Мария Акулова.

Вдох-выдох



скачать книгу бесплатно

– Я на вашем месте попридержал бы язык, мое терпение тоже не безгранично. За ваши слова придется отвечать не вам. Неужели не жалко собственного ребенка?

– Алекс, ты слышишь меня? – сначала девушка лишь кивнула, и только увидев, как ненавистное уже лицо расплывается в улыбке, поняла, что по телефону ее кивок не передастся.

– Да.

– Я решу все в несколько дней. Слышишь меня?

– Да.

– У тебя есть все необходимое? – Саша подняла взгляд, встречаясь глазами с жестким, тяжелым ответным взглядом Самарского.

– Да… – не так уверено, как хотела. По правде, ничего необходимого у нее с собой не было. Ее сумку забрали, оставив не только без средства связи, а и без единственного действенного средства в случае чего…

– Не недооценивайте меня, Константин Львович, я содержу вашу дочь не хуже, чем вы сами. Во всяком случае пока… А что будет дальше – всецело зависит от вас.

– Если с ней что-то случится, Самарский, клянусь, ты за это заплатишь, – интонация, с которой были сказаны слова, не предвещала легкой смерти, хотя вряд ли могла сейчас и вправду испугать Яра.

– Все зависит только от вас одного, всецело. Не забывайте об этом… – и прежде, чем Титов успел что-то ответить, Самарский нажал отбой.

Резкость была присуща этому человеку во всем, как в словах, выражениях, взгляде, так и в движениях. Стоило разговору закончиться, как он уже встал, тем самым заставляя Сашу отпрянуть.

– И что же из «необходимого» у тебя есть?

– Мне нужны мои вещи, – Саша вскинула голову, пытаясь если не бросить вызов, то перестать чувствовать себя столь ничтожной, уткнувшись взглядом в широкую грудь.

– Какие?

– Мне нужна моя сумка.

– Что в ней?

– Мои вещи.

Яр сделал глубокий вдох, пытаясь сохранить самообладание.

– Девочка, ты понимаешь, что подобным поведением заставляешь меня сильно нервничать?

– Мне. Нужна. Моя. Сумка, – Саша отчеканила каждое слово, будто проблема была в том, что собеседник их элементарно не понимает.

– Зачем? Что в ней?

– Мои вещи.

– Нет, – терпение Самарского закончилось. Если раньше, возможно, он пошел бы на небольшие уступки, подобная манера общения не вызывала в нем никаких чувств, кроме как желания пристукнуть эту маленькую заразу на том же месте. – Если ты будешь продолжать в том же духе, комнату придется сменить на подвал… Приятного дня, Александра Константиновна, – и так же поклонившись, как сделал это в самом начале беседы, Яр вышел из комнаты.

За дверью послышались голоса, люди перекинулись парой фраз, снова трижды сработал замок.

– Черт, – Саша вернулась к кровати, упала, зарывшись лицом в подушку. Спокойно, папа сказал, что все решит быстро, значит так и будет, а с этим… С этим, может ей и не придется больше встретиться. Во всяком случае, есть надежда, что все необходимое от нее он уже получил. Главное – не поддаваться панике.

* * *

– С ней была сумка? – Яр вышел из комнаты, протянул руку, требуя у стоявшего неподалеку Артема ключ.

– Бал.

Я взял ее с собой.

– Что в ней? – замкнул, вернул ключ «хранителю» сокровища, которое непостижимым образом успело уже изрядно взбесить.

– Телефон, деньги, наушники… Ничего особенного.

– Принеси мне, я посмотрю.

– Хорошо.

* * *

В самолет Алиса села под пристальным надзором странного мужчины. Странного мужчины, подсевшего за их столик в тот самый момент, как она собиралась уже идти разыскивать Сашу.

– Не стоит спешить, – он положил руку поверх ее ладони, предостерегая от движения.

– Мы знакомы? – Алиса почему-то подумала, что мужчина – такой же турист, как она сама.

– Скажем так, я знакомый вашей подруги, Александры.

– Да? – девушки дружили давно, тесно, но утверждать, что она в курсе всех знакомств Алекс, Алиса бы не стала. – Она должна вернуться с минуты на минуту, а лучше я сама ее приведу… – Алиса еще раз попыталась встать, правда, все с тем же успехом.

– Я хотел сказать, что Александра уже ушла.

– Куда? Вы шутите? – нет, ее подруга никуда бы не ушла. Сама, в чужом городе, не сказав ни слова…

– Вы закончили? – незнакомец кивнул на еще даже не тронутую еду. – Мне кажется, нам нужно прогуляться.

В воображении Алиса начала вырисовываться странная, совсем не нравящаяся ей картина.

– Я никуда с вами не пойду. Где Алекс? – она выдернула руку, все-таки встала.

Незнакомец тоже встал, вот только когда девушка направилась в сторону уборных, следом за ней не пошел.

Она спустилась, открыла дверь туалета, там пусто. Совершенно.

– Алекс? – Алиса уже даже сама не верила, что подруга отзовется. – Ты здесь, Алекс? – выждав минуту, повторила оклик.

– Ну что, может, все же поговорим? – в дверях снова стоял тот же, подсевший за столик, мужчина.

Нет, разговаривать с ней никто не стал. На ее вопросы отвечать тоже. Крепко сжав предплечье, незнакомец «проводил» ее на улицу, предупредив, что лучше слушаться, и не привлекать внимания, усадил в автомобиль, сам сел за руль.

Все, что ей удосужились объяснить, не лезло ни в какие ворота – Саша встретила какого-то давнего знакомого, он предложил ей продолжить путешествие вдвоем, она, несомненно, согласилась, а вот Алисе об этом сказать почему-то не захотела, смывшись с этим знакомым прямо из уборной, через форточку, видимо. При этом саму Алису отвезли в аэропорт, всучили именной билет, чемодан, заполненный частично ее, а частично Сашиными вещами.

Лишь оставшись в зале ожидания сама, Алиса осмелилась попытаться позвонить подруге. Абонент вне зоны доступа сети. Кто бы сомневался? И без того слишком натянутая версия незнакомца теперь казалась совершенно абсурдной. Вот только выйти из аэропорта, вернуться, пойти в полицию смелости не хватило. Об этом «знакомый» тоже позаботился, пригрозив напоследок:

– Если дорожишь собой, не стоит вмешиваться в чужие дела.

Подруга. Ну и какая она после этого подруга, если вместо того, чтобы разыскивать пропавшую, спокойно ждет, когда объявят ее рейс?

Нет. Все правильно. Тут она не поможет. Она в принципе не поможет. Она должна сообщить все, что знает Титову. Он выяснит, что произошло с его дочерью.

Рейс порядком задержали, запланированный на девять вечера, вылет перенесли на два часа. Они летели в ночь. Вот только проведенное в сумбурных раздумьях время не принесло желаемого – в голове все воедино не сложилось. А страх усилился. И не только за Сашу, но и за себя. Как? Как о таком сказать ее отцу? «Простите, я оставила вашу дочь неизвестно где, неизвестно с кем, а сама прилетела первым же рейсом подальше от греха?»

Она была под офисом в семь утра, а вот зайти осмелилась лишь в полдень.

– Алиса? Вы уже вернулись? Я думал, встречать вас только в субботу, или я что-то перепутал? – девушка успела подойти к рецепции, репетируя речь, которую пропоет перед сидящей за столиком блондинкой, как ее окликнул мужчина.

Гена. Геннадий Светличный. Один из многочисленных помощников Титова. Не правая рука, но человек приближенный. Об этом сама Алиса знала от Алекс. По совместительству, Гена числился в воздыхателях последней. У молодых людей были странные отношения, с одной стороны, близко к себе его Саша не подпускала, с другой, прямо тоже не посылала.

Когда Алиса пожурила ее за такое поведение, только отмахнулась. Правда и Геннадий не вел себя как завоеватель, жаждущий, чтобы его крепость сдалась. Он давал ей право выбора, возможность самой решить – хочет ли она быть с ним. Он хотел.

