Мария Иванченко.

Истории Дракона Вечности



скачать книгу бесплатно

Эпизод VIII

Очнувшись, я сразу пожалела, что сделала это. Подвешенная за ступни ног, абсолютно обнажённая, я висела в цепях над круглым разъёмом в полу, диаметром около десяти метров. Под ногами простиралась белёсая тьма. Мои крылья, безжалостно разломанные на осколки, помятые и испачканные сажей, догорали в чаше напротив моего узилища. Взвыв от непереносимой душевной боли, ярости и отчаяния, я принялась извиваться и биться в своих оковах.

– Бесполезно, – услышала я чей-то хриплый голос. – Беспомощность перед мощью Расколотого – высший дар человеческого существования.

Один из жрецов, бывших тогда на церемонии, стоял напротив, обращаясь ко мне.

– Отпустите меня, дайте меч. Я хочу умереть, как полагается воину – в поединке.

Никаких эмоций. Пустота была написана на лице этого существа.

– Невозможно. Ты сбежишь в свой Город, и жизни моих прихожан, отданные за твою поимку, станут напрасными жертвами.

– Почему именно я?

Жрец медленно обошёл меня, заставляя неестественно изворачиваться, чтобы по-прежнему смотреть ему в глаза.

– Ты убило больше всех.

– Это единственная причина?

Он ничего не ответил, безразлично удалившись во тьму.

В другой раз он пришёл в сопровождении целой свиты таких же, как этот служитель культа.

– Мы сделаем из тебя оружие, которое уничтожит Город, – сказал жрец.

Мои глаза против воли сузились.

– С чего это ты стал таким откровенным?

Они зашептались на своём скрипучем и шипящем языке. Их скрежещущие голоса были неприятными.

– Мы перепрограммируем тебя. Ты не будешь ничего помнить.

Я облегчённо вздохнула.

– У вас нет технологий, которые позволили бы вмешаться в моё сознание. То, что я видела здесь, устарело несколько тысяч лет назад.

Они лишь молча удалились, растворившись в тенях.

Когда они вернулись – предположительно, через три дня после нашего последнего разговора – я молча закрыла глаза и не шевелилась. Мне было уже всё равно. Запасы энергии в моём теле иссякали, если так продолжится, я просто усну, стану бесполезным хламом. Практически то же самое, что смерть.

– Да, религиозные фанатики, они такие, – услышала я знакомый голос.

Кодер!

Широко распахнувшиеся веки явили миру сжавшийся в точку зрачок. Я была в ужасе.

Разразившись проклятьями в адрес этого труса, я истратила практически весь запас сил. Он сжался под моим взглядом, но всё же попробовал оправдаться:

– Я просто очень хотел жить… Это всё, чего я хотел.

Глядя на обрывки, оставшиеся от крыльев за его спиной, я чувствовала ослепительную ненависть к этому созданию. Порог был пройден.

Оказалось, у них есть компьютерная мастерская. Здесь, как и повсюду, витали клочья ядовитого тумана, от которых на поверхности моей кожи начали появляться оспины. Смазливое лицо Кодера тоже было покрыто дырами.

– Ну, и как тебе такая жизнь? – Я постаралась вложить в свой голос весь яд своего замёрзшего от горя сердца. – Каково это – быть служкой у мутантов? Питаться от источников искусственного света и дышать ядом?

Кодер укоризненно посмотрел на меня.

– Ты слишком несправедлива к ним.

Ведь они тоже люди.

– Люди? У них для этого слишком демонический вид.

Кодер покачал головой.

– И тем не менее. Пусть у некоторых из них восьмикамерные сердца… Кто может осуждать их за внешний облик? Явно не мы, отказавшиеся от естественного пути человека в угоду киборгизации.

Наклонившись вперёд насколько позволяли кандалы, я свирепо посмотрела на него.

– Легко же ты меняешь мировосприятие. Наверное, тебе было приятно, когда отрывали крылья.

