Мария Макеева.

Практика хаоса. Фантастический приключенческий роман



скачать книгу бесплатно

– Виктория, у нас нет времени на этот разговор. У вас нет времени на этот разговор.

Она сосредоточенно пыталась придумать хоть какое-то отношение этого разговора к разумности.

– Что вам от меня нужно?

– Вам нужно побыть «подсадной уткой», – Спокойно, без обиняков, ответил голос в трубке.

– Подсадной уткой?

«Сейчас, вообще, кто-то разговаривает такими терминами?»

– Мммм, – голос на том конце впервые замялся, – Подыграть нам, поймать на живца, help to catch on live bait. – Голос внезапно замолчал.

«Почему по-английски?»

– Что всё это значит? Откуда мне знать, что вы не телефонный шутник или ещё кто-нибудь подобный?

– Ниоткуда, на самом деле. Вы должны встретиться с нами, и мы вам всё расскажем. Сейчас я могу сказать только одно, мы ищем очень опасного преступника. Настолько опасного, что он один угрожает безопасности всего мира.

«Мира?»

– Вы уверены, что я могу помочь?

– Да. Он встречался с вами совсем недавно.

«О, господи, тот зеленоглазый сумасшедший. Ну конечно!»

Единственный эпизод всей жизни, выбивающийся из всех серых кирпичиков в её стене. Настоящее сумасшествие, которое легко и просто объяснялось.

«Тот человек, говорил, что за ним следят. Ну, конечно! Раз он преступник, звонящий из ФСБ – тот, кто следит за ним!»

Рой мыслей разбился голосом с того конца связи:

– Нам нужна ваша помощь. Настоящая помощь. Никто не знает, но если вы согласитесь на работу с нами, вы спасёте немало жизней, – голос стал тише. – Спасёте все жизни.

Она, перебив голос из телефона, произнесла:

– Да, я недавно, недели две назад, столкнулась с одним сумасшедшим, он что-то говорил, насчёт того, что за ним следят. И я ему нужна для чего-то…

«Что чувствует человек, который две недели назад был неинтересен порой, даже самому себе?» Странная мысль. У неё внезапно сложилось впечатление, что все мысли в голове стали какими-то чужими. Опять. Как слова, написанные чужим почерком в личном блокноте. Они твои, но написанные не тобой.

– Да, мы знаем, – Алексей опять говорил громко, и слегка разделяя каждое слово. Как иностранец или диктор.

Она немного успокоилась. Наконец-то эта шизофрения закончится. И всё опять станет как прежде. По крайней мере, появилось логичное оправдание сомнений. «Сумасшедший чувак, террорист какой-нибудь, случайно перепутал меня с кем-то. ФСБ поможет его найти, но вот только почему через меня?»

Вообще, у неё иногда зарождались мысли о странных изменениях, происходивших в мире. Государства начинали цепляться друг к другу практически безпричинно. Теракты участились по всей планете. Локальные войны захватывали мир, в воздухе витало ощущение неминуемой глобальной беды. Напряжение и всюду сгущающееся сумасшествие. Кто знает, что замыслил этот безумец разыскиваемый ФСБ. Если, конечно, те были из ФСБ, а не пранкерами. Одна мысль наслаивалась на другую, она почти не слышала, что сказал ей Карин.

– … тогда встретимся сегодня в Екатерининском парке, в пятнадцать-ноль-ноль возле основной детской площадки. – С этими словами голос отключился.

Она ещё раз посмотрела на монитор смартфона – номер опять не определился.

«ФСБ?!»

Лихорадочно старалась припомнить, что ещё ей тогда говорил тот странный человек, но ничего особого не смогла вспомнить – только шум в голове и слова похожие на наваждения.

Она как на иголках провела начало дня, гуляя по улицам и прокручивая у себя в голове утренний телефонный разговор. В парк пришла к двум часам дня, гораздо раньше назначенного. Купила какой-то глянцевый журнал в торговом центре по дороге, пыталась его читать, но ничего не выходило, буквы не складывались в слова, слова не запоминались, суть статей не улавливалась. Она листала бесполезный журнал, пытаясь разглядеть хотя бы картинки. Лица «звёзд» кино и моды вызывали в ней раздражение. Хотелось вырвать все страницы. Она бросила журнал в урну.

«Вот чёрт! Чего я беспокоюсь?» – Пыталась себя успокоить – «Может, это всё же розыгрыш? Всё-таки, какой-нибудь шутник. Мало ли. Конечно, я не публичная личность, но обычные люди тоже становятся жертвами розыгрышей. Может вовсе не стоило сюда приходить?» Другая мысль перебила поток вопросов: «Откуда они, чёрт возьми, знали мой номер?» Испуг кольнул в бок, но следующая мысль успокоила – «Господи, что так сложно узнать спецслужбам номер телефона и кому он принадлежит?! Да я столько раз давала объявления о продаже всякой мелочёвки на форумах и сообществах Фэйсбука. Это как раз не проблема».

Она стояла возле площадки и размышляла, что, может, стоит уйти отсюда прямо сейчас. Послать к чёртовой матери того зеленоглазого парня и этих, назвавшихся ФСБшниками. «Да не может этого быть! – думала она, – Ну, кому понадобилось в ФСБ обращаться ко мне? Наверняка, кто-то меня разыгрывает. Почему я в это поверила?»

– Почему я в это поверила?

Обернувшись в сторону детской площадки, отошла от скамейки и, решив подождать за деревьями, наблюдала, как веселятся малыши, копаются в песочнице, а их матери, сидя на скамейках рядом, внимательно за ними следят. Всё это она видела очень чётко, замечала каждое движение листьев клёна, в тени которого находилась. Внезапно, в июньском мареве за детской площадкой увидела вибрацию в воздухе, почувствовав знакомую барабанную дробь в голове. Дома в отдалении, как будто подёрнулись рваной дымкой, побледнели, потеряли цвет, а затем, в какой-то момент вновь обрели свои очертания.

Она мотнула головой.

«Это всё от жары, кофеина и возмущения».

Она, действительно, была возмущена вторжением в своё пространство. Но это возмущение соседствовало с большой частью волнения, страха и, нужно признать – не малой доли любопытства. Без любопытства её бы здесь не было.

Внезапно за спиной раздался громкий голос:

– Виктория?

Обернувшись на этот голос, она увидела двух высоких мужчин. Один был лет сорока, второй чуть постарше, оба в обычной летней одежде. Тот, что помоложе, был в джинсах и серой футболке, второй – в белых брюках чинос и рубахе светло-молочного цвета с длинными рукавами, несмотря на жару. Оба были одного роста, высокие, жилистые, худощавые, сероглазые и очень загорелые. Чем-то напоминали средиземноморских туристов – испанцев или итальянцев.

– Виктория? – Повторил тот, что помоложе.

– Да, – отозвалась она, – Вы тот, кто звонил мне сегодня утром, Алексей, простите, фамилию не помню…

– Да, – мужчина в джинсах достал корочки удостоверения. Я – Алексей Карин. А это, – он указал на мужчину в чиносах, – мой помощник, Михаил Георгиев, давайте присядем, нам нужно поговорить.

Она отметила про себя его заметный акцент. Алексей странно говорил, как будто вспоминал или обдумывал каждое слово, он говорил так же, как тот зеленоглазый, словно иностранец, но интонации всё-таки отличались, голос звучал гораздо мягче. И он был тише, без хриплых приказывающих ноток зеленоглазого. Второй, названный Михаилом, вообще молчал, не проронив ни одного слова.

Она села на скамейку, Алексей сел рядом, Михаил остался стоять чуть поодаль, внимательно наблюдая за площадкой.

Какое-то время, не более минуты, они друг друга рассматривали.

Алексей прервал молчание:

– Вы удостоверились, что мы говорим правду?

Она кивнула:

– Да, наверное. Что я могу сделать? Я совсем не знаю того мужчину. – Она закрыла глаза, вспоминая. – Я даже не помню, как он выглядит. Помню только цвет глаз странный – пронзительный, зелёный, необычный и, пожалуй, волосы. Они были достаточно длинные и тоже необычно, то ли выгорели, то ли окрашены. Она показала руками чуть ниже своих ушей, указывая примерную длину волос того мужчины. – А ещё, мне показалось, он хромал на одну ногу.

– Виктория, мы понимаем, что это достаточно нелегко, но очень важно… – неторопливо начал Алексей, – Сбежал очень опасный преступник, который сейчас находится в Москве, и мы буквально в трёх шагах от того, чтобы его задержать.

Он помолчал. Затем продолжил:

– Мы недавно узнали, что по какой-то причине он свяжется именно с вами. Поэтому необходимо, что бы вы с ним встретились и помогли нам взять его.

– Но… но почему я? Почему со мной? Зачем ему связываться со мной? Я точно его видела в первый раз жизни. Если честно, он даже не сказал, что ему от меня нужно. Нёс какую-то ерунду про какого-то оператора и помощника…

Алексей перебил её:

– Этого я сказать не могу, почему именно с вами. У нас есть подозрения на этот счёт. – Мужчина внимательно посмотрел ей в глаза. Ей стало легко и спокойно. Она ощутила сильную готовность помочь, рассказать всё, что знает. Стала понимать, что эти люди реально нуждались в её помощи. Возможно, Алексей Карин не говорил ей всей правды, но насколько та была знакома со спецслужбами в фильмах, это было, скорее всего, во благо. Кто знает, что это за человек, который сбил тогда её с ног. Какие тяжкие преступления уже совершил и сколько ещё совершит. Она поможет им поймать его. Обязательно поможет. Загорелась внезапным желанием моментально выдать зеленоглазого преступника этим людям, как только вновь его увидит.

– Мы точно знаем, что он скоро появится, поэтому вы, Виктория, должны «сдать» его нам, как только он это сделает.

– Но… если вы знаете, что он свяжется со мной, почему вы сами не можете найти его? Когда он попытается выйти на меня? И… насколько он опасен? Я могу отказаться?

Мужчина с заботой посмотрел на неё.

– Он опасен – да. Но для вас, конкретно сейчас – нет. Наша служба может привлекать гражданских людей, если от этого зависит безопасность нашего мира.

«Нашего мира…»

– Вы, – он помолчал, – Не должны отказываться. На кону стоят даже не жизни. На кону стоит весь миропорядок.

Она хотела возразить, но Карин перебил её:

– Не беспокойтесь, ваши услуги будут оплачены. Вам нужно только встретиться с ним.

– Меня не деньги интересуют. Насколько он опасен, и почему ваша служба не может провести антитеррористическую спецоперацию или как там это всё называется? Неужели от меня что-то зависит? Я почти каждый день читаю в интернете, что службы ФСБ находят террористов, обезвреживая их…

– Но вы же не знаете, сколько обычных гражданских помогает нам в этом, правда? – Раздался высокий голос второго сотрудника Михаила Георгиева, стоявшего чуть поодаль и молчавшего до этого момента. В его голосе она уловила лёгкое раздражение, и даже презрение.

– Наши люди не допустят, чтобы с вами что-то случилось. Мы не можем сейчас многого объяснить вам, Виктория. Важно только одно – мы не можем без вас поймать его. Поэтому надеемся на сотрудничество. – Подытожил Карин.

Она молчала, лихорадочно обдумывая сказанное.

«Почему я?»

Первый – Карин, спокойно сидел напротив неё, второй – Георгиев, всё так же стоял поодаль и смотрел куда-то в пустоту. Его загорелое лицо не выражало никаких эмоций, он не вступал больше в их с Алексеем разговор, просто стоя молчал, сложив руки на груди.

Она, наконец, решилась ответить:

– Ну, хорошо. Предположим, я помогу вам. Что мне нужно делать?

Алексей улыбнулся.

«Одними губами… он на самом деле не улыбается».

– Что ж, вот и хорошо. Вы окажете неоценимую услугу в поимке очень опасного человека для общества. Только давайте договоримся, вы ничего не будете предпринимать без наших указаний. Это дело и вашей безопасности тоже. Вы нам нужны. Очень нужны.

Увидела, что Георгиев обернулся к ней. Внимательно и неожиданно очень холодно посмотрел на неё своими (только сейчас она заметила, какие они были глубокие) светлыми, чистыми серыми, без примеси какого-либо цвета, глазами.

Ей стало не по себе от его взгляда. Он заметил это, моргнул, и, твёрдо разделяя слова, произнёс:

– Не волнуйтесь. Мы вас защитим. Я вас защищу от этого человека.

– Да… да, конечно, я обязательно помогу. – Желание отдать в руки правосудия того зеленоглазого незнакомца усилилось.

Карин резко встал со скамейки.

– Вам просто нужно ждать, когда он выйдет на связь, а затем согласиться на встречу… И всё.

– Мне нужно сообщить вам об этом?

– Да. Сразу же, в течение первой же минуты, позвоните вот по этому номеру, – Алексей достал из кармана брюк маленькую ручку с блокнотиком из стикеров, написал на одном листке что-то, протянул ей, она увидела ряд цифр – телефонный номер. – И запомните, сразу же сообщите мне! У Вас всего – одна минута! Если не успеете, тот поймёт. Он догадается. И это очень важно!

Она взяла листок, машинально положила его в сумку.

– Хорошо… Я позвоню. Но как долго ждать?

Мужчина, отвернулся, посмотрел на своего помощника, затем снова повернулся к ней.

– Мы не знаем когда, но одно знаем точно: это будет на днях, возможно завтра.

Она тоже поднялась со скамейки, ноги ослабли, в голове царил кавардак из мыслей, грохота каких-то далёких кричащих слов, она была дезориентирована и растеряна, но в тот же момент и обнадёжена. Всё выяснилось самым неожиданным образом.

«Всё куда проще, чем я думала. Я обязательно помогу поймать этого безумца». И тут же наслоилась другая мысль: «Я всегда хотела хоть чем-то помочь. Так надоело быть самым незаметным человеком»…

Карин вновь повернулся к ней:

– Что ж, Виктория, мы на вас очень надеемся! Запомните, это очень важно. Никому, ничего не говорите. И ещё… Что бы ни говорил вам он, не верьте ни одному слову. Ни одному. Этот человек сделан из хаоса, непредсказуем, опасен и безжалостен. Помните – перед вами преступник! Опасный человек. Опасен он не конкретно для вас, а для общества в целом. Для всего, что вы знаете. Он ходячий апокалипсис, он… – вдруг собеседник осёкся, замолчал, словно вспомнив что-то. – Виктория, вы… – с нажимом в голосе повторил он, – …вы очень нам поможете. Мы не останемся в долгу. От вас зависит, поймите, порядок и жизни многих людей. Очень многих. Теперь можете идти.

Она послушно отошла от скамейки, обернулась. Мужчины так же удалялись, не оборачиваясь, спокойно, как будто были просто обычными прохожими. Она пошла в противоположном направлении, и всё думала о том, что услышала от этих двоих. И что ей делать со всей этой информацией. Кто бы мог подумать, что этот отпуск принесёт ей такое количество эмоций и мыслей, сколько, наверное, не приносила вся её жизнь. Сейчас оставалось только ждать и сделать всё, что она пообещала сотрудникам спецслужбы.

Она достала из сумки листок с номером. Посмотрела на цифры – номер как номер, обычный сотовый, семь цифр после кода были написаны от руки, но очень чётко и аккуратно. Положила его обратно, осознавая, что эта бумажка – единственное доказательство того, что она не сошла с ума от жары, и весь этот разговор был реальностью от начала до конца.

Рэн

Его всегда привлекали птицы. Сколько он себя помнил, любил смотреть, как те летели по небу, лавируя меж воздушных потоков, планируя и взмахивая своими крыльями. Ему нравились – то ли их свободные крылья, то ли их способность быть беспечными. Было ощущение, что они могут всё. А он нет. Ощущал себя в клетке. Птицей, превращённой в человека. Рэн не знал, почему те так интересовали его, но каждый раз не мог оторваться от неба, когда птицы летели над его головой. Вот и сейчас, наткнувшись на птичье гнездо в кустистых ветках ельника-лапитника, в котором лежало четыре голубоватых яйца, размером с его детский кулачок, ему очень захотелось посмотреть вблизи на хозяйку гнезда. Что это за птица? Что она будет делать? Он боялся пошевелиться, стоя на одном месте, укрытый хвойными лапами дерева. Исколотые хвоей руки и коленки чесались, но он заставил себя терпеть это неудобство ради неизвестной птицы, которая вот-вот должна была прилететь.

Его терпение увенчалось успехом. Большая птица с голубоватыми перьями, такого же цвета, как яйца, лежащие в гнезде, подлетела к ветке совсем близко от него. Он задрал голову и смотрел на птицу. А она, казалось, смотрела своими чёрными глазами на него, слегка склонив головку на бок. Внезапно, какой-то шум в деревьях позади него вспугнул птицу, которая тут же взмахнув крыльями, исчезла в ветках.

Он обернулся на шорохи и замер. Тёмный туман застилал его разум, как уже бывало неоднократно, он ничего в этот момент не видел вокруг себя. Закрыв глаза, он увидел промелькнувшие размытые образы двух незнакомых людей и широко открытые остекленевшие глаза Настоятельницы Мирны, лежащей на полу своей комнаты в кровавых разводах возле её головы. Он не понимал, что увидел, но его природное чувство самосохранения всегда помогало в опасных ситуациях. Он был ещё слишком мал, чтобы дать этому дару определение, но точно понимал, что это предупреждение, и нужно срочно бежать, куда подальше от этого места.

Он постоял несколько секунд возле огромной разлапистой ели, не открывая глаз, не обдумывая, но чувствуя, куда именно лежит его путь побега. И он побежал. Бежал сквозь тишину леса, видя, как птицы взлетали из-под ветвей деревьев, оглашая своими криками эту тишину. Со стороны казалось, что мальчик бежит просто так. За ним никто не гнался, его никто не звал. Но он бежал так, как будто все силы ада мчались за ним по пятам. Он сам, как те птицы, лавировал меж деревьев, каким-то чудным образом ни разу не упав, перепрыгивая через мшистые коряги и взъерошенные кочки. Ветки хлестали его по лицу и телу. Но он их не замечал. Бежал до тех пор, пока не пересёк весь пролесок и не выбежал к трассе, чуть не попав под автомобиль, который вовремя, за минуту до этого, затормозил.

Дверь машины открылась, оттуда вышел рассерженный плотный мужчина:

– Эй, пацан, ты бы поосторожнее! Что? Жизнь надоела, самоубийца чёртов? – Мужчина схватил запыхавшегося Рэна за запястье, дёрнул так, что его взъерошенная голова на тонкой, птичьей шейке резко мотнулась вперёд.

– Ну, отвечай! Чего ты тут делаешь? От кого ты так бежишь? За тобой кто-то гонится?

Он, едва переведя дыханье, прошептал свою просьбу, которая звучала как приказ:

– Господин, возьми меня с собой… в город. Довези меня. Я не хочу в Монастырь. Туда мне нельзя… Там что-то произошло с Настоятельницей.

– Настоятельница? Так ты из Монастыря Храма Перехода? Ты сбежал? Ты вор?

– Да… я убежал. Нет, господин, я не вор… я… я просто там обучался… возьми меня с собой. – Едва переведя дыхание, произнёс он.

– Да зачем ты мне нужен? – Мужчина смотрел на перепуганную чумазую физиономию ребёнка. Не отпуская его руки, мужчина нахмурено отмахнулся. Затем его лицо немного озадачилось. В голове он услышал отдалённый гул. Внезапно он почувствовал острую необходимость помочь мальчишке. В голову откуда-то извне пришла идея.

– Хотя, постой. Пожалуй, Прагу, моему корешу, нужен помощник. Ладно, садись, чёрт с тобой, может, и правда пригодишься!

Мальчик, устало сделав шаг по направлению к машине, вдруг обмяк, упав на дорогу, потеряв сознание. Гудящие голоса в голове мужчины тут же исчезли. «Почему бы не оставить мелкого хлюпика здесь?» Но вспомнив о своём долге в скрат, решил, что отдаст мальчишку в счёт этого долга. Ну, или хотя бы его части. Праг как раз жаловался, что нужен пацан на подхвате.

«А то у Мирны фиг допросишься сейчас, по старой цене».

В последнее время, думал он, эта сварливая стерва стала совсем безумной. За помощь от воспитанников заламывала такую цену, словно хотела собрать все деньги контрабандистов и свалить куда-нибудь подальше из этих мест. Хотя, кто знает, может, так оно и было.

Мужчина, подняв лёгкое тело ребёнка на руки, положил на заднее сиденье своего автомобиля. Посмотрел в стороны, чувствуя себя как то странно, неуверенно, что ли. Как будто совершал преступление. Словно впервые его совершал. Затем двигатель взревел и машина, резко рванув с места, умчала их прочь.

Райс

– Ты ничего не сказал им, – Рика осуждающе посмотрела на мужа, когда они вернулись домой. – Я видела, как ты внезапно нахмурился, когда высматривал что-то на том своём пульте, за которым стоял. Ты ничего никому не сказал. Вернее, ты ответил потом, что всё хорошо. А сам сидел и даже не улыбался. Что-то случилось?

Райс обнял её за плечи одной рукой, второй погладил ей живот – ножки или ручки сына хаотично двигались под его ладонью. Спокойно и, ей показалось, нарочито умиротворённо произнёс:

– Всё хорошо, ты сама видела. Всё замечательно прошло. Уже полгода Шкала стоит на месте. Она не сдвинулась ни на миллиметр, ни на секунду. Нам удалось. Сегодня я показал это Совету. Отчёты отчётами, но теперь те сами убедились. Сейчас нам нужно решать, как отправлять людей в Убежища, какой именно код крови пропускает меня туда. И почему он не пустил моих людей. Как использовать все возможности «Теншена». Как контролировать всё.

– Но ты и так это делаешь. Почему ты был чем-то расстроен, если всё прошло хорошо?

Он, словно не услышав жену, продолжал:

…Ты знаешь, мы ничего не меняли внутри. Даже стул оставили тот же самый. Только отмыли его от пыли и грязи. Он старомодный и странный. Но невероятно удобный, – он рассмеялся, почувствовав опять, шевеление Тая в её животе.

– Ты что-то скрываешь, – Рика сделал вид, что слегка обижена на мужа, – Скажи мне правду. Я эти годы была рядом с тобой, ко всему готова. Что там случилось вчера?

– Рика, ты знаешь, я внезапно понял, что мы приблизились к доказательству полного отсутствия или наоборот безоговорочного присутствия богов. Это очень сложно. Знать. Представь, что ты можешь математически просчитать структуру хаоса. Сразу. Не динамику последствий. А полностью всё, что им движет. Знать всё. Знать, что все возможные причины могут иметь все возможные последствия. Осознать страх, что ты когда-нибудь сможешь найти все ответы. Все наши теории оказались правдой. Сколько этих неизвестных создателей работало над тем, что в одночасье оказалось правдой?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9