– Перепутал? – среднего роста молодой человек с милым, даже может слишком слащавым лицом, подошел к растерянной Алисе, поставил кофейный стакан на стойку.

– Нет. Я вернулась раньше, – Алиса моргнула несколько раз, пытаясь придать лицу выражения не такой потерянности.

– А Алекс? Она тоже тут? Вот будет сюрприз, Константин Львович будет рад, – он улыбнулся подруге своей подруги, искренне желая, чтоб его слова были правдой.

– Нет. Алекс… – Алиса осеклась. – Гена, Алекс пропала… – может, если рассказать ему, он сам возьмется сообщать новость своему начальнику?

– Что значит пропала? – Гена резко выпрямился, вырастая в момент на полголовы. – Что за шутки, Алиса? Где Александра?

– Я не знаю, Гена! Я не знаю! – лишь когда секретарша, следящая за ними, кашлянула, оба поняли, что их разговор грозит стать достоянием общественности.

– Идем со мной, – не особо церемонясь, позабыв об оставленном на стойке кофе, Гена схватив Алису под руку, направился размашистым шагом к лифтам.

В полной тишине они поднялись на один из последних этажей, все так же молча Гена подвел ее к дальнему кабинету, на котором висела табличка «Титов К. Л. генеральный директор».

– Если ты шутишь, Алиса, лучше объясни мне, когда нужно смеяться тут, иначе…

– Я не шучу. Алекс пропала.

Гена трижды постучал, услышав глухое «войдите», толкнул одну из створок.

– Что? – Константин Титов, мужчина средних лет, чьи виски уже покрыла седина, сидел в своем кресле, следя за тем, как шарики бьются друг о друга, успокаивая нервы и нервируя своей монотонностью одновременно. Он поднял взгляд на вошедших. Гена часто удивлялся, как одни и те же глаза могут быть такими разными. Сейчас на него смотрел Титов-старший, человек-скала, непрошибаемый ничем – ни счастьем, ни горем. А вот глаза Титовой-младшей хоть и казались точной копией отцовских, но где-то на дне всегда прятали мольбу о помощи, поддержке. Она никогда в этом не признавалась, но нуждалась в том, кто сможет подставить плечо, отец на эту роль не подходил.

– Константин Львович, это Алиса, подруга Алекс.

Алиса остановилась за спиной Гены, боясь реакции угрожающего вида мужчины, которого видела-то всего несколько раз в жизни.

– Очень приятно, – он снова отвел шарик, а потом отпустил, заставляя отбивать постепенно замедляющийся ритм. – Чем могу помочь?

– Саша пропала… – Алиса сказала слова прежде, чем успела испугаться окончательно.

Мужская рука легка на шарики, заставляя их остановиться.

– Как?

Ни как, ни кто, ни почему – Алиса ответить не смогла. Пропала и все. Ушла в туалет и не вернулась. Почему подруга не пошла за ней? Пошла, но поздно. Почему не обратилась в полицию? Ее саму загрузили в машину, выкинули уже в аэропорту. Кто? Он не представился. Как выглядел? Она уже и не вспомнит.

– Черт, Гена, убери эту дурочку, пока я ее не пришиб! – и прежде, чем Титов старший и вправду не выбросил беднягу из окна или чем-то не пристукнул, Гена вывел ее в коридор.

– Жди меня здесь, слышишь? Уйдешь – пожалеешь, – слабо кивнув, Алиса упала в подвернувшееся кресло. Руки тряслись, сердце вылетало из груди, а на душе было тошно. Ужасно тошно. Она ведь искренне, всем сердцем любит Алекс, так почему же повела себя как последняя дрянь, бросив подругу в беде?

– Что она несет? – Титов успел обойти стол, и теперь прохаживал по комнате, сжимая-разжимая могучие кулаки.

– Они с Алекс были в Париже, в каком-то кафе, Алекс ушла, Алиса осталась за столиком. И Алекс пропала. Все.

– Каком кафе? Что значит пропала? Ты пытался ей дозвониться?

