Мария Дубинина.

Университет прикладной магии. Раз попаданец, два попаданец



скачать книгу бесплатно

– Недоразумения сплошные, вот что.

Лектор с кафедры вещал что-то настолько абстрактное, что даже вслушиваться было лень. Я пыталась увязать в своем сознании незнакомые наименования каких-то травок, географические названия, которые слышала впервые в жизни, и отчаянно боролась с упрямым пером. А тут еще Лотта со своим неуемным любопытством.

– Тогда почему он принес тебе план территории, если ты не просила? – подколола она. И глаза такие наивные-наивные, из косы выбились светлые кудрявые прядки, губки маленькие и пухлые – ну просто образец кокетливой блондинки. Пора бы уже привыкнуть, а завидки все равно берут.

– Мне откуда знать? – огрызнулась я чуть громче, чем следовало бы, и в нашу сторону покосилась пара девушек. Одна из них недовольно поджала губы и что-то шепнула своей соседке. После инцидента в столовой меня какое-то время все избегали, сейчас напряжение спало, но найти общий язык с кем-то, кроме Лотты и моих «похитителей», не удалось. Мы пришли на это занятие одними из первых, устроились на местах ближе к центру полукруглого зала, разделенного длинными столами, установленными амфитеатром, а ровно посередине к кафедре шла лестница с широкими ступенями. Мой расчет был предельно прост – кто-то да точно сядет рядом, заведется разговор, а дальше нужно только улыбаться и быть дружелюбной. Однако вышло так, что по обе стороны от нас с Шарлоттой образовалась пустота. Нас не игнорировали так демонстративно, как пару дней назад, но и на контакт никто идти не спешил.

– По-моему, ты ему нравишься, – поделилась Лотта своими умозаключениями, сделанными на основе вечернего визита Кая в тот день, когда он помог мне найти дорогу в общежитие. Зря она про это напомнила, до сих пор стыдно, как представлю себя, зареванную и заблудившуюся в трех соснах… Когда Кай отвел меня ко входу в общежитие, я взлетела по лестнице, не чуя под собой ног, Шарлотту напугала. Сразу забежала в ванную и оттуда уже рассказала соседке про свои приключения. Кто бы сомневался, что ей моя история понравится. Это же так романтично. Отмокая в пенной горячей воде, я вовсе не считала посиделки на ледяной лавочке такими уж вдохновенными. Шарлотта что-то вещала за дверью и вдруг стихла. Я заинтересовалась, выползла из ванны и, не сумев побороть любопытство, высунула голову в комнату. Разве я знала, что он там?!

– Ты его не просила, говоришь, что он был зол на тебя. А в итоге не пожалел времени получить в секретариате планы. Принес тебе их на ночь глядя, чтобы ты больше не потерялась, – голос девушки стал мечтательным. – Это все так мило. Я ужасно рада.

– Рада? – Я даже перо отложила. – Ты-то что рада?

– Ну как же, – Лотта широко улыбнулась. – За вас рада.

Это кошмар. Без меня меня женили, называется, я и пикнуть не успела, как меня в возлюбленные к этому аристократу записали. Но ведь это же неправда!

Кай тогда молча протянул Шарлотте сверток бумаг, мазнул по мне равнодушным взглядом и вышел так быстро, что я не успела осознать, как выглядела в его глазах – с мокрыми растрепанными волосами, с пеной на носу и голыми розовыми плечами.

Очередной мой позор. А Лотта все, романтика, романтика…

– Не мели чепуху, – я раздраженно шлепнула ладонью по столу. – Он неприятный тип и даже не пытается показаться приятней. И при первой встрече он мне цепью угрожал!

Ну, тут приврала немножко, зато сполна насладилась шоком на лице Шарлотты. Представляю, каких ужасов она себе напридумывает теперь.

– Семинар сегодня в полночь, не забываем, – вдруг неожиданно гаркнул преподаватель. – Все свободны.

Так-с, кажется, я пропустила что-то очень важное.

Семинары вообще вещь не слишком приятная, а в такой час и подавно. Кто вообще мог догадаться назначать урок в то время, как приличные люди уже десятый сон видят? И главное, как я умудрилась все прослушать?!

– Идем, Милана. – Шарлотта поднялась и собрала свои вещи. Я упаковала письменные принадлежности в форменную сумку-планшет, пошла по ступенькам к выходу и, запутавшись в юбке, столкнулась с одной из студенток.

