Мария Балашова.

Очарование



скачать книгу бесплатно

© Мария Балашова, 2017


ISBN 978-5-4483-7559-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Предисловие

Воспоминания с детства – самые яркие. Именно в этот период в жизни человека, в момент его формирования, любое событие влияет на то, каким этот человек будет.

– Аня! Анечка! Иди сюда!

– Я иду, мама!

Весёлый, заразительный смех, яркие эмоции при каждом движении руки, возможно, большего счастья быть не может.

Маленькая девочка лет 4 на вид босиком бежит навстречу молодой женщине, приветливо протянувшей навстречу ей руки. Наверное, каждый видит своё счастье в чём-то определённом и невероятно важным именно в этот момент, сейчас и сегодня. Но любой, даже случайный прохожий, увидев эту картину, навряд ли не согласится с тем, что в жизни надо что-то ещё. Зачем же куда-то бежать, когда, казалось бы, всё уже есть и чудо на самом деле не зелёненькое с цифрами, а вот оно, синеглазое, милое, круглолицее, со смешными тёмно-русыми кудряшками, которые изредка лезут на глазки. Кругом удивительная тишина и покой, где-то вдалеке поют птицы и стрекочут насекомые, сладко пахнет полевыми цветами. Раннее июньское солнце ещё не печёт, лишь лениво начинает показываться из-за горизонта, будто и само недовольное своим пробуждением.

– Иди сюда, моя девочка. – женщина засмеялась, подхватив ребёнка на руки. – Смотри, счастье моё, этот цветок называется ромашка, а этот – (женщина аккуратно показывает девочке на пёстрый ковёр цветов) – А этот василёк, ты только взгляни какой красивый, как твои глазки…

– Катенька, вы где? – послышался через какое-то время голос молодого мужчины и вскоре показался он сам. Высокий, статный, словно только что вышедший с обложки новомодного журнала, немного заспанный, но на редкость бодрый для такого времени суток – всё же на часах ещё 5 утра – он медленно брёл в сторону самых дорогих для него людей.

– Какая же она у нас красавица… – негромко произнёс он, – точная твоя копия, никакой тест на ДНК не нужен.

– А зачем же он нам – весело рассмеялась Катя, продолжая держать малышку на коленях, – по-моему, мы и без этого счастливая семья, разве не так?

– Всё так, счастье моё, всё так…

– Всё в порядке, Виктор? Ты не кажешься таким уж и весёлым. – Поспешно заговорила Катя, отпустив девочку с рук.– Анастасия Ивановна!

– Что Катенька? – на веранду рядом с домом вышла молодая женщина лет 40—45, няня ребёнка, с приятной внешностью и добрым голосом.

– Возьмите, Марианну, пожалуйста. Скажите, завтрак готов? Может Вам помочь чем-то надо?

– Ну что ты, Катюш, я прекрасно со всем справляюсь. Всё уже почти готово! Маречка, пойдём со мной, – женщина рассмеялась, при этом спешно забрала ребёнка в дом. – Ох ты, какая красавица! Кто ж тебе такой венок сплёл? Мамочка? Ай ты ж моя прелесть!

Только дождавшись, когда голоса стихнут на кухне, Виктор мрачно заговорил:

– Всё в порядке, Катюш, ты немного преувеличиваешь.

– Тогда почему ты мне ничего не говоришь? Такое ощущение, что что-то идёт не так? Неужели что-то важное?

– Нет, Катюш, всё в порядке.

Ты слышала, что Кармелита подала на развод?

– Кармелита… Но… – Катя резко замолчала, перебирая в голове то, что только что услышала. Кармелита всегда отличалась взбалмошностью характера и яркой харизмой.

– Она приедет завтра, – резко закончил Виктор и зашёл в дом.

Катя ничего не ответила мужу; она медленно побрела в сторону леса, понимая, к чему может привести развод их лучших друзей. Это приведёт к всеобщему краху. Как могло разрушиться то, что так старательно возводилось совместными усилиями. Разрушить всё оказалось так легко, что Кате казалось бессмысленным пройденный ими путь. Солнце уже приближалось к горизонту и женщина немного удивилась, что её никто не искал на завтрак. Хотя, было вполне возможно, что Виктор, сославшись на неотложные дела, куда-то снова умчался, а Анастасия Ивановна попросту побоялась выходить из дома, чтобы не оставлять одного ребёнка. Где-то через полчаса путешествия пейзаж начал меняться; лес из густоватого с нечастыми проплешинами в виде полян или просёлочных дорог стал редеть, а вскоре и вовсе из-за макушек деревьев стали показываться крыши домов. Катя знала, что они обосновались не на пустом месте, а во вполне себе приличной деревеньке со всеми коммуникациями. На улицах ещё тихо, лишь иногда доходят крики животных и ранних домохозяюшек, которые в столь ранний час уже давно на ногах. Внезапно её кто-то негромко окликнул, голос звучал настолько тихо, что женщина подумала, что ей это показалось, но с каждым разом становился всё громче и настойчивее.