– Еще нет. Сейчас, – Гена достал из кармана телефон, нажал один из последних набранных. Даже не пошли гудки: «Абонент вне зоны действия сети». – Отключен.

– Что за …? В какой гостинице они остановились? Звони туда, узнавай! – Константин остановился напротив помощника, возвышаясь над ним на голову. – Я предупреждаю тебя, Гена, если Саша не найдется, ты лично поедешь в Париж ее искать. Ясно?

– Ясно. – Гена собирался вернуться в коридор, взять в охапку Алису и вправду отправиться на поиски, когда телефон зазвонил уже у Титова.

– Самарский… – он сжал трубку с такой силой, что, казалось, она сейчас затрещит, разлетаясь на куски. – Молись, сученок, чтобы это было просто совпадение.

Гена застыл на полпути к двери. Ему тоже очень хотелось верить, что этот звонок конкурента – стечение обстоятельств.

– Да. Ты, сукин сын, где Саша? – Титов рявкнул обвинение в трубку раньше, чем человек по ту сторону успел заговорить.

По моментально потемневшему лицу заходили желваки.

– Алекс? Ты меня слышишь?

Сердце Гены юркнуло в пятки. Она у Самарского. А это плохо. Очень плохо. Этот не отступит. Он слушал весь разговор не шевелясь, боялся пропустить хоть звук, слово, интонацию. По ту сторону говорили двое. Алекс, и, наверное, сам Самарский. Тендер… Он хочет, чтобы Титов отказался от тендера.

Когда там положили трубку, Титов напоминал готового на все убийцу. Причем от его рук мог пострадать первый же подвернувшийся человек.

– Ты все слышал? – он отбросил телефон на стол, а сам продолжал наматывать круги по комнате, громко дыша, будто дракон, готовый в любую секунду извергнуть пламя.

– Не все. Чего он хочет?

– Он хочет, чтобы мы отказались от тендера. Ублюдок! – в стену полетел стакан. – Щенок, не знает еще, с кем связался. Это будет его последняя выходка, я обещаю. Мы получим этот проект, чего бы мне это не стоило.

– Подождите… – Гена развернулся, уставившись на босса совершенно не понимая… – Что значит: «мы получим»? У него Алекс! Мы должны отказаться, он же неуравновешенный!

Титов снова остановился как вкопанный.

– Нет. Я не буду спешить. Он ничего не сделает Саше. Этот тендер я не могу упустить. Мы слишком много потеряли на протяжении года, – мужчина посмотрел куда-то за плечо Гены так решительно, что сомнений не оставалось – он принял для себя решение.

– Но ведь у него Саша!

– Он. Ничего. Ей. Не. Сделает, – отчеканил любящий отец, продолжая смотреть куда-то вдаль.

– Как вы можете быть так уверены? Это ваша дочь. Какой тендер стоит жизни Алекс?

– Не истери, Светличный. Я знаю, что делаю. Хочешь спасать – вперед, я не против, но идти на поводу у этого щенка, я не буду. Ясно?

– Но Алекс!

– Что Алекс? Не ной, Гена, она моя дочь, думаешь, я волнуюсь за нее меньше, чем ты? Я просто знаю, что делаю. И не смей меня учить, ясно?! – лицо снова темнело по мере того, как в крови с новой силой закипал гнев.

– Ясно, – боже, ему хотелось ослышаться. А лучше, чтобы это все было сном. Тот, для кого не могло быть ничего важнее, чем благополучие собственного ребенка, только что поставил на чашу весов жизнь дочери, а на вторую – какой-то гребаный тендер.

Глава 3

– Привет бойцам невидимого фронта, – Яр улыбнулся, услышав голос друга. – Не верю, что сам Самарский снизошел до того, чтобы позвонить мне, простому смертному…

– Не ёрничай. Ты не в офисе? – на заднем плане разговора различались звуки, сильно напоминающие дорожный трафик.

– Нет, – Дима нажал на клаксон, желая водителю, создавшему эту пробку, долгих лет жизни. Он уже порядком опаздывал на встречу. – Знаешь, я тебя сейчас ненавижу. Вместо того чтобы париться в пробке, я мог бы смотреть на елисейские поля, есть французские круассаны, и… чем ты там еще занимаешься?

– Ничем, только этим, можешь ненавидеть сколько угодно.

Дима рассмеялся, радуясь возможности хоть чуть-чуть отвлечься от напряженной дороги.

– Так как у вас дела? В офис Титов не являлся. Он не собирается разносить нас по кирпичику?

– Видимо, нет, – Яр бросил взгляд на календарь. С момента звонка Титову прошло три дня. Три дня без сдвига. Титов никак не походил на поверженного горем отца. Он не пытался выйти на похитителя, не обрывал телефон, даже в офис не вломился, как сделал это после их последней стычки. Это начинало уже порядком раздражать. Иногда Самарскому даже казалось, что это его облапошили, подсунув в заложницы не ту, а не он полностью владеет ситуацией, держа Титова на коротком поводке. Но на постоянно повторяющиеся вопросы Артему, уверен ли он в правильности похищенной, тот всегда отвечал утвердительно. – Так что мы делаем, Яр? Может мне самому съездить к нему? Или вы не слишком там правдоподобно страдания изобразили?

– Мы не изображали…

– Ты что, правда, решил поиграть в пыточную? Слава? Ты ли это? – в голосе друга слышалось наигранное удивление.

– Не мели чушь. Я не собираюсь играть ни в какую пыточную. Во всяком случае, пока в этом нет необходимости.

– Думаешь, нет? Ты ведь так можешь годами там сидеть, в ожидании, пока Титов соскучится по дочурке. Может стоит его слегка подтолкнуть к действиям? Ведь никто не заставляет тебя орудовать раскаленными клещами, а так… Припугнуть, – раздражение снова дало о себе знать, Дима ударил по сигналу, смачно ругнувшись.

– А ты гуманист, Дима.

– Ну уж простите… Я не имею ровным счетом ничего против этой… Как ее там?

– Алекс.

– О Боже, Алекс? Серьезно? Это как Габриэлла или Эрика? Так же обычно себя называют звезды трансвеститы.

– Тебе видней, как себя называют трансвеститы, я в этом не силен… – и Дима еще раз ругнулся, уже намекая другу, что шутка выдалась не сильно удачной, а вот Яр развеселился. – Так что ты там? Не имеешь ничего против?

– Да. Я не имею ничего против этой … Алекс… Просто девочка попала под раздачу, а раз ее папаша не хочет действовать быстро, нужно его стимулировать.

– Хорошо, попрошу сегодня у Глаши иголки, начнем, пожалуй, с них, а там уже, может, и до раскаленных щипцов дойдем.

В разговоре наступила пауза.

– Я пробил этого Шутова, – первым снова заговорил Дима.

– Которого?

– Третьего претендента на тендерные застройки.

Наверное, впервые за последние несколько лет в их противостояние вступил кто-то третий. Не слишком известный в городе застройщик, появившийся будто ниоткуда. Относительно новая фирма, неизвестно кем проспонсированая, дошедшая до второго тура, значит, имеющая подвязки в верхах. Пусть серьезно ее как соперника не воспринимал ни Титов, ни Самарский, перестраховаться было нужно.

– И что узнал?

– А в тот-то и дело, что ничего. Я просил пробить по базе, а там толком ничего.

– Может менял фамилию?

– Скорей всего, но это тоже настораживает. Просто так люди фамилию не меняют. Он же не замуж выходил.

– Хорошо, узнай больше. Не хочу, чтобы еще и с ним возникли проблемы, мне хватит пока Титова.

– Есть, сэр, – снова в трубке замолчали. – Снежа еще злится.

– Я знаю… – Яр закрыл глаза. – Она не отвечает на звонки.

– Ты пропустил ее выставку, чего ты ждал?

– Ждал, что она поймет – я не могу по-другому.

– Она будет «понимать» всю свою жизнь, дай ей возможность хоть сейчас показать, кто в доме хозяин. Это Снежа, Яр, она скоро успокоится, а как успокоится – позвонит сама.

– Передай ей привет.

– И все? А как же, что ты безумно ее любишь, что рвешь на себе волосы из-за разлуки, что закрываешь глаза и видишь ее? Самарский, ты полный профан в попытках попросить прощение…

– Если мы будем продолжать в таком же духе, скоро, чувствую, стану профи. Ладно, позвонишь, когда что-то прояснится с этим Шутовым, ну и если Титов решит связаться со мной через вас.

– Жди звонка и передавай привет Алекс… – Дима понизил голос, произнося имя так, как это делают представительницы самой древней профессии, предлагая свои услуги по телефону.

Самарский положил телефон на стол, погружаясь в свои мысли. Пусть и слишком кардинально, но Дима прав, ему не хочется просидеть тут месяц, а то и больше, в ожидании, когда Титов соблаговолит снять свою кандидатуру. Выбор компании предстоит через семь с небольшим недель. Этот старый пень может тянуть сколько угодно.

Еще и неизвестно откуда взявшийся Шутов. Кто он? Почему вдруг появился так некстати? Как дошел так далеко?

Ему самому предстоит в этом разобраться, а чтобы взяться за него, сначала нужно было решить все с Титовым.

* * *

Что значит быть заложницей? В представлении Саши, смотревшей в детстве десятки сериалов о буднях милиционеров, разборках братков образца девяностых, каких-то американских фильмов-боевиков, все должно было быть не так, как происходило с ней. И слава Богу.

Пятый день она пребывала «в гостях». Пятый день к ней наведывался вежливый до одурения Артем, оставляя и забирая еду. Ее кормили по расписанию, стоило Артему увидеть оставленный девушкой обед, он неизменно чинно спрашивал, что же не пришлось девушке по вкусу. На ее редкие вопросы почти всегда отвечал.

Не было темного подвала, сырого топчана, крыс, снующих прямо перед носом, похлебки в жестяной тарелке. Не было палача, не дающего расслабиться ни на секунду. На нее не давили ни морально, ни физически. Единственное лишение – запрет передвигаться по дому, отсутствие простого человеческого общества.

Самым родным существом на планете в эти дни Саше казался Артем. Она радовалась его приходам, будто ребенок, возвращению мамы с работы.

– Не понравился пирог? – он взял со столика поднос, не замечая, с каким немым обожанием на него смотрит Саша, получившая наконец-то хоть какой-то объект за который можно зацепиться глазом. – Глаша расстроится.

– Кто? – Артем улыбнулся, продолжая собирать посуду.

– Глафира. Хозяйка дома. Она готовила пирог специально для вас.

– Глафира? Мы что… Мы не во Франции? – Саша пыталась ухватиться за любой намек на их местонахождение, как за соломинку.

– Я этого не говорил. И впредь лучше о подобном не спрашивать.

Саша лишь тяжело вздохнула, в очередной раз, смиряясь с таким положением вещей.

– Сколько я еще буду тут? – папа обещал решить все быстро, и она верила, вот только его «быстро» начало затягиваться.

– Это зависит не от меня. Лучше спросить у Ярослава Анатольевича.

– А где он? Как я могу спросить что-то у человека, которого видела раз в жизни? – пытаясь завязать волосы, Саша слишком сильно дернула резинку, та порвалась. – Блин, – девушка посмотрела на ни на что негодную теперь ленту.

Кроме как о еде, ее похитители позаботились так же и о быте, частично. Ей был предоставлен сменный комплект одежды, не слишком подходящего размера. Обычного кроя сарафан, плотно облегающий до талии, а потом спускающийся вниз до колен, из банных принадлежностей ей было положено довольствоваться лишь тем, что хранилось в ванной изначально, набор весьма скудный, например, расческу пришлось просить у Артема, подобной роскоши тут не наблюдалось, а для длинных волос ее отсутствие – сродни смерти. Все эти пять дней Саша мечтала оказаться дома, просто снова там, где можно почувствовать себя свободной, где не приходится дергаться от каждого шороха, где не нужно изощряться, в поисках замены элементарным средствам личной гигиены, боясь попросить об оных у собственного похитителя.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное