Мария Макеева.

Практика хаоса. Фантастический приключенческий роман



скачать книгу бесплатно

– Райс, но разве это не благо? Знать и развиваться. Помогать другим? Изучить все эти миры. Знать все варианты развития человечества…

– Конечно, это благо. Миров много, да. Каким-то образом их можно пересечь этой шкалой, коридором, медианой. Она везде одинаковая. Ты заметила? Она как отражение, повторяющееся до темноты. Неизменна. Что у нас, то и в других Убежищах. Если запустить до обратного отчёта, то же самое ждёт и другие миры по цепочке. Наша задача сейчас удерживать её на месте. Кто бы ни создал эту медиану, мы не знаем, на какой отсчётной точке мы сейчас стоим. И что будет, если за ней не следить.

– Но она же стоит на месте. Может больше ничего нам и не нужно знать? – Рика, почувствовав усталось от поездки, облокотилась на плечо мужа.

– Вспомни, я говорил, когда мы нашли Убежище, шкалу пересекали ещё деления. Они были красными. Сейчас их нет. И чёрная стрелка, которая двигалась слева-направо, исчезла. Ты помнишь, что тогда началось…

– Да, милый… Серцерос чуть не развязал войну, я помню. Всё стало безумным.

Он продолжил:

– А вчера я был опять смущён и озадачен, что мы вообще запустили эту машину богов. Что вообще поняли, как остановить всё – это огромный шаг для меня лично. Кто её построил и для чего, я не могу знать. Нет надписей, кроме того странного слова из Одинадцатого Мира. Ни журналов наблюдений, ни царапин на стене. Ничего. Я подумал вчера, что если мы не справимся? И Совет раньше времени опубликует данные и передаст их военным. Что могут военные, мы все знаем. Сколько войн было в нашей истории. Я не хотел вчера становиться родоначальником новой войны.

Посмотрел внимательно на жену, та слушала его с расширяющимися от…

«страха?»

…непонимания глазами.

– И что если мой пропускной код в следующий раз не сработает? Есть то, что приводит меня в замешательство. Я говорил, что с помощью капли крови могу вернуться обратно. Меня смущает, что в выемке, сбоку главной консоли, есть ещё отделение. В каждом из Убежищ – эти отделения. Во всех они были открыты. И только в Третьем я не смог сдвинуть ячейку. У меня есть подозрения, что там что-то есть. Что, если машина работает не так, как задумывалась изначально. Что, если в этих ячейках должно что-то быть? Нужно что-то вставить туда, чтобы нечто сработало. Но что именно? Каждый день появляется больше вопросов, чем ответов. – Внезапно он горько усмехнулся. – Вот здесь я пока могу не волноваться, – шумно вздохнул, – Страх знания ответов на все вопросы меня ещё не коснулся.

– Ты постепенно ответишь на все вопросы. По крайней мере, на большинство. Я знаю тебя. – С уверенностью отозвалась Рика. – Ты узнаешь всё, прежде чем Совет откроет Убежища для исследования.

– Да. Совет разберётся, я уверен, когда открывать Убежище для постоянного использования. Но что, если эта «машина богов» поэтому и была заброшена, потому что мы не должны были знать о ней? Тот, кто поставил все миры на уничтожение, чего он хотел? Был ли это вообще человек?

Рика вздохнула, погладив живот.

– Я знаю, милый.

Я понимаю, какая это ответственность. Но теперь ты хранитель всего этого. Ради Тая, ты не допустишь уничтожения ни нашего мира, ни других миров. И Совет не допустит этого. Ты же знаешь. Совет – мудр. После того столкновения с Серцеросом мы никогда еще не были настолько уверены в нашем будущем.

– Знаешь, ты права в главном, пока я не отвечу хотя бы на миллионную часть всех вопросов, не смогу до конца быть довольным своей работой, даже несмотря на то, что Совет ею удовлетворён. Мы предотвратили катастрофу, да. Наш сын может быть спокоен. Через месяц или раньше, когда тот родится, я буду возле вас. Обещаю! Я не отойду ни на шаг. Даже если «Теншен» будет гореть синим пламенем.

