Мария Иванченко.

Истории Дракона Вечности



скачать книгу бесплатно

Marieth стала Верховной Жрицей, даже несмотря на свою девственность, потому, что она соединяла в себе многие дары, и, сверх того, могла преображаться в Дракона, летать и изрыгать пламя. Ведьма, так называли её мужчины племени aetero, из которого происходила Marieth, колдунья. В глаза её называли кудесницей, чаровницей и прелестницей. Не один мужчина мечтал возлечь с ней в чертогах Храма Вечности. Поговаривали, что беспощадные рыцари Ордена Вечности были искусны в любви. Но каждая из послушниц должна была вкусить все земные блага всего раз в жизни, при посвящении. Инициация длилась год, и не каждая из будущих жриц выдерживала её – она была искушением.

Искательницам жреческого звания предстояло весь год предаваться всевозможным утехам: вино, курения, богатства, слава, почести, мужчины и женщины, мальчики и девочки, роскошь – всё это давалось им в беззаветное пользование. Но только на срок в 365 дней. Каждый был готов пасть ниц перед избранницей, каждый был готов услужить ей любым способом. Большая часть забывалась в мирских дарах, отвергая дары небесные. Никогда и никто не встречал их больше. Те же, что проходили испытание, становились жрицами, и входили в Орден Вечности. Далее их обучали искусствам и метаискусствам. Первой по значимости была метафизика. Девы изучали всевозможные философские системы и религиозные учения, чтобы преодолеть их в себе. Обязательным было фехтование и прочие боевые искусства. Древние куноичи Японии не смогли бы сравниться с Девами Вечности. Затем каждой открывался дар. Она стремилась к уединению, чтобы познать себя, найти свои грани и узреть предел собственных возможностей… чтобы преодолеть его.

Ни одна Дева не носила одежды, сходной с одеяниями своих сестёр. Одни предпочитали предметы силы, фетиши, сделанные из дерева, камня, травы, шишек. Это было связано с даром. Другие больше полагались на силу оружия, запасаясь целым арсеналом. Третьи настолько развивали дары своего тела, что божественные энергии также требовали особых облачений. Следовательно, любившие вещи носили одеяния туникообразные, прихваченные на поясе ремешком, обыкновенно кожаные или плетёные сандалии. Такие девы предпочитали биться на расстоянии, используя луки. Их цветами были древесные, травяные, лиственные и земляные оттенки. Некоторые носили небесно-голубые одежды, чтобы сливаться с небесами и атаковать сверху. Девы Оружия надевали на себя кольчуги и панцири, лёгкие, не сковывающие движений, из каких-то сверхпрочных шкур и диковинных сплавов. Они облачались в штаны, эластичные и облегающие ноги, либо юбки с широкими разрезами. Девы Энергий носили нечто вроде набедренных повязок, лёгких шафрановых одеяний, напульсников из кованого железа, различных приспособлений типа когтей и зубцов, и облегающую броню на груди. Это была их повседневная одежда.

Но когда Орден собирался в армию, девы наносили боевой солнечный макияж красно-золотых и охристых оттенков, облачались в жёлтые солнечные доспехи, полностью облегающие тело, на лицо надевали прозрачные маски, повторяющие его контуры, распускали волосы, и надевали крылатые шлемы – тоже из золотого металла.

Поверх доспеха девы накидывали алые плащи, а также красные табарды, шитые золотой нитью – короткие рукава, приталенные к туловищу красные лепестки, длинные юбки с двумя разрезами от талии. Они совершенно не носили золота: жёлтые металлы были неизвестны всему обитаемому миру планеты, но никто не мог пробить их ни копьём, ни мечом. Сражались девы пешими, что не мешало им иметь любимых ездовых животных – тигров, оленей, лошадей, гепардов, львов, ирбисов, волков… Верховная Жрица Marieth не нуждалась в ездовых животных. Она была Драконом. Золотым Драконом.

* * *

Однажды Сириус, как обычно, поднимал сервер «Космос». Он регулярно падал. Это выражалось в том, что на Земле с той же регулярностью случался дождь из спутников, метеоров и космического мусора. Если накрывался сервер «Небо» – убивали птиц, падали самолёты. Гибли люди.

Автоматизация накатила случайно. Сначала всё управление велось по старинке: тут знамение, там Божий знак, здесь ангелы вострубили… В конце концов люди перестали верить в чудеса, и пришлось придумывать новые механизмы взаимодействия мира сакрального с миром профанным. Сгенерировали ноосферу, просто объединив всё человечество и его достижения в единую информационную систему. ЕИС заработала, как ни странно. Ангелы придумали несколько языков программирования, чтобы умная техника могла понимать их. Но вот очередной баг, и все языки, ангельские языки программирования, выкинуло напрямую в ЕИС, попали туда все алгоритмы и исходные коды. Люди, как и положено медиумам, немедленно восприняли полученную информацию, переработали её и создали языки программирования по-своему. Всем понравилось.

Забавным было то, что люди не знали, что они живут бесконечно. – Сансару же никто не отменял. Все времена существуют одновременно… Вернее, есть только Вечность, а прошлое, настоящее и будущее – людская иллюзия. Поток времени несёт нас до тех пор, пока мы не осознаем истинной цели своего существования. Мы живём одновременно во все времена. Каждое событие существует, происходит только здесь и сейчас. Восстание Спартака, рождение Иисуса Христа, просветление Будды, Мировые войны, Апокалипсис (или Апокатастасис) – всё это проявлено, всё это здесь и сейчас. Количество созданных душ-идей ограниченно, и все, кто не вышел из метемпсихоза, продолжают существовать. Смерть – иллюзия, сбрасывающая один покров и надевающая другую маску. Поэтому, можно сказать, что компьютеры тоже были всегда. Парадоксально, но факт: в ноосфере существуют все идеи сразу.

Итак, «Космос» работать отказывался. Он мигал лампочками, потом ребутнулся, а после и вовсе не захотел включаться. ИБП внезапно загорелся. Сириус махнул рукой, UPS столь же быстро потух. Сервер запищал и задымился. Железо сдохло. Сириус обречённо пнул бесполезную железку, и пошёл к техникам. «Мы потеряли его».

Техники придумали себе новую моду. Теперь им нравилось красить перья красным. Некоторые рисовали узоры. Иные красили полосами. Кто-то просто взбрызгивал свои крылья, и получались кляксы. Некоторые заплетали волосы в мелкие косички: учитывая длину их волос, косички получались внушительными, доставая у кого до пола, у кого – до середины пояса. Хорошо хоть, стихари не догадались разукрасить или модно подрезать.

– Привет, Серебряный Брат! – Техники заулыбались: Сириуса любили по праву Перворождения и за покладистый нрав.

Сириус подмигнул всем восьмерым, привычным движением откинул назад лёгкие серебряные волосы, которые медленно поплыли за его спиной.

– Чего желает Прототип? – Рейего встал и крепко обнял Сириуса.

Рейего был Лунным, младшим братом Серебряного. Они были близки.

– Сервер «Космос» умер. Совсем. Железо сгорело. Надо заменить.

Рейего как-то косо посмотрел на своих коллег. Те демонстративно отвернулись, и сделали вид, что погрузились в работу.

Он начал издалека.

– Всё дело в том, что «Космос», как и ты, был прототипом всего остального. И у нас нечем его заменить. Он уникален. Его спаял… Luxo.

Всё притихло. Казалось, даже машины перестали жужжать.

– Хм, и что же, никто больше не может разобраться с этим несчастным серваком?

– Он использовал тёмную энергию Венеры, чтобы создать его. Ни один из приверженцев Мейнфрейма не сможет повторить этого, – пояснил Рейего.

– OK, computer… – сказал Сириус. Но с этим явно надо что-то делать.

Рейего отвёл Сириуса в сторону и сказал:

– Я тебе линкану.

* * *

Рейего не подвёл: через пару минут на коммуникаторе Сириуса зажглась надпись-линк, состоящая всего из нескольких цифр. И приписка: «СБ знает всё!».

Сириус сел за свой моноблок и запустил Radmin. Введя туда искомую комбинацию цифр, он задумался. Немного замешкавшись, он удалённо подключился к рабочему столу Luxo. Ему без труда удалось обойти brandmauer, антивирус его просто не заметил. Все пароли он без труда прочитал. Ничего сложного. Он зашёл в корень, и тщательно и скрупулёзно начал исследовать каждый жёсткий диск, будь то встроенное аппаратное обеспечение, съёмные жёсткие диски или сетевые диски. Так и есть. Йобибайт информации был забит всевозможными вредоносными программами, здесь хранились странные планы и документы, зашифрованнные криптостойкими алгоритмами. У Сириуса не имелось такого большого хранилища для столь огромного массива данных. А чтобы дешифровать всё это, ему понадобится уйма времени. Придётся рисковать.

Он закрыл глаза и отправил свой дух в полёт по оптоволокну. Фотоны тела легко расщепились на составные части, и полетели по кабелю, вдаль. Прошли доли секунды, показавшиеся целой вечностью, и вот он оказался на месте. Локализовавшись на жёстком диске, Сириус принялся усердно копировать информацию, стараясь не менять файлы. Главное, случайно не запустить аварийное форматирование диска – Luxo подстраховался и здесь.

