Мари-Од Мюрай.

Мисс Черити



скачать книгу бесплатно

В нескольких минутах ходьбы от нашего дома не так давно открылся Музей естествознания, где я проводила послеобеденные часы, склонившись над стеклянными витринами, срисовывая жуков и бабочек в свой альбом. В музее царила торжественность: элегантно одетые пары чинно прогуливались по залам, разговаривая вполголоса, а смотрители были столь вышколены, что нарушить тишину в их присутствии казалось кощунством. Мадемуазель, не разделявшая моей страсти к энтомологии, откровенно скучала. Налюбовавшись на разнообразие форм и цветов бабочек всего мира, я загорелась идеей собрать собственную коллекцию. К моему великому удовольствию, «Книга новых чудес» предусмотрела и это.

«Как охотиться на бабочек? Возьмите сачок зеленого цвета. В погожий полдень найдите заросшую цветами поляну или тропинку и наблюдайте: вот бордовый павлиний глаз, вот черно-белая пестроглазка галатея, а вот лазурная голубянка икар!»

Далее следовали технические подробности. «Если вы намереваетесь коллекционировать бабочек, следует усыплять их так, чтобы не помять крылышки. Для этого подойдут банка или масленка (главное, чтобы емкость плотно закрывалась). Попросите у взрослых немного морилки».

На протяжении всей операции мадемуазель пряталась за дверью.

МАДЕМУАЗЕЛЬ

Уже всё?

Я

Н-н-нет… Не совсем.

Мои усилия были вознаграждены: у меня появился ящичек со стеклянной крышкой, в котором красовалась дюжина бабочек разной степени помятости с соответствующими ярлычками: «Белянка капустная», «Пяденица крыжовниковая».

Когда мне требовался отдых от трудов, мы с мадемуазель шли в музей, в зал тератологии, где можно было полюбоваться на плавающих в формалине человеческих эмбрионов – сиамских близнецов со сросшимися грудными клетками – или на скелет двуглавой змеи с табличкой, пояснявшей, что при жизни головы ссорились между собой из-за добычи. Я как раз переписывала эту познавательную надпись себе в дневник, когда мадемуазель потянула меня за рукав и прошептала: «Герр Шмаль…»

Наставник Бертрамов стоял у витрины в другом углу огромного зала и, очевидно, был погружен в созерцание очаровательного поросенка-циклопа, поставившего лапку на край стеклянного сосуда, будто намереваясь из него выбраться. При виде нас герр Шмаль изумился больше, чем если бы ему показали барана с пятью ногами. Наши бурные приветствия заставили смотрителя сурово насупить брови и двинуться в нашем направлении.

ГЕРР ШМАЛЬ

Идемте же, мои дорогие друзья, пройдемте в сад! Вы не торопитесь? Мисс Тиддлер, вы, наверное, уже позабыли всё, чему я вас учил?

Герр Шмаль был искренне рад нас видеть. Он предложил нам сразу две руки – одну мадемуазель, другую мне, – и мы пошли, болтая на смеси английского, французского и немецкого.

ГЕРР ШМАЛЬ

Знаете, как говорит наш поэт Рихтер? «Морская империя принадлежит англичанам, земная – французам, а эфирная – немцам».

Вот почему мы с вами живем в согласии. Мы просто не мешаем друг другу!

Мы договорились снова встретиться в зале тератологии в следующий вторник, поскольку герр Шмаль не успел осмотреть двуглавую змею.

Во вторник мадемуазель взяла с собой папку с рисунками. Она призналась, что это подарок для герра Шмаля: ведь он так любит натюрморты. Заливаясь краской, она вручила свой дар.

ГЕРР ШМАЛЬ

Как же, дорогая мадемуазель Легро… как мне выразить всю мою признательность… и восхищение? Они просто роскошны, эти луковицы… Так точно передать их розоватый оттенок… и прозрачность шелухи. Бесподобно!

Если бывают на свете луковицы, которые способны кого-то осчастливить, то это были именно они.

8

Первую неделю после нашего прибытия в Дингли-Белл лил дождь. Но вот солнце наконец выглянуло, и я поспешила открыть «Книгу новых чудес». Страница 72: «Как различать грибы? Возьмите с собой нож, корзинку и хорошее настроение и отправляйтесь в леса и луга. Там вас ждут сотни видов грибов! И всего три из них смертельно ядовиты».

К счастью, мама лежала у себя в спальне с сильным насморком, и я не стала ее беспокоить просьбами отпустить меня на прогулку. Конечно, я отправлялась не одна: со мной были мадемуазель и Кипер, папин черно-белый спаниель. С того лета 1884 года вечно путавшийся под ногами пес стал моим постоянным спутником. Так мама чувствовала себя спокойнее. Она была убеждена, что, если повозка перевернется и мы обе с мадемуазель расшибем себе головы о дуб, собака непременно поднимет тревогу. Хотя на самом деле если кому-то и требовалась помощь, то, как правило, самому Киперу. За одно лето он умудрился застрять в барсучьей норе, свалиться в реку и заболеть, нацеплять клещей на лугу и выколоть глаз, напоровшись на сучок. Тем не менее он меня обожал и радостно бросался топтать грибы, полагая, что очень мне этим помогает.

После недели успешной грибной охоты моя комната наполнилась запахом преющего подлеска. Собрав более тридцати разных видов, я смогла определить с помощью «Книги новых чудес» только несколько из них. Лисички и пестрые грибы-зонтики на фоне мха засияли на новой акварели. Меня удручали масштабы собственного невежества, и я поклялась по возвращении в город проводить все свободное время в микологическом зале музея. Впрочем, я и сейчас старалась не терять времени даром. Пока мадемуазель читала, сидя в двуколке, я выкапывала грибницу, чтобы изучить способ ее укоренения.

ГОЛОС СВЕРХУ

Мисс, вы что-то потеряли?

Кажется, Кеннет Эшли ходит на цыпочках? Я разозлилась, что меня снова застали врасплох на четвереньках. Мистер Эшли может подумать, что я все свободное время провожу в такой позе. Я поднялась и отряхнула юбку, но при виде его улыбки поняла, что вид у меня не слишком презентабельный.

Я

Я увлекаюсь микологией.

КЕННЕТ ЭШЛИ

Прекрасное занятие для молодой девушки.

Я решила не обращать внимания на это замечание и, напустив на себя умный вид, показала только что выкопанный гриб.

Я

Тут целое семейство таких грибов с красноватой круглой шляпкой. Не знаю, как они называются.

КЕННЕТ ЭШЛИ

Вот этого зовут Болван. Болван Смит.

Я

Он скорее лиловый, чем красный.

Не будем уточнять, какого цвета было в тот момент мое собственное лицо. Кеннет Эшли небрежно ударил тросточкой по семейству грибов, обезглавив ни за что ни про что дюжину Болванов Смитов. Меня это ужасно рассердило, а Кипер, обнюхивавший все это время брюки мистера Эшли, залаял.

КЕННЕТ ЭШЛИ

О, еще один любитель микологии? Доброго вам дня, мисс Тиддлер.

Я передернула плечами, хоть он этого и не увидел. Этот мальчишка, который корчит из себя денди, становится все несноснее.

Дома я показала грибы садовнику Нэду. Он внимательно осмотрел одного из Болванов.

НЭД

Нет, мисс, не знаю, что за гриб. Но вот этот, в китайской шляпке, – совсем поганый. Коли жить надоело, сварите из него супчик.

Я уважительно рассмотрела ядовитый гриб и потом полдня срисовывала его и разглядывала в микроскоп. А закончив, отнесла в сад и закопала поглубже, чтобы Табита не пустила его на бульон для мадемуазель. Хотя волновалась я зря: Табита больше не говорила, что моя гувернантка – замаскированная мисс Финч. Скорее наоборот, теперь Табита притворялась, что она сама – мисс Финч, и даже пыталась учить меня итальянскому.

ТАБИТА

Мини зовути Черити. Повторити за мини, мисс Тиддлир.

Поначалу, чтобы ее не огорчать, я даже согласилась «повторити» несколько фраз из ее выдуманного итальянского. Но мне это быстро надоело.

Я

Полно, Табита, вы же не знаете ни слова по-итальянски.

