Мария Дубинина.

Университет прикладной магии. Раз попаданец, два попаданец



скачать книгу бесплатно

– Я кузина Рансу.

– О! – Она посмотрела на меня другими глазами. – Мне сразу показалось, что вы чем-то похожи.

Одно лицо.

– Я есть хочу, – перевела я тему и ускорила шаг. – Где, говоришь, столовая?

Местный общепит находился прямо над холлом в Центральной башне и занимал, наверное, не меньше половины всего этажа. Я даже присвистнула, когда увидела это великолепие – несколько длинных рядов аккуратных столиков, уже знакомые высокие стрельчатые окна по округлой стене, недалеко от входа столы раздачи. И студенты! Казалось, все население университета сосредоточилось здесь. Девушки, большая часть которых носила такую же форму с зеленым кантом, как у меня, расположились в дальней части зала возле окон. Они выглядели настолько чинно и сдержанно, что мне стало совсем не по себе, особенно после разговора с новой соседкой.

Парней было намного больше, и они пестрили лентами разных цветов: белый, желтый, красный, синий. Встретилось мне несколько красавцев и с моего факультета, но их было ничтожно мало и выглядели они как-то… скромно. Громче всех вели себя «синие», и я тут же вспомнила Кая, на его мундире я запомнила насыщенно-синюю отделку, но представить его в компании ржущих мужланов не получалось.

– Синие – это же боевики? – уточнила я у Шарлотты, когда мы загрузили подносы (я под завязку, соседка более скромно) и уселись за свободный столик почти в центре зала. Девушка удивленно похлопала глазами и кивнула, потом наклонилась и тихо произнесла:

– С ними стоит быть поаккуратней.

Ах, эти женские штучки. Я мысленно махнула на нее рукой, оно и понятно, грубая мужская сила для девушек выглядела как зажженная лампочка для мотылька.

– Я почему у всех форма разная? – Я проводила взглядом двух высоких статных девиц в брюках и кителях с синей отделкой. Значит, боевую магию могут изучать и представительницы прекрасного пола. Эх, в штанах-то теперь намного удобней.

– У всех есть как минимум два комплекта – повседневная и парадная, – охотно пояснила Шарлотта, глядя на меня по-щенячьи преданными глазами. Мне даже стало неловко, неужели ей настолько тут одиноко? К тому же я не заметила, чтобы она с кем поздоровалась или хотя бы переглянулась. – Еще есть летний вариант, с коротким рукавом, а у формы аспирантов вообще другой крой. А еще есть костюмы для верховой езды.

Я едва не поперхнулась салатом. Что-о-о? Верховая езда? Только этого не хватало.

– А это обязательно?

– Что?

– Ну… – я неловко покрутила в пальцах вилку. Совершенно не знаю, как тут дела обстоят с лошадьми, а ляпнуть какую-то глупость было боязно, кто знает, как надолго я здесь застряла. Впрочем, я надеюсь, «кузен» придумает что-нибудь до того, как меня попытаются посадить в седло. До ужаса боюсь лошадей, – верховая езда.

– Да, это обязательная дисциплина, – девушка обворожительно улыбнулась и вдруг замерла, задумчиво поджав губки. Взгляд ее словно прошивал меня насквозь, и я невольно обернулась.

У столов раздачи было шумно, а в проходе между столами я увидела уже знакомую светлую макушку с длинным хвостом.

Лоуренс в форме алхимика походил на загнанную в угол мышь, даже несмотря на то, что держался прямо, с гордо вскинутой головой.

– Тебя под ноги смотреть не учили? – нападал на него высокий беловолосый парень из теоретиков, позади с презрительными ухмылками стояла свита его сокурсников. Любопытные без особого удивления лениво оборачивались, видимо, подобная стычка была не первой и наверняка не последней. Лоу стиснул кулаки.

– А ты не лезь под ноги, а то запачкаешься.

Я не очень хорошо знала блондинчика, но отчего-то догадывалась, что он в сантиметре от того, чтобы наброситься на оппонента с кулаками. Я, кстати, его понимала, уж очень тот выглядел борзым. Такого даже симпатичная мордашка не спасает.

– Кто у нас тут лает, а? – наглец скрестил руки на груди и гаденько ухмыльнулся. – Никак шавка безродная.

Шарлотта рядом со мной шумно выдохнула. Мы обе уставились на Лоуренса в ожидании его реакции.

– Пасть заткнул! – Лоу схватил обидчика за воротник, но тот сбросил его руку:

– Не то что? Думаешь, если в университет попал, перестал быть ничтожеством? Так я тебе напомню. Ты ничтожество.

И никто даже не попытался одернуть засранца! Я вскочила на ноги и пулей устремилась в их сторону. Кажется, Шарлотта что-то пискнула мне вслед, но меня уже было не остановить.

– Ты что там ляпнул, ушлепок? – Я вынырнула из толпы прямо между ними и грозно уперла руки в бока. – Тебя мама плохо воспитывала?

Я умею эффектно появиться, давно заметила. Вот и зарвавшийся теоретик удивленно опустил на меня прозрачно-голубые раскосые глаза, как будто я была какой-то там пролетающей мимо мухой.

– Ты еще кто?

О, как же меня бесит этот пренебрежительный тон! Просто хочется рвать и метать.

– Конь в пальто, – огрызнулась я, и тут Лоуренс грубо взял меня за плечи и буквально переставил в сторону, как куклу.

– Не лезь в мужские дела, малышка.

Они снова скрестили взгляды, только что искры не полетели. Теоретик фыркнул:

– Твоя?

– А если и моя?

Дожили, меня уже делят, причем в моем присутствии. Ни стыда у них, ни совести. Зато зрителей у нас сразу прибавилось, похоже, любовные разборки тут пользовались куда большей популярностью.

– Себе под стать выбирал, – скривился хам. – Хабалку.

– Ты кого хабалкой назвал?! – взвилась я. И неизвестно, до чего бы мы договорились, если бы парень не замахнулся на меня. Я так оторопела от неожиданности, что просто не успела бы уклониться. Даже не зажмурилась, поэтому и не пропустила момент, когда кто-то перехватил его руку.

– Насколько низко ты еще можешь пасть, Джастин, если бьешь девушек?

– Лемминкайнен?

Мне показалось или в голосе этого Джастина прозвучал испуг? Хотя нет, скорее не испуг, а уважение. Похоже, меня угораздило связаться с серьезными ребятами. Незаметно рядом возникла Шарлотта и потянула меня за локоть подальше от неприятностей. Спасибо ей, конечно, за заботу, но мне было интересно, чем все закончится.

– Не лезь, Кай, – хмуро бросил Лоуренс. – Я сам разберусь.

Брюнет даже не посмотрел на друга:

– При чем здесь ты?

И бросил на меня серьезный, полный непонятного мне чувства взгляд. Я невольно отступила и натолкнулась спиной на одного из прихлебателей Джастина.

Он схватил меня за руки и больно стиснул. Я испугалась, на самом деле очень сильно испугалась. Дернувшись изо всех сил, прикусила от усердия губу и зажмурилась. Ненавижу, когда подкрадываются сзади!

Толпа студентов отхлынула в едином порыве. Я почувствовала жар, что-то сверкнуло, мигнуло, жахнуло. Я растерялась, шарахнулась в сторону и врезалась в кого-то.

– Тише, малышка. – Лоуренс сжал меня в объятиях. – Все, все, хватит уже.

Я уткнулась лицом ему в грудь, еще не понимая, что случилось, но чувствуя приближение больших проблем. И они явились в виде неприметной девицы в форме травников.

– Милана? Прошу вас пройти в деканат. Немедленно.

Ну вот, не успела поступить, а уже напортачила. Я вовсе не чувствовала себя виноватой или неправой в данной ситуации, больше скажу, я даже понять ничего не успела, но визит в деканат не по личной инициативе сложно назвать приятным событием. Мысленно я сжалась, так и не успев прийти в себя. Шарлотта ободряюще похлопала меня по плечу, но легче мне все равно не стало.

В кабинете декана факультета целительной магии и травничества, госпожи Гортензии – так гласила позолоченная табличка на двери, которую я не заметила сразу, – за день я оказалась второй раз. Вряд ли это хороший знак. Секретарь вообще проводила меня таким ошарашенным взглядом, будто я казну Британской империи ограбила и за день на шопинг потратила. И откуда они вообще успели узнать о происшествии в столовой? Может, у них там камеры видеонаблюдения? Или какая-то магическая альтернатива, типа яблочка на тарелочке с голубой каемочкой?

– Милана, присядьте, – тоном, не терпящим возражений, сказала декан и кивнула на стул. Девушка-сопровождающая коротко поклонилась и вышла из кабинета, закрыв за собой дверь. – Я понимаю, что вы только-только прибыли в наш университет и совсем еще не знаете правил, но это не повод вести себя столь вызывающе.

Я опешила. Это я вела себя вызывающе? Но справедливо возмутиться мне просто не дали.

– Это моя вина, что вас не успели посвятить во все тонкости обучения, но впредь будьте осмотрительней. Тот факт, что вас зачислили по протекции ректора, совсем не умаляет ваших проступков.

– Но я… – у меня даже голос задрожал от возмущения, – но я не сделала ничего такого! Это тот выскочка с факультета теорети…

– Милана, – прервала меня Гортензия, – вы взрослая девушка и должны научиться отвечать за свои поступки!

Я захлопнула рот. Почти до слез мне было обидно, причем не только за себя, но и за Лоуренса, которому наверняка досталось именно из-за того, что он «шавка безродная», как назвал его Джастин.

– Простите, госпожа Гортензия. – Я потупилась, меняя тактику. Все равно она не будет меня слушать, есть ли смысл бороться за свою правоту? Наверное, нет. Упрямая складка на лбу декана тут же разгладилась, и женщина даже улыбнулась. Вытащила из ящика стола папочку и протянула мне.

– Это необходимые для дальнейшего обучения документы, перечень ваших предметов на первый курс, расписание лекций и список преподавателей. Там же ваша студенческая печать и свод правил, изучите их как следует. И еще, Милана. В стенах университета запрещено использовать магию в общественных местах, поэтому не знаю, что за артефакты вы там носите с собой, но постарайтесь больше не причинять никому беспокойства.

Я совершенно не поняла, что она хотела этим сказать, но уточнять не осмелилась, лишь стиснула зубы, и, получив разрешение идти, почти бегом вылетела из кабинета декана, едва не сбив поджидающую меня в коридоре Шарлотту.

– Ах, Милана! – воскликнула она и тут же перешла на шепот, подхватывая меня, как кавалера, под руку. – Ты такая смелая, но все же не делай так больше, это могло плохо кончиться.

– Слушай, а кто такой этот Джастин? – перебила ее восторженное щебетание я, ибо уже поняла, что соседка сама не могла определиться, стоит меня похвалить или все же пожурить за мое излишнее чувство справедливости. Я переключилась на более важную деталь – врага нужно знать в лицо, а еще лучше иметь на него подробное досье.

– Ой, он местная знаменитость. – Лотта хлопнула глазками и радостно вывалила все, что знала. – Джастин – сын Верховного судьи и, кстати, очень талантливый студент. А отец его оказывает постоянную спонсорскую помощь, сама понимаешь, почему Джас считает здесь себя королем положения. А еще ему очень не нравятся бюджетники, он приверженец мнения, что обучаться могут лишь высокородные лица.

Теперь все стало более или менее ясно. Эх, даже магическому миру не чужды коррупция и бюрократия. Статус приобретается лишь благодаря богатому или родовитому покровителю, и у верхушки власти оказываются самовлюбленные идиоты вроде этого Джастина и его дружков. Наверняка всю учебу проплатил и за диплом может не волноваться, кто его, такого крутого, посмеет исключить? Подумать только, что даже в параллельном мире в магическом университете те же проблемы, что и в наших земных вузах!

Несколько удрученная дневными событиями, я вернулась в нашу с Шарлоттой комнату и плюхнулась на кровать. Сама Лотта стоически молчала всю дорогу и, только закрыв дверь, проявила любопытство:

– Тебя накажут, да?

– С чего ты взяла? – поднимать голову было лень. – Я ничего не сделала. Это придурок Джастин с товарищами учудил чего-то, а на меня хотят всех собак повесить.

Девушка понимающе покивала и присела рядом, чинно сложив руки на коленях. Ей определенно хотелось поговорить, а вот мне, если честно, не очень.

– А ты с Лемминкайненом знакома, да? А как вы познакомилась? Говорят, он не особенно общителен и сторонится девушек.

Я хмыкнула. Значит, девушек он сторонится, как же. Это они его, наверное, сторонятся, вот я бы к такому тоже не подошла – моськой не вышла.

– Кузен познакомил, – вспомнила я Рансу. Пусть получает, за что боролся, на то и напоролся. По крайней мере, мне есть чем похвастаться перед толпой зазнавшихся аристократов. У меня кузен – сын ректора.

– А… а с Лоуренсом? – запинаясь, пролепетела Шарлотта и, о ужас, покраснела. – С Лоуренсом тоже кузен познакомил?

– Нет, Кай, – на автомате солгала я. Расспросы начали утомлять, да и поесть толком не удалось, так что я была не в духе. – Тебя тоже познакомлю, не переживай.

Лотта шарахнулась от меня, как от прокаженной, и быстренько сбежала на свою половину, сообщив оттуда, что займется моим расписанием. Я дала «добро» и отвернулась к стенке.

Поспать не удалось, это плохо, но зато я отдохнула, подумала немного и даже повеселела. Это хорошо.

Шарлотта оставила на моей тумбочке исписанные листы с моим учебным графиком, однако я на него даже не взглянула, сразу кинулась к своей спортивной сумке и принялась вытряхивать содержимое на пол. Лосины, майка, кроссовки, носки, пустая пластиковая бутылка из-под воды, платок, расческа, наушники… Все это собралось в беспорядочную кучу возле кровати. И вот я нашла его – мобильник! Удивительно, как мне это сразу в голову не пришло, видать, в шоке была.

– Что ты делаешь? – подала голос Шарлотта, опасливо следя за моими манипуляциями. Я гордо продемонстрировала ей черный «кирпичик»:

– Ищу телефон. Позвоню маме, скажу, что со мной все в порядке.

Лотта подошла ко мне и с любопытством проследила, как я снимаю блокировку с экрана и нахожу в телефонной книге нужный номер. Перед тем как нажать на вызов, я глубоко вдохнула.

На дисплее появилась мамина фотка, из динамиков раздался первый протяжный гудок.

– Абонент не отвечает или находится вне зоны действия сети.

Невидимой девушке пришлось трижды повторить эту фразу, прежде чем до меня дошло, что маму я не услышу. В этом мире не было сотовой связи, надо было сразу догадаться.

Я действительно попала. Попала в чужой незнакомый мир, который совсем не похож на то, к чему я привыкла. Тут есть магия, но нет роуминга, полно красавчиков, но свидание с Виталиком накрылось медным тазом, меня взяли без проблем в элитный университет, а из родного педа я вылечу за неявку на экзамен. Пятьдесят на пятьдесят, и хорошо, и плохо. Я поняла, что запуталась, устала и не понимаю, как быть дальше. Больше не получалось относиться к происходящему как к шутке или игре, и, может, мне придется прожить здесь всю свою жизнь. Просто потому, что кто-то ошибся свитком.

