Мария Долонь.

#черные_дельфины



скачать книгу бесплатно

Зачем это Олегу? Почему он просто не сохранил эти файлы в папке «Личное»? Он отлично знал, что я туда не полезу. Кто-то ещё имел доступ к компьютеру? Тот, кому он не очень доверял?

Группа помощи от депрессии, самоубийство, завещание, закрытая учётная запись, эта неизвестная наследница Постникова. Что ещё таил близкий друг?

Близкий – такое призрачное слово, в нём зыбкость, мираж. Хруст песка, оптические иллюзии. Человек перед тобой так часто, на таком малом расстоянии, что ты предсказываешь его реакции, угадываешь реплику с несказанного слова. Но это только грубая статистика, чистая теория вероятности. В один миг он может оказаться таким же непонятным и незнакомым, как посторонний.

Инга колебалась. Indiwind наверняка влёгкую справится с этим паролем и откроет ей доступ ко второй записи. Но она сомневалась, стоит ли идти дальше или правильнее оставить Олегу его тайны.

Вошёл Дэн.

– Это какая-то эпидемия! – воскликнул он с порога. Инга вздрогнула от неожиданности.

– Господи, ты меня напугал!

– Прости. Привет! – Легко коснулся губами её щеки. Инга почувствовала резкий запах воска для укладки. – Катя открыла. Начнём? Только предупреждаю, снимать я особо не умею.

– А ничего особенного тебе делать не придется. Я сама закреплю камеру как надо, ты будешь просто нажимать на кнопки.

– Слушай, я отказываюсь снимать тебя в таком виде! Что бы у тебя ни случилось, там, – он показал на чёрную панель телевизора, – ты должна оставаться королевой, безупречной, несокрушимой! Села! Сначала уберём эти жуткие синяки, нанесем хайлайтер и оживим твоё бледное лицо! Будешь блистать!

Инга села к окну и послушно опустила веки. Кисточка Дэна приятно касалась лица. Ей доставляли удовольствие эти быстрые шёлковые прикосновения, тем более теперь, когда не приходилось краситься каждый день, как в прежние годы, и она никуда не спешила. Она забылась от иллюзии непринуждённой ласки, будто кто-то гладил её по волосам, как маленькую девочку.

– Ты что, спишь? – наигранно возмутился Дэн.

– Не-ет, – неуверенно протянула Инга сквозь полудрёму и неохотно добавила: – Так что за эпидемия?

– Помнишь те статьи про всяких суицидников?

– Да. – Она мгновенно очнулась.

– Не открывай глаза, иначе попаду карандашом… В общем, эта волна докатилась и до моей клиентки. – Дэн прыснул: – Прикинь, у неё ещё такая фамилия. Щекотка! Я угорал, когда Вика её рекомендовала. Ты же помнишь Вику – жену депутата? Я говорю, как можно выйти за мужика с такой фамилией. А Вика говорит, а это её собственная, девичья. У мужа ещё хуже, Журбинкин, типа, что менять шило на мыло?

Дэн хихикал. Инга не мигая уставилась на него.

– Ты чего? – испугался Дэн.

– Зовут как?

– Кого? Щекотку? Аллочка Владимировна. Глаза закрой уже, хватит меня сверлить!

– Щекотко А. В. Так это женщина! Дэн, фамилия её мужа не Журбинкин, а Жербаткин.

– Ты-то откуда знаешь?

– Знаю. Тогда всё гораздо проще.

Семейный бизнес. Никаких посредников и рискованных откатов – она находит инвестора, он подписывает акт. И доход у супругов стабильный.

– Ничего не понимаю! Так, замри и не крути головой, ну пожалуйста!

– Сейчас начитаю текст на камеру – всё поймёшь. Только надо исправить пару абзацев. Слушай, ты сам ездишь к этой Щекотко на дом? Или она приходит в салон?

– Она в салон приходила…

– Это хорошо. Устроишь нам встречу? Я приду как клиентка. Мне очень нужно с ней поговорить.

– Ты вообще слушаешь меня или нет? Опоздала говорить-то! – Дэн насупился. – С ней теперь только червяки разговаривают. Алла Владимировна покончила с собой. Представляешь? Сначала Олег, теперь она. Настоящая эпидемия. Всё как в той статье.

– Уже второй человек, связанный с этим делом! – воскликнула Инга.

– Это в голове не укладывается, чтобы при такой дурацкой фамилии всё так мрачно кончилось. – Дэн сокрушённо покачал головой.

– Что за глупости!

– Нет, ну правда! Роковые самоубийства, любовные трагедии идут только людям с возвышенными именами: Каренина, Бовари… у Джульетты как фамилия была? Капулетти? Тоже вариант. А Щекотко? С такой фамилией только со склада стройматериалы таскать.

– Она говорила что-то, пока ты её стриг?

– Не особо. Да я знал её совсем недолго, не больше года.

– Года?! – ахнула Инга. Они столько возились с этим расследованием, а преступники были через одно рукопожатие!

– Ну да.

– Расскажи мне, какая она была?

– Такая, знаешь, тетя-завуч: начёс, костюм, золотые украшения. Сказала, что хочет изменить имидж. Ха! Можно подумать, у неё был имидж! Небось узнала, что муж ходит налево, вот и спохватилась. Типичная история: все они тут же садятся на диету, бегут в спортзал, маникюр-педикюр, стилист, курсы оральных техник, а поезд давно ту-ту!

Эти две смерти наверняка связаны!

– В каком настроении она была в последнее время?

– Да она уже месяца три как перестала ко мне ходить.

– Как она покончила с собой? Тоже повесилась?

– Нет, кажется, выбросилась из окна. Но я не помню точно.

– А Вика была с ней хорошо знакома?

– Вроде бы они дружили. Хочешь, загляни ко мне в пятницу, Вика приедет на стрижку, сама у неё и спросишь. – Дэн отошел, придирчиво осмотрел Ингу. – В общем, я тут закончил, ты сегодня так вертелась, не обессудь, что вышло, то вышло.

Инга взглянула в зеркало.

– Идеально, спасибо! Но снимать сегодня не будем.

* * *

От мелкого дождя с порывистым ветром зонт не спасал. Он изгибался, выворачивался наизнанку. А морось летела со всех сторон. Инга шла по узкому тротуару, то и дело уворачиваясь от брызг мчавшихся по Каланчёвке машин.

В особняке было сыро, пахло дешёвым кофе. Инга поднялась по узкой старой лестнице со стёртыми и многократно крашенными ступенями: турфирма, бюро переводов, ремонт айфонов. Нотариус. На небольшой площадке перед основательной дубовой дверью стоял автомат с шоколадками, рядом узкая скамейка. Эмма Эдуардовна всё в том же совсем не подходящем ей старушечьем кружевном платке, что и в день похорон. Она опиралась на Лизу и негромко выговаривала ей:

– Вот что он наделал! Бессовестный! Вот! Старая мать должна его хоронить и принимать его наследство! А по-божески следует наоборот!

Лиза отрешённо кивала, сгорбившись под тяжестью её руки. Заметив Ингу, обрадовалась.

– Здравствуй, милочка! – Эмма Эдуардовна подалась вперёд, Лиза расправила плечи.

– Здравствуйте!

Инга обняла Эмму Эдуардовну, Лиза охотно уступила ей своё место рядом с матерью. Помолчали.

– Я не поздно? – спросила Инга, чтобы чем-то заполнить тишину, до назначенного времени оставалось ещё десять минут.

– Вовсе нет, – покачала головой Лиза.

– А эта не явилась! – Эмма Эдуардовна развела руками, её железный локоть впился Инге в рёбра. – Что за Постникова такая? Хотела бы я на неё взглянуть!

Инга понимала, что если Постникова и придёт, то в самый последний момент: вряд ли она готова терпеть лишние вопросы и укоряющие взгляды близких покойного. Хотя если это молодая девица, то опоздает скорее из небрежности, чем из-за страха перед роднёй Штейна. Инга представила себе типичную модель из окружения Олега, составленную из тонких длинных жердей, как складная летняя мебель вроде той с яркими подошвами, которая несла чушь на поминках.

Нотариус пригласил их в кабинет. Внутри было на удивление просторно: удобные кресла, качественные книжные шкафы. Сели за большой стол. Секретарь принесла чай. Пока Лиза размешивала для Эммы Эдуардовны сахар, в дверь постучали.

– Можно?

В проёме показалась робкая, почти детская фигурка.

– Да-да, Ольга Вячеславовна, – пригласил Илья Петрович. – Мы как раз начинаем.

Эмма Эдуардовна возмущённо и показательно откашлялась. Инга перевела взгляд на вошедшую: ну да, та самая ревнивая влюблённая и уже состарившаяся девочка.

Значит, не Аня, Оля. Точно! Олег звал её Оленёнок – за изящность и пугливость.

В её движениях и сейчас было такое невероятно красивое сочетание дерзкого вызова и безумного смущения, что Инга невольно залюбовалась. Но она такая была явно одна: Лиза вытянулась и окаменела, как статуя, щеки Эммы Эдуардовны пылали, рука с чашкой была сжата в кулак и дрожала. Другую руку Лиза быстро взяла в свою и стала упреждающе и нервно поглаживать. Назревал скандал.

– Ну-с, все в сборе, – объявил Илья Петрович, – начнём. Позвольте огласить текст завещания:

«Я, Олег Аркадьевич Штейн, …года рождения, проживающий… настоящим завещанием делаю следующие распоряжения:

1. Из принадлежащего мне имущества:

садовый дом, находящийся в садовом товариществе…, а также земельный участок, на котором расположен этот дом с кадастровым номером…

денежный вклад с причитающимися процентами и компенсациями, хранящийся в филиале…

я завещаю Эмме Эдуардовне Штейн.

2. земельный участок, находящийся… с кадастровым номером…

автомашину марки…

денежный вклад с причитающимися процентами и компенсациями, хранящийся в филиале…

я завещаю Елизавете Николаевне Амосовой.

3. Авторские права на все мои произведения,

архив моих фоторабот,

компьютер производства…

фотокамеру марки…

Я завещаю Инге Александровне Беловой

4. Квартиру по адресу… я завещаю Ольге Вячеславовне Постниковой».

Постникова едва заметно, но как-то особенно кивнула, а Эмма Эдуардовна пробасила что-то невнятное и побледнела. Лиза быстро достала из кармана таблетку и положила в её беспомощно открытый рот. Илья Петрович продолжал читать:

«5. Содержание статьи 1149 ГК РФ мне нотариусом разъяснено.

6. Текст завещания записан нотариусом с моих слов и до его подписания прочитан мною лично в присутствии нотариуса.

7. Настоящее завещание составлено в двух экземплярах, каждый из которых собственноручно подписан завещателем. Один экземпляр завещания хранится в делах нотариуса города Москвы Вайскопфа И. П., а другой экземпляр выдаётся завещателю Олегу Аркадьевичу Штейну.

8. Подпись завещателя».

– Это что же? Квартира моего покойного мужа ей? Ей? – Эмма Эдуардовна тыкала кулаком в Постникову, пытаясь встать и всем телом наваливаясь на стол. – На каком основании? С какой стати?

Лиза жалобно просила:

– Мама, успокойся, мы добьёмся пересмотра, мы всё сделаем!

Илья Петрович невозмутимо произнес:

– Согласно статье 181 ГК РФ, вы можете оспорить завещание в течение одного – трёх лет на общих или специальных основаниях. Для этого необходимо обратиться с иском в суд. На данный момент я больше ничем не могу помочь.

– Мама, пойдём, мы позвоним Александру Яковлевичу. Всё будет хорошо. – Лиза приобняла Эмму Эдуардовну за плечи. Инга взяла её за руку с другой стороны, одновременно шаря в сумке телефон, чтобы вызвать «скорую».

Постникова встала и заторопилась к выходу. Эмма Эдуардовна рванулась за ней. Теперь Лизе приходилось её удерживать.

– Нет, подождите! Вы так не уйдёте! Вы не смеете! – кричала Эмма Эдуардовна сквозь одышку. – Кто вы такая? С какой стати Олег завещал вам квартиру?

Инга выбежала вперёд в коридор и перегородила Постниковой путь на лестницу.

– Зачем вы так? Вы же видите, в каком она состоянии! Я понимаю, вы не обязаны, и всё же я прошу вас всё объяснить, иначе это вызовет серьёзные подозрения.

Постникова опустила подбородок и сжалась. Инге стало даже жалко её.

– Я вас помню, я видела вас у Олега лет двадцать назад, – продолжила Инга чуть менее строго.

– Да. – Постникова кивнула и склонила голову вбок, пытаясь увернуться от взгляда Инги, как от удара.

Лиза усадила Эмму Эдуардовну на ту же скамейку в коридоре.

– Мы с Олегом познакомились во ВГИКе. Я училась там на актёрском на первом курсе. Мы были близки, – Постникова рассказывала Инге, смотрела на неё, как дикое животное. Но говорила громче, чем следовало: чтобы мама и сестра Олега тоже слышали. – Потом у нас родился Лёнечка. – Инга услышала судорожный вздох Эммы Эдуардовны, как будто её столкнули в ледяную воду. – Олег не захотел связывать себя обязательствами. Я воспитывала Лёнечку одна.

– Это ещё бабушка надвое сказала, что это у ВАС родился Лёнечка твой, – зло сказала Эмма Эдуардовна. Лестничный пролёт и высокие потолки разнесли её фразу эхом по всему зданию. – Мало ли от кого ты там родила.

Постникова молчала, схватившись за перила. Она делала рукой стекающее движение вниз, и Инга видела: она мечтает вырваться на улицу, убежать, исчезнуть, улететь, испариться. Но Постникова стояла и покорно ждала, когда закончится экзекуция.

– Так, значит, квартира ему, сыну? То есть внуку? – вдруг смягчилась Эмма Эдуардовна. «Наверно, от таблеток такие перепады настроения», – подумала Инга. – Олег хоть дал ему нашу фамилию? Я хочу его увидеть.

Постникова вдруг посмотрела на неё прямо:

– Внука нет. Он погиб. Увидеть можно только могилу.

И вот тут она не выдержала: отпихнула Ингу и побежала вниз по лестнице.

Как же так, Олег? Близкий ты мой друг! Близкий друг!

Глава 6

Дом без хозяина ветшает моментально. Инга вошла и огляделась: студия с крошечной кухонькой, разобранный диван. Какой необычной, богемной казалась ей мастерская Штейна раньше! Сейчас же это была просто комната с очень высокими потолками.

Баб-Люся с Гришей приехали минут через пятнадцать после них. Накануне Лиза позвонила им с просьбой помочь перевезти вещи Олега: Союз фотохудожников потребовал освободить помещение.

– Зачем вы собственной персоной-то? – обняв и поцеловав Ингу и Лизу, пробубнила баб-Люся. – Мы бы здесь и вдвоём справились. Грузовую машину же ты заказала, Лизок?

Лиза посмотрела на засохшую лужу на полу.

– Вон там шкаф, – быстро сориентировалась баб-Люся. – Иди, Лизок, одежду собери. Инга, ты технику по коробкам разложи. Я сейчас тут быстренько. Полы-то вымыть надо. У меня всё с собой.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6