Кодер заметно потемнел лицом.

– Крыльями дозволено обладать лишь служителям Расколотого! – грозно прошипел внезапно появившийся за моей спиной жрец. Красная шерсть на его загривке стала дыбом, глаза приобрели оттенок тёмного шоколада. Для наглядности он распахнул свои багровые перепонки, продемонстрировав их во всей красе.

– Откуда ты знаешь наш язык?

Жрец брезгливо осклабился.

– Ты настолько примитивно, создание. Разумеется, у нас и раньше были пленники. Ещё в те времена, когда вы были из плоти и крови, и использовали только протезы для усиления боевой мощи. Тогда таких, как ты, можно было пытать, и некоторые рассказывали нам много интересного о вашем Городе. Но мы повергнем эту Цитадель Мрака в прах, и справедливость Расколотого На Части восторжествует.

– Что ты знаешь о справедливости, жрец? У вас до сих пор существует кастовая система.

Ощерив неестественно длинные клыки, он вплотную приблизил своё лицо к моему. Щёлкнув зубами, жрец продолжил:

– А такие, как ты, и вовсе не имеют права на существование. Расколотый сотворил людей неравными. Жрец превосходит воина, воин превосходит добытчика, мужчина стоит выше женщины.

– Твои теории устарели. Социальное неравенство, гендерная бинарность – у нас всё это успешно преодолено. Точно так же, как многие другие проблемы.

– Глупости! Святотатство – идти против воли Расколотого. Он создал нас во плоти, дал нам потребности и чувства, чтобы через них мы приближались к совершенству. Нельзя искажать его замысел! Вся эта техника, имплантаты и цифровое сознание – кощунственны.

– Сказал человек, обладающий восьмикамерным сердцем, крыльями за спиной и глазами без зрачков.

Сильный удар по лицу откинул мою голову назад. Серебристые волосы, испачканные в грязи этого места, взметнулись лёгким облаком. Кодер, как заворожённый, наблюдал за ними. Мне показалось, что на его лице было искреннее раскаяние.

– Я не ощущаю боли…

– Радуйся, – огрызнулся жрец, – последним дням, проведённым в сознании. Потом тебя ждут тьма и огненная бездна.

Когда он ушёл, я села на пол, и свирепо уставилась на Кодера.

– Между прочим, вместо того, чтобы работать на них, ты бы лучше поискал отсюда выход. Тебя они не охраняют.

– У меня топографический кретинизм, – продолжая работать над созданием инструментов для моего зондирования, невозмутимо сказал он. – А здесь, в чреве земли, прорыта гигантская сеть подземных тоннелей. Один раз я уже заблудился, и местные с трудом спасли меня от клыков одной милой зверюшки. В отличие от наших братьев и сестёр, она не обладает разумом. Колоссальная тварь без видимых органов чувств, похожая на смесь доисторического ящера, чёрной вдовы и скорпиона пыталась меня сожрать. Бронированное тело, восемь ног, ядовитое жало и огромная пасть, полная жвал, выделяющих кислоту. Хочешь тоже попробовать побродить по коридорам? Не думаю, что ты пройдёшь дальше меня.

– Отпусти.

– Ты вообще ничего не знаешь.

С раздражением пнув стул, я прошипела сквозь плотно сжатые зубы:

– Так просвети меня.

– Возрождение.

Я иронически приподняла бровь.

– Что ты реально знаешь о нём? – продолжил он.

Я легла на пол и прикрыла глаза, наблюдая за передвижениями Кодера сквозь спутанные волосы.

– Сколько-то там тысяч лет назад случилось Возрождение. После этого мир стал таким, какой он сейчас.

– И ты даже не хочешь узнать, что произошло на самом деле? – вкрадчиво спросил Кодер.

– А что это изменит?

– Узнаешь, за что тебе предстоит умереть, – жёстко ответил он.