– Эй, – Лотта ласково погладила меня по плечу. – Ты расстроилась из-за Джастина, да?

Я покачала головой, не зная, как объяснить ей всю глубину трагедии.

– Да пошел он, этот Джастин, – в сердцах швырнула мобильник на кровать. – Плевать я на него хотела.

– Милана, не надо так…

Я отмахнулась от нее и выскочила за дверь. Единственный, кто сейчас мог внести хоть какое-то подобие ясности, это Рансу, и я твердо была намерена вытрясти из него объяснения, чего бы мне это ни стоило.

Единственное, чего я не учла, так это собственного топографического кретинизма. У местного архитектора явно были проблемы либо с углами (в детстве часто наказывали, не иначе), либо по Фрейду, в противном случае откуда такая страсть к башням и длинным коридорам? Я попыталась вспомнить хотя бы одно нормальное помещение и не смогла. Даже комната моих маньяков-неудачников имела полукруглую стену. Так и рехнуться недолго. Я миновала уже несколько лестничных пролетов, с горем пополам добралась до холла с деревом-барельефом, а вот куда идти дальше, решительно не представляла. На выбор было аж десять дверей, каждая из которых куда-то да вела. Выбрав наугад, я оказалась в галерее, один в один как та, что вела в мое общежитие. Глупая, поперлась на разборки, а куда – и сама не знаю. Надо возвращаться, но башни на вид выглядели одинаково, галереи, ведущие к ним, тоже, и я с ужасом осознала, что заблудилась. Раз за разом я пробовала новые двери, но оказывалась вовсе не там, куда стремилась. Казалось, в целом свете я осталась одна-одинешенька.

Первые люди встретились мне на шестой попытке. Уже почти стемнело, и двое студентов в форме алхимиков шли мне навстречу по галерее в сторону главной башни.

– Привет! – обрадовалась я. – Мне надо в женское общежитие. Как мне туда попасть?

Парни переглянулись, пожали плечами и ускорили шаг. Они меня проигнорировали!

Так было и с другими, пока я, окончательно расстроившись и выбившись из сил, не вышла в парк. Вечерний воздух обдувал разгоряченное лицо, быстро стало холодно. Я уныло брела среди пышных зеленых кустов и жалела себя, любимую. И что же мне так не везет-то? Даже скамейку удалось найти только минут через двадцать бесцельных блужданий, я к тому времени уже совсем околела. Рядом с лавкой покачивались на ветру милые лазурные цветочки, испускающие едва заметное сияние и сладкий аромат. Я присела, похлопала глазами и, шмыгнув носом, тихонько заплакала от жалости к себе и обиды.

Ну почему мне так не везет? Только жизнь, как мне казалось, начала налаживаться, сразу все пошло наперекосяк. У всех все – как у людей, и только меня угораздило оказаться досадной ошибкой в эксперименте трех учеников. А я всего лишь хотела простого счастья – окончить родной институт, сходить на свидание с тренером Виталием, желательно со счастливым продолжением в виде пышной свадьбы. Я даже в детстве о волшебстве не мечтала, думала, что все это бредни, но сомнительная удача оказаться в Университете магии выпала именно мне. Что за несправедливость? Одногруппница Дашка, любительница любовных романов и фэнтези, полжизни бы отдала, лишь бы оказаться на моем месте.

Я снова всхлипнула и обхватила себя за плечи. Не могла же я просидеть в этом парке до самого утра? Нужно хотя бы зайти в Центральную башню, там не так холодно.

Неожиданно на плечи навалилась тяжесть, и я затаила дыхание. Нос уловил запах мускуса и шерсти, я невольно потерлась щекой о ворот чужого пиджака.