– Екатерина Андреевна! – снова послышался голос и Катя медленно обернулась, высматривая его обладательницу. Это оказалась молодая девушка, лет 25—30 на вид, её ровесница, разве что выглядела не так устало и измученно. Свежий цвет лица, яркие, словно вишни, чёрные глаза и очаровательная улыбка.

– Екатерина Андреевна, постойте же, куда вы так спешите?

– Но… Откуда вы меня знаете? – оборачиваясь, негромко спросила Катя.

– Я знаю всё и всех. – Рассмеялась девушка, не останавливаясь, – пройдёмте за мной, не бойтесь.

Катя молча последовала вперёд, оглядываясь и присматриваясь, её пугало и тревожило это новое знакомство. Тем временем они ушли почти в самый конец деревни, дорожка начала петлять, а вскоре они увидели небольшой домик с пристройкой и несколькими невысокими строениями. Вскоре из-за одного из таких строений выбежала маленькая, лет 6, девочка и весело подбежала к Кате, при этом не проронив не звука. Когда огромные, словно вишни, глаза ребёнка оказались напротив, Екатерине показалось, что ей словно в душу заглянули.

– Здравствуйте, Екатерина Андреевна, мы рады вас видеть, – бегло проговорила девочка, не сделав акцента ни на одном слове. Женщина, которая позвала Катю с собой, представилась Алевтиной и, не сказав больше не слова, провела её в дом. Внутри оказалось очень уютно, хоть места было немного, как в старых домах. Сначала они прошли в маленькую кухоньку, где приятно пахло сушёными травами, полевыми цветами и мёдом. Маленький столик, несколько стульев, большая часть скрыта от посторонних глаз старенькой, выцветшей шторой. Далее следовал холл, ведущий одновременно в несколько комнат, в одну из которых они и прошли. Там оказалось немного сыро и темно и, чтобы хоть что-то рассмотреть пришлось зажечь несколько свечей и раздвинуть шторы на маленьких окошках.

– Присаживайтесь, Катерина. Мне жаль, что нам пришлось познакомиться таким способом. Я была хорошо знакома с вашей матерью Еленой, она была чудесной женщиной, она мне очень помогала. По тому, как вы себя ведёте рядом со мной, я вижу, что обо мне не наслышаны. Кто-то называет меня колдовкой, кто-то ведьмой, а я просто ведунья, я знаю, что было, есть и будет, но лечить я не могу. Я вижу, у вас дочь есть. – негромко начала она, при этом на месте ей не сиделось. После она показала на ту самую девочку. – А это моя дочь, Алисия, ей всего шесть лет, а она уже умирает. Мне нужна ваша помощь, я бессильна ей помочь. Помогите мне, прошу вас, а я помогу вашей дочери.

– Что вы имеете в виду, Алевтина? Я вас не совсем понимаю… -растерянно начала Катя, но, после осмотрев маленького ребёнка, осторожно продолжила, – Что случилось с вашей дочерью?

– Она неизлечимо больна, нам нужна финансовая помощь и мы надеемся на вас.

– Да… Я вам помогу… Я зайду к вам завтра с необходимой суммой, только мне будут нужны кое-какие документы… – немного озадаченно произнесла Катя, задумчиво глядя в окно.

Тем же вечером она внимательно изучала документы, которые ей передала Алевтина Фрикт. Дела обстояли ещё хуже, чем описывала новая знакомая. Она уже несколько раз позвонила в клинику и обговорила детали с врачами, но ничего утешительного пока не услышала. Ей стало жалко маленькую Алисию, хоть и понимала, что муж не отличается такой сентиментальностью. Но почему-то твёрдо решила во что бы то ни стало спасти эту невинную жизнь. От собственных мыслей её отвлёк голос дочери:

– Мамочка, что ты делаешь? – её маленькое, но уже очень серьёзное личико заняло весь обзор Катерине, ей казалось, что и есть её самая большая драгоценность и она правильно сделает, что спасёт ребёнка.

– Ничего, счастье моё… – бегло начала она, но, поняв, что обманывает собственного ребёнка, тихо продолжила, незаметно вытерев слёзы.– Смотри, это то, что спасёт маленькую девочку. Такую же милую и маленькую как ты.

– Я тоже хочу ей помочь, – так же тихо сказала девочка. Катя улыбнулась, но в то же время её очень волновало то, что мама ничего не рассказывала при жизни про эту загадочную Алевтину.

Глава 1. Последний Ангел

Когда мне исполнилось 7 лет, я, как и все дети, должна была идти в первый класс. Но мама сказала мне, что я буду обучаться на дому. Первого сентября они с папой устроили мне праздник и весь день мы провели все вместе. Для меня не могло быть ничего лучше. Хотя бы потому, что виделись мы редко и я очень скучала. Даже не смотря на то, что со мной всегда была няня, она мне помогала, поддерживала, учила… Она же занималась со мной домоводством. Наверное, это был мой самый любимый предмет. Хотя в отличие от других детей, которые учились в школе, у меня было много преимуществ, например, мне не надо было рано вставать, у меня не было домашних заданий и прочей надоедливой ерунды, у меня так же не было каникул и училась я круглый год. Сейчас я с тоской и одновременно тёплой радостью вспоминаю об этом времени… Эх, детство, куда же ты уходишь…

Я очень много путешествовала даже во время учёбы. Это очень интересно. Когда мне было пять лет, мы с мамой поехали во Францию, это была моя первая, но в то же время самая красивая поездка за границу. Я была в восторге от достопримечательностей этого волшебного города, но больше всего меня поразили лавандовые поля. Я просто прыгала в них, в это мягкое покрывало и ничего не могло меня оттуда вытащить. Ещё мы с мамой гуляли по городу, ходили в Диснейленд, я хваталась за каждую минуту, которую мы проводили вместе. Особенно с папой. Папа с нами ездил редко, чаще всего ссылался на неотложные дела, которых у него всегда много. Я грустила.

Много времени со мной проводила и проводит моя единственная подруга – Римма. Но пока не об этом. Сегодня третье июня, а это значит, что сегодня мой день рождения. Я надеюсь, что сегодня приедут мои родители. Время ещё рано, солнце ещё не встало, но я решила сбежать из дома хотя бы на пару часов, поэтому спустилась на кухню, взяла большую плетённую корзину и набрала фруктов и бутербродов. Так же я захватила огромный плед цвета кофе с молоком и устроилась на краю поляны под огромным дубом. Тут очень уютно и всегда тепло. Я знаю, когда-нибудь я вернусь сюда. Пройдусь по этой тихой и уютной долине, которая ведёт к родному дому. Там всегда хорошо и тепло. Но не сейчас. Прости меня, мама, но я не могу так больше жить. Когда-нибудь я, возможно просто стану старше и мудрее; когда-нибудь, но не сейчас, я пойму, что значит быть дома и больше ничего не желать; а пока меня манят неизведанные дали и новые открытия. В своей жизни ничего не видела, кроме этой забытой миром деревушки. Возможно, кому-то может показаться, что я деревенщина, нерадивая или нищесбродка. Но как бы не так. Мои родители известные бизнесмены, решившие немного отдохнуть от цивилизации. Так они купили дом на «окраине мира сего» (это я так называю это место). На самом деле это вполне приличная деревенька, тихая и спокойная, здесь я провела всё своё детство и юность. Обучалась я у самых известных учителей в мире на дому. Моё имя говорит само за себя, как бы меня не любили, вход для меня везде свободный. Это выглядит несомненно некрасиво с моей стороны. То, что слава обо мне разнеслась по всей округе вызывает зависть у местных девчонок. Меня зовут Марианна Альменова. На данный момент мне 22 года и со дня на день я должна отправиться в Лондон для продолжения обучения в лучшем университете мира. Так захотела моя мама, хотя я считаю, что и у нас в стране образование не хуже. Я хотела сбежать, только чтобы не покидать Россию, однако, отец настоял и я покорно согласилась плыть по течению с условием, что после возвращения на Родину, я смогу выбрать место, где я могла бы получить второе высшее образование. Я не знаю зачем оно мне, но я благодарна своей маме, что она привила мне любовь к новым знаниям и самому процессу обучения. Не понимаю, зачем уезжать в середине июня, когда времени ещё навалом. Мне немного грустно. Единственный человек, который составляет мне компанию-это Римма Прастова, моя самая главная подруга. Она едет со мной и почему-то мне кажется, что тоже за счёт моих родителей. Меня это ничуть не удивляет: её родители давно разведены и никак не могут решить кому платить за внезапно выросшего ребёнка. Её родной отец сейчас живёт где-то в Москве, мать уехала в Германию, где успешно вышла замуж снова и родила вторую дочь, а Римма осталась жить с няней и бабушкой. Так распалась одна из самых влиятельных семей-миллионеров. Так мы с ней и сошлись. Два потерянных одиночества. Нет, я не хотела этим говорить, что моя семья разрушена, нет, ничуть, просто я вижу их очень редко и, кажется, скоро забуду их черты лица. Сегодня ко мне должна прийти няня, чтобы помочь с уборкой дома и приготовить ужин, хоть кто-то побалует бедную Нику Лехтс, единокровную сестру Риммы. Я предлагала ей остаться в доме, но она почему-то отказалась, хотя я знаю, что жить ей сейчас негде и она еле сводит концы с концами. Даже несмотря на переезд девочки в наш дом, она находит мот аргументы в пользу её полного переезда неубедительными. К тому же новая гувернантка её почему-то недолюбливает. Но Анастасия Ивановна чудесная женщина и я полюбила её как вторую мать. Сегодня вторник, время где-то около пяти часов утра. Я частенько сбегаю так из дома, чтобы понаблюдать как где-то вдалеке встаёт солнце. Жаль, что я не художник, столько всего я могла бы нарисовать. Но, увы, мне этого не дано. Это немного печалит меня, но я нахожу и другие радости в жизни. Иногда мне кажется, что я ужасный нытик и не могу жить иначе, что мне страшно быть одной даже несколько суток, однако вскоре это проходит, я выгоняю порядком поднадоевшую гувернантку и остаюсь одна в огромном доме. Родители не знают об этом, иначе бы они давно её уволили. С Юлей (нашей домработницей) мне скучно; ей всего лишь 24 года, она совершенно не умеет готовить и надеется лишь на то, чтобы успешно выйти замуж. Больше всего её огорчает то, что я не мальчик, за которого можно удачно выскочить замуж и жить припеваючи. Ещё она хочет, чтобы я брала её с собой на различные вечера, которые устраивают наши знакомые. Как жаль, что нормально я могу поговорить только с животными… Лети же… Лети птица моего счастья… Природа кругом затихла лишь птицы изредка напевали утренние трели.

