Мария Листовецкая.

Незаменимых не бывает



скачать книгу бесплатно

4

– Нет, ну он конечно странный!

– Зато красивый! Хоть полюбовалась на холёного мужика. А моего видела? Одним своим видом аппетит испортит.

Прошло несколько дней с той внезапно оборвавшейся встречи в кафе с Алексом. Больше мы так и не виделись, у него завал на работе. Жаль, конечно. Мне хотелось-бы лично спросить Алекса, не по телефону – что это было? Почему ты так резко ушел? До сих пор неприятно…

Завтра день Х, тот самый корпоратив. Уже завтра я буду пить шампанское в шикарном ресторане и позировать фотографам, хаотично снующим между накрытыми столами. Платье готово, причёску сделают с утра, а сейчас можно никуда не спешить и провести вечер со своими давними и самыми лучшими подругами.

С ума сойти, мы познакомились, когда на наших школьных учебниках красовалась надпись «первый класс», а сейчас нам по двадцать пять лет, мы уже совсем взрослые, но до сих пор вместе. С годами у нас появились разные интересы и взгляды на жизнь, но одно не меняется – мы все так же можем спонтанно собраться и посмеяться от души. А с годами в наших встречах появился ещё один смысл – перемыть кости всем знакомым и не знакомым лицам и пожаловаться на своих парней. Надеюсь, скоро мы будем обсуждать своих мужей, а ещё чуть позже – делиться нюансами воспитания озорных деток.

Я, Вероника и Марго стали живым разоблачением мифа о невозможности существования женской дружбы, такой чтобы искренне и навсегда. Конечно, за эти годы происходило всякое, но мы ни разу не вступали в оскорбительную перебранку с оценкой уровня интеллекта друг друга. Иногда я думаю – а как бы сложилась наша дружба, познакомься мы сейчас? Да и встретились бы мы вообще?

Вероника сама себя называет «вся такая леди-леди». Вам знаком анекдотичный образ глуповатой, но очень красивой блондинки? Так вот, Вероника – идеальное попадание, трёхочковый. Она очень красивая, и на столько же… как бы так помягче выразиться… недалёкая. Мужчины хоть и посмеиваются над её рассеянностью, но стоит Веронике кокетливо отбросить волосы с плеча, у любого нормального мужика все ранее сказанные глупости тут же выветрятся из головы. Вот насколько я люблю посмеяться с анекдотов про бестолковых блондинок, настолько же я ценю Веронику. Да, о смысле бытия и законах физики с ней бесполезно разговаривать (ага, можно подумать мне хоть раз этого хотелось?), но есть в ней какая-то милая наивность, которая притягивает.

Марго тоже весьма привлекательна, но постоянно ищет себе не те приключения. Она то и дело ввязывается в романы со всякими неудачниками, влюбляется по уши, а потом плачет до утра на моей кухне: «За чтооо?». А я и Вероника завариваем третий литр ромашкового чая и гладим пострадавшую по спутанным волосам: «Все будет хорошо!». Кстати, при рождении родители назвали её Сашей, но как-то раз милая девчушка заявила, что теперь её зовут Марго. Уж не знаю, почему она это придумала, но с тех пор девушка всем представлялась именно так, а по достижении совершеннолетия официально сменила имя.

Не скажу, что это как-то изменило её жизнь, но Марго до сих пор верит, что с именем Саша на любовном фронте делать нечего. Мол не смени она имя – всё было бы намного хуже. Иногда хочется спросить – куда хуже…?

Я, Вероника и Марго очень разные, иногда я смотрю на своих подруг и недоумеваю – как мы вообще умудрились пронести свою дружбу не только через годы, но и через такие колоссальные отличия в характерах и образах жизни? Но стоит нам собраться вместе, как все становится предельно ясно – нам хорошо втроём! Наверное, секрет в том, что мы научились принимать друг друга такими, какие мы есть. С глупыми поступками, с неадекватными историями любви и космическими мечтами о светлом и роскошном будущем. Мы не завидуем красоте, интеллекту или успехам, каждая из нас уникальная, немного безбашенная, но уже по-своему родная.

Вот и сейчас мы сидим втроём на моей кухне и перемываем косточки всем, у кого они есть.

– Эх, девчонки, чтобы я без вас делала? – я погружаюсь в лёгкую, но какую-то светлую меланхолию, вспоминая, сколько таких встреч у нас было. Когда кажется, что от свалившейся проблемы сердце вот-вот разлетится на тысячи искр, и за чувством собственной ничтожности не осознаёшь, какое время суток сейчас – вот в такие моменты и приходят лучшие подруги, вытряхивая затхлую пыль из твоего мозга. Стоит посмеяться над трудностями и разделить этот смех с тем, кто всё понимает, как жизнь начинает разгораться новыми оттенками.

– А я тебе скажу, чтобы бы ты делала – проверяла свой мобильник каждые две минуты – а вдруг Алекс звонил? И доедала бы третью плитку шоколада в одиночку. Ах да, ближе к полуночи ты бы себя накрутила до состояния паранойи, а на утро в местной газете появилась бы новость «Девушка слезами затопила три этажа».

– Марго, я тебя обожаю! – мне становится всё легче, и я уже не понимаю, из-за чего мне было так грустно.

– Алекс, конечно, козёл – продолжила Марго – но я ещё раз повторюсь, что он красивый козёл! А что ты хотела, Алиса, у красивых мужиков, как и у красивых дам, свои тараканы в голове. Причём не какие-то модные и красивые, а самые обычные таракашики, которые жить спокойно не дают. Ты посмотри на моего нынешнего! А, как тебе? Человек хороший, душа светлая и всё такое, но на него же без слез не взглянешь! Страшный, ну ведь правда страшный! Но! Он добрый, да и по вечерам у него нет никаких дел или друзей, кроме меня. Вот и выбирай, дорогуша, никому не ненужный Страшила, готовый быть рядом двадцать четыре часа в сутки, или роскошный Алекс, которому можно простить временное отсутствие. Ведь можно же, а? Тем более, что вы через такие трудности прошли…

– Да конечно, но всё равно неприятно, понимаешь? За столько времени он ни единого вечера не нашел, чтобы встретиться. Хоть полчаса мог бы выделить… Всё работает и работает!

– Оп-па…! – нашу беседу прервал весьма озадаченный голос Вероники. Она зашла в очередную соцсеть, и видимо там её ждало что-то стоящее.

– Что там, Ника? Замуж позвали?

– Нет, Алиса… Там твой Алекс…

5

Ну вот как так-то?

Ещё вчера вечером мы втроём шутили и жизнь налаживалась, как за одну минуту всё моё счастье рухнуло. Что там говорится про «обухом по голове»? Нет, это слабое сравнение. Как будто весь космос, вся вселенная до последнего атома единовременно рухнула на меня, раздавив под своим неисчислимым весом. А пыль от рассыпавшихся планет забилась в нос и легкие, иначе как ещё объяснить это удушающее чувство, будто вот-вот задохнёшься?

За одну минуту моя голова едва не закипела от увиденного в телефоне Вероники. На странице какой-то расфуфыренной брюнетки я смотрю на целую серию снимков. Мой Алекс и эта крашенная кукла. Вдвоем. Целуются, обнимаются, а внизу пылают комментарии: «Вы такая красивая пара, чмоки-чмоки, ненаглядные!».

За полчаса эти ужасные фотографии набрали практически полсотни «лайков», и в каждом отметившем своё одобрение я уже вижу своего врага.

На утро я проснулась в состоянии, когда умоляешь небо – пришли метеорит и сотри с лица Земли меня, и Алекса, и эту курицу накрашенную, и весь этот лживый город. Весь этот лживый мир сотри, умоляю, уничтожь! Чтобы ни осталось ни одной странички в этих дурацких соцсетях, чтобы и самого интернета не осталось! Уничтожь, прошу, всех этих приторных чмокающих комментаторов под фотографией некогда моего Алекса и черноволосой разлучницы.

Ночь прошла в каком-то коматозном состоянии. Как будто из моего тела вырвали душу и растоптали, сожгли, превратили в прах. Утром с кровати встает тело, а души в нем нет. И этому телу совершенно плевать, что будет дальше и как это помятое туловище выглядит в данный момент. Всё бессмысленно.

Увидев эти фото, сначала я не поверила в происходящее. Ну мало ли какая бывшая пассия до сих пор не может забыть Алекса и выкладывает в сеть некогда счастливые моменты? Но увы, это не дни минувшего прошлого, это происходит сейчас. Пока я жду звонка Алекса, какая-то кукла обнимает его на ванильно-приторных снимках. Ведь одежда на Алексе совершенно новая… Например, эту рубашку он купил всего месяц назад. Мы её вместе покупали…

Отравляет ситуацию то, что эта стерва – знакомая Вероники, которую Ника описала как «глупая пустышка». Если моя очаровательная блондинка кого-то называет глупым, то по интеллекту этот человек ушёл не дальше амёбы. Эти девушки познакомились на какой-то вечеринке, добавились в друзья в соцсетях, но общения так и не получилось. А удалить из друзей вроде как не красиво.

Так и продолжали они «дружить», сохраняя дипломатичное молчание. И ничего не предвещало беды, как эта брюнетистая сволочь выложила в сеть недвусмысленные фотографии с Алексом, на которых запечатлено далеко не «просто дружеское общение».

Я удивляюсь, как ещё соседи полицию не вызывали, потому что всю ночь из моей квартиры доносился рёв раненой белуги. Может, они думали, что я умираю и не стали мне мешать? Ну конечно, им же нет никакого дела до девушки с покалеченным сердцем! Могли бы прийти, поинтересоваться – что случилось? И услышав мою историю, присоединились бы к похоронному настроению.

Так, Алиса, соберись! Соседи-то здесь причём? Милейшие люди, не то что Алекс…

Я с трудом сажусь на край кровати. Голова трещит так, будто я всю ночь отрывалась в баре, а не топила подушку в своих слезах. В голове стучит дятел, а из-за опухших век мои красные глаза почти не видны. Впрочем, неудивительно.

В висках начинает стучать ещё сильнее, когда приходит осознание – сегодня тот самый корпоратив! Праздник, которого я ждала целый год, уже омрачён мерзостью в душе. Мне никуда не хочется идти, а мысль о том, что какой-то фотограф будет нацеливать объектив на моё опухшее лицо, вызывает паническое отторжение.

Но, увы, не прийти нельзя. В прошлом году одна девушка пропустила день основания фирмы, потому что слегла на операцию с внезапно проявившимся аппендицитом. Выписываясь из больницы, её встретил необычный сюрприз – увольнение и сопроводительное письмо в духе «вы подвели нашу команду, а если вы бойкотировали такой важный для нашего ателье день, значит вы нарушили корпоративную этику и не причастны к нашей фирме», ну или как-то так.

Бред? Ещё какой! Но всё же я не хочу терять заработное место из-за какого-то бабника. И нет никакого желания доказывать свою правоту в случае увольнения.

Спустя два часа, выплакав ещё ведерко слез, я начала успокаиваться. А когда ко мне домой приехала парикмахер, я была вполне даже свежа. Главное не думать об Алексе и его кукле. У меня вся жизнь, и самое главное – шикарный ресторан впереди!

Ну вот, парикмахер даже не заметила моего сокрушённого состояния, доделала прическу и молча ушла. Макияж я решила сделать себе сама, тем более, что Карина установила требование – исключительно нюдовый, естественный мэйк-ап. Что я, тушь и пудру не смогу нанести на собственное лицо?

Я смотрю на отражение в зеркале и чувствую гордость. Нежное лазурное платье в пол, объёмная коса с вплетенным цветком и персиковые румяна. Да я красотка! Вперед, Алиса, мир ждёт тебя!

Но не успела я выйти из квартиры, раздался телефонный звонок. О нет, у меня подкашиваются ноги, а по спине разливается обжигающий жар. Алекс… Что тебе надо?

Словно на автопилоте я всё же поднимаю трубку. Мой голос дрожит, и я вот-вот перейду на ультразвуковой писк. Но на другом конце провода – само благополучие и спокойствие.

– Алиса, милая, доброе утро! Ты уже готова к триумфу? Покажешь потом фотографии из ресторана, моя принцесса?

Я чувствую себя щенком, которого избивали ногами и не кормили неделю, а в последний момент прижали к груди, почёсывая за ушком как ни в чём не бывало. Алекс, зачем ты так со мной?!

– Не называй меня так. Я видела в интернете твои фотографии с какой-то девушкой. Вы там целовались и выглядели совершенно счастливыми. Не звони мне больше, – я чувствую, как мой голос дрожит всё сильнее, и еле сдерживаю комок слез в горле.

– Алиса, милая, ты о чём? Детка, ты же знаешь – мне нужна только ты! Тебе, наверное, показалось!

Ну всё, это был край. Жалость к себе в миг трансформировалась в зашкаливающее отвращение к этому козлу. Нет, вы только посмотрите, каков нахал, врёт и не краснеет!

Я уже не помню, что именно наговорила, точнее проорала в трубку, это было как во сне. Бедные соседи, мне их даже стало жалко – полночи слушать мои слёзные вопли, а сейчас морщиться от моих гневных и не совсем цензурных высказываний в сторону уже бывшего парня.

Но реакция Алекса сбила меня с ног: «И что?».

Как и что?! Что значит «ну подумаешь, провёл вечер в хорошей компании, я же не могу всю жизнь общаться только с тобой»?

Что значит «Алиса, мне не нравится, что ты на меня давишь, нам лучше расстаться»?!

По осколочкам собранное душевное равновесие, такое хрупкое и не до конца зажившее, развалилось на мельчайшие молекулы. Я сижу прямо на пыльном коврике в прихожей и размазываю по лицу остатки туши. В ушах наковальней бьют слова Алекса, а меня трясёт от собственной беспомощности. От унижения. От жалости к себе – с каким уродом я хотела связать свою жизнь!

Вскоре обнаруживаю себя на полу уже в ванной комнате, и с приступами тошноты бороться я больше не в силах. Мою душу будто вытряхнули наизнанку и бросили гнить на ближайшей обочине.

Спасибо непрекращающимся звонкам от моих коллег, которые уже собираются в ресторане – звук мобильника хоть и режет слух, но потихоньку отрезвляет. Так, Алиса, соберись. Тебя ждут. Тебе пора.

На подкошенных ногах, цепляясь за наклонившуюся раковину, поднимаюсь и пытаюсь разглядеть в зеркале хоть что-то. Ну конечно, полный караул… Вместо пышной косы – лохматое гнездо, лицо похоже на опухшую панду, а на платье тут и там мелькают следы моих пальцев, обтиравших остатки макияжа. Это крах.

6

Уж не знаю, что за суперсила проснулась во мне, но уже через полчаса я была в ресторане, едва успев к началу праздника. Вид у меня конечно… Надо держаться подальше от фотографов, если получится. Кое-как я оттёрла пятна с платья, наспех попыталась соорудить на голове подобие причёски, и смыв безнадёжно испорченный макияж, щедро сдобрила лицо пудрой. Надеюсь, это скроет мои опухшие багровые щеки.

Увы, но мой далеко не роскошный образ заметили практически все. Или вообще все, может кто-то не решился подойти и спросить – что случилось?

Сначала я пыталась отшутиться, но раз за разом стала признаваться себе и коллегам – рассталась с парнем. Некрасиво рассталась. Видя на лицах сочувствие, я всё больше успокаиваюсь. В конце концов все через подобное проходили, ведь так?

Как только заиграла музыка и в зал впорхнула сияющая Карина, в воздухе появилось какое-то неуловимое напряжение. Казалось бы – в красивом месте, среди шикарно накрытых столов собрались люди, работающие бок о бок не первый год, всем должно быть легко общаться! Но нет… Каждый присутствующий помнит – всюду фотографы, и уже завтра снимки разлетятся по жёлтым газетёнкам. И не известно, хорошие ли это будут фотографии, или полный провал, снятый в самый неожиданный и неподходящий момент. Вспоминаю, одну швею, которая пару лет назад случайно споткнулась о длинный подол платья. Она потом ещё полгода краснела, встречая своих знакомых. Эти хитрые беспринципные фотографы поймали далеко не самый красивый ракурс распластавшейся на полу девушки, и поместили снимок в журнал с нелепой подписью вроде «к концу вечера не все стояли на ногах». И как их назвать после этого? Некоторым плевать на чувства и дальнейшую жизнь людей, главное – шоу, тиражи и деньги.

Работать в ателье известной личности – это бесспорно не самый худший вариант, как минимум стабильные зарплаты и вкусные бонусы вроде подобных корпоративов. Где ещё я попробую изысканные морепродукты и мраморную говядину? Хотя, пожалуй, каждая работница предпочла бы забрать эти роскошества наличными.

Из минусов работы на звезду – необходимость терпеть её не совсем вменяемые причуды и этих назойливых фотографов. Да уж, каким бы не был шикарный ресторан, расслабиться на полную не получится. Чревато последствиями.

А ресторан, надо заметить, в этом году украшен особенно роскошно. Всё в нежной гамме пастельных розовых и бежевых тонов, на столах огромные букеты живых цветов и зажжённые свечи, а с потолков свисают ленты, закручиваясь в причудливые косы. Весь пол усеян аккуратными конфети, и выглядит это, на удивление, роскошно, а не по-деревенски. Зал будто утопает в фактурах и скорее похож на произведение искусства, чем на место, созданное для поглощения пищи.

После бокала шампанского в голове наряду с лёгким гудением появилась какая-то лёгкость и беззаботность. Я уже практически не переживаю по поводу своего внешнего вида и стараюсь насладиться блюдами и атмосферой. Интересно наблюдать за присутствующими людьми. Смотреть, как зажатые и не особо ухоженные коллеги преображаются в длинных платьях. Причёски, украшения и каблуки сделали из многих неказистых девушек самых настоящих леди, богемных красоток, достойных обложек дорогого глянца.

Краем глаза наблюдаю за Кариной – ну куда же без неё, королевы не только этого вечера, но и своей жизни. В то время, как всех работниц ателье обязали подобрать платья в пол, мисс «Мир у моих ног» щеголяет в коротеньком обтягивающем платьице, больше похожем на чешую рыбы. На фоне длинных подолов её стройные и загорелые ноги выглядят ну просто сногсшибательно. Признаю, да. То тут, то там слышен кокетливый смех Карины, и щёлканье фотоаппаратов, снимающих каждое движение звезды.

Что со мной? Я завидую Карине Штиглтидц? Она шикарно выглядит, она богата, успешна, имеет свой бизнес, интервью с ней востребованы, а молодые девушки возводят её на пьедестал, как богиню. Хоть она надменная и фальшивая, выглядит на десять из десяти. Эээх, с унынием смотрю на собственное помятое платье, на котором всё-таки осталось пару пятен от туши, аккуратно касаюсь рукой лохматой прически, которая вот-вот рассыплется, и с грустью сдаюсь – да, я завидую Карине.

Погружённая с головой в мысли о несправедливости жизни, не глядя ставлю бокал на стол, и о нееет – слышу звон упавшей посуды. Нет! Нет! Нет! В попытке поставить бокал, я толкнула подсвечник, опрокинув его на скатерть. О Боже, нееет! Скатерть и декорации на столе вспыхнули, как костер из сухих веток, я еле успела отскочить в сторону. На шум обернулся весь зал, все как один, и вот на лицах разбегаются эмоции – испуг, удивление, любопытство. Я настолько шокирована, что даже не догадалась крикнуть: «Пожар!!!». Не успела я дух перевести, как официанты уже подбежали с огнетушителем на помощь. Как назло, возле этого злополучного столика находилась только я, и было нетрудно догадаться – кто виновник произошедшего.

Спустя несколько минут я стою, облитая пеной из огнетушителя, так, на всякий случай, а вокруг – немая сцена. Даже фотографы не щёлкают своими предательскими камерами – все, обомлев, смотрят на почерневшие края скатерти, погребённые под шапкой пены. Вот почему нельзя взять и провалиться под землю?

Из оцепенения меня выводит Карина, вцепившаяся в мой локоть своими костлявыми наманикюренными ручками: «С тобой всё в порядке?». Но по её шипящей интонации понимаю – нет, ничего не в порядке… Карина очаровательно улыбается официантам, отшучивается и в спешке уводит меня в сторону.

– Так, что случилось? – она пытается улыбаться, но я вижу, как её скулы сводит от злости, а в глазах пляшут чёртики.

– Я это… Я не хотела! Я случайно! Я ставила бокал, а он, оно, упал подсвечник! Я его задела, наверное, но я не видела… Простите меня! – буквально давлюсь словами, отчаянно пытаясь сложить из букв хоть что-то вразумительное. Да уж, так себе результат.

– Ты цела? – Карина бегло осматривает моё уничтоженное пеной платье.

– Да вроде…

– Хорошо. Ах да, ты уволена!

Наверное, мне мерещится. От сильного испуга и не такое причудится.

– Что смотришь? Уволена, говорю, – голос Карины зловеще свистит в попытках сдержать крик, вырывающийся из недр её истерической души, – мало того, что пришла на мой праздник лохматая, как пугало, так ещё и ресторан чуть не спалила! Ох, ты вообще представляешь – что начнется, когда фотографии ЭТОГО разлетятся по стране… Ох… – Карина закатывает глаза, всем своим видом показывая трагическое страдание, – теперь придётся заплатить всем фотографам в зале, чтобы удалили эти снимки… Не переживай, твои портреты так же не покинут этого помещения. У меня нет желания краснеть за нелепо набранный персонал. А сейчас уходи. Сейчас же!

Резко и как-то брезгливо развернувшись, Карина идёт к гостям, превращаясь в Мисс Обаяние. Она улыбается, всячески отвлекая внимание на свою персону. Все хорошо – хи-хи-хи – никто не виноват, просто случайность – хи-хи-хи – кому ещё шампанского?

Это нокаут. Столько бед меньше чем за сутки на мою голову… Спорить нет ни сил, ни желания. Я бреду к выходу и по-английски уезжаю на первом попавшемся такси.

Уже дома взрываюсь, отправляя ни в чём не повинную тарелку в стену. Карина, вот же лицемерная сволочь, да ей плевать что со мной и цела ли я! Даже если бы у меня прическа вспыхнула, как факел, всё, о чём она смогла бы думать – что же попадет в газеты? МОЙ праздник! Ты смотри, фифа какая! Ну и хорошо, что я уволена! Я бы всё равно не смогла работать под её язвительные замечания… Стерва!

А на сердце так горько… Так больно! И кажется, что в ушах одна пустота, как будто все звуки мира отключили. Впрочем, как и цвета.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3