Мария Макеева.

Практика хаоса. Фантастический приключенческий роман



скачать книгу бесплатно

…В этих упущенных днях

Со своей разбитой памятью

Найдёшь высшее место

В отдельном мире

В этих упущенных днях

Напевая хрупкую мелодию

Ты теряешь свой путь

И сейчас не можешь видеть…

© Джозеф Артур

© Мария Макеева, 2016


ISBN 978-5-4483-2478-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Человек без имени

Подходя к станции метро Марьина Роща, он снова ощутил их приближение. Они были где-то рядом. Уже пять лет он в бегах и это его сильно измотало. Чувства притуплялись, стало труднее предугадывать опасность.

Он тотчас метнулся к входу в подземку, перепрыгивая через ступеньку. Пробегая мимо валидаторов, обернулся. Оба преследователя забежали в стеклянные двери. Отстали буквально на несколько шагов, но были уже за его спиной. Он подозревал, что его выследили из-за той рыжеволосой девушки, которую он встретил сегодня утром, недалеко отсюда. Она была большой удачей, на которую он уже не надеялся.

На станции, днём обычно безлюдной, к вечеру было оживлённо. Из четырёх дорожек эскалатора работало только две. Одна уходила вниз. Вторая поднималась вверх. На каждой ступени в оба направления стояли люди.

Он ещё раз оглянулся, увидел пару полицейских возле рамок металлоискателей у входа. Те в его сторону не смотрели. Торопливым шагом, не привлекая внимания, он стал спускаться. Пробежав вниз по эскалатору, насколько хватило освободившихся сбоку ступеней, отдышавшись, встал. Оглянулся. Два высоких человека, не отставая, последовали за ним. Они показали какие-то «корочки» полицейским, те сразу же, не задерживая их, отошли в сторону. Преследователи поспешили, встав через несколько ступенек позади него. Он понял, его увидели, но пока не предпринимали попыток перехватить.

Его догоняли уже не один раз. Но каждый раз он умудрялся от них сбегать. В отчаянных попытках найти второго оператора, он часто посещал различные скопления людей – митинги и концерты. Во время какой-то политической акции преследователи столкнулись с ним почти нос к носу. Те прекрасно знали, в каких местах этого города он бывает. Он тоже вымотал их. Поэтому, не сдержавшись, один из них начал стрелять по его ногам, не обращая внимания на людей. Он знал, что их надменность, как некогда и его собственная, сыграет с ними злую шутку. В тот раз он кинулся в сторону от выстрелов. А толпа в панике смела двух высоких мужчин с его пути. Ненадолго. Те умели управлять толпой. Но это дало ему шанс на очередной побег. После того случая, до сегодняшнего дня он мог скрываться ещё два года.

В этот раз оба преследователя прекрасно его видели. Он это чувствовал, насколько хватало сейчас его способностей. Выждав момент, когда их взгляд буквально начал сверлить спину, он кинулся вниз, протискиваясь между людьми.

Не пробежав и десятка ступеней, спешно затормозив, уткнулся в их спины. Впереди было глухо, там стояло несколько человек с большими походными рюкзаками и женщина с ребёнком в коляске. Он запаниковал. Озираясь, сразу обратил внимание, что соседний эскалатор свободен, остановлен и перекрыт внизу жёлтым баннером. Приняв решение, он подтянулся на руках, резко подпрыгнув, перекинулся через бортик работающего эскалатора. Не оборачиваясь, побежал вниз по остановленной лестнице. Преследователи незамедлительно проделали тоже самое.

Люди в толпе оживились, многие оборачивались на бегущих людей. Кто-то звал полицию, кто-то снимал всё на камеры своих смартфонов, кто-то просто подбадривал возгласами. Полицейские наверху и внизу, сразу же отреагировали. Двинулись с двух сторон наперерез беглецам.

Женщина – дежурная по эскалатору, закричала в микрофон, чтобы те вернулись на место. Но никто из них не мог этого сделать. У каждого была своя цель. Он должен был от них оторваться. Его преследовали, должны были поймать его, чтобы обезопасить окружающих.

Лестница эскалатора была очень длинной, он перепрыгивал сразу через две ступени. Одна мысль сверлила мозг – скорее добраться до своей машины, которую он оставил на стоянке в центре города. Он оглянулся. Те двое его нагоняли. Один что-то громко кричал через голоса других людей.

Люди озирались на непонятные крики. Он понимал их, они – нет. Преследователи кричали на его языке. Невысокий молодой парень в полицейской форме, отодвинув жёлтое заграждение, побежал ему навстречу. За три ступеньки до столкновения он успел ему крикнуть, срываясь от бега на хрип:

– Отойти! Пропустить!

Перемахнув через бортик и запрыгнув обратно на движущийся эскалатор он, расталкивая людей, продолжил спускаться. Полицейский, словно оглушённый, остался стоять на месте.

Преследователи, не отставая, поравнялись с ним на ступеньках неработающего эскалатора. Один из них в попытке его затормозить, перегнулся через бортик, протянув руку. Хотел схватить его за рукав куртки, но промахнулся. Он увернувшись, пронёсся мимо.

Наконец, ступени закончились. Он, не останавливаясь, крикнул зевакам, скапливающимся впереди:

– Не трогать меня! Разойтись! Прочь! – Прорвался сквозь подчинившуюся его приказу замершую толпу. Но не успел пробежать и десяти метров, как тут же один из преследователей его догнал, ударив в спину. Он на бегу упал на холодный мраморный пол. Ударился грудью всем своим весом о его поверхность, дыханье тут же перехватило, он не смог сделать выдох и на несколько секунд отключился. Его тут же подхватили чьи-то руки. Потянули вверх, грубо подняли на ноги, выведя из состояния обморока. Он ощутил вокруг себя их старую знакомую ненависть и внезапно появившееся удовлетворение.

В этот момент, к ним сверху добежали полицейские. Они хотели что-то сказать, но, не успев проронить ни слова, остолбенели на месте. Людям со стороны показалось, те просто, замерев внезапно, остались стоять растерянные и враз отупевшие. Ни он, ни его преследователи не произнесли при этом ни слова. Только он понимал, что те остановили полицейских своим приказом. Никто не должен был им мешать.

Минуя застывших полицейских, оба схвативших его человека, как ни в чём не бывало, достав «корочки» каких-то удостоверений, показали их скопившимся людям возле эскалаторов.

– Всё в порядке, мы из ФСБ. Всё в порядке! Разойтись. Разойтись. Пропустить! Здесь нет ничего интересного. Это стандартная ситуация. Разойтись! – Люди послушно расступались и пропускали их дальше к платформе. Преследователи, убрав удостоверения в карманы и заломив ему руки за спину, поспешили к стоящему поезду. Не успели. Состав метро уже отошёл от платформы. Они остановились у её края, не выпуская его рук. Один из преследователей зло шепнул ему, заламывая их сильнее за спину:

– Не вздумай сбежать. Ещё раз попытаешься и то, что было в Отделе Контроля, повторится в десятки раз худшем варианте.

Увидев пляшущие чёрные точки в своих глазах, он поморщился от болезненных ощущений:

– Хуже уже не придумаешь…

– А мы постараемся! – Отозвался второй из преследователей.

Он озирался по сторонам, пытаясь выхватить из пространства новую возможность для побега. Но ничего придумать не мог. Никто не собирался ему помогать. Со стороны выглядело как оно, по сути, и было: он был опасен, они охраняли людей.

Подошёл следующий поезд, его грубо впихнули в двери. Встали ближе к углу вагона, не давая ему сдвинуться с места.

– Что ты здесь делал? Ты снова искал помощника? – Вопрос был задан еле слышно, чтобы не привлекать внимание. – Да, можешь даже не говорить. Мы следили за тобой. Ты был виден как на ладони.

– Идите нахрен! – Он также тихо прохрипел, пытаясь отдышаться.

Один из преследователей, высокий сероглазый, не обращая внимания на его грубость, продолжил:

– Ты нашёл кого-то? Опять какой-то счастливчик, помогая тебе, решил пораньше умереть?

Он ничего не ответил, лишь поморщился, ощутив усиливающиеся приказывающие крики в своей голове. Он знал, что нужен живым, поэтому те не будут добивать его сейчас. Будь их воля, они разорвали бы его прямо здесь, на глазах всех этих людей в вагоне.

Один из преследователей, высокий мужчина со светлыми волосами и чистыми серыми глазами, понимая, что стандартным контролем ничего не добиться, заметно нервничая, достал самозарядную «Багиру» из кармана брюк, ткнув незаметно ему в бок. Так чтобы не напугать людей в вагоне, тихо, почти не разжимая тонких губ прошептал:

– Только дёрнись! Я заставлю тебя глотать свою кровь весь путь до Перехода, понял?! – Сделал это, зная, что тот никуда не денется. Будет бояться. Он лично участвовал в том, из-за чего он стал таким. Он будет подчиняться не из-за страха перед смертью, а из-за страха перед болью.

Сквозь шум в голове он понимал, что нужно срочно что-то предпринять. Единственная мысль и желание – не возвращаться. Пусть убьют. Пусть убьют при попытке к бегству. Но туда он не вернётся. Никогда. Он чувствовал, что эти двое по бокам от него становятся увереннее. Надменность и удовлетворение его поимкой уже давали о себе знать. Их гонка закончилась. Пять лет постоянного преследования, похоже, подошли к концу. Стойкие сигналы ярости ещё пробивались через их самодовольство, но надменность поглощала их всё сильнее. Никто ещё не сбегал от них. Ни один человек. Ни в одном из миров. Никто ещё не находил в себе сил, чтобы сбежать после того, как они забрали его имя и сущность. Полностью сломили дух и тело.

Они проехали несколько остановок. Поезд подошёл к станции Римская, двери открылись. Он воспользовался своим шансом, когда оба преследователя окончательно расслабились, растворившись в собственной уверенности. Собрав оставшиеся силы, он дёрнулся, резко вырывая свои руки из их цепких пальцев. Он знал, что они не станут пользоваться силой контроля, иначе убьют его, а это им точно не нужно. Освободившись, он метнулся в раскрытые двери, посылая им свой мысленный приказ:

«Не преследовать! Не преследовать меня! Дать мне уйти! ДАТЬ МНЕ УЙТИ!»

Они замешкались буквально на полминуты, словно подчиняясь, но этого хватило ему для рывка вперёд. Он бросился из вагона, словно все демоны ада восстали следом. Вылетел из раскрытых дверей, опять чуть не упав на гладкий пол. Доносящиеся вслед крики подстегнули его ещё сильнее. Один из преследователей не удержался, выстрелил вслед по ногам. Тут же в панике закричали люди, кинулись прочь от человека с оружием, метнулись к другим дверям, освобождая вагон и создавая давку на выходе.

Он, выбежав из дверей вагона, рванулся к подъезжающему поезду с противоположной стороны платформы. Ему наперерез спешил мужчина с большой толстой сумкой, перекинутой через плечо. Он не успел обогнуть его, на бегу зацепился за эту сумку, падая, оттолкнул того назад. Мужчина не удержался на ногах, упал и, рассердившись, вскрикнул:

– Эй, осторожнее, идиот! Все спешат!

Не обращая внимания на его крик, он почувствовал, как внезапно в ноге появилась болевая точка. Сам упал возле рассерженного мужчины. На долю секунды потеряв дыхание, не смог глубоко вздохнуть, опять запаниковал. Понял, что стрелявший преследователь попал в него, чиркнул пулей по бедру. Собрав остатки сил, он бросился в раскрытые двери поезда. Те двое чуть-чуть не успели. Дверь захлопнулась перед их носом, состав тронулся.

Он выиграл себе полчаса передышки, присел на свободное место в углу вагона, опираясь на стену плечом. Попытался отдышаться, но не успел, почти сразу, как сел – отключился, только почувствовав растекающуюся боль в ноге. Проехал пару остановок в бессознательном состоянии. Люди к нему не подходили. В метро нередко встречались спящие и пьяные. Он был похож на спящего пьяного человека. Лоб в испарине, дрожь в руках, грудь вздымается в шумном хриплом дыхании, мокрые растрёпанные волосы, смятая одежда, порванные на бедре джинсы.

Очнувшись от голоса объявляющего станцию «Сретенский бульвар», он открыл помутневшие глаза. Сразу понял, ждать больше нельзя. Времени на манёвры не осталось. Нужно срочно вколоть морфин, иначе не пройдёт и пары десятков шагов, упадёт в глубокой отключке. После того, как всё было сделано, он поднял глаза, почувствовав десяток взглядов, направленных к нему. Увидел, как изумлённо на него уставились рядом сидящие пассажиры. Парень, по соседству, не отводя глаз, достал телефон, хотел снять всё на камеру.

– Что уставился?! – Он придал голосу как можно больше угрожающих нот. – Начнёшь снимать, я тебе телефон засуну в одно место, понял? Убери нахрен! – последние слова прорычал тому прямо в лицо. Парень поспешно спрятал смартфон в карман джинс, отодвинулся, а затем и вовсе пересел на другое сиденье.

– Хорошо… – Сказал он, скорее сам себе, в никуда. Чувствуя, как постепенно исчезают в ноге яркие вспышки боли. Ощутив небольшой прилив сил, и обведя всех взглядом ещё раз, спросил: – Что здесь интересного?! Почему вы всё сразу снимаете на свои идиотские телефонные устройства?!

Не обращая внимания на шёпот и разговоры вокруг, он какое-то время сидел неподвижно, откинувшись на сиденье, закрыв глаза, чувствуя, как наркотик всё сильнее нейтрализует боль в ноге. Думал о том, как так получилось, что он, всегда ненавидящий поставщиков «дури», сам стал употреблять наркоту, убивая в себе боль и страх перед ней.

Объявили следующую станцию. Опираясь руками о сиденье, он кое-как поднялся. Вышел хромая, чувствуя свою кровь, текущую по ноге, оставляя за собой на полу красные капли. Царапина была глубокой, но почти черная, плотная ткань джинсов хорошо впитывала кровь. Выдавала лишь дыра на них и окрасившаяся красным кожа под ней. Закрывая рану ладонью, насколько возможно – быстрым шагом направился наверх к выходу в город.

Выйдя из метро, он остановился отдышаться. Пересилил дурноту и темноту в глазах. Хромая, подошёл к автобусной остановке. Знал сейчас только одно – нужно было срочно добраться до своей машины. Затем попытаться связаться с той рыжеволосой. Она должна помочь. Времени почти не осталось. Больше нельзя спускаться в метро, придётся теперь передвигаться только на автомобиле.

Виктория

Её планы на этот новый день отпуска были вполне обыденными. Он ничем не отличался от других таких же. Как всегда, зайти в кофейню, выпить свежего кофе с малиновым сиропом. Пройдя мимо маленького магазина с одеждой, где стояли смешные манекены с вечно улыбающимися ртами, завернуть в парк. Прогуляться по аллеям с планшетом подмышкой, посидеть на скамейке – «потупить» в интернете. Может быть позже, выбрать себе отель на берегу и улететь всё-таки к морю? Обычный день.

Она шла не спеша, попивая из пластикового стакана свежесваренный напиток. Кофе слегка взбодрило. Несмотря на утро, было уже довольно жарко. Подойдя к магазину, она споткнулась о камень, лежащий на тротуаре, плеснув кофе себе на белую рубашку. Чертыхнулась, спешно оттирая расплывающееся кофейное пятно. После чего, нагнулась, хотела отбросить камень с тротуара, но подняв взгляд, внезапно увидела, что витрина резко померкла на глазах, цвета потускнели. Словно воздух вокруг наполнился прозрачной патокой, которая преломляя летние краски, превращала их в тусклые осенние тона. В окружающем пространстве стало заметно тяжелее двигаться. Люди, спешащие мимо, тоже замедлили свой шаг, но, похоже, никто из них этого не замечал. Всё пространство перед витриной словно затормозилось.

Сквозь эту невидимую резиновую патоку стали видны все недостатки здания – каждая пылинка на витрине, каждая трещина в стене. Всё то, что ей нравилось здесь вчера, внезапно утратило свой смысл и цвет. В одночасье всё померкло и постарело. На что раньше никогда не обращала внимания, стало гипертрофированным и обесцвеченным. Это было очень странное видение, словно в одну секунду выключили свет и вытерли весь цвет отовсюду, оставив очертания предметов в пространстве. Манекены в витрине, казалось, уже не хохотали, а кричали от боли. Их искажённые криком рты, призывали бежать отсюда, как можно быстрей. Она уже была готова это сделать, как вдруг кто-то её позвал.

Как только она услышала этот зов, замедляющий мираж тут же пропал. Она обернулась, но никого позади себя не увидела. Меж тем, звуки, обращённые к ней, всё услиливались. Зов был не по имени. Но она точно была уверена, что этот странный шепчущий гул устремлён к ней. Хотела обернуться ещё раз, как вдруг поняла, что шёпот исходит не снаружи, а прямиком изнутри её разума. Испугалась. Помотала головой, но ощущение, что внутри себя она слышит чей-то разговор, не прошло.

«Вот чёрт! Что со мной?!»

Она ещё раз обернулась, но опять не увидела источник голоса. Никого. Лишь заметила, как огромная туча начала закрывать солнце над домами, предвещая скорую грозу. Успев подумать, что она не взяла с собой зонт, внезапно запнулась на этой мысли. Замерла, на какое-то время, забыв о том, что сейчас думала. Её мысли просто уплывали в окружающее пространство. И кто-то другой вкладывал ей что-то в голову. Отчётливо, размеренно и зовуще. Разгонял собственные слова и формы, наполняя чем-то незнакомым и чужим.

Остановившись перед витриной этого потускневшего магазина, где манекены с искажёнными лицами призывали бежать, почувствовала рядом чьё-то присутствие, лёгкий толчок, очень слабое касание со стороны спины. Она обернулась – боковым зрением заметила стоящего чуть поодаль молодого мужчину лет тридцати пяти—сорока с какими-то…

«Не могу подобрать слово», – пронеслась мысль.

…«неправильными» каштановыми, чуть завивающимися, выгоревшими на корнях до середины длины, как ей с первого взгляда показалось, волосами до плеч, и внимательными по-кошачьи зелёными глазами с желтоватой радужкой вокруг зрачка и тёмно-зеленой, почти чёрной окантовкой, из-под нахмуренных темных бровей. Эти глаза заполняли всё пространство и пристально смотрели прямо на неё, как будто всматривались внутрь мыслей, заполняя их все. Она сама, позже, поразилась, как удалось рассмотреть цвет глаз так чётко, ведь мужчина стоял достаточно далеко. И почему именно их она запомнила лучше всего.

«Но он не мог дотронуться до меня!»

Мужчина стоял в трёх метрах, не ближе. Она на долю секунды поняла, что рассмотрела за это время глаза незнакомца с такой тщательностью, словно целый день прошёл в этом взгляде. Она почувствовала, как что-то странное и холодное появилось в её голове, гулкие слова, непонятные, но по ритму – отчётливо слышалось, что звуки содержат какой-то смысл. Издалека, как из глубин Земли, словно землетрясение внутри её мозга. Казалось, что она слышит их бесконечно, этот крик, шёпот и зов. Но так продолжалось лишь мгновение. Этого было достаточно, чтобы незнакомец, преодолев расстояние между ними в четыре быстрых шага, схватил её за предплечье. Ей показалось, мужчина при этом хромал.

Она негромко вскрикнула от неожиданности. Набрав в лёгкие воздух, чтобы закричать сильнее, увидела, что тот поднёс палец к своим губам, отпустив её руку и приподняв ладонь, повернул тыльную сторону к ней. Во второй руке он сжимал какой-то маленький продолговатый пульт. Этот жест выглядел неагрессивным. Но сама ситуация, что зеленоглазый незнакомец стоит рядом с ней, выбила из привычной колеи жаркого июньского полудня. На какое-то мгновение она поняла, что забыла всё сразу: как дышать, как говорить, что читала, чему училась, как ходить и как реагировать на окружающий мир. Его взгляд внезапно стёр всё, что та знала, превратив в белый лист, который тут же, вновь начал заполняться информацией. Явно какой-то чужой информацией. Она даже забыла, как кричать, лишь продолжала удивлённо пялиться в лицо незнакомца. Звуки в голове постепенно перестали орать и барабанить в мозг, утихли, превратившись в отдалённый шёпот, оставляя только одно странное ясное и явно чужое воспоминание или сон, или…

Она видит мост, внизу какой-то город, а на горизонте синеет небо. Оно странно синеет. Бледно-голубой дневной купол и ярко синяя полоса горизонта, которая тут же разбивается на яркие белые вспышки.

– Чушь какая-то! – Очнувшись от собственного шёпота, она открыла рот, чтобы вскрикнуть.

– Не надо, – прошептал тот, – Тише, попытайся не кричать.

Она подняла на него свои испуганные глаза, всё похолодело внутри от ожидания неизбежного. Это было очень внезапно. Она не испугалась, что мужчина что-то сделает с ней. Испугалась на какой-то момент, что он ничего не сделает, не скажет, исчезнет, всё окажется бредом. Страх сумасшествия.

Но мужчина, глядя на неё в упор, завораживая, гипнотизируя своими необычными зелёными глазами, тихим, но резким голосом с каким-то странным акцентом, произнёс:

– Прошу тебя, не кричи. Мне нужна твоя помощь! – Раздался почти приказывающий голос. Ровный, без ноток просьбы. Он сделал ещё один шаг к ней навстречу, она, вопреки инстинкту, не смогла отстраниться. Стояла, как кролик перед удавом. Опять кольнул сильный страх, которого она никогда прежде не испытывала. Даже в самом тёмном переулке, самой поздней ночью. Даже когда в детстве, посмотрев по видео фильм ужасов, который ей сейчас казался комедией, не смогла уснуть всю ночь. Даже когда пара пьяных дебилов пристала к ней, а она, еле унеся ноги, еще долго не могла отдышаться в каком-то незнакомом дворе.

– Ты даже не представляешь, какая удача, что я опять нашёл тебя! Ты подходишь. Только. Не. Кричи. – Не повышая голоса, произнёс мужчина, разделяя слова. Тон голоса был ровный, глубокий, немного хриплый и с какими-то странными интонациями. Слова произносились слишком чётко и раздельно.

«Он говорит, как иностранец», – пронеслось в голове.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Поделиться ссылкой на выделенное