Я хорошо помню как ровно пять лет назад тем же самым вечером к нам привели Римму. Довольная няня оставила девушку и поспешно уехала, оставив её на попечение Анастасии Ивановны.

– Тёть Насть, а что вы готовите сегодня? -спросила Римма, болтая ногами за барной стойкой. По кухне уже разносился аппетитный запах, вечер казался волшебном в наполнявшем его полумраке и витых свечах по соседству с современными торшерами.

– Увидишь, красавица.-смеясь, ответила женщина, -сегодня приедут Катенька с мужем и их надо будет кормить, а ты же знаешь, наша Юленька совсем не умеет готовить. Ничего, научится, какие её годы.

Римма поперхнулась и мы рассмеялись, понимая, что такие сказки не сбываются. Да и Юля совершенно к этому не стремилась, довольствуясь средним образованием, к тому же незаконченным, представляющим из себя 9 классов сельской школы.

Однако этот вечер готовил ещё много сюрпризов. Вскоре приехали моя мама и папа, но не одни, а с Кармелиттой Генриховной Лехтс (матерью Риммы) с дочерью Вероникой, чего не ожидал никто. Были приняты несколько решений: Нику Лехтс оставить с Анастасией Ивановной (девочка была в тягость своей матери) а нам с Риммой снять квартиру в центре города за счёт немецкого предпринимателя. Сразу после этого папа покинул дом и уехал по своим делам в Москву, оставив женский коллектив в гордом одиночестве, который не смотря на ранний час разошёлся по комнатам.

– Ника, ты уже видела приготовленную для тебя комнату? -спросили мы тогда малышку.

– Нет. – резко ответила девочка, лёжа на кушетке в гостиной. – Я не хочу переезжать.

Разговорить ребёнка оказалось не так-то просто, но через какое-то время та сдалась сама. Римме хотелось побольше разузнать о сестре, которую до этого она видела только на фотографиях. Поэтому все трое мы разместились в моей комнате.

– Вероника, мы понимаем, что ты не очень хочешь переезжать сюда, – осторожно начала я, – но ты же понимаешь, что всё это временно, к тому же ты будешь обучаться у самых лучших учителей.

– На дому! Я хочу учиться как все. – возразила Ника, которая в этом году должна была пойти учиться в первой класс в лучшее заведение Германии. При этом она одинаково чисто говорила как на русском, так и на немецком. Так же она уже знала несколько диалектных языков (о происхождении их матери говорилось редко и очень мало, поэтому только несколько человек знали, что она являлась чистокровной цыганкой), азы английского, немного говорила по-французски и собиралась изучать ещё несколько языков. Стремление к знаниям в этих семьях всегда приветствовалось, поэтому известные миллионеры готовы были отвалить немалые суммы, лишь бы их дети были самыми образованными. Мы с Риммой уже к 15 годам делали успехи в точных науках, неплохо разбирались в гуманитарии, знали по восемь иностранных языков, на пяти из которых говорили свободно и практически без акцента. В обычных школах мы не могли получить столько знаний и практических навыков. К тому же на дому мы легко обходились без домашних заданий, учились домоводству, ведению любой документации, основам бизнеса и распоряжению финансами. Всё это предстояло узнать и Веронике, но их матери не хотелось ей заниматься, поэтому она поступила так же как и с первой дочерью. Только на этот раз бабушка не захотела сидеть с внучкой, а няня поспешила уволиться сразу же как узнала об уезде Риммы.

– Римма, а ты долго жила с мамой? – внезапно раздался детский голос в тишине. Я засыпала на полу, Римма уже дремала в кресле. В полумраке гасли свечи, свет которых, смешиваясь с ароматами цветов, создавал особое ощущение приближающегося чуда.

– Нет. Где-то года четыре. Потом я оказалось у бабушки и познакомилась с Аней. – С грустью в голосе произнесла тогда моя подруга.

– А мы… Мы увидимся снова? Я ни разу не видела тебя и тут… Я очень не хочу сейчас расставаться с тобой. Мама часто показывала твои фотографии, и я радовалась, что не одна.

Римма ответила после короткой паузы. Она села рядом сестрой, осторожно приобняла её и тихо произнесла, что они обязательно встретятся и больше никогда не расстанутся.

Следующим утром нас проводили на самолёт. Сложно даже представить, как мне было мне грустно, из-за того, что я вынуждена покидать страну, Римме было абсолютно всё равно – где бы она ни была родителей никогда рядом не было. Единственное, что её огорчало, так это то, что они только познакомилась с Вероникой и сразу же расстаются. Во время было тихо: предпочли сон разговорам. Наверное, это был самый дальний перелёт, по крайней мере так казалось мне. Хотя бы потому, что в Лондон мне не хотелось. Я много раз говорила об этом родителям, но они ничего не хотели слушать. Это было выгодно. По большей части они думали в пользу прибыли или финансов и только мама иногда давала волю эмоциям. В такой день мне казалось, что я попала в сказку и боялась, что мама скоро уедет или ей позвонят с работы и тогда она снова останется одна. Она отпускала всю прислугу на выходной и весь день мы играли, пекли печенье, не было никаких уроков и занятий. Это был своеобразный глоток воздуха, которого совершенно не хватало мне как маленькой девочке. Уснуть я смогла только рядом с пунктом назначения, поэтому выспаться мне не удалось. В снятом доме, чтобы нам не было скучно и так одиноко, гостей встречала маленькая породистая кошечка. Провожавшая нас мама, сразу же уехала дальше, вечером её ждали в Нью-Йорке. Римма вышла прогуляться по городу и осмотреть улицы. Я же осталась в гордом одиночестве. Ни улицы, ни выбранная мной комната меня не радовали, даже не смотря на то, что она была практически полностью идентичной той, которая была в нашем доме. Кошка, которую как оказалось после звали Лакки, играла с солнечными зайчиками, пытаясь поймать самый большой, прыгая из стороны в сторону, но у неё это не получалось и та на миг таилась, а после снова повторяла свою попытку заполучить желаемое.

– Лакки.-тихо позвала её я, – Лакки, иди сюда.

Животное не заставило себя долго ждать. Забросив своё увлекательное дело, хоть и нехотя, пушистое создание запрыгнуло ко мне на колени.

– Лакки, почему всё так? Что же это такое? Что же это за жизнь такая? Когда мы постоянно куда-то бежим, зачем-то гонимся. Где? Где причина? Почему мы не можем летать как птицы. Я бы хотела стать такой. Свободной и независимой. Но… Слово нельзя тяжёлой печатью давит душу и терзает сердце. Как будто я последний человек в этой жизни. Нет, это не эгоизм, это просто крик души. Это просто боль, та, которая в сердце, не помещается, рвётся наружу, терзая мысли и разум.-тихо произнесла тогда я, вытирая слёзы с щёк, а после уже громче добавила. – Лети! Лети моя птица счастья! Освещая мне путь в этом тёмном, чужом для меня мире.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное