Мария Жукова-Гладкова.

Муж, труп, май



скачать книгу бесплатно

Даша так и не работала и, по-моему, даже не предпринимала попыток куда-нибудь устроиться. Но ведь сидя дома, даже у местного олигарха, мужа не найдешь. Хотя, возможно, сюда приезжали друзья Сергея Юрьевича, когда я уже отправлялась к себе домой. Ко мне Даша не приставала, с наставлениями не лезла. Похоже, ее научили уважать старших. Но она не задавала вообще никаких вопросов – ни о Лопаткиных, ни о нашем городе, ни о чем. Кристина по большей части не обращала на меня внимания. Но потом в ней вдруг просыпался наставительный зуд, и она начинала давать мне советы о том, как одеваться, краситься и вообще ухаживать за собой. Мне бы ее проблемы…

– Женщина в дешевой одежде чувствует себя дешевой, Лариса! – Я не чувствую. – Одежда – это вторая кожа. Люди всегда ведут себя так, как они одеты! – Я впервые узнала об этом. – Лариса, на что вы тратите деньги, которые мы вам платим?

Но я не спорила, не скандалила, со всем соглашалась. Я не объясняла, на что трачу деньги. Кристине и Сюзанне со мной явно было неинтересно. И им было не понять, что у меня и мысли не было что-то себе купить после смерти мужа. Конечно, если бы у меня прохудились сапоги, я бы купила новые. Но ехать в какой-то бутик, где продают вещи больших размеров (рекомендованный Кристиной), тратить немыслимые деньги на какую-то тряпку, которую мне просто некуда надеть? Зачем?

А потом у них появилась Даша… И две гламурные девушки переключились на нее и вскоре стали звать Дашу между собой «жаба в кедах».

Хотя она совсем не была похожа на жабу. И в кедах не ходила. У нее их просто не было.

Потом две подружки объяснили мне, что они так зовут всех неприятных девиц, с которыми вынужденно сталкиваются по жизни. Но этимологию этого выражения мне выяснить так и не удалось.

Глава 3

В тот день я приехала в дом Сергея Юрьевича после неожиданно полученного выходного. Сергей Юрьевич находился где-то на Среднем Востоке с финнами, то есть готовить ему завтрак в тот день не требовалось, но он должен был вернуться на следующий день. Требовалось закупить продукты впрок – и для Сергея Юрьевича, и для Кристины. Кроме жутко полезной дряни, от которой не прибавляется вес, она еще ела овощи с фруктами и молочные продукты с низким содержанием жира.

Позавчера мне пришлось долго убирать, так сказать, последствия большого скандала, и Кристина сказала, что на следующий день мне здесь делать нечего, а к приезду Сергея Юрьевича нужно будет вымыть дом. Он же чистоту любит. Кристина была жуткой грязнулей и неряхой. Она разбрасывала вещи по всему дому, кроме спальни и кабинета Сергея Юрьевича. Я их подбирала то с люстры, то с пола, то с различных предметов мебели. Возможно, у супругов были отдельные спальни еще и по этой причине.

В тот день для уборки дома можно было приехать не к половине восьмого, а когда мне удобно. Я приехала около одиннадцати после того, как заехала в супермаркет, где с утра нет народа.

В большом скандале позавчера участвовало много народу.

Я понятия не имела, почему они все собрались здесь в тот день. Может, это была какая-то особая дата? Почему они все приехали примерно в одно время? Появлялась первая жена Сергея Юрьевича Наташа, вторая жена Ирина, Людмила Евгеньевна – мать единственного сына, обучающегося в Лондоне, а также любимая подружка последней законной жены Сюзанна. И, конечно, подключилась Даша.

Я не присутствовала при выяснении отношений и понятия не имела, из-за чего они все ругались. Делили Сергея Юрьевича? Но основная масса присутствовавших ведь были бывшими женами. Я не знаю, кто чью сторону брал. Я только потом убирала осколки битой посуды и оттирала остатки гнилых овощей с ковра. Это же надо было додуматься приехать в дом бывшего мужа с гнилыми помидорами! Мне, признаться, такое в голову бы никогда не пришло. Но эти женщины живут совсем в другом мире… Надеюсь, вчера никого не было?

Когда я приехала убирать, Кристина явно еще спала. Даша к одиннадцати уже обычно вставала, но сегодня при моем появлении не вышла. Может, все-таки решила искать место работы? Своих денег у нее не было. Сергей Юрьевич сказал, что готов ее кормить и предоставить кров (Кристина, как я говорила, была категорически против, и они с Сюзанной явно прилагали усилия, чтобы Даша убралась, так сказать, по собственному желанию), но никаких денег на карманные расходы выдавать не будет. Может, поэтому она никуда и не выезжала?

Я поставила старые отцовские «Жигули» в гараж, увидела, что там стоит запасная машина Сергея Юрьевича («основной» «Мерседес», вероятно, стоял у здания фирмы), единственная Кристинина и еще одна новая. То есть она была не только что купленная, хотя бы судя по грязи и небольшим царапинкам, но раньше ее здесь не было. Еще какие-то гости? Позавчерашние оставляли машины на улице. На территорию никто не заезжал и даже не пытался, даже Сюзанна, которая обычно оставляла свой дамский «Мерседес» на подъездной дорожке. Но в тот раз ее, вероятно, предупредила Кристина.

Но кто приехал сегодня? Или вчера? Кто пустил этого гостя в дом? С какой целью?

«Любовник», – мелькнула мысль. Ведь может же у Кристины быть любовник? Муж на Среднем Востоке, мне она дала выходной. Хотя оставалась Даша…

Но ведь Дашу же можно было куда-нибудь отправить. Или пообещать ей что-то из своих брендовых вещей. Кстати, после появления в доме Даши Кристина несколько раз показательно отдавала мне кое-что из своих вещей для моих дочерей. Я не отказывалась. Мне такое не купить, а младшая растет не по дням, а по часам. Старшая в вещи Кристины влезть не могла, она пошла широкой костью в меня. Младшая, скорее всего, будет сухощавой, как папа, правда, у нас в роду никто не отличался высоким ростом. Но младшей вещи очень понравились, одну кофточку прихватила старшая. У моей дочери нет такого бюста, как у Кристины, хотя она значительно полнее ее. В общем, кофточка подошла. Даша при раздаче слонов кусала губы, но молчала. Хотя мне самой, признаться, больше нравились вещи, которые привезла с собой Даша (по ее словам – сшитые бабушкой), чем то, что Кристина покупала в дорогих бутиках.

Из гаража я прошла в дом (имелся проход без выхода на улицу), ничего нового при входе не заметила, повесила куртку на вешалку, скинула кроссовки, обула собственные тапки, в которых здесь работала, и проследовала на кухню, чтобы разгрузить пакеты с едой. По пути, как я уже сказала, я заехала в супермаркет и закупила необходимое. Зачем ехать еще раз? Я знала, что Сергей Юрьевич компенсирует мне все затраты. Вначале я представляла ему чеки, потом он стал выдавать мне отдельную сумму на продукты и сказал, что если сумма по чекам за месяц превысит эту, то он добавит. Я все равно собирала чеки и складывала их в указанное место в одном из ящиков письменного стола у него в кабинете. Не знаю, проверял ли он меня сам или поручал это кому-то из своих сотрудников, или вообще не проверял. Хотя, наверное, вначале проверял. Но я на самом деле могла отчитаться во всех своих тратах. Правда, для своей семьи я закупала продукты в другом супермаркете, более дешевом и ближе к дому.

Я не собиралась готовить в этот день. Зачем, если Сергей Юрьевич будет только завтра вечером? Если будет нужно, приеду завтра. Хотя после возвращения из командировки он обычно до ночи сидит в офисе и ужинает где-то в городе. Ладно, что сейчас об этом думать? Надо будет – позвонят. Мобильные телефоны – великая вещь. И работа, на которой не нужно находиться строго от и до – тоже великая вещь, пусть это и услужение.

Я принялась за уборку, пока не подходя близко к покоям Кристины (у супругов, как я уже говорила, были отдельные спальни, поскольку жили они по разному графику). На покои Кристины (спальню и гардеробную) я тратила больше всего времени. Там всегда был такой беспорядок… В особенности после того, как Кристина выбирала наряд для поездки куда-нибудь. Она не считала нужным вешать платье назад в шкаф или убирать нижнее белье назад в комод. Все бросалось на пол там, где снималось. Я убирала, а иногда еще и стирала и гладила, боясь испортить дорогую вещь. А сколько ватных тампонов всегда валялось вокруг туалетного столика!.. Я вообще не понимала, зачем использовать столько тампонов, но Кристине этот вопрос не задавала. Я их только закупала чуть ли не оптовыми партиями по ее заказу. Бутылочки и баночки Кристина тоже не могла сама выбросить в помойное ведро. По-моему, она вообще не знала, где оно в доме стоит.

Даша знала. Как я уже говорила, Кристина запретила мне убирать ее комнату (объявила об этом в присутствии Даши). Поэтому я не очень удивилась, не обнаружив половую тряпку в том месте, где я ее обычно оставляю. Пару раз я выясняла у Даши, где она. После чего Кристина закатывала Даше скандал – из-за того, что не положила тряпку на место. В этом доме, конечно, имелся и специальный пылесос, производящий влажную уборку, но пока спит хозяйка, шуметь было нельзя. И в любом случае мне как-то привычнее орудовать тряпкой, да и не во все места достает этот новомодный пылесос.

Я прибрала в кухне, подмела коридор первого этажа, посмотрела на часы, решила, что без пятнадцати двенадцать Даша должна была бы уже проснуться и надо спросить у нее, где тряпка. Конечно, можно было вскрыть упаковку с новой (половые тряпки для этого дома я тоже закупала в супермаркете), но зачем?

Я постучала в дверь Дашиной комнаты. Никто не ответил. Я постучала еще раз. Опять молчание. Я приоткрыла дверь. Даши в комнате не было, на кровати никто не спал. Интересно…

Я зашла, огляделась. Вроде все на месте. Заглянула в шкаф. Дашины вещи висели на вешалках, внизу стояла спортивная сумка, с которой юная покорительница Петербурга приехала со своей малой родины.

Я пожала плечами и отправилась убирать второй этаж, решив начать со спальни Сергея Юрьевича.

Не ожидая никого там застать, я распахнула дверь и застыла на пороге с открытым ртом.

На кровати лежали двое – Даша и мужчина, которого я не узнала в первый момент. Правда, узнала во второй, приглядевшись к его лицу. Это был то ли заместитель, то ли помощник Сергея Юрьевича, которого я видела в этом доме несколько раз. Он приезжал и с Сергеем Юрьевичем, и один за какими-то документами. В те разы Сергей Юрьевич звонил и предупреждал меня, что приедет Алексей, зайдет к нему в кабинет и возьмет необходимое. Сопровождать Алексея не нужно, но пустить в дом следует.

Я не знала, какая машина у Алексея. То есть я открывала ему ворота, но на машину не обращала внимания. Мне не было дела ни до Алексея, ни до его машины. Но сегодня в гараже вполне мог стоять его автомобиль.

Я снова бросила взгляд на кровать. Что-то мне в этой паре показалось странным. Они не двигались! Они не услышали, как я вошла! Они…

Не может быть…

Я подошла поближе. Шла маленькими шажками, на цыпочках. Хотя будить было некого, по крайней мере в этой комнате…

Даша лежала полностью обнаженной, на Алексее остались одни носки. Почему многие мужики не умеют нормально снять носки перед сексом? Моя старшая дочь со своим бывшим мужем ругалась по этому поводу. И ее подруг почему-то очень раздражало снимание носков не в тот момент. У девчонок из-за этого снимания носков все желание пропадало… У меня с Мишей таких проблем не было. Хотя о чем я сейчас думаю? Какие носки? В доме два трупа! Или больше?

Я заставила себя дотронуться до руки Даши, которая лежала ближе ко мне. Я пока не видела ее лица, только косу, по которой ее и узнала. Рука была ледяной… Лицо Алексея искажала мука. Он умер совсем не на пике наслаждения от секса, а…

Кстати, а отчего они умерли? Я не видела крови, пулевых отверстий, ножевых ран. Нигде не валялось никакого оружия…

Я обошла кровать, чтобы посмотреть на лицо Даши. Она тоже явно мучилась перед смертью. На губах застыла пена. Да и на теле были какие-то засохшие пятна. Одежда Алексея валялась на полу, с той стороны кровати, где стояла я. Одежда Даши отсутствовала. Хотя она могла прийти к нему в постель обнаженной…

Но это же постель Сергея Юрьевича!

Я плохо знала Алексея, то есть я его совсем не знала, мы только вежливо здоровались и прощались. Но мне почему-то казалось, что он не стал бы заниматься сексом в постели начальника с его родственницей… Мало ли что начальник находится на Среднем Востоке…

«Кристина!» – ударила в голову мысль. Что с ней? Где она? Этим-то двоим уже точно ничем не поможешь…

Я выбежала из спальни Сергея Юрьевича и побежала в другой конец коридора, где находились покои Кристины. Я не стучалась, правда, решила все-таки заходить тихо.

Кристина спокойно спала на огромной постели. Накачанная силиконом грудь вздымалась под шелковыми простынями. Слава богу!

Я тихо удалилась. Будить Кристину у меня и мысли не возникло. Что я получу, кроме скандала? Что мне сможет сказать Кристина?

Требовалось звонить Сергею Юрьевичу, пусть и на Средний Восток.

Глава 4

Я запустила набор личного мобильного работодателя, выданный мне для экстренной связи. Сергей Юрьевич говорил, что этот телефон включен всегда и работает везде. Проверим.

– Я не могу сейчас разговаривать, – сказал работодатель.

– У вас в спальне два трупа, ваш помощник Алексей и Даша. Что мне делать? – тем не менее спросила я.

На мгновение воцарилось молчание.

– Позвоните в фирму и спросите Петра Васильевича. Он решит все вопросы.

Сергей Юрьевич отключил связь. Наверное, он на самом деле не мог разговаривать. Телефон фирмы у меня тоже был, только записан в книжке. Я, как человек, выросший при другом строе, в другой стране и том же городе, но под другим названием, не признаю электронные записные книжки. Я пользуюсь бумажными и считаю их более надежными.

Я позвонила, ответила девушка с очаровательным тембром голоса, я представилась и сказала, кто мне нужен.

– Переключаю, – сказала девушка.

– Измайлов, – ответил низкий, чуть хрипловатый мужской голос.

Я опять представилась, сказала, что только что связывалась с Сергеем Юрьевичем и он велел мне звонить Петру Васильевичу.

– Внимательно вас слушаю.

– По этой линии все можно говорить?

– Можно, – усмехнулись на том конце провода. – Кристина что-нибудь учудила?

Я рассказала, что нашла в доме, а насчет того, кто «учудил», никаких мыслей у меня не было, как, впрочем, и фактов.

– Я буду через полчаса, – спокойно заявил мне Петр Васильевич. – Больше никому не звоните. Вы где-нибудь уже убирались?

Я ответила.

– Больше нигде ничего не убирайте. Выезжаю.

Петр Васильевич отключил связь. Я убрала швабру в кладовку и отправилась на кухню. Я решила, что раз в доме будут мужчины (а я ожидала, что все-таки появятся официальные органы), то нужно приготовить что-нибудь перекусить, и этим и занялась.

Петр Васильевич на самом деле приехал быстро. Машину поставил на подъездной дорожке, где обычно свою оставляет Сюзанна. Его сопровождал еще один мужчина, который не представился, а только кивнул мне. Петру Васильевичу было лет пятьдесят пять, в нем чувствовалась военная выправка. Взгляд серых глаз пронизывал насквозь. В целом мужик напоминал поджарого опытного волка, вожака стаи. И седина очень хорошо вписывалась в образ. И еще я подумала, что он чем-то похож на моего Мишу. И во внешности было что-то общее (но Миша не был волком!), и в образе в целом… Может, надежность?

– Рад познакомиться лично, Лариса Михайловна, пусть и при таких обстоятельствах, – поприветствовал меня Петр Васильевич.

– А мы разве заочно знакомы?

Петр Васильевич усмехнулся. И его спутник усмехнулся.

– Разве я мог допустить, чтобы в дом к Сергею Юрьевичу попал непроверенный человек? – ответил он вопросом на вопрос.

Я моргнула.

– То есть вы знаете обо мне больше, чем я сама? – спросила я как полная дура.

– Может, и так. А теперь расскажите, пожалуйста, все с самого начала.

– С какого начала? – не поняла я.

– С момента вашего появления на участке. Не заметили ли вы чего-то необычного? Что здесь происходило вчера? И давайте подниматься в спальню.

Я рассказала все, что видела сегодня, и то, что видела и слышала позавчера. Правда, как я уже говорила, я не знала причины появления в доме бывших жен Сергея Юрьевича и матери его сына. И что они делили, тоже не знала. Делать мне нечего, кроме как их всех слушать! Мне вопросов Кристины, Сюзанны и Даши хватает. Одна Наташа Ростова чего стоит.

– Выясним, – сказал Петр Васильевич. Его спутник молчал.

Потом они осмотрели спальню Сергея Юрьевича, я стояла в дверях.

– Ого, – произнес Петр Васильевич, открыв дверь в совмещенный санузел.

Признаться, впервые попав в этот дом, я поразилась количеству санузлов. Совмещенный санузел был объединен со спальней Сергея Юрьевича, еще один – с покоями Кристины. По туалету было на первом и втором этажах, и еще на втором был отдельный душ, вероятно, гостевой. Я сама пользовалась туалетом на первом. Вероятно, он предназначался для гостей, которые собирались в большой столовой. Супруги обычно ужинали в малой, тоже на первом этаже.

– Там еще одно тело? – тихим голосом спросила я.

– Нет, рвотные массы, – в задумчивости произнес Петр Васильевич.

– И… что?

– Это улика, – пояснил помощник Измайлова, который фотографировал тела на кровати.

– Какая улика? – не поняла я.

– В них должен содержаться определенный процент яда.

– Их что, отравили? – Я посмотрела на кровать.

– Похоже на то, – донесся до меня голос Петра Васильевича из санузла.

Потом он вышел и спросил, в каких помещениях я сегодня успела побывать. Я повторила то, что уже говорила по телефону.

– Так, пойдемте остальные помещения посмотрим.

– Я вниз, – бросил помощник и сбежал по лестнице.

Петр Васильевич сам открыл дверь кабинета Сергея Юрьевича, куда я в тот день еще не заходила, и мы увидели, что на столе рядом с компьютером стоит бутылка коньяка, который в этом доме пьет только Сергей Юрьевич и который, как я говорила, ему по спецзаказу поставляется из Франции. Бутылка была открыта, бокалы отсутствовали, компьютер не выключали.

Петр Васильевич с задумчивым видом подошел к компьютеру, посмотрел, какой файл был открыт последним, закрыл, компьютер выключил. К бутылке не прикоснулся.

– Пойдемте дальше, – сказал он.

Когда мы выходили в коридор из кабинета Сергея Юрьевича, из своих покоев выплыла Кристина в голубом кимоно.

– Лариса, вы что, мужиков решили к нам в дом водить? – вместо приветствия заорала последняя жена работодателя. – Что вы с ним делали в кабинете моего мужа?

– Вероятно, вы меня забыли, – спокойно произнес Петр Васильевич, обращаясь к Кристине. – Сергей Юрьевич нас в свое время знакомил.

«Как его можно было забыть?» – пронеслась мысль. По-моему, мужчин с такой внешностью и с таким взглядом не забывают. Хотя, вероятно, Петр Васильевич не входил в круг интересов Кристины, то есть в круг мужчин, которые могли заинтересовать бывшую модель.

Петр Васильевич сообщил Кристине, что возглавляет службу безопасности ее мужа и отвечает за безопасность не только непосредственного работодателя, но и его супруги.

– А что вы сейчас здесь делаете? – уже нормальным тоном спросила Кристина. – К нам в дом кто-то пытался проникнуть?

– Вы знаете, где сейчас находится ваша родственница Дарья Коровина?

– Не знаю и знать не хочу! – опять заорала Кристина и выдала многое из того, что думает о Даше, в выражениях подзаборной шлюхи. При Сергее Юрьевиче, насколько мне известно, она себе таких выражений не позволяла. Я не слышала. И вела она себя с ним как ласковая кошечка. В его отсутствие преображалась.

Правда, мнение о Даше я уже слышала раньше, и не один раз. Но сегодня Кристина уж больно разошлась… Петр Васильевич с большим интересом слушал сольное Кристинино выступление.

– Когда вы видели ее в последний раз? – уточнил Петр Васильевич.

– Я что, помню? Какое мне дело до этой приживалки? Что эта дрянь натворила?

– Все-таки, пожалуйста, попытайтесь вспомнить, – вежливо попросил Петр Васильевич.

– Где эта дрянь? Что она сделала? – вместо ответа заорала Кристина.

– Она мертва, – сообщил Петр Васильевич. – И скоро здесь будет много полиции. Мы будем вынуждены их вызвать. И вам будут задавать вопросы.

– То есть как мертва? – ошарашенно спросила Кристина. – Ей же восемнадцать лет.

– Ей девятнадцать лет, – поправил Петр Васильевич. – Было девятнадцать. Так когда вы видели ее в последний раз живой?

Кристина переводила взгляд с Петра Васильевича на меня и обратно и моргала.

– Кристина, вы слышали, о чем я вас спросил? Вас о том же самом будет спрашивать полиция.

«Интересно, а когда он ее вызывать собирается?» – подумала я, но вслух спрашивать не стала. Не мое дело. Я переложила ответственность со своих плеч на плечи Петра Васильевича, чему была очень рада. Меня-то, надеюсь, никто не заподозрит в убийстве Даши и Алексея? Мне-то что с этого убийства? И меня здесь вчера вообще не было.

Кстати, а кто от него выигрывает?

– Вчера видела, – тем временем ответила Кристина. – Когда уезжала в салон красоты. Я ей строго-настрого запретила мерить мои платья и пить мое вино. Я еще подумала, что теперь нужно замки ставить на всех комнатах, чтобы Даша в них не ходила. Хотела Ларисе позвонить, чтобы она слесаря вызвала, потом решила сама выбрать красивые замки, но забыла.

– Когда вы вернулись из салона красоты?

– Из салона красоты я срочно поехала к стоматологу! – заорала Кристина. – У меня прихватило зуб. Мне сказали, что такое бывает от нервов.

– Зубная невралгия, что ли? – не удержалась я.

– Нет! Мне удаляли из зуба нерв! А все из-за этой Даши! Я никогда в жизни столько не нервничала!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6