– Эй, аккуратнее! – воскликнула она так, будто в нее врезались не мои пятьдесят килограмм живого золота, а как минимум «КамАЗ». Я узнала эту фифу, она косилась на нас все занятие и кривилась, точно лимон раскусила вместе с коркой. Я выдала очаровательную улыбку и обогнула препятствие. Пусть хоть лопнет от злости, меня сейчас другие проблемы занимают. Например, как жить дальше. Никогда не поздно задуматься над философскими вопросами.

В коридоре я натолкнулась на спину застывшей как столб Шарлотты.

– Чего еще? – Я выглянула из-за ее плеча и увидела спешащего нам навстречу Лоуренса. Блондинчик был свеж, бодр и весел, вроде как только сегодня из трехдневного заточения в комнате вышел, а кажется, на курорте побывал. Я навещала его лишь раз, не до того было, тем более что он явно заскучал по женскому обществу и только угроза встретиться с моим кулаком держала его на чем-то вроде расстояния. И вот хвостатый ловелас с улыбкой во все лицо машет нам рукой. Неудивительно, что Лотта испугалась.

– Привет, малышка! – меня бесцеремонно вытащили из-за хлипкого укрытия и сжали в объятиях. – Как я скучал! Словами не передать!

– Напиши стихи, – сдавленно пропищала я, крепко зафиксированная в неудобном положении – лицом в жесткое плечо. Так и задохнуться можно.

– Стихи? – Лоу отпустил меня и, похоже, реально задумался. – Не знаю, можно попробовать.

Вот идиот! Прилип как банный лист к одному месту. Ну хорошенький, ну высокий, ну веселый – и что дальше? Все должны на него вешаться, что ли? Ну уж нет, я не из таких.

– Пока поэму не напишешь, руками ко мне не прикасайся.

– Руками? – Блондинчик так ухмыльнулся, что у меня аж мороз по коже пробежал. – А чем можно? Могу предложить несколько вариантов.

Ах, он пошляк! Щеки у меня сразу вспыхнули, а нога рефлекторно дернулась пнуть извращенца, вот только обычно на мне нет такой неудобной длиннополой юбки, поэтому от резкого движения меня потянуло назад. Я всплеснула руками, и Лоуренс воспользовался ситуацией, чтобы снова меня полапать, иначе его поведение и не расценить. Так и стояли посреди коридора в обнимку, как два голубка.

– Ой!

Шарлотта порозовела, прижала ладони ко рту и взирала на нас глазами, полными ужаса. Смутили девушку, нет нам прощения, а особенно ему.

Я оттолкнула блондинчика и, подцепив соседку под локоток, повела прочь. Устроил из меня развлечение для всего честного народа.

Этой темы Лотта коснулась во время обеда. Я активно работала ложкой в миске с наваристым бульоном, похожим на наш куриный, только без курицы, зато с вкусными клецками из теста. И так я этим занятием увлеклась, что не сразу заметила, как Шарлотта отложила свой прибор и уставилась на меня. Аппетит, как правило, под пристальным взглядом пропадает напрочь.

– Что?

Девушка помолчала, собираясь с духом, и выпалила:

– С Лоуренсом ты тоже встречаешься?

– Э?.. – Я грохнула ложку на стол и икнула с испуга. – Что значит тоже?

Лотта вскинула голову с видом оскорбленной добродетели:

– А как же Лемминкайнен? Если он узнает, что ты встречаешься с его другом, он расстроится.

Значит, вот о чьих попранных чувствах она беспокоится. Хороша подружка. И на выводы скора.

– Ни с кем я не встречаюсь, – постаралась как можно понятнее донести я. – И не планирую. А вот тебе бы явно не помешало, чем на других смотреть.

Желания продолжать трапезу больше не появилось. Я молча поднялась, подхватила свою сумку и вышла из столовой. Вот не хотела ссориться, но она сама нарвалась. Мало мне, что ли, стрессов тут, чтобы еще в парнях путаться. Нет, меня дома Виталик ждет, переживает.

До самого вечера мы с Лоттой не виделись. Я все еще была на нее немного обижена, но в принципе готова к примирению. А чем дольше думаешь о своей вине, тем больше она начинает казаться, и в итоге накручиваешь себя так, что покаешься в чем угодно, лишь бы эта пытка закончилась. Так вот, я была близка к этому состоянию.

Моя соседка пришла поздно и тут же принялась стягивать с себя пиджак. Даже не поздоровалась. Неужели все настолько серьезно?

– Что случилось? – Она поймала мой тоскливый взгляд и улыбнулась. – Тяжелый день?

Ой, кажется, не обиделась! Я покивала, довольная, как сытый кот. Теперь главное семинар не проспать. Кстати.

– А почему урок ночью? – поинтересовалась я. – Разве это нормально?