Но Сириус знал его, как самого себя, а потому умело обходил все расставленные ловушки. Затем он переместился по недрам машинного монстра, созданного зловещим гением Luxo, и через USB-кабель попал во внутренности съёмного жёсткого диска. Он запомнил и это, не разбираясь толком в том, что запоминает.

Покончив с делом, Сириус оставил в самом пыльном конце ОС своё послание: картинку драконьей лапы, зашифрованную в двоичном коде. И вышел с компьютера, предварительно выставив синий экран. И, уже уходя, услышал какой-то визг: аварийная сирена обнаружила несанкционированное проникновение.

* * *

Он очнулся в своём рабочем кресле. Играла приглушённая музыка. Radiohead «All I need».

– You are all I need, – пропел он себе под нос и обмер: фоновым рисунком его рабочего стола стояло изображение юной девушки с лучистым взглядом серо-голубых глаз.

За спиной девушки развевались огромные пушистые крылья. Она задорно воздевала руки к солнцу, и её струящиеся кудрявые тёмно-русые волосы плыли по ветру.

Сириус разинул рот. Мгновение – и картинка исчезла. Остались всего два слова, нарисованные чёрной и красной краской и стилизованные под готику: «Come Back». Секунда – исчезли и они.

Сириус откинулся назад и покрутился в кресле. Глаза его были широко распахнуты. Но что это за небесное создание? Кто она?

Luxo… Это его проделки. В прошлый раз, когда он попался в ловушку, его сильно понизили в должности. Ниже – только в люди. Это не то, чтобы плохо, но… Но хорошо быть тем, кем ты родился.

Серебряный Дракон налил себе чашку кофе, сел на подоконник, и стал смотреть на плывущие внизу облака. При желании он мог бы спрыгнуть и прогуляться по ним. Но тогда пришлось бы входить в режим невидимости, так как, спрыгнув вниз, он попадал в администрируемый им мир. Сириус предпочёл остаться в привычном измерении. На Землю, может статься, он ещё попадёт.

Сириус тряхнул головой, отгоняя непрошенные мысли. Утопив чашку кофе в ставшем податливым воздухе, он достал игрушку, прихваченную в прошлом своём путешествии на Землю. Цилиндрическую коробочку с отвинчивавшейся крышечкой, в которую изнутри была воткнута палочка с двумя кольцами на конце – большим и малым. Внутри баночки плавала жидкость с радужной плёнкой наверху. Помакав палочку в жидкость и вытерев о край лишнее, он поднёс палочку к губам и легонько подул. Десятки радужных пузырей в тонкой мыльной оболочке поплыли вниз, сверкая круглыми боками на солнце. Дракон проводил их взглядом. Они искрились и сияли, и это было прекрасно. В бытность всесильным он мог бы пожелать, чтобы внутри каждого пузыря зародился новый, удивительный мир со своими законами. А теперь он мог сделать всего лишь так, чтобы пузыри никогда не лопались. Поднеся ладонь к губам, он легонько дунул, и пузыри стали неразрываемыми. Теперь ничто не смогло бы нарушить их целостность.

Сириус поднёс обе ладони ко рту, опустил голову, и подул. Фиолетовое пламя разгорелось в мгновение ока. Ещё раз подув, он сделал так, что пламя разлетелось искрами к мыльным пузырям, и спалило их в мгновение ока. Не осталось и следа.

Прижав колени к груди, он опустил на них голову, и посмотрел в сторону своего моноблока. Слегка пошевелив пальцами, будто перебирая невидимую паутину или играя на струнах арфы, Сириус поиграл курсором. Потом заставил курсор выйти за пределы экрана, превратил его в маленького дракончика и отпустил, предварительно записав в него маленькую программку. Дракончик начал летать по комнате и деловито плавить скрепки, державшие на стене важные бумаги. Края скрепок проплавляли листы, оставляя дурно пахнущие дыры и обожжённые желтоватые свернувшиеся края. Махнув рукой, Сириус призвал ветер, который стал раскачивать бумагу, висевшую на огромных дырках, вперёд и назад. За этим занятием его и застал Антарес.

– Развлекаешься? А работать кто за тебя будет?

Сириус угрюмо посмотрел на него.

– Значит, молчать будем. А с сервером кто разбираться будет?

Сириус отвернулся и теперь смотрел в окно. Словно невзначай, он поводил пальцами, и дракончик, выдохнув пламя, опалил нос Антареса. Безукоризненный греческий профиль начальства испортила омерзительная чёрная точка.

Сохраняя поразительную выдержку, Антарес, выходя за дверь и легко оттирая обгорелую плоть ладонью, регенерируя на ходу, бросил меланхоличному Сириусу:

– Найди Luxo.

И ушёл.

* * *

Чувство бесконечного одиночества внезапно нахлынуло на Сириуса. Он просто хотел быть счастливым. Выключив компьютер щелчком пальцев, он выдернул сетевой фильтр из розетки, и, распахнув величественные белоснежные крылья, шагнул вниз из окна.

Немедленно ледяной ветер принял его в свои меланхолично-истеричные объятия, зашелестел перьями, раздул стихарь, развеял серебряные волосы. Коротко рыкнув, Сириус превратился в Дракона Вечности, вошёл в режим «стеллс», сложил крылья и резко спикировал. Лишь у самой поверхности он собрал крылья горизонтально, затормозил о воздух и плавно опустился наземь.

Он вытянулся вверх, поднял крылья ввысь – и вот уже на земле стоит человек с руками, воздетыми кверху и соединёнными полукругом, весь вытянувшийся, как дрожащая струна. Его длинные серебряные волосы были заплетены в косу, доходившую до земли. Странным образом её конец не подметал поверхность, а словно бы слегка взвивался кверху. Огромные синие глаза Сириуса глядели ясно и чисто, но в них ничего нельзя было прочесть. Точёное лицо также не отражало никаких эмоций. Тонкие черты могли бы принадлежать прекрасной фарфоровой статуэтке или современной треш-кукле. Роста в нём оказалось более, чем метр и девяносто сантиметров. Худой, поджарый, он оказался прекрасно сложен. Облегающая одежда, состоящая из приталенной чёрной рубашки и узких джинсовых брюк, расклешённых книзу, не могла скрыть его роскошной мускулатуры. Тонкая полоска серебряного обруча схватывала волосы на голове. Он выглядел теперь лет на 25–26, не более того. И он был прекрасен.

Сириус огляделся по сторонам. Непривычная коса туго стягивала волосы, у него даже заболела голова на затылке. Щёлкнув пальцами, он убрал головную боль. Шёлковая лента, вплетённая в волосы, издавала тонкий розовый аромат, лаская обоняние. Запах дорогого одеколона еле слышно витал над юношей.

Небо затянула хмурая марь. Вдалеке уже слышались раскаты первого грома, блистали тонкие вены молний. Сириус ухмыльнулся – дождь он любил. Возможно, на Землю стоило приходить хотя бы ради этих небесных слёз, орошающих всю поверхность, стучащих по железным крышам домов, проникающих в волосы, освежающих лицо и грустные думы. В последнее время Сириус стал слишком много грустить. Плакать он ещё не научился, но, поскольку теперь находился так близко к человеку, то вполне мог это освоить. Но пока что не получалось. Только сердце щемило так больно-больно, тонко и странно… Он научился чувствовать одиночество, проникаясь им всецело. Порой ему бывало настолько больно, что он не выдерживал, оборачивался Драконом и долго-долго летал меж пушистых облаков, превращая свою боль в энергию, а энергию растрачивая в движении. Мышцы огромного мощного тела с лёгкостью перерабатывали это тягостное чувство, стремясь преобразовать его полностью, подчинить себе, освободить и вытолкнуть прочь.

Ревущей пенистой стеной рухнул долгожданный ливень. Сириус стоял, смотрел вверх широко распахнутыми глазами, и обрамлявшие глаза тонкие, длинные и пушистые ресницы слиплись вместе. Быстро промокли волосы, и вот уже каскады ледяной воды низвергались с тела Сириуса наземь. Промокло всё, до последней нитки, и одежда стала соблазнительно облеплять атлетические формы юноши. Он стоял так до тех пор, пока дождь не пошёл своей дорогой, и лишь тогда Сириус направился своей.

Его путь лежал через гористую местность к северу. Пройти предстояло всего пару миль. Лететь не хотелось. Ещё недавно он с удовольствием порезвился бы под тревожными, затянутыми тучами небесами, но сейчас хотел, чтобы быстрая ходьба высушила его одежду и волосы. Мокрое облачение холодило, и будь на его месте обыкновенный человек, он бы гарантированно получил воспаление лёгких. Но Сириус запрограммировал тело так, что у него и болевой порог оставался намного выше человеческого, и никакой вирус не смог бы преодолеть искусственно созданный иммунитет ангела.

Иногда его забавляло понижать порог чувствительности и голыми руками ломать стёкла, но это бывало редко. Первый раз такое произошло по вине Наутилуса Помпилиуса. Порой Сириус признавал, что после того, как его понизили во всех смыслах этого слова (отобрали большую часть силы, отобрали большую часть духовности, сместили на гораздо более низкую должность), он стал совершенно иным… хм… человеком. Да, он стал почти человеком. Порой Сириуса начинало бесить собственное бессилие. Парадокс: будь Сириус собой, прежним, он бы не обращал внимания на такие мелочи. Но будь Сириус собой, прежним, такая ситуация и не возникла бы, потому что он по-прежнему оставался бы всесильным. Наверное, воспоминания о былой мощи больше всего раздражали Сириуса, искушая его. Порой он чуть не плакал, в очередной раз разбивая экран монитора, ненавистного монитора, приковавшего его к себе. Он был рождён демиургом, призванным созидать и изменять миры, а обречён существовать обычным системным администратором, пусть и администрирующим целую ноосферу.

Быстрая ходьба разгорячила Сириуса, и он пустился бегом. Сквозь облака проглядывало закатное солнышко, побуждавшее волей-неволей ощущать предвкушение счастья, и на душе у Сириуса немного полегчало. Он даже принялся насвистывать весёлую песенку про облака в Камарилло. Всё бы ничего, если б не подтекст этой песенки – подсознательно он всплывал сам собой. Ведь в этом милом калифорнийском городке находится «Camarillo State Mental Hospital», иначе – лечебница для душевнобольных. Именно здесь впервые открыли шизофрению.

Ага, вот и оно – место встречи. Выйдя на открытую поляну, освещённую кроваво-красным закатным солнцем, Сириус сел точно посередине, на круглый камень. Поляна представляла собой солнечные часы. В центре стоял гномон, тень от которого служила стрелкой. По обе стороны от него на стороне 12 и 6 лежали два круглых камня, которые так нагревались от протекавших под ними термальных источников, что не замерзали даже в лютые морозы. Но даже в этом случае ни одна тварь земная не рискнула бы приблизиться к поляне и уж, тем более, к этим камням. О поляне знали немногие, и Сириус был в их числе. И… Luxo.

Зашло солнце. Ровно в 12 явился долгожданный гость. Luxo возник как из-под земли, прямо на камне на стороне цифры 6. Сириус вскинул руку вверх, тыльной стороной к собеседнику – пальцы распрямлены и плотно сжаты, взгляд насуплен. Luxo повторил жест, с той лишь разницей, что его ладонь была обращена к Сириусу в знак готовности к диалогу.

– Понравилась девушка? Я отправил её тебе в тот же самый миг, как ты оставил мне свою драконью лапу. Неужели ты думаешь, что за все эти тысячелетия я мог забыть, кто такой ты и кто такой я?

– Люцифер, ты забываешься. Я – системный ангел. Я не могу влюбиться в кого-либо. Мною владеет лишь агапэ, но филиа или эрос мне неподвластны.

– Хм, а я думал, что сисангелы – низший ангельский чин, ведь ангелы служат посредниками между миром горним и миром дольним. А значит, вы настолько близки к людям, что и сами неожиданно можете перевоплотиться в людей. Говорят, у вас упал «Космос»? Естественно, ты пытался починить его своей светлой энергией Марса, но у тебя ничего не получилось, верно? Скорее всего, UPS сгорел, да и сам сервак тоже. По твоим глазам я вижу, что я прав. Вы столько тысячелетий админили тёмный сервак своей светлой энергией, что он не мог не слететь. Глупые сисангелы! Я сам ставил эту систему, и половина серверов, как ты помнишь, сделана именно мной. Да, признаю, другую половину сделал ты, хотя ты об этом и не помнишь, так как со снижением служебных полномочий тебе урезали и память, бедненький… А вот я, кстати, ушёл добровольно. И сохранил все свои силы при себе, так же, как и мои соратники. Но ты… Ты пребываешь в таком жалком состоянии, что и муху прибить не сможешь… Ах, ты гневаешься? Отлично. Гнев на Тёмную Сторону приведёт тебя, мой юный падаван. Но ты же боишься этой силы. Свет ослепил тебя, и ты не видишь ничего кроме. Хотя зёрна сомнения в тебе всё же посеяны. Недаром ты так смотрел на эту девушку, что у тебя чуть глаза не вылезли из орбит. Могу познакомить.

Собиравшийся было выдать гневную обличительную речь Сириус поперхнулся на первых словах. Его глаза разгорелись, пальцы затряслись, сердце отстукивало бешеные тимпанные ритмы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7