Она возмущенно ответила, что понятия не имеет, кто такая «Табита», и ушла, хлопнув дверью. Когда она вскоре вернулась, оказалось, что она вовсе не помнит нашего давешнего разговора. Мадемуазель называла это «приступами». Во время одного такого приступа Табита засунула под платье подушку и объявила, что она – Эмили Макдафф, дочь хозяина трактира «У Красного Колпака». Затем села с отрешенным видом, держа руку на животе, то есть на подушке. Спустя несколько минут она встала и ушла, заявив перед уходом, что идет «избавиться от него».

Когда Табита вернулась, подушки уже не было. Мадемуазель этот приступ привел в ужас. На меня же он произвел не большее впечатление, чем моменты оцепенения у ежихи Милдред или вспышки гнева у Клювохлопа.

МАДЕМУАЗЕЛЬ

Мисс Черити, как можно сравнивать Табиту с животными!

Я

А какая между ними разница?

Как бы там ни было, я настояла на том, чтобы мадемуазель не беспокоила родителей приступами Табиты.

Мама излечилась от насморка – значит, вскоре нам предстоял визит в поместье Бертрам. Но тут зарядил дождь, и потоки воды отрезали нас от остального мира. Мадемуазель совсем пригорюнилась. Я же, избавившись от гниющих запасов грибов (которыми успел отравиться Питер), направила пытливый научный взор на окрашивание тканей. Страница 25 и далее: «Мелко нарубите листья, разотрите коренья. Оставьте в воде на ночь, прокипятите в течение часа, затем отфильтруйте». Вот какие цвета мне удалось получить: светло-коричневый из луковой шелухи, оранжевый из морковки, розовый из свеклы, синий из коры черноклена. Салфетки, наволочки, кухонные полотенца и занавески долго вымачивались в зловонных жидкостях, которые надежнее красили ногти, чем ткань. Потом я развесила эти тряпки на веревках, протянутых через детскую, и ее снова заполнил запах тлена. Питер, который уже оправился после неудачной попытки отведать Болвана Смита, помогал как мог, опрокидывая бадьи с морковным и свекольным отваром.

Но эти досадные мелочи не остудили моего исследовательского пыла, особенно после того, как Нэд обнаружил в каретном сарае старый печатный станок. Но когда я уже вырезала на дереве свою первую гравюру, то обнаружила, что у меня нет подходящих чернил. Нет ничего проще! Страница 60: «Вы можете изготовить чернила из сажи и рапсового масла». Я смешивала указанные ингредиенты, и у меня получалась какая-то липкая жижа. Она была то слишком густая, то слишком жидкая; валиком я пыталась наносить ее на доску. Мне удалось окрасить «чернилами» даже свои брови, но только не гравюру.

Но вот выглянуло солнце, и мама сообщила, что нас ждут не дождутся на традиционный «чай по вторникам».

В малой гостиной сидели только леди Бертрам и миссис Эшли.

ЛЕДИ БЕРТРАМ

Дети в библиотеке с Дженет. Играют в шарады, полагаю.

Мне разрешили к ним присоединиться. Мы с мадемуазель пошли по коридору в ту сторону, откуда доносился смех. «Тс-с, тише», – зашикали на нас в библиотеке.

Кузен, обе кузины, герр Шмаль, несколько малышей, среди которых я узнала подросшего Эдмунда, и шестеро молодых людей, которых я видела впервые, сидели на стульях и пуфах и смотрели в одном направлении. Герр Шмаль шепотом объяснил, что нужно угадать название романа.

Перед ними на корточках с горемычным видом сидели три маленьких мальчика и мистер Эшли, который тоже изображал ребенка. На голову он нахлобучил кепку, а лицо размалевал жженой пробкой. Все четверо притворялись, что едят суп, а потом выскребают пальцами остатки со дна мисочек. Неподалеку стояла кухарка – тетушка Дженет, руки в боки, со злым лицом (насколько это вообще для нее возможно). На ней был кухонный фартук, в руке – черпак. Закончив есть, мальчики начали толкаться и в конце концов вытолкнули Кеннета вперед. Он упал, потом поднялся на ноги, снял кепку и робко двинулся к тетушке Дженет. Играл он безупречно. Казалось, перед нами действительно испуганный ребенок; Энн от избытка чувств нервно фыркала. Мистер Эшли в мольбе протянул руки к кухарке, но та изумленно посмотрела на него, а потом замахнулась черпаком. Послышались возгласы: «Оливер, это же Оливер Твист»!», «Оливер просит добавку!», «Сцена с кашей!», «Это «Оливер Твист» Диккенса!»

Все были довольны: и те, кто разгадал, и актеры, которым аплодировали. Пока они переодевались и снимали грим, герр Шмаль представил нас четырем юным джентльменам из Лондона – поклонникам Лидии – и двум их младшим сестрам.

ТЕТУШКА ДЖЕНЕТ

Кто хочет следующим загадать название романа?

ЛИДИЯ

Ах, эти головоломки так утомительны!

Четыре джентльмена тотчас заявили, что они тоже устали разгадывать.

ТЕТУШКА ДЖЕНЕТ

Тогда можем сыграть партию в «Желтого карлика».

Ее предложение даже не удостоили ответом. Все уставились на дверь, за которой скрылся мистер Эшли. Вдруг дверь распахнулась.

КЕННЕТ ЭШЛИ

Будем ставить пьесу!

Я будто снова увидела того мальчишку, который когда-то объявил: «Будем играть в “Хватай дракона”!»

Все тут же согласились: «Да, да, давайте ставить пьесу!» Оставалось выбрать какую.

ЭНН

Умоляю, только не Шекспира!

ЛИДИЯ

Почему нет? У него прекрасные комедии.

ЭНН

Ну да, например «Укрощение строптивой»! Так и вижу вас в пф-фглавной роли.

ГЕРР ШМАЛЬ

Предлагаю «Вильгельма Телля»! Это героическое произведение, я бы сыграл тирана.

ЛИДИЯ

Благодарю, герр Шмаль, но из меня выйдет плохой стрелок. Разве что Энн будет в роли сына Вильгельма Телля.

МАДЕМУАЗЕЛЬ

Я прихватила с собой французскую комедию с очаровательными женскими ролями. Называется «Ложные клятвы».

Герр Шмаль предложил мадемуазель рассказать подробнее.

МАДЕМУАЗЕЛЬ

Так вот. Это история Анжелики, она помолвлена с Леандром, но молодые люди ни разу друг друга не видели. И Леандр очень боится разочарования. Да и в целом он побаивается женщин.

Герр Шмаль прокашлялся, и вокруг мадемуазель повисла напряженная тишина.

МАДЕМУАЗЕЛЬ

Леандр решает проверить Анжелику перед тем, как сделать ей предложение. Он переодевает своего слугу, Скарамуша, в свою одежду и поручает ему приударить за Анжеликой.

«Кхм, кхм», – прочистил горло герр Шмаль.

МАДЕМУАЗЕЛЬ

Что же до Леандра – о, это самое забавное в пьесе! – он тоже переодевается в… молодую субретку! И она кружит голову, хи-хи-хи, Оргону, отцу Анжелики…

Мадемуазель рассмеялась, не осознавая надвигающейся опасности.

МАДЕМУАЗЕЛЬ

В свою очередь Скарамуш откровенно волочится за Анжеликой. А служанка Анжелики, Зербинетта, девушка сомнительных моральных устоев…

«Кхм, кхм!» – подал сигналы тревоги герр Шмаль, чей кашель теперь уже звучал как охотничий рог.

Услышав кашель, Мадемуазель вздрогнула и догадалась оглядеться. Все таращились на нее, ошеломленные и одновременно растерянные.

ТЕТУШКА ДЖЕНЕТ

Это, безусловно, очаровательная пьеса, мадемуазель Легро, но, на наш вкус, чересчур французская…

Мадемуазель залилась румянцем, как маков цвет. Оказалось, не так-то просто найти хорошую пьесу.

Я

«Ромео и Джульетта»?

КЕННЕТ ЭШЛИ

Превосходно. Я буду Ромео.

ЛИДИЯ

А я – Джульеттой.

ЭНН

А… а я?

КЕННЕТ ЭШЛИ

А вы будете союзом «и». Больше в названии ничего не осталось.

ЭНН

Мы же решили, только не Шекспира!

ЛИДИЯ

Это вы так решили, милочка.

ФИЛИП (полулежит на софе)

Вы даже не представляете, сколько времени уйдет на то, чтобы разучить пьесу из пяти актов!

У меня ушло два месяца на «Гамлета», но я выучила все роли. Энн нашла в библиотеке «Ромео и Джульетту» и, открыв наугад, начала читать.

ЭНН

«Чтоб замуж за Париса не идти, я лучше брошусь с башни, присосежусь к разбойникам…»

Сама того не замечая, я продолжила вполголоса.

Я

«…Я к змеям заберусь и дам себя сковать вдвоем с медведем».

Тут я поймала на себе взгляд мистера Эшли.

КЕННЕТ ЭШЛИ

Кого предпочитаете сыграть, мисс Тиддлер: медведя или змею?

Я

Никого, мистер Эшли.

Я сделала правильный выбор. Пьесу так и не поставили. Двоим актерам пора было возвращаться домой в Лондон, а кузен Филип занемог. В следующий вторник за чаем леди Бертрам выразила удовольствие по поводу того, что вся эта театральная шумиха наконец-то утихла.

ЛЕДИ БЕРТРАМ

Это все затея молодого Эшли.

МАМА

Не очень приличная затея.

Крестная в знак согласия поморщилась. Мне захотелось спросить, приличен ли сам мистер Эшли.

Тем дождливым летом я решила прочесть «Ложные клятвы». Пьеса была заурядной, но настолько забавной, что мне захотелось сыграть несколько сцен. Мадемуазель согласилась на роль Оргона, я играла Анжелику, а Питер был Леандром, переодетым Лизеттой. По такому случаю Табита сшила ему прелестную юбочку и чепчик с отверстиями для ушей. Я поддерживала его за передние лапки, чтобы он мог стоя отыграть свою главную сцену с Оргоном, и подсказывала ему реплики: кролики не могут похвастаться хорошей памятью. Зато играл Питер отлично.

В день премьеры мы рассадили полукругом зрителей: Клювохлопа, Милдред, Кука, Джулиуса в клетке, Маэстро на насесте и Дорогушу в банке. На единственном стуле восседала Табита, рядом с ней на полу стояла ее корзинка для рукоделия. Трудно сказать, кто получил большее удовольствие от спектакля, актеры или зрители.

Лето 1884 года тянулось дольше предыдущего – наверное, из-за бесконечных дождей. Даже разнообразные культуры плесени, выращенные на кусочках хлеба, не могли скрасить мне жизнь. Порой на меня накатывала дурнота, начинала кружиться голова. Как-то утром, едва поднявшись с постели, я почувствовала, что ноги не держат меня. Потом недомогания прошли сами собой, и я, не понимая их природы, не стала никому о них рассказывать.

Музей естествознания вернул мне бодрость духа. В зале микологии я наконец-то узнала, что «поганый гриб в китайской шляпке» – это самая настоящая бледная поганка. А правильное название «Болвана Смита» звучит просто великолепно: Gomphidius Glutinosus.

В один из вторников мы встретили в музейном саду герра Шмаля; со времени нашей прошлой встречи он тоже страстно увлекся микологией. Он настаивал, что грибы надо рисовать с научной точностью. Мадемуазель, правда, не могла удержаться и всякий раз добавляла в композицию цветок или гирлянду. Я же самой тонкой кисточкой скрупулезно выводила каждую пластинку.

МАДЕМУАЗЕЛЬ

Ученик превзошел учителя.

Моей гувернантке больше нечему было меня учить. Позабыв про разницу в возрасте, мы называли друг дружку по имени, как две ученицы в пансионе. Я наконец догадалась о ее чувствах к герру Шмалю, но застенчивость помешала мне заговорить с ней об этом. Первой отважилась сама мадемуазель.

МАДЕМУАЗЕЛЬ

Как вы полагаете, Черри, встретит ли когда-нибудь герр Шмаль ту, которая поможет ему забыть потерю жены и детей?..

Я

Я очень горевала после исчезновения Дорогуши Номер Один. Вам не довелось с нею познакомиться… поверьте, это была выдающаяся жаба! Я до сих пор не могу ее забыть. Но это не мешает нам с Дорогушей Номер Два наслаждаться обществом друг друга.

МАДЕМУАЗЕЛЬ (в отчаянии)

Это обнадеживает…

9

Мое развитие опережало мой возраст: мне еще не было пятнадцати, когда я увлеклась разнообразием форм тления. Кусочек хлеба, предназначенный для Питера, однажды случайно остался на подоконнике. Уже через несколько дней глаз радовала великолепная белая мохнатая плесень, увенчанная черными шариками спор. Как представитель семейства грибов, плесень значительно расширила мое увлечение микологией.

Я поставила еще несколько экспериментов, например, бросая мертвых мух в закрытые склянки с водой. Через несколько суток мухи покрывались легким белым налетом, который можно было изучать в микроскоп. Еще я развлекалась, оставляя закрытые банки с подпорченными фруктами в разных местах: в теплом стенном шкафу на кухне, на полке в холодном погребе или на солнце у окна, что позволяло определить самые благоприятные условия для развития плесени.

Я усердно заполняла научный дневник, и герр Шмаль так хвалил меня, что договорился до следующего утверждения: девушке следует заниматься наукой, а не вышиванием. Воодушевленная, я решилась посвятить его в свой новый замысел: описать в одном исследовании все грибы лондонских парков.

ГЕРР ШМАЛЬ

Блестящая идея! Ваши точные акварели, мисс Тиддлер, непременно найдут своего издателя. Так и вижу название: «Городские грибы»! Я лично знаком с заместителем директора Гербария Королевских ботанических садов; я представлю ему вас, как только закончите.

Такой энтузиазм меня немного страшил: кто я рядом с заместителем директора Гербария Королевских ботанических садов? Тем не менее я рьяно принялась за работу и без устали рисовала опята, дождевики, лишайники и шампиньоны. Это была волшебная весна: жизнь наполнилась смыслом. Вечером, закрывая уставшие глаза, я представляла тот долгожданный и волнующий день, когда герр Шмаль отведет меня в Гербарий, и я развяжу перед господином заместителем тесемки на своей папке с рисунками. Мне уже слышалось, как он воскликнет: «Потрясающе! Какая точность!» А я скромно отвечу: «Ну что вы, это целиком заслуга мадемуазель Легро, это она научила меня всему». Так, слово за слово, я погружалась в сон, где господин заместитель превращался в Кеннета Эшли с лорнетом, непременным атрибутом учености.

Но кое-что омрачало радужное будущее.

Я

Мама вряд ли разрешит издать книгу под моим именем.

МАДЕМУАЗЕЛЬ

Можно взять псевдоним, какое-нибудь мужское имя. Все писательницы так делают. Чтобы соблюсти приличия.

Вопрос был решен.

Но мне не суждено было спокойно сосредоточиться на науке. Примерно в это же время мама стала чаще требовать моего присутствия и ревновать к мадемуазель, чье общество я явно предпочитала. Мама завела разговор о том, что гувернантка мне больше не нужна.

Я

Но мне необходима компаньонка!

МАМА

Разве мать – не лучшая подруга для молодой девушки?

Я

У Лидии и Энн есть фрейлейн.

ПАПА

Вот именно.

На этом обсуждение пока застряло. Но с тех пор, стоило нам втроем оказаться на прогулке, мама начинала изводить мадемуазель колкими замечаниями. Зная чувствительную натуру Бланш, я вынуждена была просить ее больше нас не сопровождать. Так мама одержала первую победу. Увы, этого ей было мало: она лишила меня послеобеденной свободы. Тому всегда находились тысячи причин: то ей надо примерить платье у портнихи, то навестить девиц Гардинер, то переговорить с миссис Саммерхилл, возглавлявшей общество распространения Слова Божьего среди папуасов. Я отговаривалась мигренями, чтобы остаться в классной комнате на четвертом этаже. Призванный мамой доктор Пайпер нашел у меня «подростковую утомляемость».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25