Райс улыбнулся. Рика повернула к нему своё лицо, поцеловала его в губы, гладя свой живот, в котором мирно спал их сын.

– Завтра ты опять пойдёшь в другие Убежища?

– Да, милая, – отозвался Райс, – Мне нужно ещё раз всё проверить. Я ещё раз попробую открыть ту ячейку…

– Но зачем? Ты же столько раз всё проверял? Полгода! Полгода ничего не происходит!

– Хорошо, Рика, ты, действительно, хочешь знать всю правду? – Вдруг он стал серьёзным и перестал улыбаться.

– Конечно! Ты еще спрашиваешь?! Если ты не доверишься мне, то кому ещё ты можешь доверять?

Он, помедлив с ответом, словно обдумывая каждое слово, тихо произнёс:

– В Третьем Убежище появилась активность. Прямо вчера на сеансе для Совета. Поэтому я не стал открывать переход. Все были убеждены в безопасности ещё моими отчётами. Там есть все данные за всё время исследования нашего Убежища. Но вчера я увидел на контролирующем мониторе активность из Третьего. Там явно кто-то был. Оттуда пришёл отзыв. Они все контролируются отсюда, но… там кто-то был. Точно. Я не знаю, с какой целью. Это точно не была ошибка приборов. Мне придётся выяснить. Я не хотел говорить тебе. Тай… Ты… вам нельзя тревожиться понапрасну…

Рика была ошарашена признанием мужа, перебив его:

– Понапрасну? Ты опять рискуешь! Полгода покоя и вот снова… Ты же говорил, всё контролируется отсюда. Зачем тебе вообще ходить туда. Заблокируй доступ?! Я не знаю… Перекрой все переходы, чтобы никто не смог сюда пробраться!

– Милая… Рика, ну что ты такое говоришь? Вчера Совет решил использовать «Теншен» в целях исследования. Нас ждут миры. Множество миров. Ответы. Мы сможем наблюдать, изучать, рассчитывать… Мне нужно лишь выяснить, что случилось вчера в Третьем Убежище. Может там есть кто-то, кто ответит мне хоть на какие-то вопросы. Или поможет, если я не смогу разобраться сам.

Рика лишь покачала головой, гладя живот и ласково глядя на мужа.

– Мне нужно, чтобы с тобой ничего не случилось. Ни завтра, ни сегодня, никогда. Я хочу семью, Райс. Нормальную. Ты, я и наш сын. Я хочу, чтобы всё наконец-то закончилось. Хочу, чтобы мы все были в безопасности, которую ты уже нам обеспечил.

Утро на следующий день выдалось солнечным. Как и все предыдущие дни. Лето в этом году было на удивление жарким и сухим. Райс договорился с Васильдом о проверке Убежища, предупредив, что он самостоятельно ещё раз всё выяснит.

– Помощь остальных сегодня не понадобится. Им всё равно не пройти в переход. – Решил, что он всем даст выходной. Не стал слушать опасения Васильда, прервав того на полуслове, резким:

– Я разберусь! Не волнуйся. Кроме меня сейчас некому. Медлить нельзя!

В такие моменты Райсу было присуще честолюбие и некая высокомерность, когда тот руководил чем-то или принимал ответственные должностные решения. Нужно отдать должное, эти чувства не мешали ему. Наоборот – всегда помогали. Он никогда не сомневался. Постоянно был верен своему выбору. Не подводил никого. Люди всегда, первым делом, полагались на его твёрдость, решительность и это честолюбие.

В здании было, как всегда, людно. Десятки людей занимались своей работой. Райс почти бегом пробежал к лифту, ведущему в его Лабораторию, мимо поста охраны.

– Доброе утро, руководитель Райс Тарона.

Он кивнул охранникам, не сбавляя свой шаг. Спустившись вниз, схватил два планшета с расчётами подмышку, всё тем же быстрым шагом добежал до лифта в Убежище. Поднялся.