Справедливо, ничего не скажешь.

– А ты знаешь?

Он нервно огляделся по сторонам, и после этого ответил:

– Во время блуждания по коридорам, я нашёл комнату.

– Что ты нашёл?

– Комнату. Химико-биологическую лабораторию.

– Продолжай.

– Оттуда исходили клубы той ослепительно – белой тьмы, что распространилась повсюду, застив собой солнце и звёзды.

– К чему ты клонишь?

– Я понял причину, по которой Рыцари уничтожают этих людей.

Мне совершенно перестал нравиться этот разговор. По большей части, именно благодаря тому, что я поняла, к чему клонит этот лжец.

– Дело ведь вовсе не в простом конфликте идеологий, ты же знаешь? Ты очень умна, и теперь у тебя есть практически полный перевод с ассемблера на естественный язык.

После этого он замолчал и не сказал больше ни слова.

– Жестоко. Наша цивилизация всеми силами старалась избегать смерти и насилия, – произнесла я отрывисто и холодно. – Так почему именно я должна стать причиной её заката?

Он посмотрел на меня своим искренне сочувствующим взглядом, и сказал:

– Возможно, потому что это было предопределено.

– Ты от них научился подобным бредовым идеям?

Он покачал головой.

– Сама структура предопределения заложена в нашем геноме, который кропотливо и бесконечно исправляют нано-машины. Она присутствует и в учении, которое проповедуют Осиянные Энергией и Белые Люди. Как ты можешь говорить, что свободна, когда в тебе от рождения живёт призрак предназначения?

– Абсурд. Кому, как не тебе, знать, что программирование исходит из наших же предрасположенностей, а ошибки кода, как раз, приводят к появлению Рыцарей, Исцеляющих, и таких, как ты.

– Ошибки? А не закономерность ли то, что призвание Рыцарей заключается в борьбе с единственными врагами Города – клерикалистами, а Предназначение Исцеляющих – в помощи, по большей части, именно Рыцарям, ибо только они получают раны и болезни, когда выходят наружу, сражаться с антисциентистами?

– Как ты их назвал? Откуда ты знаешь оба этих имени?

Но он опять замкнулся, мой палач, погруженный в работу, которая вскроет мой мозг и уничтожит Город.

Эпизод IX

Спустя несколько томительных дней я начала чувствовать какое-то подобие боли не только в корпусе, но и в сознании. Окружающая атмосфера необратимо изменяла меня, превращая в рухлядь, хлам, не способный самостоятельно думать и передвигаться. Как только я перестану мыслить, я потеряю право на существование.

Безразличное отупение стало моей обыденностью. Как быстро, оказывается, деградирует человек в вынужденном бездействии. Я ничего не могла сделать с этим телом, обнажившим провода, сервоприводы и нервную систему перед безжалостной белой тьмой этого мира. Искусственная плоть сползала с меня, как ветхая одежда.

Кодера поддерживали в функциональном состоянии. Не знаю, как они делали это, но он не разваливался на части. Как-то раз я спросила жрецов, что они будут делать, если я обращусь прахом раньше, чем они приведут в действие свой план, но не услышала ответа.

Слабею. Тьма смежает мои очи, и тогда я вижу тени. Они скользят перед моим внутренним взором бесконечной цепью, их тела объяты пламенем, их лёгкие разрываются от недостатка кислорода, рты забиты пеплом, но они безмолвно кричат, как рыбы, пронзённые крючками и выброшенные в чуждую им среду. Иногда в их криках мне слышатся упрёки, порой же – проклятья. Ясно одно: они считают, что происходящее со мной – справедливое воздаяние за фанатизм моих предков. Сциентисты, да?

«Ты должна понять меня. Вспомни о четырёх видах чувства…»

А потом небытие обрушилось на меня всей своей сокрушительной мощью.

Очнувшись, я поняла, что меня несут на руках несколько Рыцарей. Моё тело действовало само по себе, независимо от моей воли. Чужие губы произнесли:

– Что будет с пленёнными мной клерикалистами?

Рыцарь Второго Ранга, не тот, что вёл нас, но очень похожий на моего бывшего командира, произнёс:

– Мы допросим их, Первый.

Пленные? Первый? Что произошло здесь, пока я была вне сознания?

Они поставили меня на ноги. Всё ещё слабая, я была вынуждена схватиться за Рыцаря Четвёртого Ранга, чтобы не упасть, уронив тем самым чувство собственного достоинства. Выходило, что лишь половина сигналов проходит к моему телу. Лишь те, что непосредственно не угрожают коварному замыслу мутантов.

Моё внимание привлёк нездоровый блеск в глазах Четвёртого. Он смотрел на меня со странным обожанием. Что?..

Я стояла посреди хрустальной залы. Сияющие сталагнаты колонн уходили ввысь, к сводчатому потолку, под которым парили звёзды и кометы, очень похожие на настоящие. Их аквамариновые и багровеющие отблески тщетно пытались расцветить бытие пленённого в собственном сознании существа. Да, я теперь имею право говорить о себе обезличенно. Но чем я заслужила подобную честь? И повсюду встречаются звёзды, как намёк на что-то несбывшееся.

Словно тихий вздох, послышался шелест одёжных складок. Все находящиеся в зале Рыцари опустились предо мной на оба колена. Их головы были склонены.

Я обнаружила и другую часть обстановки. Распятые, задыхающиеся, прикованные к высоким столбам клерикалисты. Четырехрукий, безглазый, и трое с кожей, напоминающей пластины грибов. Ни одного жреца. Неужели?..

Немного в стороне двое часовых держали Кодера. В его глазах, обращённых на меня, стояли слёзы. Взгляд псевдо-Рыцаря выражал ещё что-то, что мне совершенно не нравилось, так как я не могла поверить в искренность труса и лжеца. Невольно вспомнилась книга древнего, описывающая высшие проявления человеческих чувств. Нет, я не могу поверить в это!

– … вводил новых богов и занимался растлением умов жителей Города, – монотонно лились слова, наполнявшие пространство безмолвия.

Тонкая серебристая игла, сочащаяся антрацитовой жидкостью, через уши вошла в цифровой мозг Кодера. Как заворожённая, я смотрела в эти прозрачные глаза, исполненные благоговения и этого невозможного чувства, устремлённые лишь на меня. В последний момент его губы воспроизвели цепочку разночастотных звуков. Звуки погибающего сознания не смогли сложиться в слова, но движения рта правильно воспроизвели то, что он хотел сказать.

– …я …ил …я.

Из его правого глаза струилась влага последнего проявления жизни и чувства. Я поняла, что плачу, лишь когда кто-то заботливо отёр с лица мои слёзы.

– Да, мы тоже скорбим по нашему падшему брату. Не зря у него отняли крылья. Все видели, как он пытался прикончить пленных, которых вы доставили в Город с таким триумфом. Кроме того, его обман был рассекречен. Так что не переживайте из-за этого ложного Рыцаря. Не стоит, – сказал всё тот же двойник Рыцаря Второго Ранга.

Мои губы с трудом произнесли то, что я хотела узнать больше всего:

– Ты, случайно, не брат того Рыцаря, который вёл нас за собой в этом сражении?

Его лицо стало сумрачным.

– Да, и он тоже погиб. Для нас большое счастье, что вы живы.

– Соболезную.

Проклятые голосовые связки никак не хотят слушаться. Мир больше не подчиняется моему желанию. Сегодня что-то в нём безвозвратно изменилось.

Эпизод X

Птица цвета кровавого заката с глазами, в которых сияла вечность, села на мою грудь. Её клёкот заполонил собой каждую клетку моего существа, заставив меня переродиться. Я уже не была собой… я стало самим бытием.

Только теперь я вынырнуло на поверхность из глубины забвения. Именно так выглядит настоящее пробуждение.

Всё моё существо переполняло необычное ощущение. Я ощутило, что стёрлись границы между этим миром и подлинным существованием. Моё тело полыхало, как мириады солнечных светил. Энергия переполняла меня, нет, я и было самой энергией.

Тело двигалось быстрее мысли. В моей руке оказался тренировочный меч, разом вспыхнувший, как факел. Тьма бежала от меня, расступались сумерки, и я, откуда-то зная, что защитные поля отключены пленёнными последователями Расколотого, бросилось к стенам. Став единым со всем, я ощущало всё, что происходит вокруг. Прорыв. Они перебрались через две стены, и уже подошли к Городу и его не умеющим сражаться жителям. Времени предупреждать Рыцарей не оставалось, и я, распахнув свои новые огненные крылья, перелетело через стены, столкнувшись с темнеющим потоком антисциентистов.

Тело согнулось в конвульсиях, приемля Истину. Она, как и предрекалось не однажды, была мучительна, болезненна и коварна, как ассасин. Пронзив моё существо, она заполнила мой горящий дух, и повела за собой в бой.

Оттолкнувшись от земной тверди, я воспарило, и бросилось на атакующих.

Наука, способная растопить полярные шапки, стереть с поверхности земли горы, пробудить все вулканы Земли, возомнила себя божеством. Из лжи следует всё, что угодно, в том числе Истина. Значит ли это, что тождество не теряется даже из – за ошибок интерпретации?

Голова мутанта, отсечённая моим клинком, сбила с ног ещё двоих. За доли секунды десяток клерикалистов приняли смерть от моей руки.

Неверие, замаскировавшееся под Истину, и поправшее самое себя, использовав ненавистное ему оружие – вирусы, созданные технологией – довершило Возрождение человечества. Двойное отрицание лжи даёт Истину.

Подавившись своей кровью, мутант медленно завалился на бок. Объятия смерти приняли его товарища.

Две расы, каждая по отдельности, считали себя единственными представителями человечества, тогда как были ещё и ушедшие к звёздам. Неужели никто не видит выхода за пределы бинарных оппозиций?

Взлетев, я обрушилось на головы другой стороны, как кара небесная.

Их тысячи полегли под моим натиском, но поток был нескончаем. Мои новые крылья, сотканные из звёздного сияния и пламени тысяч солнц, опаляли идущих против меня, указывая путь союзным силам. Не существовало ничего, кроме очищающего света.

Где тот невидимый блок-ограничитель, что вывернул ты, пожертвовав собой? Вот то высшее, на что может быть способно существо. Сжигая себя, я исполню твоё последнее желание.

Сильный удар тяжёлой лапы повалил подкравшегося со спины четырехрукого. Рафаэль, обеспокоенный молчанием в эфире, сам нашёл меня. Виляя хвостом и улыбаясь добродушной пастью, он взялся прикрывать меня с тыла. Наверное, тоже тренировался, пока я было так занято своей войной.

Меч, сияющий в моих руках, как мириады звёзд, распарывал воздух, подобно шёлковой ткани. Ослепительные брызги отрывались от клинка, опаляя мутантов и прожигая дыры в их оплывающей от света и жара плоти. Став единым целым со своим оружием я, наконец, осознало, что подзарядка, которой хватает всего на 80 часов битвы, не нужна. Источник энергии находится прямо здесь, в моей сияющей глубине. Бессмертное тело двигалось далеко за диапазоном возможностей любого из Рыцарей. Моё последнее признание в любви этому миру, мелодия моего пламенеющего духа рождали поистине прекрасную гармонию. Именно там, за гранью, лежит подлинное бытие.

Брат, как сказочный оборотень, сокрушает нападающих своими острыми клыками. Отплёвываясь от ядовитой крови, проедающей нашу кожу, он вновь и вновь взмывает в воздух в длительных прыжках, чтобы ещё один клерикалист перестал дышать. Смрад их атмосферы начинает просачиваться в пределы второй стены, Раф тяжело дышит. Его мудрые глаза на мгновение останавливаются на моём лице, и я чувствую любовь моего брата.

Росчерки меча выводят смертоносные письмена на телах текущих в Город людей. Половина дня – слишком много для ожидания их смерти в пределах естественной атмосферы. Я должно прервать их речь уже сейчас, пока они не вырвались за последнюю стену. Что есть человечность? Мне думалось, что я слишком далеко устремилось за пределы этого понятия.

– Во имя… Истины! – боевой клич, сорвавшийся с моих уст, преодолел звуковой барьер, и превратился для ушей наблюдателей в нечленораздельный рёв.

Океан абсолютного счастья омывал меня. Я уже находилось по ту сторону.

Каждый шаг приближал меня к победе. Взмахи, развороты, кувырки, твёрдая плоть врагов – всё это слилось в одну картину. Перетекая из защиты в защиту, я находилось одновременно в каждой точке поля боя, не давая стремящимся убивать пройти хотя бы шаг по направлению к Городу.

Головы клерикалистов, отрубленные конечности и умирающие воители – всё это смешалось в синевато-зелёном месиве из их крови.

Посреди хаоса битвы раздался оглушительный треск. Мой позвоночник, не выдержавший нагрузки пробудившегося духа, начал распадаться на части. Рафаэль в ужасе уставился на меня. Его зрачки расширились. Он всё понял, как и всегда. Спустя терцию секунды мутанты погребли его под собой. Сигнал прервался, теперь уже навсегда.

Невидимая струна лопнула во мне. Сместилось время, и я начала запаздывать. Скорость исчезла, сменяясь усталостью, но мелодия боя звала продолжать. Не в силах сдержать себя, ослеплённая болью от потери близких, я, хоть и гораздо медленнее, продолжала выпевать смерть для захватчиков. Поток осаждающих не иссякал.

Появились Рыцари. Город не сдастся так просто.

Тучи над головой, непрерывно рассеивающие дождь, пронзили лучи света. Сознание очистилось, и я остановилась.

Неподвижно замерев посреди людского потока, я посмотрела в просвет, появившийся меж облаков. Невесомый столп солнечного света ниспадал на меня. Высоко над головой парила пламенеюще-красная птица, купаясь в очаровании этого мира. Небо наполнило мои глаза.

Стремительно летящая тёмная коса заслонила сияние солнца…

Системный ангел

Hello, World!

Слова только что написанной программы белели на чёрном фоне командной строки. Сириус призадумался. Раньше у него не было никаких проблем с тем, чтобы админить ноосферу. А теперь он примитивный Pure Basic смог освоить только за два месяца. Многие навыки просто потерялись, все эти ограничения из-за прегрешения. Но Сириус не жалел. Ему довелось испытать то, что даётся не каждому из великих. Его дар, его проклятье.

Он всё ещё носил в медальоне её портрет. Медальон висел на kashira его катаны. Нежное русоволосое создание, с непослушными кудрявыми локонами, небесно-голубым взглядом двуцветных глаз, застенчивой улыбкой смотрело на него из глубины веков. Marieth. Жрица богини Вечности, единственная жрица верховной богини Вечности Aenu. О, у неё в подчинении был целый боевой Орден! Смертоносные девы-звери пленяли мужчин своей неземной красотой, а потом безжалостно пронзали их сердца острыми клинками и тонкими стрелами. Они вели asaath – священную войну. Не за веру. Не за богатства. Не за ресурсы. Не за власть. Орден Вечности боролся с пороками. Каждая из дев владела даром. Одни могли видеть будущее, другие – прошлое, третьи могли читать мысли, четвёртые умели говорить языками ангельскими и звериными, пятые обладали даром преображения…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7