонали через двор, Рита – за ней. С разбегу они влетели в узкий проход между двумя зданиями и, проскочив его, оказались в темном квадратном тупике. Все, дальше бежать некуда. Рита заметалась, задрав голову, Мона встала и вся обратилась в зрение. Очередной залп, разрезав тысячами световых вспышек небосклон, высветил фигуру девушки на карнизе. Она сидела на самом краю, свесив ноги вниз.

– Что делать?! – Крикнула Мона, стараясь перекричать громкие звуки. – Надо кого-то позвать!

– Никого здесь нет, все на набережной! – Ответила Рита.

Она кинулась к ближайшему входу, но он оказался закрыт, Мона попробовала открыть соседний – тот же результат. Но одна дверь все же оказалась незапертой, и женщины, не найдя лифта, бросились вверх по лестнице. До последнего седьмого этажа они добрались в изнеможении и остановились перевести дух. На крышу вела хлипкая дверца из какого-то сплава алюминия, она была закрыта, но женщины без особого труда устранили это препятствие. На крыше было светло от цветных разрядов. Девушка по-прежнему сидела на краю, свесив вниз ноги и подавшись вперед. Странно было, что при таком неустойчивом положении она все еще не упала вниз. Рита остановилась, стараясь унять бешеное сердцебиение и успокоиться. Мона сделала пару шагов по направлению к краю, но Рита остановила ее, схватив за руку.

– Стойте, тут надо осторожно. Что делать, мы, конечно, не знаем, потому как не специалисты, но времени у нас нет.

– Надо с ней заговорить, – предложила Мона.

– Она нас не услышит в таком грохоте, – четко произнесла Рита на ухо девушке. – А если будем кричать, мы ее напугаем.

– А что делать? Она вон раскачивается вправо-влево, – показала рукой Мона.

– Подойдем сзади и резко опрокинем ее навзничь, – решительно сказала Рита.

Ее голос потонул в звуках очередного залпа. Подойти к девушке оказалось несложно.

– «Тихо-тихо-тихо», – повторяла про себя Рита. – «Только не сорвись!»

И когда рука легла в плечо девчушки, она поняла, что теперь уже точно не отпустит ее, что бы ни случилось. На другое плечо навалилась Мона. Но, чтобы уронить хрупкое создание, никаких особых усилий и не требовалась – она кулем рухнула на теплую поверхность крыши, и осталась лежать с закрытыми глазами, блаженно улыбаясь чему-то. Рита и Мона, удивленно переглянувшись, опустились рядом перевести дух.

– Она дышит? Что с ней? – Прочитала Рита по губам спутницы.

Салют продолжался, сопровождаясь жутким шумом и цветными сполохами.

– Дышит, – Рита наклонилась над девчушкой. – Кажется, она под наркотой.

– Что? Под чем? Ей плохо? – Кричала Мона.

– Да нет, хорошо ей. Пока, – пробормотала Рита, знаками показывая девушке, что надо посидеть подождать, пока закончится этот ужасный грохот.

Только тут она как следует рассмотрела экстремалку: размалеванное косметикой личико не могло скрыть возраст – не больше пятнадцати, пряди темно-русых волос выкрашены во все цвета радуги, подчеркнутая мешковатая небрежность дорогой одежды, хорошая обувь. Хотя Рита ведь плохо в этом разбиралась, за последние годы зеленую форму она сменила на синюю, синюю на коричневую, а коричневую – на серебристо-серую.

Вдруг девушка начала издавать булькающие звуки и резко повернулась на бок. Рвотные массы пошли из нее фонтаном. Рита и Мона непроизвольно отпрянули в разные стороны. Потом она снова обессиленно упала, но едва женщины приблизились, ситуация повторилась.

– Ей плохо! Что делать? – Выпалила Мона.

– Подождем, пока рвота прекратится, и спустим вниз, поблизости должна быть больница.

Когда девушка совсем обессилела и притихла, женщины осторожно прислонили ее к стенке из каких-то контейнеров. Она открыла глаза и окинула мутным непонимающим взором окружающее ее пространство. Рита достала из кармана салфетки и, как могла, удалила с лица и одежды зловонные пятна. Девушка остановила на ней взгляд, который начал казаться осмысленным.

– Как тебя зовут? – Спросила Мона.

– Тина, – хрипло ответила девушка.

– А что с тобой случилось? Почему тебя так… мутит? – Спросила Рита.

– Мне… плохо. Это заноза… – Прохрипела Тина и закрыла глаза, безвольно свесив голову на грудь.

– Дышит? – Спросила Мона.

– Дышит, – кивнула Рита. – Что за «заноза»?

– Может это наркотик такой?

– Может…

Девушка неожиданно разразилась хриплым кашлем. Пришлось подождать.

– Тина, ты можешь идти? – Спросила Рита, когда девушка немного пришла в себя.

– Зачем? –Захихикала Тина. – Вы кто?

– Я – Рита, а это – Мона. Мы хотим тебе помочь, тебе надо в больницу.

– Мне – нет. Он меня там найдет, а я не хочу его видеть! – Выкрикнула она и захихикала.

– Кто найдет? – Хором спросили женщины.

Но взгляд Тины снова стал расфокусированным.

– Заноза! – Хихикнула она.

– Мона, ее надо спускать, она сильно побледнела. Давайте попробуем ее поднять с двух сторон.

– Хорошо, я держу.

– Положите ее руку себе на плечи. Так, а я с другой стороны. Хорошо. Вам тяжело?

– Да, нет, то есть нормально.

– Мы будем останавливаться и отдыхать. Пошли.

Спуск с семиэтажного здания оказался довольно продолжительным. Тина то стонала, то хихикала, то снова вспоминала какую-то занозу. Периодически она отказывалась хоть как-то переставлять ноги и просто висла на руках поддерживающих ее женщин. Тогда прислонялись к стене или просто опускались на лестницу и ждали. Когда они втроем, наконец, вывалились из подъезда, салют давно закончился, а когда прошли дворы и вышли к реке, набережная была пуста, только роботы-уборщики трудились, убирая напоминания еще об одном вечере.

– Мона, посмотрите, пожалуйста, по карте, где ближайшая больница, – попросила Рита, переваливая ношу на ближайшую скамейку.

– Нет! – Вдруг выкрикнула Тина. – Я не пойду в больницу!

При этом она сделала отчаянный рывок, вскочила со скамейки и пробежала пару шагов. Потом рухнула на мостовую и на какое-то время снова впала в забытье.

– В больницу, похоже, не получится, – сказала Рита после того, как они снова усадили девушку на лавку.

– Тогда надо к нам, в медотсек! – Уверенно предложила Мона.

– С этим будут проблемы – посторонний на борту без ведома начальства…

– Но мы же не можем ее тут оставить, – шепотом сказала девушка со слезами в голосе.

Такси приехало быстро, робот-навигатор быстро задал маршрут и трижды на разных языках спросил о необходимости посетить больницу, видимо считав основные показатели самочувствия пассажиров. Вопрос был проигнорирован.Рита сосредоточенно смотрела в окно, не видя ничего за ним. Ее занимала мысль, как незаметно довести девушку до медотсека и убедить Глуста помочь ей. Вот если бы он уже ушел к себе, Инна Михайловна несомненно помогла бы без лишних вопросов и оставила бы Тину до утра. Хотя наночь ее все же лучше устроить в каюте Риты. Расстояние до космопорта для современной техники вобщем-то было пустяковым, но на очередном перекрестке машина надолго остановилась, пропуская целую процессию мчавшихся на высокой скорости полицейских автомобилей. Они разорвали ночную темноту и тишину города так внезапно, что обескураженные женщины вздрогнули и уставились в окна.

– Куда они все? – Спросила Рита, ни к кому не обращаясь. – Кажется к особняку Привалова, больше некуда – там проезда нет или уже есть…

– Интересно, что могло случиться, – проговорила Мона.

Перед входом Мона надвинула на лицо девчушки капюшон, и они подруки повели больную по опустевшим коридорам. Им повезло не встретить никого до конечной точки, но на этом везение закончилось – у порога их встретил Глуст.

– Кто это, Маргарита Вячеславовна? – Строго спросил он.

– Это Тина, – запыхавшись сказала Рита. –Мы подобрали ее на набережной, ей очень нужна помощь.

– В центре есть прекрасные медицинские учреждения, – назидательно проговорил доктор. – С круглосуточным приемом, между прочим. А вы, Маргарита Вячеславовна, тащите на корабль каких-то подозрительных личностей…

– Аркадий Павлович, каких личностей? – Взмолилась Рита. – Разве вы не видите это же ребенок, и ей очень плохо. Вы должны помочь…

– Вы давали клятву! – Вдруг выпалила Мона, от усталости приваливая Тину к стене.

– Но…но… вы же понимаете, – Аркадий Павлович наклонился к девочке и пальцем приподнял веко, потом приподнял подбородок и повернул лицо туда-сюда и втянул носом воздух. – У девочки явный передоз, нужно срочное вмешательство, но это дорогие препараты, а я даже не знаю, кто она такая, не говоря уже о том, что она не член экипажа…

– Ее зовут Ламбертина Привалова, – раздался властный голос за спинами присутствующих.

Все вздрогнули и повернулись ко входу. На пороге стоял первый помощник командира Смирнов. Он выглядел каким-то суровым и усталым одновременно.

– Это что… дочь того самого? – Заикаясь, проговорил доктор.

– Да, это дочь Михаила Привалова, – сказал Александр Иванович четко. – Окажите ей всю возможную помощь. Под мою ответственность, разумеется.

Смирнов легко поднял девочку на руки и вопросительно посмотрел на Глуста, который тут же засуетился, показывая направление.

– Сюда-сюда, пожалуйста. Да, конечно. Ее нужно положить. Вот так, – бормотал он.

– Вам нужна будет помощь? – Спросил Смирнов.

– Мне… Что мне… Мне нужен ассистент, тут в принципе ничего сложного… – Сбивчиво проговорил Аркадий Павлович.

– Я могу помочь, – с готовностью отозвалась Мона. – У меня есть опыт всяких манипуляций… с аквалитами, конечно.

Оказавшись наедине с первым помощником в пустом коридоре, Рита почувствовала какую-то неловкость и смущение.

– Маргарита Вячеславовна, откуда здесь эта девочка? – Спросил он.

И Рита рассказала о встрече с Тиной, не упомянув только о причине, по которой они с Моной оказались в городе.

– Спасибо вам… – Неловко закончила она. – Не знаю, согласился бы Глуст помогать, если бы вы не вмешались…

– Незачто, я обязан был вмешаться, – сказал он сухо, словно пряча смущение.

– А вы ее знаете? – Вырвалось у Риты. – Тину?

– В некотором роде. Пару лет назад мы обнаружили ее на борту через пару дней после отлета с «Вояжа», пришлось срочно заходить в ближайший порт, где ее уже ждал отец. Она неплохая девчонка, просто… сложные отношения.

– Я читала, что у Привалова два сына…

– Да, от первого брака и дочка от второго. О ней обычно не пишут… Привалов не любит упоминать… Но впрочем я не вдавался в подробности. Уже поздно…

– Да, конечно. У вас, наверное, дела, – неловко начала Рита. – А я останусь, дождусь результатов и Мону заодно подожду.

– Да, у меня еще дела, – Смирнов посмотрел на часы. – Но я помню о нашей договоренности…

– Все! – Радостно выдохнула Мона, выскочив в коридор. – Она спит и останется до утра. Аркадий Павлович сказал, что никакой опасности нет, организм молодой, но в дальнейшем, если… Ой, я не помешала?

– Нет! – Хором ответили собеседники, убедив девушку в обратном.

– Я, пожалуй, пойду, – проговорил Смирнов. – Вам тоже пора отдыхать. Спокойной ночи!

Потом они медленно пошли по коридору.

– Хорошо, что Александр Иванович появился вовремя, – сказала Мона. – Вдруг Глуст отказался бы…

– И пришлось бы нам везти Тину в больницу… – Согласилась Рита. – Ну и история. Сходили в аптеку…

– А откуда Александр Иванович знает ее? – Спросила Мона и с интересом выслушала ответ.

– Моя бабушка сказала бы – «оторва», – сказала она задумчиво.

– Золотая молодежь, – кивнула Рита.

– Имя какое необычное…

– Да, было в моде лет пятнадцать назад.

Возбужденная событиями последних часов, Рита никак не могла улечься спать. Долго приводила в порядок одежду, долго принимала душ, долго пила чай, все делая, как во сне. Наконец, она вспомнила про препарат, за которым проделала неблизкий путь, и взяла маленькую сумку-рюкзачок, которую носила с собой в город. К ее удивлению сумка оказалась расстегнутой и контейнеров с пилюлями в ней не было. Рита вытряхнула содержимое рюкзака на диван, прощупала карманы, потом нашла один завалившийся контейнер с таблетками на полу, другого не было. Она вздохнула, неудивительно с сегодняшними вечерними пробежками… Но один-то набор остался, уже хорошо. Она запила таблетку водой и легла спать.

День второй.

Рита проснулась за час до сигнала подъема и сразу же вспомнила события вчерашнего дня. Они пронеслись в ее голове вихрем: сон про фонтан, Инна Михайловна, Борис, Смирнов, парк, набережная, Тина, Глуст… Тина! Как она? Рита поднялась с постели, умылась, оделась, привела в порядок волосы, приняла треугольную таблетку и с досадой упала на диван – вряд ли Глуст пустит ее в стационар так рано. Через несколько минут в дверь робко позвонили – пришла Мона.

– Хорошо, что я вас не разбудила, – сказала она, посмотрев на Риту. – Просто беспокоюсь за Тину, хотела узнать, как ее самочувствие, но, боюсь, Аркадий Павлович не одобрит…

– Скорее всего, да. Я вам предлагаю попить клубничный мусс, чтобы скоротать время, – сказала Рита.

Время тянулось медленно, и за первым бокалом кисло-сладкого напитка последовал второй. Женщины еще раз обсудили события вчерашнего дня и, наконец, решили, что пора идти в медотсек.

Глуст встретил их как-то настороженно.

– Она чувствует себя прекрасно и…нет-нет, дорогие девушки, куда?! Сейчас Ламбертина выйдет к вам сама. Подождите, она одевается.

Аркадий Павлович загородил своим круглым телом вход в стационар.

– А что с ней было? – Спросила Мона.

– Если не вдаваться в медицинскую терминологию – передозировка, как я вчера и сказал.

– Сильный наркотик? – Уточнила Рита.

– Наркотик? Хм, ну да, синтетическая самоделка, популярная у молодежи. Как же она называется?

– Заноза? – Спросила Мона.

– Да нет, – отмахнулся Аркадий Павлович. – Химера! Да, химера. Впрочем, я уже провел с Ламбертиной профилактическую беседу… И надеюсь, что этого больше не повторится.

– Она не наркоманка? – Тихо спросила Мона.

– Крепкий молодой организм, – развел руками Глуст. – Необратимые изменения еще не наступили… Но если так…

– Доброе утро,– тихо и смущенно поздоровалась Тина, остановившись на выходе из стационара. – Не помешала?

– Доброе утро! – Хором ответили посетительницы, тоже несколькосмущенные неожиданным появлением предмета разговора.

Тина выглядела еще более худой и бледной, под глазами залегли синие тени. В своей мешковатой одежде она выглядела совсем еще ребенком. Милым, симпатичным ребенком. Женщины не сразу нашлись, что сказать.

– Как ты себя чувствуешь? – Спросила Рита.

– Хорошо. Спасибо, – тихо сказала девочка и покраснела. – Это ведь вы меня спасли вчера. И вы.

Она перевела взгляд с Риты на Мону.

– «Спасли» громко сказано, – сказала Рита. – Скорее, немного помогли. А в основном тебе, конечно, помог Аркадий Павлович. Он у нас кудесник.

– Куде… кто? – удивилась Тина. – Я понимаю, да… Спасибо вам огромное, Аркадий Павлович! Вы мне очень помогли, и мне правда стыдно… стыдно за то, что я подсела на химеру. Больше не буду, честное слово!

Девушка казалась искренней в своем порыве, и присутствующие растрогались. Особенно Глуст, который салфеткой даже промокнул глаза.

– Я могу заплатить, но Аркадий Павлович даже слышать об этом не хочет, – развела руками Тина.

– Что ты, какие деньги! – Замахал руками доктор. – Главное будь здорова.

Наконец после изъявлений благодарности и симпатий, троица покинула медотсек и бесцельно направилась прямо по коридору. Рита подумала о том, что девушку, вероятно, нужно проводить за пределы космопорта и вызвать такси.

– Кушать хочешь? – Спросила Мона.

– Вообще-то да, – кивнула Тина. – Очень.

– Пойдем на завтрак, – предложила Мона.

– Нет, – возразила Рита. – Мы поступим по-другому. Мона проводите Тину к бассейну с аквалитами, а я принесу еды из столовой. Не стоит пробуждать любопытство. Хорошо?

– Да.

– И еще, идите не по главным коридорам. По возможности быстро, скоро здесь будет час пик.

Расставшись с Моной и Тиной, Рита поспешила в столовую. Людей там пока еще было мало. Она набрала довольно внушительные порции и даже аккуратно упаковала, подойдя к специальному аппарату, который сегодня, к счастью, работал ина выходе из столовой столкнулась с Семеном.

– Рита! Как раз хотел поговорить с тобой.

– Пожелать доброго утра? – Рита сбавила шаг, но не остановилась. – И тебе.

Бывший муж улыбнулся.

– Узнаю деловую женщину. Ты все это себе? – Он кивнул на свертки.

– Аппетит хороший.

– Рита, я серьезно. Кого вы вчера привели на борт?

– Уже узнал.

– Система не распознала в третьем вошедшем с вами члена экипажа и выдала сообщение.

– Что ж так поздно не распознала? Кстати, помоги, мне тяжело и неудобно. Да, и вот это тоже держи. Осторожно.

– Куда ты идешь?

– Мону кормить и этого третьего, вошедшего с нами.

– Рита! – Семен остановился.

– Ну идем, – смягчилась она. – Сейчас расскажу по дороге.

Они расстались у бокового выхода из корабля. И Рита, нагруженная упаковками с завтраком, пошла к резервуару с водой. Там было весело. Тина, не смотря на предупреждение, пыталась погладить аквалитов, и, получив довольно чувствительный удар током, со смехом отскакивала от бортиков уже порядком промокнув. Втроем они расположились за столиком и с аппетитом позавтракали. Рита даже подумала, что на аппетит повлиял здоровый молодой задор Тины, которая еще несколько часов назад казалась умирающей, а сейчас демонстрировала выброс энергии.

– Тина, а что за занозу ты вчера вспоминала? – Вдруг спросила Мона.

– Занозу? – Удивилась девочка.

– Ну да, тебе было плохо и…

– А! «Заноза» это бар такой. Кажется, вчера я зависала там, и этот гадСипай накачал меня коктейлями…

– И химерой? – Снова спросила Мона.

– Нет, химерой не он… Или он? У него гнилойтовар, я там не беру, – покачала головой Тина. – Дурь лучше брать в «Пиратах» или в «Кляче».

– Ты обещала завязать с этим, – напомнила Рита.

– А! Ну да, теперь конечно, – заверила Тина.

Повисла тишина.

– Тина, а кого ты боялась, когда тебе было плохо? – спросила Рита.

– Боялась? Я?! – Удивилась девочка.

– Да, ты не хотела в больницу, – уточнила Рита. – Потому что там кто-то мог тебя найти…

– А-а-а… Так это отец. Если б я опять туда попала, ему бы сразу сообщили. Они там все купленные, – махнула рукой Тина.

– Но ты несовершеннолетняя, это естественно, что родители за тебя беспокоятся, – осторожно сказала Рита.

– Они?! Беспокоятся? – девчонка разразилась смехом. – Отец беспокоится за свою репутацию, а матери вообще плевать, она на шопинг улетела неделю назад.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении