Мария Ангелимова.

Пирожки с секретом. Сказочная повесть



скачать книгу бесплатно

© Мария Ангелимова, 2017


ISBN 978-5-4485-3784-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Волшебство средь бела дня

Бывают в жизни моменты, когда начинаешь изо всех сил ждать чуда. Просто так, из ниоткуда, прямо сейчас, сию же минуту. Именно так чувствовала себя Бабаня. Стоя у окна, она бесцельно смотрела на улицу, нервно постукивая каблуками. Не умела она просто сидеть и ждать, ничего не делая. Не умела и не любила. Тем более, когда все на нервах.

По коридору прошли два врача. Бабушка испуганно обернулась, проводила их взглядом. Слава Богу, не в Оленькину палату. Она с облегчением вздохнула. И почему так бывает? Вот они в детстве почти не болели. Целыми днями носились на свежем воздухе, счастливые, чумазые. Захотел есть – сорвал горсть смородины прямо с куста. Немытой. А уж как они кашу уминали, щи со сметаной, пироги… А сейчас что?

– Ешь, – уговаривала бабушка Оленьку. Та капризно морщила лобик, с ненавистью глядя на тарелку манной каши.

– Ты только посмотри, какое солнышко в тарелке!

Кусочек сливочного масла медленно таял, расплываясь желтоватой лужицей. Но аппетитней от этого каша не становилось. Приходилось включать мультики, и когда Оля, засмотревшись, открывала рот, быстренько раз! – и ложку каши туда! А как внучку кормят вечно занятые родители, об этом бабушка старалась не думать. Неудивительно, что девочка росла слабенькая, худенькая и постоянно болела.

Больницы Бабаня не любила. С детства. Тошнотворный запах хлорки, белые стены, холодно позвякивающие инструменты – бррр! Но когда Оля начала жаловаться на головную боль, от которой не помогла даже половинка таблетки парацетамола, бабушка решила не рисковать.

– Ничего страшного, – заверила ее врач. – Половина детей этим болеет. Денёк-другой в стационаре, и будет как новенькая.

Сейчас девочка спала. Бабушка успела сбегать домой, принести ее любимого мишку, барби в сверкающем красном платье, бананы, мандарины…

В коридоре раздались торопливые шаги медсестры. Цок-цок цок-цок– стучали ее каблуки по плиточному полу.

Бабаню это раздражало. Не могла уж тапочки надеть, больница же! Скорей бы процокала мимо… Но вместо этого медсестра внезапно остановилась. Прямо позади бабушки.

– Простите, вы мне не поможете?

– Нет, спасибо, – машинально ответила Бабаня. В наступившей тишине до нее постепенно дошло: Вы мне не поможете? То есть, не медсестра ей, а она медсестре. Поразительно.

– Пожалуйста! – голубые глаза медсестры смотрели умоляюще. – Это займет всего минуту!

– А что делать-то?

Медсестра радостно взвизгнула – совсем не профессионально, – и достала из кармана блокнотик. Маленький такой, золотистый, да еще в форме сердечка.

– Какой ваш любимый цвет?

Нашла время для анкетирования, недовольно подумала бабушка. Ну, раз уж согласилась…

– Желтый.

– А запах? Я, например, очень люблю запах клубники.

Он такой нежный, сразу вспоминаешь что-нибудь приятное, – затараторила медсестра, увидев бабушкино недоумевающее лицо.

Да уж точно не запах хлорки, – чуть не сказала Бабаня, но сдержалась.

– Хорошо, давайте перейдем к следующему заданию!

Откуда вдруг появились эти предметы? Кругленькая брошка с желтым камешком, крохотная вязаная шапочка из красной шерсти и зеленый парчовый башмачок. Бабушка с недоумением держала их в руках.

– Выберите из них тот, с которым будете чувствовать себя уютно.

Уютно? Странный вопрос. Уютней всего Бабаня чувствовала бы себя сейчас дома. В уютном кресле с чашкой чая. Особенно, если по телевизору идет любимый сериал. И Оленька тут же рисует, здоровая.

Пожав плечами, бабушка положила вещи на подоконник, оставив в руке шапочку – уж больно мягкая и теплая на ощупь, да и вязать она всегда любила.

– Вы меня извините, но мне пора, – протянула она шапочку сразу погрустневшей медсестре. – Попросите кого-нибудь еще вам помочь.

– Как всегда, – послышался чей-то язвительный голосок. Бабаня оглянулась. Кроме них в коридоре никого не было. А голосок тем временем ехидно хихикнул.

– Мик! – чуть не плача, воскликнула медсестра. – Опять ты мне все испортил!

– Я-то здесь причем?

Тут Бабане пришлось опереться о подоконник, потому что шапочка в руках медсестры вдруг зашевелилась, и из-под нее показалась улыбающаяся рожица… гнома? Спрыгнув вниз, тот одернул свой зеленый бархатный камзольчик и приветливо помахал ручкой.

– Приветик!

– Я пытаюсь, честно пытаюсь провести расследование, а ты вечно встреваешь! – медсестра неожиданно разрыдалась. Слезы фонтаном брызгали у нее из глаз, пока неожиданно она вся не рассыпалась пушистым снежным фейерверком.

– Осторожно! Не ушиблись?

Бабушка сидела на полу, пытаясь собраться с мыслями. Спокойно. Подумаешь, галлюцинации. Дома надо будет еще раз прочитать инструкцию к тому новому снотворному. Какие там были побочные эффекты?

– Простите, мы не хотели вас напугать.

Золотистое облачко сочувственно прикоснулось к бабушкиному плечу. В его сияющей глубине Бабаня с удивлением рассмотрела хрупкую фигурку феи. Да-да, самой настоящей феи с трепещущими крыльями цвета янтаря. Фея укоризненно взглянула на гнома.

– Видишь, до чего ты человека довел? Не волнуйтесь, мы сейчас же уйдем. Уйдем, и вы нас даже не вспомните.

Солнечный лучик из волшебной палочки феи упал на золотистый блокнотик. С тихим шипением тот начал уменьшаться. Все меньше и меньше. И наконец, взмахнув страничками, сам вспорхнул хозяйке в руки.

– Еще один вопрос остался, – горестно вздохнула фея, просматривая страницы.

– Так спроси. Она вроде не вредная. Вдруг ответит?

Гномик дружески подмигнул Бабане. А она только сейчас понемногу начала приходить в себя. В конце концов, будет что внучке рассказать. До сегодняшнего дня бабушке вечно приходилось придумывать, что в дом прилетел волшебник, что это он оставил Оле на столе шоколадку и проч. А теперь даже выдумывать ничего не придется.

– Почему бы и нет? Если вам так надо…

– Ой, правда? – обрадовалась фея. Она даже захлопала в ладоши, на что гном закатил к небу глаза.

– Тогда скажите, пожалуйста: если бы мы могли исполнить ваше желание, любое, что бы вы загадали?

– Чтобы внучка выздоровела, – не раздумывая, сказала Бабаня. – И не болела больше никогда. И капризничать перестала.

Фея, удовлетворенно кивнув, записывала каждое слово в блокнотик сверкающим кончиком своей палочки.

– А что? Правда можете? – с надеждой спросила бабушка.

Фея с гномом переглянулись.

– Ну, если попробовать… – неуверенно протянула фея.

– Ты поосторожней, – предостерег ее гномик. – Лучше на чем-нибудь потренируйся. Хоть на этом кактусе. Видишь, какой сухой стоит.

Фея облетела кактус, несколько раз покрутила палочкой, примериваясь и… Бум! – из верхушки кактуса проклюнулся здоровенный цветок. Ярко-желтые листья в розовую крапинку свесились чуть ли не до самого пола!

– Получилось! – снова захлопала в ладоши фея. Но долго ликовать ей не пришлось…

– Ну вот, а я-то думала… – вздохнула Бабаня, когда бутон весь покоричневел, скукожился и осыпался, а вместе с ним рассыпался и сам кактус.

– Учиться, учиться и еще раз учиться, – наставительным тоном произнес гномик Мик. – А теперь нам пора домой возвращаться. На сегодня миссия закончена.

– Подождите, а вы не хотите с нами? – осенило фею.

– С вами? Это куда?

– В волшебную страну, конечно. Вы там сами сможете лекарство для внучки достать.

Бабушка колебалась. С одной стороны, конечно, заманчиво. Она с детства любила приключения, да и сейчас себя старой не считала, ни в коем случае. А с другой…

– Спасибо, но я жду, когда внучка проснется. Не могу же я ее тут одну оставить. И родители в командировке.

– Да вы не волнуйтесь!

– Про парадокс Эйнштейна слышали что-нибудь? – вмешался гном. – И у нас так же! У вас тут целый день пройдет, а у нас всего-навсего одна минута!

– Соглашайтесь, это же так интересно! Ой, сюда кто-то идет!

Действительно, дверь в кабинет открылась, и оттуда вышла целая группа врачей. Пленарка, наверное. Громко переговариваясь, они прошли мимо, не заметив спрятавшихся за батареей феи с гномом.

– Лето уже, а они батареи топят, – пожаловался Мик. – Чхи! И пыльно еще. Тоже мне, больница.

– Я тут подумала… Пожалуй, я соглашусь с вами идти, – сказала Бабаня.

– Здорово!

– Не пожалеете, честное слово!

– Нам надо где-то спрятаться, чтобы нам никто не мешал – озадаченно огляделась фея. К счастью, один из кабинетов оказался пустым. И незапертым.

– Какая хорошая комната! – восхитилась фея. – Прямо-таки идеально подходит для путешествий!

Она подлетела к шкафу, но дверца была заперта на ключ.

– Досадно. Ну ладненько, придумаем что-нибудь еще. Да, вечно забываю… Есть ли у вас при себе любимая вещь девочки?

– Любимая? – задумалась Бабаня. – А зачем?

– Понадобится, – уклончиво ответила фея. – Что-нибудь маленькое.

Маленькое… Заколка есть. Простенький цветик-семицветик, у которого не хватало голубенького пластмассового камушка. Внучка ее обожала. Она и сейчас лежала у нее на тумбочке.

– Годится? – спросила бабушка, возвращаясь в кабинет. Фея кивнула.

– В самый раз. Какой у вас тут восхитительный комнатный фонтан, просто прелесть!

– Какой фонтан? – не поняла Бабушка. Фея вместо ответа скрылась в ванной комнате, из которой послышался звук смываемого унитаза.

– Это же так удобно! Смыться по-тихому, никто и не заметит!

– Нет уж, спасибочки, – еще чего выдумала, подумала Бабушка. – Других вариантов нет?

– Остается по воздуху, – вздохнул Мик. – Везет мне с новенькими…

– Не переживай, на этот раз выдам вам пару парашютов, – успокоила фея. – А теперь, самое интересное!

– Превращение! – заплясал Мик.

– А можно поподробнее? – спросила Бабушка, и осеклась: ее привычный чуть надтреснутый голос звучал совершенно иначе… совсем как… ну да, как у маленькой девчонки!

Теперь понятно, как чувствовала себя Алиса из книжки. Необычное чувство, когда окружающие тебя предметы вдруг начинают увеличиваться в размерах. Будто на лифте спускаешься…

– С обновлением! – показалась перед ней довольная мордашка Мика. А вблизи-то он, оказывается, лопоухий, и нос картошкой, весь в веснушках.

– А косички у тебя так и остались – серыми!

– Хочешь сказать, седыми? – Бабаня хотела было себя оглядеть, но до зеркала она уже не доставала. Наощупь вроде ничего: кожа гладкая, никаких морщин и в помине нет. Челка и две косички с синими лентами. Платье так и осталось прежним, клетчатым, только непонятным образом само-укоротилось до колен.

– Ничего себе видок, – оценил Мик.

– Да неужели? – пробурчала Бабушка, пробуя присесть, взмахнуть руками, наклониться – прежний радикулит исчез, а суставы у нее и в молодости нещадно пощелкивали.

– Только характер у тебя не изменился. Ворчишь как бабка старая!

– А ты почему без бороды? ты же гном?

Мик всплеснул руками и повернулся вокруг себя от возмущения.

– Ну почему раз ты гном, то обязательно должен быть с бородой, а?

– Все-все, еще успеете поспорить! А то у меня другой вызов! – заторопилась фея, у которой на палочке загорелся и замигал желтый огонек.

– Давайте-ка, хватайтесь за руки, и полетели!

– Как полетели? – попыталась запротестовать Бабушка, но фея уже закружила вокруг них воздушный вихрь.

– Постой! А как же талисман? – сквозь завывание ветра прокричал гномик, но фея уже испарилась, мигнув на прощание яркой звездой.

– Вот, феи, память у них с форточкой! —в отчаянии топнул ногой Мик, и крепко обхватил бабушку. – Держись крепче, со мной не пропадешь!

Волшебный ветер оторвал их от пола и понес – сквозь стекло, сквозь стены, деревья – все вверх и вверх, закручиваясь все сильнее. Мир внизу завертелся, подобно монетке, поставленной на ребро, сливаясь в один бесконечно-мельтешащий калейдоскоп. В какой-то момент наступила темнота, в которой поплыли яркие круги. Желтый круг, зеленый, оранжевый… Они возникали, расширялись, и пропадали, а на их месте возникали другие, пока бабушка не поняла, что на самом деле глаза у нее крепко-накрепко зажмурены, а саму ее затягивает прямо вглубь этого разноцветного круговорота…

У доктора Богомола

Очнулась Бабаня от того, что их нещадно встряхнуло. Есть такая поговорка: душу из кого-то вытрясти. На этот раз душа осталась висеть на тонюсенькой ниточке, настороженно прислушиваясь к звукам вокруг.

– Эй, очнись! Да очнись же, все страшное позади! – прокричал писклявый голос ей в самое ухо. Гном, ну конечно, тот вредный лопоухий Мик, она уже успела забыть о нем. Осторожно приоткрыв один глаз, бабушка увидела небо. Глубокое синее небо в белых барашках-облаках. А еще огромный купол парашюта, сотканного из одуванчиков. Значит, не обманула фея, снабдила их всем необходимым.

– Скоро приземление! – предупредил Мик, и только тогда Бабаня заставила себя посмотреть вниз.

Куда ни глянь – болото. Обширное бирюзовое болото – а кто сказал, что оно обязательно должно быть болотного цвета? Повсюду сновали стрекозы, одна из них – бабушка замерла, потому что размером стрекозища была чуть ли не с нее саму, – зависла рядом с ними, молча изучая гостей своими выпуклыми глазами, переливающимися всеми оттенками зеленого.

– Поберегись!

Плюх! Хорошо еще, что они угодили на мягкую кочку, поросшую мхом.

– Фу, ну и запах здесь! – сморщил нос гном, выпутываясь из-под медленно оседающего парашюта. – Ты не зевай, тут надо в оба глаза глядеть. А лучше в четыре, – щелкнул он по носу росянку, хищно облизнувшуюся на одну из бабушкиных косичек.

– Мы так и не решили, как мне тебя называть. «Бабушка» теперь странно звучит.

Ну да, она же снова стала девочкой. Она уже настолько привыкла быть бабой Аней, которое внучка нараспев произносила как «Баба-а-ня», что и не предполагала называться как-то еще.

– Зови меня Аней, – буркнула она, проверяя, на месте ли драгоценная заколка – фея сквозь волшебный буран успела ей крикнуть, чтобы не теряла ее ни в коем случае. Аня положила семицветик в кармашек и застегнула на большую пуговицу. Так-то оно надежней.

– А, все-таки не забыла! – торжествующе воскликнул Мик, демонстрируя маленький рюкзачок с… пирожками?

– Я такие, вроде, на прошлой неделе пекла, – недоверчиво протянула Аня, беря в руку мягкий, еще горячий, пирожок. Ну и запах! В животе требовательно заурчало. Жалко, чая нет…

– Тихо-тихо, не сейчас! – выхватил пирожок Мик. – Сначала надо выбраться отсюда.

Они направились к поросшему гигантскими сыроежками холму, где виднелось некое подобие полуобвалившегося входа.

– Смелей. Только не оступись, а то… не поздоровится.

Да уж, Аня боязливо посматривала на затянутую голубоватой ряской трясину, на оконца с темной водой в бензиновых разводах, в которых то и дело лопались огромные пузыри. Туда провалишься, и поминай как звали.

Однако как оказалось, опасность подстерегала их не только снизу. Не успели они добраться до заветного холма, как в небе раздался хищный клекот. Болото накрыла зловещая крылатая тень – не стрекозы, нет, гораздо больше.

– Ложись, не дыши! – дернул ее Мик, падая на тропу. Не очень приятно лежать, уткнувшись носом в пахучую тину, так что она и без предостережения гнома задержала дыхание… Как нарочно, рядом шлепнулась лягушка. Выпученные глаза сочувственно поглядывали на замерших путников. Вот только лягушек Аня до смерти боялась…

– Тихо ты! – зашипел гном. – Заметит – все, пиши пропало!

Покружив над ними еще немного, тень убралась восвояси.

– Фух, вроде пронесло, – выдохнул Мик, помогая девочке подняться.

– Кто это был? Какой-нибудь неведомый монстр?

– Не какой-нибудь, а самый взаправдашний. Это слуги Королевы. Рыщут повсюду, вынюхивают чужаков.

– У вас еще и Королева есть… – протянула девочка, когда они зашли в темный зев пещеры. Приятно было ощутить под ногами твердую землю. Правда, пахло здесь не намного лучше.

– Мы все путешествие будем по таким местам прозябать? – раздраженно спросила Аня, когда вязкая паутина сплошь затянула ей лицо, а сама она впотьмах налетела на выступ и больно ушибла коленку.

– Не бойся, сейчас все будет, – тоном фокусника произнес гном. – И вуаля!

– Что это? – смогла только ахнуть Аня.

Сплошь золотые нити – так ей показалось сначала. Гигантская паутина? Но нет, это было больше похоже на струны, натянутые тут и там в одним только им известном порядке. Некоторые пересекались, другие же одиноко тянулись через всю пещеру, в глубине которой Аня разглядела массивную двустворчатую дверь.

– Нам что, надо пролезть через эти нитки и ни одну не задеть? – попробовала догадаться она, на что гном звонко рассмеялся.

– Нет, нам с тобой как раз-таки нужно их задеть, и очень при этом постараться!

Без лишних слов он подвел Аню к одной из струн, сам запрыгнул на соседнюю.

– Лезь, и как можно выше, – скомандовал он, и начал ловко карабкаться наверх, не обращая внимания на ее вытянувшееся лицо.

– У меня в школе была двойка по канату. И вообще, я уже старенькая! – попробовала было возразить Аня, но в ответ доносились лишь приглушенные смешки вредного гнома.

– Не прошло и года, – съязвил Мик, когда она кое-как взобралась к нему, стараясь не смотреть вниз.

– А теперь, видишь – вон там струна красноватая, а рядом с ней, пересекает ее, серебристая. видишь? Вон туда нам и надо попасть.

– Как?

Вместо ответа гном легонько ее подтолкнул, и Анин отчаянный визг смешался с протяжной нотой «ми», которой вторила более высокая «соль» от скольжения гнома по волшебной струне.

– А теперь скорее, перескакивай на серебряную! – крикнул он ей, захватывая руками сразу две струны, как залихватский акробат. Зажмурив глаза, Аня раскинула руки и ноги, надеясь звездочкой спланировать на нужное место, но увы.

– Не надо было глаза закрывать, – посоветовал Мик, помогая счищать с платья навоз летучих мышей. Да, древняя должна быть пещера, если его тут целые кучи накопились. Но хотя бы не ушиблась, и на том спасибо.

– Давай еще раз!

– Опять? – глаза девочки наполнились слезами.

– Знаешь что? – протянул Мик. – Ты мне эти мокрые дела брось! Один я не справлюсь, поняла? Будешь слезить – ни за что своей внучке не поможешь!

Неизвестно, чем бы все это кончилось: смертельным номером на проволоке или хорошим подзатыльником сгоряча для гнома. Только неожиданно что-то щелкнуло, послышался звук, будто завертелись скрытые шестеренки, и дверь с мелодичным звуком отворилась. За ней показалась чья-то заспанная физиономия с всклокоченной бородой.

– Чего вы тут расшумелись?

– Ну надо же! – Мик тут же поспешил к зевающему стражу, увлекая за собой Аню.

– Открылась!

– Так это все… это все напрасно было? – взорвалась она.

– Да нет, чтобы пройти, надо сыграть мелодию… чего мы с тобой не сумели. Тогда она автоматически сама открывается. А страж так, на всякий случай. Он, кстати, совершенно глухой, так что чудо, что тебе его удалось разбудить.

– Не поняла? Как же он нас услышал?

– Так ведь глухие чувствуют, когда… ну, когда топают сильно. А шуму ты наделала – будь здоров!

Страж приветливо кивнул им головой, невпопад отвечая на приветствия. Пройдя мимо него, Аня на миг зажмурилась от яркого солнца. После темной затхлой пещеры эффект был тот же, как в кино, когда меняют черно-белую картинку на цветную. Девочка с наслаждением вдыхала пьянящий аромат фруктов, которые в изобилии валялись на траве, свисали с деревьев… Стоп. Что-то здесь не так.

– А почему деревья верх ногами растут? – изумленно спросила она.

– А кто им запретит? – с не меньшим удивлением переспросил Мик.

Действительно, кому это придет в голову. Ну и что, что корни деревьев терялись в облаках, а фруктовые кроны почти доставали до земли. Зато, наверное, очень удобно собирать урожай. Аня не удержалась, завидев темно-красные гроздья. Вишня. Ее она с детства обожала. Но подойдя поближе, она обнаружила, что деревце уже занято: аппетитно причмокивая, ими преспокойно лакомился самый настоящий олень, который даже ухом не повел при ее приближении.

– Кыш! Пошел отсюда! замахнулась на него девочка. – Но олень только удивленно воззрился на нее своими глазами-вишенками, потом фыркнул, будто бы говоря: ну вот еще! – и преспокойно продолжил свое занятие. С большим трудом ей удалось выхватить несколько ягодок.

– Может, пирожков поедим? А то я голодная.

– Нет, пирожки есть нельзя.

– Почему?

– Потому что… Соня! – внезапно подпрыгнул гном. Так быстро, как только позволяли его маленькие ножки, он припустил к ближайшему дереву.

– Привет, давно не виделись!

Клубок спутанных серо-зеленых пушистых лиан на дереве зашевелился. В их глубине возникла чья-то заспанная мордашка. Ленивец (а это был он) спросонья долго хлопал своими круглыми глазами с коричневым ободком, прежде, чем понял, кто перед ним.

– М-и-ик! – расплылся он в добродушной улыбке. – Как же давно ты не заходил…

– Ну еще бы. Если бы я спал целыми днями, как ты, мне бы тоже пара недель вечностью показалась.

Ленивец заметил Аню и с интересом принялся ее разглядывать, даже спустился ради этого пониже, обхватывая ствол своими длинными цепкими лапами.

– Красивая, – протянул он. Медленно повернувшись, сорвал ярко-малиновый цветок, что гроздьями свисали с дерева, и протянул его девочке. Ну хоть кто-то встретился хорошо воспитанный…

– Ладненько. Нам вообще-то некогда, – заторопился гном. – Доктор у себя, все там же?

Соня утвердительно кивнул. У него уже слипались глаза. Вместо прощания он широко зевнул, снова поудобнее устраиваясь среди ветвей.

– Вот это жизнь. Никаких тебе забот! – восхищался гном, с трудом пробираясь сквозь заросли необычно-пурпурной травы, которая доходила ему до пояса.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4