Расположив на главной консоли свои расчёты, Райс включил вспомогательный монитор. Экраны отозвались тусклым светом. Шкала отразилась в главном, словно в коридоре с зеркалами. Снова серая тьма окутала двенадцатую шкалу в самой глубине экрана. Настроив консоль на Третье Убежище, он взял устройство для взятия крови, нажал на тыльную сторону правой ладони, провёл ею по дисплею консоли. Тотчас сбоку выехала какая-то ёмкость, назначение которой осталось Райсу так и не понятым на сегодняшний день. Каждый раз, когда проход в Убежища открывался, ёмкость оставалась открытой. Как только Райс возвращался, емкость сдвигалась назад, не оставляя даже выемки или щели. Настолько плотно та была расположена внутри.

На этот раз Райс уже не обратил на неё внимание. Его взгляд был сосредоточен на мониторе, считывающем кровь. Каждый раз его сердце сжималось в ожидании, что он не сработает. Что Шкала внезапно сдвинется, а монитор не считает пропускной код. Понимал что, скорее всего, до конца жизни будет этого бояться.

Сегодня всё работало, как всегда. Проход открылся. Между окнами в светло-серой стене показалась дымка, которая растворила её центр в графитовой темноте. Райс посмотрел на вторую консоль, та горела неизменным светло-жёлтым светом, значит, всё было в норме.

«В принятой нами – норме. Возможно, всё это работает как-то иначе. Мы не раскрыли всего потенциала. Убежище не работает в полную силу. Какова же реальная цель его создания?»

Каждый раз задавал себе одни и те же вопросы. И каждый раз понимая, что ответов в себе не найдёт, уходил с головой в работу, которая, как надеялся, приближала его к этим ответам.

Через тёмно-серую дымку, появляющуюся в стене, Райс рассмотрел Третье Убежище. Такое же помещение с двумя консолями и двумя большими экранами. Всё было как всегда, но не совсем. Оба экрана были включены и работали. Там действительно кто-то был. Тот, кто самостоятельно их активировал. Задействовал всю систему. Его кольнуло сомнение. Он, совладав с ним, решил действовать. Больше медлить было нельзя, проход открывался и закрывался очень быстро. Глубоко вздохнув, Райс шагнул в разрыв вибрирующего пространства.

Виктория и Рэн

Это случилось через два дня, как и говорили сотрудники спецслужб. Он позвонил ей. Она сидела на диване, положив планшет на колени, отвечая на сообщения в соцсети, поэтому сразу звонок не услышала. Мелодия повторилась, она отвлеклась от интернета и машинально поднесла смартфон к уху.

– Алло? Я вас слушаю.

В трубке опять раздалась статика, шипение, и …молчание.

– Алло? Кто это? Вас не слышно.

– Виктория, – еле слышный мужской голос, странно твёрдо выговаривающий слова.

«Это он! Он позвонил!»

– Виктория, Тори…

«Откуда он знает, как меня зовут?»

– Виктория, мне нужно тебе рассказать…

Голос, словно преодолевал десяток атмосфер, громкий, хриплый, но неровный, говорящий с нажимом.

– Да, – тихо произнесла она, – Кто вы?

– Ты должна мне помочь, всем вам нужна помощь. – Голос снова замолчал, – Моё имя Рэн Тарона, мне нужно с тобой увидеться. Это важно.

Приказывающий уверенный голос, звучащий откуда-то из глубин космоса или океана. И, словно рядом, с этим голосом зазвучали более тонкие шепчущие и кричащие голоса в её голове. Ей захотелось подчиниться им и сбросить звонок, одновременно.

– Зачем вам видеться со мной? Кто вы? Откуда вы узнали мой номер?

Через статику и напряжение, спокойный, хриплый голос перебил её множащиеся вопросы:

– Потому что это важно. Вы все погибните через год, может быть раньше. Времени осталось очень мало. Некогда искать кого-то ещё. Всех кого я находил, уже уничтожили. Ты должна помочь мне, Виктория.

И опять тоненькие голоса продолжали ей что-то шептать.

– Что должно случиться через год?

– Тихое сумасшествие. Сжатие пространства… Коллапс. Ничего не останется.

«Что за чушь?! Террористы вообще, интересуются научной фантастикой?»

– Вы заложили бомбу? Будет ядерный взрыв? Какое пространство?

– Виктория, – голос прозвучал с нажимом, все голоса в её голове, перейдя в кульминацию звуков, разом умолкли. Она, открыв, было рот, чтобы задать ещё пару десятков вопросов, вдруг замолчала. Просто ничего не могла говорить, послушно поднеся смартфон к уху.

– Виктория, нет времени. Ты должна встретиться со мной сейчас же! На кону стоят квадриллионы жизней. Так много, что возможно нет числа для их обозначения. И я не могу сказать всего сейчас по телефону. Я подъеду к твоему подъезду. Жди.

И всё, голос исчез. Отключился. Словно никого не было. Она посмотрела на экран – номер не определился. Внезапное помутнение разума прошло, она смогла двигаться и говорить. Сразу же бросилась в коридор к сумке, начала лихорадочно искать тот листок с номером. Она понимала, что он должен быть где-то здесь, во внутреннем кармашке, но его там не было. Перевернув сумку вверх дном и вытряхнув всё содержимое на пол, наконец, нашла бумажку среди выпавших вещей. Судорожно набирала написанный на ней номер для связи.

Через какое-то время молчания в трубке раздался знакомый голос Алексея Карина:

– Виктория? Он позвонил?

– Да, только, что! – Дыханье сбивалось, – Что мне делать? Он назначил мне встречу на сегодня.

– Хорошо. То, что нужно. Где он предложил вам встретиться?

– Сегодня возле моего подъезда, не сказав во сколько…

– Неважно, вы с ним встретитесь. Мы будем рядом. Главное, чтобы он нас не заметил. Этот человек очень умён и может догадаться, что вы не одна. Тогда вам может не поздоровиться. А мы не успеем помочь и его перехватить.

– Он говорил, что те, с кем он встречался до меня, были уничтожены…

– Да, – Карин перебил её, – Но это не важно. Он сам виновен в этом.

– Вы не предупредили меня об этом! – Она испугалась, что зеленоглазый человек настоящий безумец. Только безумец может в современном мире говорить о каких-то пространственных коллапсах.

– Не бойтесь, Виктория, он не успеет вам ничего сделать. Я обещаю.

– Почему же вы допустили, уничтожение всех, с кем он встречался?

– Потому что так близко как сейчас, нам его вычислить не удавалось. Это редкая удача, что мы смогли выйти на вас, Виктория. Мы спасём вашу жизнь.

– Это правда, что он говорил? – Её голос дрожал.

– Разумеется, нет. Он искажает правду. Этот человек опасен. Практически всё, что он говорит – ложь. Не верьте ни одному слову. Но то, что он может уничтожать большое количество людей без заминки и сожаления – вот это правда. Помните – это массовый убийца. Убийца людей и порядка. ¬¬Мы будем рядом. Ждите.

В телефоне щёлкнуло. Карин отключился.

Она изумлённо уставилась в окно. Только сейчас увидела, что оно открыто настежь. Весь разговор, что с тем зеленоглазым, что с Кариным, провела, словно в гулкой темноте. Не видела ничего. Слышала только странные крики и шёпот вокруг своих мыслей. Звуки улицы внезапно обрушились в это окно, сразу после того, как она положила смартфон на стол. В голове закрутились миллионы мыслей.

«Что мне делать? Что же мне делать?! Они предлагают связаться с безумным убийцей? Это вообще законно?!»

Она не могла никому сказать об этом. Никто не поверит, ни родители, ни её сестра со своим мужем. В такое она сама до сегодняшнего дня не поверила бы. Кто ещё в этот солнечный июньский день озадачен судьбами мира? Сколько ещё террористов и людей из спецслужб сейчас звонят самым обычным людям, как она? Это всё было абсолютно реальным. И от этого еще более невероятным. Преступники, спецслужбы… она оказалась словно внутри детективного сценария. Этого не могло быть. Но случилось. Разве она не мечтала быть вовлечённой во что-то подобное? Разве не задавалась иногда вопросом, для чего вообще нужно жить, если ничего не менять и ни в чём не участвовать?

Она прекрасно понимала, что не владеет никакими суперспособностями, как это бывало в кино. Не любила модные детективные и фэнтезийные сюжеты. Терпеть не могла истории про влюблённых вампиров. Она стала циничной, укрепляясь в своём цинизме с каждым прожитым годом. Не верила никому и ни во что. Поэтому, стояла ошарашенная возле окна и никак не могла понять, что такого случилось в мире, что вдруг понадобилась её помощь. Помощь самого обычного человека из всех самых обычных проживающих на Земле.

Как долго так стояла, она не заметила. Но только вихрь мыслей в её голове успокоился, как опять зазвонил телефон. Дрожащими руками она пыталась провести пальцем по мигающему синему значку на экране смартфона. Но этого никак не удавалось сделать. Руки вспотели, от волнения дрожали. Сердце стучало где-то в горле и пальцах. С четвёртой попытки удалось ответить.

– Да? Я слушаю.

«Пусть это будет не он, пусть это будет не он!»

– Виктория, я подъехал. Нам нужно быстрее отсюда уезжать. Иначе ты не доживёшь до завтрашнего утра. Если тебе сообщили обо мне, то дело ещё хуже, чем я предполагал.

– Если я не приду к вам? Что будет?

– Ты не можешь. Ты должна сделать это сейчас. Я постараюсь тебе объяснить, но позже. Поверь мне. Мало времени! Очень мало! Медлить не нужно! – Он повысил тон. Голоса вернулись, но уже не шептали, а кричали в голове.

– … Собери все свои документы и сменную одежду. – Прозвучала не просьба. Приказ.

Выполнив распоряжение голоса из телефонной трубки, не убирая смартфон от уха, она вышла из квартиры, машинально заперев дверь. Выйдя из прохлады подъезда в яркий солнечный двор, зажмурилась от волны горячего летнего воздуха и солнечного света. Рюкзак с вещами оттягивал спину, она послушно остановилась возле дверей. Искать долго не пришлось. Мужчина стоял возле темно-синей машины и в упор смотрел на неё. Сквозь летнее марево увидела эти же, словно прищуренные, миндалевидные зеленые кошачьи глаза.

– Виктория, не беспокойся, я не сделаю ничего плохого. А вот они могут. Те, кто звонил, совсем рядом.

Оцепенение прошло, она опять могла шевелиться и действовать самостоятельно. С изумлением ощутив рюкзак за спиной, ключ в одной, и смартфон в другой руке, сделала неуверенный шаг навстречу к мужчине.

– Виктория, садись в машину. – Зеленоглазый открыл дверцу своего тёмно-синего автомобиля и практически впихнул ее на переднее пассажирское сиденье. Сомкнул на секунду веки, произнёс:

– Нам нужно убираться сейчас-же! Ты разговаривала с ними!

Она смотрела на мужчину, широко раскрыв глаза, и только одна мысль пробивалась сквозь белый шум в голове – «Он меня убьёт. Увезёт куда-то и убьёт! А потом всех уничтожит». И именно эта мысль почему-то отключила страх и оцепенение.

Зеленоглазый, дав по газам, развернув автомобиль с визгом колёс на полном ходу, повёз её куда-то, всё больше отдаляясь от её дома. Озираясь назад, она лихорадочно соображала, что можно сделать, чтобы затормозить этого человека. Как дать понять тем двоим из ФСБ, что она уже с ним? «Может позвонить?» – открыла ладонь, взирая на свой телефон.

– Не вздумай звонить, Виктория! – Её мысль оборвал громкий и очень властный голос.

Мужчина, сосредоточенно взирая на дорогу, не обращая на неё внимания, не поворачивая к ней головы, повторил:

– Не нужно звонить. Это не поможет.

Он, объезжая другие машины и петляя по каким-то улицам, то останавливался, то разгонялся. И всё так же, не взглянув на неё, продолжал:

– Не нужно никому звонить. Не думаю, что тебе хочется потратить свою жизнь за один день. Они тебе не помогут. Только ты можешь помочь себе. Я не трону тебя!

Она пыталась придумать, что можно предпринять, чтобы вырваться от этого человека. «В фильмах показывали… можно крутануть руль на себя, он остановится. Или мы попадём в аварию. Так, что ещё, что ещё… ударить его чем-нибудь… телефон!»

Она занесла руку со смартфоном в кулаке и наотмашь ударила в то место, где доли секунды назад была голова водителя. Мужчина молниеносно отклонился в сторону, машину занесло чуть влево, мчащийся рядом по соседней полосе автомобиль, посигналил им. Водитель, на долю секунды опередив её выпад, увернулся от кулака с телефоном. Тот лишь чуть задел незнакомца по касательной в висок, не нанеся никаких серьёзных повреждений. Перехватив её руку, он вырвал смартфон, выбросил в открытое окно.

– Нам это не нужно.

«Он даже не обернулся!»

– Терминатор чёртов! Остановись, сукин сын, выпусти меня!

Водитель оторвал сосредоточенный взгляд от дороги, взглянул на неё. Ей показалось, что он смотрит на неё с сожалением. Буквально на секунду она увидела в этом взгляде что-то странное, словно этот человек преодолевает боль, а затем он опять стал властным и безучастным.

– Я понимаю тебя. Мало кто реагировал иначе после встречи с контроллерами. Ты сама не понимаешь, но твоё желание им помочь, принадлежит не тебе. Они воздействовали на тебя. Подбирали самые убедительные слова именно для тебя. Они знают все твои возможности. Подбирают ситуации под каждого. Подо всех, с кем я разговаривал. Эти двое вытаскивают самые глубинные, потаённые желания и раскрывают все их возможности. Когнитивное внушение. Ты сама не поняла, но те двое – исполнители желаний, цена за которые – твоя жизнь. А через год – жизнь всех. Они не понимают своей ошибки. Не хотят понимать. Я должен им помешать, а ты должна мне в этом помочь. Но для того, чтобы я всё смог тебе спокойно объяснить, ты должна успокоиться. Я не сделаю тебе больно. Я вообще пальцем тебя не трону. Не наврежу. Не делай поспешных решений, мы сейчас на трассе, если погибнем мы с тобой, погибнет всё. Просто подожди, мне нужно сейчас вывезти нас из поля зрения. Мы скоро приедем в безопасное место. Не пытайся навредить мне. Тем самым ты вредишь только себе.

Интонации были безоговорочными, но голос убаюкивал, успокаивал, как ни странно. Придавал уверенности. Растрёпанный страх пропал, сердце стало стучать ровнее. Сильно захотелось кофе.

– Виктория, успокойся! Это поможет нам обоим. Пока те двое в смятении, я могу помешать им. Немного. У нас есть время. Тебе нужен энергетик. Может быть кофеин.

«Он что, читает мысли?!»

Она с опаской рассмотрела водителя. Тот, казалось, опять не обращал на неё внимания. На вид лет тридцать пять – сорок. Она отметила про себя, что вблизи он был вполне обычным, скорее даже привлекательным мужчиной. Слегка завивающиеся волосы светло каштанового цвета, с немного выгоревшими прядями обрамляли лицо с лёгким естественным загаром. Тёмные брови слегка нахмурены, заметно было, что тот напряжён. На одной брови виднелся старый шрам, пересекающий её посередине. Темные длинные ресницы с выгоревшими кончиками, зелёные глаза с сильно покрасневшими белками, нижние веки были чуть прищурены, как будто тот постоянно всматривался куда-то вдаль. Одет мужчина был в бледно-голубую рубашку и тёмно-синие потёртые джинсы. На лбу возле волос, сзади на шее и за ухом так же виднелись старые шрамы. Почувствовав, что девушка внимательно его рассматривает, повернулся.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9