Мария Копчёнова.

Стихия. Пламя Элисара



скачать книгу бесплатно

Пролог


…любознательность Древних переросла в одержимость. А тщеславие помутило их разум. Усиление собственной силы и способностей приобрело приоритет во всём. Самые сильные и талантливые рисковали своей жизнью, изобретая новые, всё более мощные заклинания и артефакты. Мощь отдельных кланов так возросла, что они бросили вызов правящей династии и Владыке Хасары. Разгорелось опасное противостояние, переросшее в Великую Хасарскую войну!

Сферы, объединенные между собой магическими порталами, утонули в крови и подверглись чудовищным разрушениям. Некогда единый процветающий мир пал. Сеть порталов между Сферами была разрушена, а древняя династия Рингар свергнута и уничтожена. На целое столетие Хасара погрязла в жестокой грызне за власть.

И только одному человеку оказалось под силу прекратить хаос.

Великий маг Эдерон Освободитель собрал огромное войско и, взяв власть в свою руки, прекратил распри между кланами, положив начало новой династии Повелителей.

У Эдерона родилось четыре сына – Унар, Архус, Хадл и Иссин. Кажый из них был силён и обладал даром повелевать Стихией.

Опасаясь новой войны за власть, отец разделил народ и Сферы между братьями. Так появились четыре новых мира – Элисар, Таргос, Джаргал и Хельсур. На Элисар вместе с Унаром отправились эльсы, повелевающие водой; на Таргос вместе с Архусом ушли огненные, Джаргал заселили маги земли и назвали Хадла своим Повелителем; харсы талантливые в магии воздуха, заселили Хельсур и присягнули на верность Иссину.

Так началась новая Эра, Эра Четырёх Стихий.

Выдержка из книги «Летопись Хасары», 984 год после Разделения

Вернор


Ветер… В лицо дул оглушительный ветер, норовя сорвать с меня капюшон плаща. Окружающее пространство смазывалось и проносилось мимо, не успевая обозначать очертания и краски. Я бежала по грунтовой дороге, пролегающей по долине и извивающейся, словно змея.

Где-то вдалеке пели птицы… Начиналась весна. Она радовала жителей Высокогорья свежими красками, звуками и запахами. Горные шапки из снега, изрядно потолстевшие за зиму, неумолимо уменьшались, спадая в долины быстрыми шумными потоками.

Но сейчас для меня это всё было словно вдалеке. Звуки слышались приглушенно, запахи смешивались, и различить их было практически невозможно. Да у меня на это и времени особо не было. Я спешила выполнить поручение матушки – как можно скорее передать заветный эликсир кузнецу Травлу, что жил на окраине небольшого городишки неподалеку от Каруна.

Эликсир был из разряда наполнителей, то есть мог наделять предметы магией или определёнными свойствами. И напоить им собирались наверняка какое-нибудь оружие. Вот только какое свойство на этот раз вложила в него Наргара, я спросить не успела. К ней приехал очередной заказчик, и я бы получила хороший нагоняй от матушки, если бы полезла с расспросами.

Спрошу у Травла, – решила я и двинулась ещё быстрее.

Вернее, так показалось бы случайному путнику, если бы он заметил меня на дороге.

Для меня же всё вокруг словно замирало, становясь медленной тягучей массой. А в своём временном пространстве я двигалась совершенно обычно.

«Скороход» – редкая способность среди эльсов, и боги щедро наградили меня этим даром, даже и не знаю за какие заслуги. Как я это делаю, понятия не имею, да и, если честно, всё равно. Большинство горожан уже давно привыкли к моим неожиданным и эффектным появлениям на улицах Каруна. И только люди, видевшие меня впервые, удивлённо шептали друг другу: «Не каждый высший маг способен на такое!»

Именно моя способность быстро перемещаться позволяла срочно доставлять товары в разные концы Высокогорья, что и обеспечивало нашей семье стабильный доход.

Жили мы в отдалении от большого мира, можно сказать – на отшибе. Но именно здесь, в горах Элисара, природа собрала редчайшие богатства. По камням скакали забавные зверьки, не виданные в других местах, а на склонах росли травы, которых не найти больше нигде. Как говорила Наргара, просто ларец для опытной ведьмы. А знаний и опыта нашей матушке не занимать. Она ведала, как и когда собирать травы, чувствовала время их полной силы, помнила сотни рецептов: что смешивать, как правильно варить, сушить или вялить, на чём настаивать, чтобы эликсир приобрёл нужные свойства. Я не очень любила все эти нудные процессы, мне всегда было сложно корпеть над изготовлением столь сложных продуктов. Алхимия явно не была моим призванием. Кропотливо сидеть над книгами, терпеливо вымеряя все составляющие снадобий – для меня мрак и скука смертная. Но эта пунктуальность всегда восхищала меня в Наргаре.

Сестра тоже не особо горела перенять столь нужное, но хлопотное мастерство, хотя терпения у неё было явно больше, чем у меня. Матушка билась с нами, пытаясь засунуть в наши бестолковые головы хоть что-то, с неизменной присказкой, что мы два пожара на её седую голову. К слову, поседеть матушке светит не скоро – конечно, если мы с Эльхой не доведём.

Характер мой, как говорили родные, был под стать моим волосам: огненно-рыжим, непослушным, с крупными локонами, спадающими до… в общем, чуть ниже поясницы. И хотя утром заботливая сестра помогла собрать их в затейливую косу, непокорные пряди выбились из плена и гордо разметались по плечам.

Наша с Эльхой внешность была по-родственному схожей – смуглая кожа, тёмные, чуть вздёрнутые брови и полные губы. Единственное, что нас отличало, это глаза. У сестры они ярко-зелёные, цвета изумруда. Я же являлась обладательницей радужки редкого бирюзового оттенка, что резко контрастировало с огненными локонами.

Внешность для Мира Вод несколько нетипичная, но для Высокогорья вполне обыденная. Здесь, в отличие от всего остального мира, среди жителей преобладали именно рыжие всех мастей и оттенков, и нам с сестрой удавалось не сильно отличаться от окружения.

На юге и в столице горцев зачастую называли «саарты», что с Древнего переводилось примерно как «обжигающие» или «жгучие». И далеко не всегда на юге это звучало как комплимент…

Холодной зимой для выживания нужно тепло, а знойным летом – прохлада. Вот и уважали местные тот вид магии, который мог обеспечить комфортную жизнь. Южные эльсы ценили мастерство Ледяной воды, северные – Обжигающей. Баек и прибауток по этому поводу в народе сложилось – хоть отбавляй. Южанки и женщины севера насмехались друг над другом, да и мужчины зубоскалили.

Кстати, в нашей семье мужчины пока не завелись, да и не планировались. Скажем так, не по своей воле, а больше по моей. Во-первых, женихи были так себе, ни рыба ни мясо, а во-вторых, в Элисаре так заведено, что женщина после свадьбы уходит в дом мужа, – а оставить матушку и сестру одних я не могла.

Сама же Наргара на ухаживания мужчин не отвечала, предпочитая держать их на расстоянии, хотя подарки от ухажёров всё же принимала. Сестра, вообще ещё девчонка, была для парней скорее другом и товарищем по всяким пакостям и шалостям, нежели объектом любовных страстей.

Ветер продолжал завывать в ушах, когда я проносилась мимо столба с вывеской «Уважаемый Мастер-Кузнец Травл» и указателем в виде стрелы в нужном направлении. Стоило мне остановиться и отпустить время в привычное для него русло, как дверь в кузницу распахнулась и на пороге возник сам «уважаемый мастер-кузнец» – в перепачканном сажей фартуке, мятой рубахе, с мокрым лицом и волосами. Видимо, как обычно, остудился ведёрком ледяной водицы.

– Здравствуй, доченька! – поприветствовал он меня добродушным баском.

– И тебе доброго дня! Заметил меня? – я уселась на добротную скамью возле входа в кузницу.

– Да как же тебя не заметить, огненной стрелой летишь! Издалече видать! – усмехнулся он, присаживаясь рядом. – Принесла?

– Принесла! – я кивнула, доставая из кармана плаща красивую тёмно-синюю склянку с заветным снадобьем. – Травл, а что это? Я у матушки спросить не успела. Судя по склянке, заказ не из простых, – я хитро прищурила глаза.

– Ну, надо полагать, думала и гадала ты не особо долго! – сказал он уклончиво и тоже сощурившись. – Сколько на этот раз заняла дорога? Не побила свой рекорд?

– Не побила… – вздохнула я тяжко, пожалуй, чуть наигранно. – В долине снова воды по колено, водопады силу набрали. В прошлый раз меньше чем за час до тебя добралась… а сегодня из-за них подольше вышло.

– Да, в этом году весна ранняя, вот и воды много, – произнёс он, вглядываясь в дымку облаков, под которыми, как под покрывалом, скрывался уходящий вниз склон.

Дорога от нашего города до кузницы Травла пролегала через Долину Водопадов, которая напоминала вытянутую овальную чашу. С северного её бока по двум сторонам спадали пять водопадов разной толщины, создавая белесую водяную дымку, которая, заворачиваясь клубами облаков, скрывала большую часть долины.

Далее они сливались, производя на свет реку Полноводную, вытекающую из долины веселым бурным потоком.

Такой путь, как правило, отнимал у путника целый день. Мне же требовалось около двух часов в два конца, что и было основным преимуществом нашего, так скажем, семейного дела. Эликсиры и снадобья совершенно не желали ждать сутки или двое, пока их доставят заказчику. Лекарственное варево имело срок годности вполне приемлемый и сохраняло свой оздоравливающий эффект до двух месяцев. А вот у Эликсиров, Наполнителей совсем короткий срок действия, максимум до трёх суток, а потом они распадаются на совершенно бестолковые составляющие. А бывали и такие, у которых срок годности вообще измерялся часами. И, судя по склянке, мастеру Травлу я привезла как раз один из них. А значит, силу он имел внушительную. Я продолжала крутить в руках синюю, отливающую перламутром стекляшку, пытаясь в очередной раз угадать её магическое предназначение.

Кузнец, заметив мой заворожённый бутылочкой взгляд, не стал томить и коротко сказал:

– Пошли, я покажу. Думаю, тебе понравится!

За мелькнувшей на его лице улыбкой заговорщика угадывалось восторженное предвкушение.

Мы вошли в кузницу. С порога нас обдало сухим жаром и лёгким запахом гари. Помещение было небольшим и освещалось ярким и ровным светом гудящей печи.

Печь у Травла тоже была не простой: в ней весело потрескивал Негаснущий огонь, в последние годы ставший очень популярным в Высокогорье. Конечно, здесь не обошлось без участия нашей семьи. Наргара любит эксперименты. Когда кузнец попросил её помочь в совершенствовании его ремесла, она взялась за работу с большим энтузиазмом. Это был путь проб и ошибок, в которых Наргара не жалела ни времени, ни составов. Но результат превзошёл самые смелые ожидания. Огонь получился яркий, ровный и мощный.

Благодаря этому изделия Мастера Травла прославились на всю округу качеством ковки и закалки стали. К тому же, в последнее время участились заказы на клинки с магическим насыщением. Такие клинки были товаром индивидуальным, а следовательно, очень дорогим, что несказанно радовало не только почтенного мастера, но и скромную ведьму с её дочерьми.

Суть магического явления заключалась не в самом огне, как думали многие, а в поленьях. Деревяшка, пропитанная специальным составом, просто никогда не сгорала. Сейчас у кузнеца таких поленьев было целых три, и жар они давали достойный.

Раскалённый докрасна клинок торжественно возлежал на наковальне. При одном взгляде на это оружие становилось понятно, что кузнец вложил в него всё своё мастерство.

Травл любил делать оружие с секретом, и обычно довольно мудреным. То придумает короткий клинок, лезвие которого расходилось веером, если повернуть драгоценный камень на рукоятке, то выкует меч, который при повороте гарды прямо от неё разделялся на два тонких и острых клинка.

В общем, хобби у него было такое – создавать не просто оружие, а эдакое смертоносное произведение искусства. Видимо, чтобы жертва этого самого произведения не могла нарадоваться его красоте.

Ещё он очень любил давать своим творениям имена – как создатель, оставляя это право только за собой. Изделия такого рода никогда не повторялись, поэтому с заказами к Травлу приходили люди очень непростые и не бедные.

Вот и сейчас, с фанатичным блеском в глазах глядя на оружие, он вкрадчивым шёпотом объявил:

– Заказ из столицы, какой-то очень влиятельный господин, возможно даже, из верховных…

– Почему «возможно»? – не удержалась я от вопроса.

– Заказ принёс слуга, очень странная, закутанная в плащ фигура, под капюшоном даже глаз было не видно… Прошептал, что вернётся через семь дней, сунул листок с подробным описанием нужных свойств и ушёл… – задумчиво и слегка напряжённо ответил кузнец.

– Он тебе не понравился?

– Он? Нет… голос у него какой-то неприятный… На шуршание похож… Но после оплаты этот незнакомец стал мне милее всех прочих, – криво усмехнулся Травл, берясь за щипцы.

Я тоже улыбнулась. Действительно, мало ли каких типов заносит в наши края. За хороший заказ им простительны все их странности.

И с ещё большим любопытством я посмотрела на оружие.

Клинок был добротный, сбалансированный. Впрочем, в точности выверенных оружейником пропорций я абсолютно не сомневалась. Лезвие грациозно извивалось, заканчиваясь загнутым и тонким остриём. По всей длине проходил тонкий орнамент завитков, похожих на переплетённые струи воды. Они поднимались к рукояти, становясь более явными и объёмными. Переходя в крестовину, металлические струи бережно оплетали внушительных размеров камень нежно-голубого цвета, разделялись на два замысловатых завитка и уходили в туго затянутую рукоять. Камень, несмотря на алые отблески печного огня, чуть мерцал голубоватым сиянием. А на тыльной стороне рукояти красовался знак: скрещенные щипцы и молот, объятые огнём, – печать Мастера Травла, говорившая о качестве изделия.

– Какая красота… – вырвался у меня благоговейный вздох. – Травл, ты превзошёл сам себя.

– Ой, да ладно! Вгонишь меня в краску! – усмехнулся кузнец, довольный комплиментом. По всему было ясно, что он и сам в восторге от своего произведения.

Я же скептически оценила его раскрасневшуюся от жара физиономию, прикидывая, можно ли каким-то образом сделать её ещё ярче, после чего моё внимание вновь приковал клинок. Какой же секрет спрятал на этот раз кузнечный гений? Я снова провела взглядом по лезвию, пристально рассмотрела рукоять… Да, терпение никогда не было моей сильной стороной. Я махнула рукой.

– Ну ладно… не томи, что на этот раз придумал?

– А ты знаешь, да особо и ничего… Как ни странно, здесь большую роль играет правильно подобранный наполнитель. А эликсиры трансформации твоя матушка делает просто уникальные, – в его голосе явно слышалось уважение и, пожалуй, даже трепет.

Я и раньше замечала благоговение, с которым этот богатырь упоминал матушку. Похоже, уважаемый Мастер неровно дышит к не менее уважаемой Ведьме. Временами я даже осторожно подшучивала над ним.

– Сегодня всё должен сделать эликсир, заказчик настаивал на этом…

– А что за камень? – не удержалась я от вопроса.

– Это топаз, клиент сам принёс. Наверное, тоже не простой камушек, но это уже не моего ума дело… – Травл нахмурился.

Топаз… что же там в книге было про топазы… а, всё, вспомнила!

– «Топаз является одной из разновидностей вергилов. Окраской минерал напоминает цвет морской воды, то есть от светло-голубого до тёмно-синего. Относится к самым могущественным камням в магии, способен усиливать заложенный в человеке потенциал. Топаз корректирует мысли человека, проясняя и очищая их. Концентрирует магические потоки и энергии. Подходит только для стихии воды, при использовании другими стихиями разрушается», – процитировала я абзац из Книги Стихий.

– О-о, да ты ещё не безнадёжна! – пробасил Травл, хитро улыбаясь и перетаскивая заново раскалённый в печи клинок на наковальню в центре комнаты. – Может, зря вас Наргара молодыми дубами кличет! Что-то всё же задерживается в ваших юных рыжих головах! – он явно издевался.

Я скривилась, демонстрируя неудовольствие сомнительной похвалой, и уже подбирала подходящую колкость, но следующие слова кузнеца мигом заставили меня забыть обиду и замереть в предвкушении чуда.

– Ну что, начнём? – и Травл протянул руку в требовательном жесте. Я послушно вложила в огромную ладонь склянку с эликсиром. – И запомни, что бы ни происходило, не вздумай к нему прикасаться! – произнёс он наставительно, указывая на мирно лежащий клинок.

– Хорошо, – согласилась я.

Кузнец кивнул и откупорил крышку. Аккуратно поднеся сосуд к оружию и медленно ведя рукой от рукояти к острию, он вылил зелье на клинок.

Раскалённый металл неистово зашипел, жадно впитывая тёмную жидкость. Несколько минут ничего не происходило, а потом…



Поверхность клинка подёрнулась рябью, словно по нему прошла волна. Орнамент из завитков засветился голубоватым сиянием, и неожиданно клинок растёкся… просто растёкся как ртуть, облегая ярко горящий синим светом топаз. И металлическая жидкость просто замерла.

Я отшатнулась с удивлённым возгласом:

– Вот это да! Он что, так и останется… вот такой… ммм… кляксой?!

– Не торопись! Сейчас эликсир структурирует металл! Нужно подождать… – Травл буравил взглядом шедевр магического и кузнечного искусства.

И мы стали ждать… минуту… две… три… Через какое-то время мне это откровенно наскучило и я занялась более интересным делом, решив посмотреть, что новенького наковал Уважаемый Мастер Травл за последнее время. На столе у противоположной стены лежало уже готовое оружие. Здесь были всевозможные мечи самых разных форм и размеров, кортики, стилеты, даги, валлеты и ещё множество предметов, о названиях которых я не имела понятия. И конечно, знаменитые метательные ножи, многие из которых, как я уже знала, были с секретом. Секрет заключался в том, что внутри лезвия находилась небольшая полость, в которую при ковке заливалась ртуть. При перевороте в воздухе ртуть ударяет в стенку полости, придавая ножу силу и направленность удара. Вот и весь секрет, никакой магии… Но отбоя от заказчиков, желавших владеть этим смертоносным оружием, у Травла не было.

В этот момент его голос прервал мои мысли:

– Началось!

Я обернулась. Клякса на наковальне начала приобретать форму, стремительно собираясь обратно в клинок. Витиеватый рисунок светился ещё ярче прежнего, а камень стал насыщенного синего цвета. Но на этом метаморфозы не закончились. Форма клинка вновь поплыла. Несколько мгновений мерцающие металлические струйки собирались в корчившегося на горячем камне осьминога, который, сворачиваясь, обретал форму кольца. Когда превращение полностью завершилось, нашим глазам предстал очень широкий, украшенный всё теми же завитками, браслет с ярко-синим камнем в центре. По грубоватой форме и размеру было ясно, что будущий обладатель явно мужчина.

Я наклонилась, чтобы получше рассмотреть сияющий обруч, когда Травл окликнул меня:

– Рика! Я же сказал, не вздумай дотрагиваться!

– Да у меня и в мыслях не было! – спохватилась я, отдёргивая невольно потянувшуюся руку.

Он недоверчиво и хмуро посмотрел на мою наспех скроенную совершенно невинную мордашку. Мол, а что я?

– Пока не добавлен закрепитель, дотрагиваться нельзя, иначе вся работа насмарку, – пробурчал он, отвернувшись к шкафу и доставая какую-то склянку. На этот раз бутылочка оказалась специфического красного цвета. Он откупорил её, подошёл к наковальне и с размаху плеснул на браслет. Жидкость осталась на нём красными подтёками.

– Это кровь?! – вырвалось у меня.

– Кровь… – подтвердил кузнец. – Кровь его будущего хозяина.

– Неужели это Вернор? – я пораженно уставилась на Травла.

– Он самый! – кузнец довольно хмыкнул.

Вернорами называли оружие, которое признавало только своего хозяина и подчинялось ему одному. Попади такая вещь в руки к его врагу и… ну, в общем, радость оно такому человеку вряд ли доставит. Безопасно оно было только при добровольной передаче хозяином третьему лицу, но свои магические свойства теряло.

– Ну вот, готово! – довольный Травл хлопнул своей огромной рукой мне по плечу. Я успела только жалобно ойкнуть – таким ударом быка можно свалить. Сообразив, что только что чуть меня не прибил, Травл, как бы извиняясь, сказал:

– Ты знаешь, а я закончил твой подарок! – в глазах его заплясали искорки. – Прости, что пришлось так сильно его задержать, не мог достать нужный металл.

Мастер вернулся всё к тому же одиноко стоящему в углу шкафу и извлёк из него средних размеров шкатулку. Я потёрла плечо и зачарованно уставилась на предмет в его руках. Что он приготовил мне на этот раз?

Мы знали кузнеца с самого детства. Часто бывая в Каруне, он непременно заезжал к нам и всегда привозил всякие вкусности. Эльха и я ждали его прихода как чуда: в те времена мы жили очень бедно и позволить себе такую роскошь, как сладости, не могли. Ко дню рождения он всегда делал для нас какие-нибудь красивые вещицы – браслеты, заколки или серьги.

Я наклонилась над уже открытой для меня шкатулкой, и брови мои поползли вверх. На дне лежали два клинка.

– Звёздная руда! – воскликнула я с благоговением.

– Ну, я же говорю, непросто было достать! – улыбнулся Травл, явно удовлетворённый произведённым эффектом.

– Да как тебе вообще удалось её достать?! – Я была готова прыгать от восторга или повиснуть на нём, как пятилетняя именинница. Но как только самообладание вернулось ко мне, я посмотрела на него с нескрываемым сожалением: – Травл, я не могу их взять, это слишком дорогой подарок…

Звёздная руда была действительно очень дорогим материалом, ведь это не что иное, как метеоритное железо. Которое, как ему и полагается, попадает на Элисар крайне редко.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7