Лотта избавилась от юбки и осталась в белоснежных панталончиках с рюшками и милом кружевном топике, вероятно, заменяющих местным девушкам нижнее белье. Я не удержалась и хихикнула. Как в позапрошлый век попала. Обычно Шарлотта выходит из ванной уже в ночной сорочке, и в таком забавном виде я наблюдала ее впервые.

– Так объяснили же все. – Она педантично расправила форму на вешалке и отправила в шкаф. – Некоторые растения обладают магическими свойствами только в ночное время.

Опять магия, я даже приуныла. За три учебных дня я так толком и не поняла, в чем она заключается. Никто не швырялся файерболами, под потолком не парили свечи, как в Хогвартсе, за окном не летали драконы. Ничего особо магического не происходило. Правда, иногда со стороны экспериментальной башни раздавались странные звуки, похожие на взрывы, да и попахивало дымком и копотью, но это так, ерунда. Где спецэффекты? Где, я вас спрашиваю?

Лотта предложила поспать перед семинаром, чтобы не клевать носом ночью, и я, послушавшись совета, быстро влезла в ночнушку, одолженную у нее же, и нырнула под одеяло. Правда, почти тут же вскочила:

– А как же будильник? Как мы проснемся в нужное время? Я так не умею.

Пробовала пару раз во время учебы и, естественно, проспала.

Шарлотта выглянула из-за горы подушек.

– Ну вот же, на тумбочке, – она кивнула на круглый стеклянный шар. – Я при тебе вчера заклинание обновила.

– Хм… – Я с новым интересом посмотрела на шар. – Я думала, это светильник.

Да, он вообще-то светится по вечерам.

– К нему два свитка прилагалось.

Я вообще ничего не поняла, поэтому предпочла перевернуться на другой бок и попытаться уснуть. Очень скоро у меня это получилось.

Будильник, светошар или как там его правильно, я не услышала, а скорее почувствовала. Будто в голове щелкнуло, и я поняла, что пора вставать. Лотта уже сидела на кровати и потягивалась. Мы быстро собрались и вместе пошли искать сад, про который я, конечно же, не слышала, потому что на уроке была занята посторонними вещами, а вот Шарлотта умудрялась и меня отвлекать, и сплетничать, и преподавателя внимательно слушать. За три часа сна я не то чтобы не отдохнула, а только сильнее устала, поэтому уныло брела за подругой, машинально отмечая в голове наш маршрут. План, который мне принес Кай, был таким же чокнутым, как и все остальное здесь. Сверху комплекс зданий университета выглядел как огромная молекула с Центральной башней в середине и пятью поменьше по окружности. В пятиконечную конструкцию, обнесенную капитальной стеной, была вписана «звезда» поменьше, с башнями на верхушках, соединенных крытыми галереями. В свою очередь, общежития имели по три открытых коридора, которые вели соответственно в Центральную башню и в две учебные, а закрытыми коридорами соединились между собой только учебные корпуса с Центральной башней. Неудивительно, что я тогда заблудилась, – в общей сложности насчитывалось одиннадцать башен разной величины и двадцать коридоров. Не звезда, а звездец какой-то!

Сад, в котором должно было пройти ночное занятие, я с ходу нарекла опытными полями. Он прилегал одним краем к башне боевой магии, а другим – к башне нашего факультета, и был очень большим. Не сад, а целый заповедник.

– Здесь так мило! – воскликнула Шарлотта и всплеснула тонкими ручками. Ну да, мило. Тенистые дорожки под сенью пышных кустарников и молодых деревцов, цветочные клумбы, распространяющие в воздухе одуряюще-сладкие ароматы, над ними порхали пестрые ночные бабочки. Луна светила достаточно ярко, чтобы рассмотреть открывшуюся нам прелестную картину. В тишине умиротворяюще стрекотали сверчки, я с наслаждением втянула носом свежий прохладный воздух. Красота…

– …а у него такие руки сильные, ты не представляешь, – послышалось из-за кустов. – Я как на них посмотрю, сердце замирает!

У меня тоже сердце замерло. Не знаю, что на меня нашло в тот момент, но я жестом велела Лотте молчать и увлекла ее в сторонку.

Мимо нас прошла стайка девушек с нашего факультета. Они живо переговаривались между собой.

– Джастин такой красавчик, – высоким пронзительным голоском пропела одна из них. – Самый-самый в университете, да?

– А его друг, тот, который светленький?

– А как же тот, темненький?

У девушек завязался спор, кто из этих незнакомых мне товарищей все же красивее, как вдруг одна внезапно выдает:

– А мне кажется, самый красивый – Лоуренс из алхимиков.

Повисла зловещая такая тишина.

– Лоуренс? – поклонница Джастина, очевидно, глубоко задумалась. – Ты права, он очень даже хорошенький, но ты же сама понимаешь…

Меня привлек шорох травы, и к студенткам подошла та неприятная девица, с которой мне «повезло» постоянно сталкиваться. На вид ее хорошо запомнила – тощая, как палка, высокая, со вздернутым носом и копной каштановых кудрей, собранных в толстую сложную косу. Только не помню, как же ее зовут? Кажется, Диана.

– Не советую вам, девочки, заглядываться на Лоуренса. – Даже из своего укрытия я отлично представляла ее презрительно поджатые губы. – Он никому из нас не ровня, сын какого-то торгаша. Только и подходит, что им любоваться, ничего серьезного.

Если бы не Лотта, я бы выскочила из кустов и надавала нахалке по шее. Тоже мне, принцесса Диана нашлась!

– Успокойся, пожалуйста, – взмолилась Шарлотта, когда студентки отошли достаточно далеко. – Диана – воспитанница одного из членов Совета магов, не надо с ней связываться.

А у меня прямо кулаки зачесались:

– Ха! Спорим, если я ей нос разобью, кровь будет обыкновенная, а не голубая?

Лотта вцепилась мне в руку и буквально повисла на ней:

– Не надо! Миланочка, пожалуйста, не надо!

– Ты слышала, что эта фифа про Лоу говорила? – кипятилась я. Шарлотта грустно кивнула:

– Ты привыкнешь.

Чего? Она намекает, что тут такое в порядке вещей и мне просто надо смириться, что разные богатенькие зазнайки таких, как мы с Лоуренсом, считают ниже себя? Не бывать такому! Глаза Лотты влажно заблестели, и мне пришлось свернуть свои праведные возмущения до лучших времен, тем более что практикум уже вот-вот должен был начаться.

Мы собрались возле аккуратного прудика с серебристо поблескивающей в лунном сиянии водой. Девушки перешептывались, однако все стихло, когда появился преподаватель. В силу более чем преклонного возраста он зябко кутался в безразмерный шарф-накидку, почти как госпожа Гортензия в свой розовый палантин, и озабоченно кряхтел и хлюпал носом.

– Так, девочки мои дорогие, – начал он, подводя нас ближе к воде. – Перед вами цветки лотуса белого в фазе активного цветения.

– Лотоса, – поправила я, потому что точно знала, как правильно.

– Кто-нибудь скажет мне, почему цветы лотуса стоит собирать ночью?

– Лотоса, – прибавила я громкости, и на меня зашикали со всех сторон.

– А потому что в это время магическое поле наиболее плотное, и тычинки лотуса активно вбирают его в себя. После сбора бутонов рекомендуется использовать их незамедлительно, иначе их магические свойства быстро ослабеют.

Мне стало скучно. Монотонное дребезжание преподавателя настраивало на сонный лад, единственное, что заставило меня снова прислушаться, это упоминание ритуала омоложения. Мне еще рановато, но вдруг пригодится.

– Сбор лотуса очень ответственное дело, – продолжал преподаватель, и я едва сумела сдержать зевок. – Как я уже говорил, самое лучшее время для сбора – ночь, но только в полнолуние бутон способен насытиться полностью, и именно таким он наиболее ценен.

Все единодушно посмотрели на водную гладь прудика, где между зеленых листьев отражался круглый блин месяца, словно надкушенный справа. Я задрала голову вверх, до полнолуния оставалось еще день-два.

– А близость полнолуния на это влияет или собирать принято строго только один-два дня в месяц? – не удержалась я от вполне логичного вопроса, но девушки обернулись и посмотрели на меня такими глазами, что я едва не пожалела об этом. Однако учитель прокашлялся и продолжил, по-прежнему игнорируя мои реплики:

– Чтобы узнать, полностью ли насытился бутон лотуса магическим фоном, студенты используют Кристалл Изиля. Сейчас вы разобьетесь на группы по трое и попробуете выбрать цветок для практики.

– Кто такой «Изиля»? – шепнула я Лотте. Она прикрыла рот ладошкой, видимо придя в ужас от моего невежества.

– Изиль. Он был магистром экспериментальной магии, именно он сумел написать заклинание и создать нужную форму кристалла для определения магического фона. Говорят, на исследования ушла половина его жизни. Неужели ты не знаешь?

Девушки тут же зашептались и закопошились, видимо, решая, к какой группе примкнуть и какую мостушку занять. Мне было в принципе все равно, лишь бы поскорее закончилось это унылое занятие, но Шарлотта взирала на бело-розовые бутоны с нескрываемым восторгом и просто горела энтузиазмом. И тут же возникла главная проблема – нас было двое, и никто из одногруппниц не спешил занять вакантное место третьего в группе. Зато в свите Дианы образовалась настоящая сумятица, подружки никак не могли решить, кто будет помогать доморощенной «принцессе» определять уровень магического фона. Мне было совершенно начхать, к какому решению они придут, главное – закончить урок и уйти наконец спать. Организм, хоть и встревоженный последними событиями, требовал соблюдения привычного режима и активно возмущался. Может, у них тут и принято шастать по ночам цветочки собирать, но для меня, коренной землянки, это совершенно неприемлемо.

Я оттащила Шарлотту подальше от шумной своры и выбрала отдаленный край прудика, возле него не было мостика, но край был заботливо вымощен камнями. Само собой, твердая порода внушала мне куда больше доверия, нежели хлипкие досочки.

– Молодец, Милана, вы выбрали очень удачное место, – учитель как-то неожиданно оказался у нас за спинами и почему-то вместе с недовольной Дианой. – Девушки, запомните важную вещь! Самое ценное всегда прячется дальше от людских глаз.

Девушки ахнули, словно в этой фразе скрывался какой-то сакральный смысл, открывший им глаза, и от этой театральности у меня задергался глаз. Или я слишком пресытилась подобного рода изречениями, ими просто пестрили ленты социальных сетей, и от своей заезженности многие цитаты потеряли всю свою глубину. Рано или поздно начинаешь относиться к ним не как к чему-то важному, о чем следует задуматься за чашкой чая (или виски, кому как удобней думать), а как к просто удачной шутке.

Эх, как давно я уже не заходила в родные социалки. Сколько? Раз-два… Получается, пятый день. Черт, мама там, наверное, с ума сходит. Я всхлипнула и попыталась сдержать неожиданно нахлынувшие слезы. Так, Милана, сейчас не время раскисать. Вдруг, если я буду грустить, мама это почувствует и ей тоже станет плохо? Я должна быть сильной и найти способ вернуться. Завтра припру этих идиотов к стенке и буду над душой стоять, пока не нарисуют нужный свиток. Или как они там меня выдернули из моего мира? А ведь я даже не озаботилась тем, чтобы поинтересоваться. Ладно, спишем это на шоковое состояние.

– Ой, ну вот только не реви, – раздался надо мной голос Дианы, – я обижать тебя не буду.

Я гневно вздернула голову и собралась уже высказать этой девахе все, что о ней думаю, но Лотта вовремя меня остановила. К нам снова подошел учитель и протянул мне небольшой узкий кристаллик на длинной толстой цепочке. Это над этой формой неизвестный мне Изиль корпел половину своей жизни? Н-да…

– Это Кристалл Изиля, мощный артефакт для определения уровня магического фона в предметах, – пояснил он, и я обратила внимание, что каждой группе раздали по одному такому кулону. – Чтобы им воспользоваться, нужно выбрать бутон, проверить его на зрелость, потом занести над ним кристалл и прочитать заклинание. Итак, кто помнит, как звучит это заклинание?

Вопрос ударился о тишину, сквозь которую ясно послышались отдаленные глухие удары и кваканье лягушек, впрочем, никто не обращал на них внимания. Девушки тут же что-то зашептали, а я уставилась на Шарлотту.

– Что за заклинание? – поинтересовалась я у подруги.

– Сегодня на занятии как раз его и проходили, – пояснила Лотта, загадочно улыбаясь. Я только удивилась, как она умудрилась запомнить что-то из урока, если весь час выпытывала из меня подробности моих взаимоотношений с мальчиками? Девушка-загадка, одним словом.

– Я помню, учитель Синдре. – Вот не ожидала я от Лотты такого. Старичок кивнул, и девушка ровным голосом прочла текст на незнакомом мне языке, отдаленно напоминающем латынь. А может, и не отдаленно, латынь мы не учили.

– Молодец, Шарлотта. Если все запомнили, тогда приступайте. И будьте осторожны, не упадите в пруд.

Последнее замечание проронило в женское общество семена сомнения. Желающих приступить к практике резко поубавилось, я же протянула амулет Лотте, напрочь игнорируя присутствие «принцесски». Подруга радостно приняла кристалл и опустилась на гладкие камни перед прудом на колени. Я пристроилась рядом, наблюдая за процессом не столько потому, что мне было интересно, сколько для того, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания. Лотта выбрала цветок, тщательно его осмотрела и занесла кулон, тихо шепча заклинание, но ничего не произошло.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24