– Чего ты сырость здесь развела? – надо мной стоял Лемминкайнен. Весь его привычно хмурый вид выражал недовольство. Темные пряди липли к мокрым раскрасневшимся щекам, а глаза, синие как сапфиры, отражали сияние уличных фонарей. Я еще раз всхлипнула и утерла нос кулаком, глядя на своего внезапного спасителя, и меня обуревали противоречивые чувства. Я уже привыкла к мысли, что была не очень приятна Каю, и, пожалуй, предпочла бы гордо просидеть на скамейке всю ночь, нежели принимать его помощь. Но я успела продрогнуть и расстроиться до такой степени, что стало почти все равно, кто окажется свидетелем моего позора, лишь бы оказаться в теплой комнате. Почему-то именно здесь, в магическом университете я полностью ощутила свое одиночество.

– Кай! – Я вдохнула и задержала дыхание на несколько секунд. Так, держи себя в руках, Милана. Когда это ты плакала перед парнями? Ты даже когда на первом курсе рассталась с «мужчиной всей своей жизни», не слезинки не пролила, а тут, тьфу ты, глупость какая, в башнях запуталась. Вопреки моим ожиданиям, парень стерпел явно ненавистное ему обращение. – Я искала Рансу и… потерялась.

Мне неожиданно стало смешно. Ну надо же, какая глупость, заблудиться в нескольких корпусах учебного заведения. Расскажи я такое Дашке, та бы меня на смех подняла. Уж она-то наверняка сумела бы повернуть любую ситуацию в свою пользу.

Боевик закатил глаза и размял кисти рук, и только сейчас я заметила на его поясе длинную отполированную палку. Чем он, интересно, здесь занимался, неужто тренировался?

– Время уже позднее, идем, я провожу тебя. – Он подхватил меня под локоть и помог подняться. Даже если он и хотел, чтобы жест показался бережным, вышло не очень.

– Спасибо, я сама дойду, – заупрямилась я. – Скажи только, в какую сторону.

– Не будь такой глупой! – шикнул он на меня и крепче перехватил мой локоть. Я дернулась, но в последний момент Кай удержал меня, и так вышло, что теперь мы держались за руки.

– Прости! – первой воскликнула я, освобождаясь. Лемминкайнен ничего не сказал, просто отвернулся и бросил хмуро:

– Пошли.

Я засеменила за ним, опустив голову и проклиная себя за горячность. Сидела бы в комнате, никого бы не бесила.

– Опять плачешь?

Я яростно потрясла головой, и Кай продолжил путь. Возле лестницы, ведущей на мой этаж, он остановился и обернулся ко мне:

– Из-за тебя Лоуренса посадили под домашний арест. – Я вздрогнула, но он не дал мне и слова вставить. – Больше не лезь куда не просят. Это может быть опасным. Для тебя.

Последнюю фразу он будто выдавил из себя, а потом круто развернулся и строевым четким шагом направился прочь. Я проводила его широкую спину взглядом и вздохнула.

День получился слишком насыщенным.


На третий день я могла самостоятельно добираться из башни общежития в холл, а оттуда – в башню целительной магии и травничества. Нереальный прогресс на фоне моих недавних блужданий. И это было единственным плюсом, учитывая, что, как я уже, возможно, упоминала, магии во мне ни на грош. Хорошо еще, что первые занятия от волшебства пока были далеки, иначе даже письмо от ректора не спасло бы от немедленного отчисления. А так я могла делать умный и внимательный вид, честно вести конспект, безбожно ляпая чернилами по бумаге, потому как перьями писать, простите, не обучена.

– А между вами с Лемминкайненом, – Шарлотта молчала-молчала, а потом наклонилась к самому моему уху и выдала, – что-то есть, да?

Я уронила на лист особо большую и жирную кляксу от неожиданности. Стоило ожидать подобного вопроса, собственно, странно, что он не прозвучал раньше. Огляделась – остальные студенты были заняты и на нас вроде бы не смотрели – и прошипела:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное