Марго Генер.

Сердце Черной Пустоши. Книга 3



скачать книгу бесплатно

Войти не решалась долго. Не знаю, сколько прошло времени прежде, чем подняла руку и постучала, но никто не ответил. Я постучала еще раз, и снова ответом стало молчание, которое нарушается лишь щебетом птиц в ветвях клена.

Подняв взгляд, попыталась рассмотреть беззаботных созданий, что порхают в кроне и не представляют, какая трагедия обрушилась на всю Черную Пустошь. Потом сделала глубокий вдох и осторожно толкнула дверь. Та поддалась с тихим скрипом, и я, подобрав юбку, вошла.

В нос ударил запах кислого вина и затхлости, какой бывает, если долго не проветривать помещение. Беспорядок и запустение ошеломили так, что буквально кожей ощутила боль и отчаяние человека, находящегося здесь. Просторная комната завалена обломками стульев, стол рассечен пополам, словно в приступе гнева кто-то крушил все, что попадется под руку. Деревянные стены иссечены сотнями зарубок, а на полу осколки кувшинов, в которых хранилось эльфарское вино. На окнах когда-то висели занавески, но сейчас от них остались лохмотья, и солнечный свет проникает в дом тонкими лучами, высвечивая дорожки пыли в воздухе.

Я нервно сглотнула и сделала глубокий вдох, но так и не решилась произнести ни звука. Потому что сама пребывала в состоянии, похожем на беспорядок этого дома. Лишь спустя несколько минут смогла собраться с духом, и позвала тихо:

– Виконт?

Никто не ответил, я повторила чуть настойчивей:

– Виконт де Жерон?

Из прохода, который ведет в боковую комнату, послышалось шуршание. Приподнявшись на полупальцы, я осторожно приблизилась к распахнутой двери. Когда заглянула внутрь – вздрогнула.

Там оказалось еще запущенней. Разваленная мебель, разбитые кувшины, а на диване у стены растянулось тело, лишь смутно напоминающее виконта. Он лежит, уставившись неподвижным взглядом в потолок, сжимает рукоять меча с поломанным лезвием и, кажется, не дышит.

Осознание этого прокатилось жгучей волной, рот раскрылся, и я выкрикнула:

– Виконт!

Сама мысль, что не успела, что брат принца не вынес утраты и последовал за ним, встряхнула сильнее, чем нападение пиратов и магнакарид вместе взятых. Я вдруг поняла: несмотря на случившееся, на мне теперь ответственность, и я не вправе оставить людей Пустоши на произвол судьбы. Но потерять еще и виконта было бы невыносимо.

– Де Жерон, – прошептала я, – только не.... Пресветлые боги…

Меня качнуло, я успела ухватиться за дверной косяк, не сводя застывшего взгляда с дивана. А потом с плеч скатилась гора потому, что заметила, как виконт все же дышит, просто очень тихо и незаметно.

– Как вы меня напугали, – сказала я, надеясь, что он как-то среагирует.

Но поверенный Черного Принца продолжает лежать, словно статуя, и таращиться в потолок.

Набравшись смелости, я стала постепенно приближаться, помня о словах Альре о состоянии виконта. Когда оказалась совсем близко, с ужасом обнаружила, как он осунулся и похудел. Кожа бледная, под глазами черные круги, губы потрескались, а на щеке свежий синяк.

Когда опустила взгляд ниже, заметила запекшуюся кровь на костяшках пальцев.

– Виконт, – снова позвала я. – Вы меня слышите?

Он не среагировал, я продолжила мягко:

– Вам надо поесть. Альре говорит, вы не ели две недели. Это слишком много даже для вас.

Я осторожно присела на край дивана и медленно, стараясь не тревожить, разжала ему пальцы и вытащила обломок меча. Виконт не шелохнулся, но меч забрать позволил.

Около получаса я говорила с ним, пыталась привести в чувства, увещевала, хотя самой было не сильно лучше. Но де Жерон реагировал бесстрастным молчанием восковой куклы. Когда на очередную мою тираду о том, что ему нужно позаботиться о себе, поесть и выспаться он ответил немым безразличием, во мне что-то щелкнуло.

Гнев вспыхнул быстрее, чем успела его осознать, я закричала:

– Да как вы смеете! Как вы смеете лежать здесь и упиваться жалостью к себе! Нам всем тяжело! Видят светлые боги, я две недели пролежала в беспамятстве, но нашла силы подняться! Вы не имеете права бросать меня в такой момент! Бросать Пустошь! Очнитесь, Дэйви Джонс вас дери!

В порыве ярости я накинулась на виконта и принялась истово лупить по щекам, бить кулачками в грудь и пинать, куда попало.

Спустя несколько минут, к удивлению и облегчению, взгляд виконта стал осмысленным. Он некоторое время просто наблюдал, как избиваю его, потом перехватил мою кисть, занесенную для очередного удара и проговорил голосом, похожим на саму вечность:

– Что вам нужно?

– Что мне нужно? – выпалила я, откидывая прядь со лба и гневно выдыхая воздух. – Мне нужно, чтобы вы поднялись и взяли себя в руки!

– Зачем? – безразлично произнес виконт.

Мои глаза расширились, я снова занесла руку и со звоном обрушила ладонь на его щеку.

– Хотя бы затем, что лишь тогда перестану вас бить!

– Если вам это нравится, – монотонно сказал виконт, – бейте.

– Нравится? – выдохнула я. – О, да! Мне это очень нравится! Я мечтала об этом с самой первой встречи! Но сейчас это лишь огорчает! Потому что мне приходится бить не виконта, а поверенного Черного принца!

При упоминании о принце, виконта дернулся и перевел на меня взгляд полный боли и безутешного отчаяния.

– Это я виноват… – прошептал он.

– Что? – не поняла я. – Не мелите чепухи! Вы не виноваты. Это все… все Каравара!

– Я виноват, – повторил де Жерон. – Я помогал ему изготавливать механизмы, которые не позволят Хозяину льда и его приспешникам пройти через порталы и попасть в теплые земли.

Радуясь про себя, что виконт начал говорить, я поспешила поддержать разговор.

– Это не делает вас виновным в его гибели, – проговорила я, глотая комок.

– Я должен был его защитить, – проговорил виконт сдавленно, переворачиваясь на бок, и уставился в пол. – Если бы я, а не он шел последним, он был бы жив, а в лед обратился бы…

– В лед обратились бы вы, – закончила я резко, хотя саму душили слезы и стоило немалых усилий сдерживать их перед убитым горем виконтом. – А это ничуть не лучше. Если кто и виноват, так это я. Я принесла магию в Черную Пустошь…

Взгляд де Жерона переполз на меня, и показалось, стал чуть осмысленней, чем секунду назад. Чем дольше он смотрел, тем яснее становились глаза. Спустя некоторое время он приподнялся на локте и сказал:

– Не говори ерунды, Лиззи. Ты виновата не больше, чем солнце, за то, что дарит свет, но и иссушает поля, или ветер, который опыляет цветы, но срывает крыши. Ты просто женщина, которая…

– Любила своего мужа, – снова закончила я за него и печально опустила взгляд.

Слова виконта немного облегчили муки совести, которые тяжким грузом висели все это время. Но теперь я понимала, что не имею права думать только о собственно участи, и с благодарностью великому Карлу Сварту подумала, что Пустошь теперь в относительной безопасности.

– Виконт, – сказала я, решив уточнить и одновременно поддержать разговор, который, судя по всему, постепенно выводит его из оцепенения, – вы говорили о механизмах для защиты?

Тот кивнул и сказал коротко:

– Да.

– Не могли бы вы подробнее рассказать об этом? – попросила я.

Он проговорил, покривившись:

– В детали посвящать не стану. Слишком сложно. Но главное, что он смог их сделать, и именно поэтому так долго шел вызволять вас. А когда оказались в логове Каравары, мы успели поставить их прямо внутри. Когда мы убегали…

Виконт сделал паузу, словно слова даются ему с большим трудом, затем вдохнул и продолжил:

– Когда убегали, порталы уже закрывались, но Каравара успел проскользнуть в пространство между мирами. Он явно не хотел отпускать вас, не хотел проиграть. Я должен был защитить принца. Защитить брата…

К своему удивлению, я положила ладонь ему на пальцы и сказала, стараясь вложить в голос всю искренность:

– Виконт… Дагрей… Никто не смог бы остановить Карла Сварта. Мне кажется, он давно все решил, и готов был пожертвовать жизнью для спасения Черной Пустоши и ее людей. Мы должны помнить об этом.

Когда назвала виконта по имени, он вновь посмотрел на меня и впервые за все время моего пребывания в охотничьем доме глаза стали полностью ясными, а взгляд осмысленным. Истинным зрением я видела, как тень безумия постепенно уходит, хотя ему все еще тяжело.

Не сводя с меня взгляда, де Жерон приподнялся и сел. Теперь я смогла разглядеть, как камзол и рубаха болтаются на нем от двухнедельного голодания. Он смотрел на меня, как верный пес, который лишился хозяина и теперь пытается понять, найти нового или лечь на могиле прежнего и уснуть навечно.

Чтобы не дать виконту снова погрузиться в тягостные думы, я спросила:

– Вы можете показать мне записи об этом механизме? Я хочу понимать, что это, если вдруг придется снова столкнуться с подобным.

– Вы назвали меня по имени, – ответил виконт, игнорируя вопрос. – Вы никогда не называли меня по имени.

– Но ведь оно у вас есть, – сказала я.

Виконт еще некоторое время смотрел на меня, и я видела, как в нем идет тяжелая борьба между тем, что было, и тем, что ждет впереди. Теперь я знала, насколько близки были Карл Сварт и виконт де Жерон, и что кошмар, который испытывает он, сильнее моего потому, что они провели вместе всю жизнь, и связь их неизмеримо прочней любых, какие доводилось видеть среди людей.

Мне хотелось помочь, но в глубине души понимала, что сделала все, что следовало, и теперь выбор остается за Дагреем де Жероном, виконтом Его высочества Карла Сварта, сыном пресветлого Радилита.

Я наблюдала, как тени скользят по его щекам, как движутся мышцы на лице и дергается кадык. Но терпеливо ждала, чувствуя, как виконт буквально балансирует на тонком лезвии.

– Вы назвали меня по имени, – снова сказал он. – Это делал только мой брат.

Я закусила губу, испугавшись, что сыпанула в свежую рану столько соли, что вымыть уже нельзя, но виконт продолжал смотреть на меня осмысленно, и от этого затлела надежда.

Он опустил ноги в высоких сапогах на пол и сел, оперевшись локтями на колени. Несколько секунд оставался неподвижным, потом вытер лицо и проговорил:

– Я покажу тебе, Лиззи. Все покажу. И передам все его свитки, записи. Все наброски и чертежи. Я расскажу все, что знаю, а чего не знаю, расскажет молодой маг, которого он спас благодаря тебе.

Такая перемена в настроении на секунду напугала, я решила, что виконт все же помешался, но, когда повернул голову, истинным зрением увидела, что преданный пес сделал выбор.

– Вам не следует находиться в такой обстановке, – произнес виконт, поднимаясь так медленно, словно и впрямь стал восковой куклой, которую зачем-то принудили ожить.

– В ваших силах это исправить, – сказала я. – Но не надейтесь просто выгнать меня. Я не уйду, покуда не удостоверюсь, что вы в порядке и не собираетесь сотворить что-то ужасное.

– Ужасное уже позади, – мрачно сообщил он. – Теперь следует извлечь из этого уроки. Я вас провожу, Лиззи. Здесь все слишком пропиталось вином и горечью. Вам не стоит здесь задерживаться.

– Поверьте, виконт, – сказала я, – сейчас вся Черная Пустошь пропитана этим.

И без того хмурое лицо Дагрея де Жерона стало темнее тучи. Пошатываясь, он прошел к двери в большую комнату и проговорил:

– Карлу это бы не понравилось. Все же, прошу вас покинуть это место.

Я поднялась и приблизилась к виконту.

– Только после того, – сказала я, – как вы пообещаете переехать в замок, начать есть и посетить омывальную.

Он внимательно посмотрел на меня пронзительно-голубыми глазами, и я в очередной раз заметила, как они с братом похожи. Потом едва заметно кивнул и произнес:

– Обещаю.

Он провел меня через разрушенную комнату, с обилием рогов на стенах и шкур на полу. Потом отворил дверь. Струя свежего воздуха ворвалась внутрь, и только теперь поняла, как душно в доме.

– Помните, – проговорила я, не сводя взгляда с де Жерона и выходя во двор, – вы обещали.

Он послал мне усталый, но трезвый взгляд и сказал:

– Я никогда и ничего не забываю.

Я покинула охотничий дом и, стараясь не оглядываться, поспешила к ожидающему меня Альре. Я старалась идти быстрым шагом, но нога неловко подвернулась, и, чтобы не упасть, пришлось схватиться за ветку.

Поднявшись, я осторожно ступила на ногу, но, когда убедилась, что с ней все в порядке, дернулась, словно меня ударили.

Медленно, как во сне я посмотрела на ствол дерева, подняла взгляд чуть выше и, вскрикнув, торопливо зажала ладонью рот.

Место, на уровне головы высокого мужчины, оказалось сплошь заляпано кровью. На коре образовалась небольшая вмятина, на сучьях рядом обрывки белых волос.

Картина, как виконт стоит на этом месте и бьется головой о дерево, чтобы унять внутреннюю боль, возникла так явно, что ноги подкосились, пришлось помотать головой, чтобы вернуться в реальность.

Я подняла руку и осторожно провела ладонью по стволу, словно прикасаюсь не к нему, а к Дагрею де Жерону.

Потом отдернула руку и твердо произнесла:

– Больше никакой слабости. Я нужна своим людям. Мы с виконтом нужны Черной Пустоши, которая так истово верила в моего любимого мужа и господина.

Глава 2


Я хотела принять гонца от его величества пресветлого Радилита сразу же по возвращении в замок, но Альре был непреклонен и сначала пришлось поесть. Я распорядилась, чтобы королевского гонца проводили в библиотеку, в малый зал, который служит кабинетом для аудиенций его высочеству, предварительно накормив и убедившись, что он ни в чем не знает нужды.

Когда с обедом было покончено, Альре проводил меня в малый зал, и, стоило присесть на стул с высокой спинкой, через окно влетел Диларион и с укоризненным писком устроился на плече.

Гонца ввели спустя минуту.

Им оказался молодой человек невысокого роста с хищным, как у хорька, лицом.

Выразив присущие случаю соболезнования, он открыл продолговатый футляр и протянул мне свиток, перевязанный лентой и скрепленной печатью с вензелем правящего дома, с изображением рукокрылой рогатой женщины между двумя, вставшими на дыбы, жеребцами.

Едва свиток оказался в руках, я ощутила, как внутри похолодело. Почему-то не хотелось его разворачивать, даже возник неожиданный импульс: вернуть этому человеку с мелкими чертами лица. Тот, ожидая, пока прочту и отвечу, с интересом изучает меня взглядом несколько более настойчиво, чем допускают приличия.

Наконец, я развернула белую бумагу с огненно-алыми краями и прочла послание от правящего дома:

"Леди Элизабет Сварт из дома Гриндфолд следует немедленно прибыть ко двору Его величества Пресветлого Радилита Сварта.

Граф де Шевье, личный секретарь Его величества"

Стараясь скрыть недоумение, к которому добавилась ощутимая порция злости, я перевела взгляд на гонца. Он наблюдал за мной так пристально, что готова поспорить, знал, что написано в послании, а также знал о его тоне.

– Ваша светлость, – сказал он, отвешивая легкий поклон. – Мне приказано сопроводить вас в Огненные Земли. Немедленно по прочтению послания.

Я приложила все усилия, чтобы не дать чувству тревоги и недоумения проступить на лице. Сухо кивнув, отчетливо произнесла:

– Аудиенция окончена.

Дверь открылась, словно Альре стоял за ней и ждал этой фразы. В малый зал библиотеки вошел управляющий в сопровождении двух гвардейцев.

Гонец оглянулся на них с неприязнью, потом перевел взгляд на меня:

– Вы понимаете, ваша светлость, что приглашение явиться ко двору… незамедлительное?

Из-за паузы за словом "приглашение" мне отчетливо послышалось "приказ".

С трудом сохраняя самообладание, я сдержанно улыбнулась гонцу.

– Вас проводят в отведенные вам покои. Вы ни в чем не будете знать нужды, пока принцесса Черной Пустоши готовится к отъезду. Вам же следует отдохнуть с дороги, пока не будет готов ответ его величеству пресветлому Радилиту, да славится имя его.

– Да славится имя его, – рассеянно поддержал меня гонец и запротестовал: – Но, миледи! У меня приказ! Немедленно доставить вас…

Один из гвардейцев в черном приблизился к гонцу, и тот осекся на полуслове.

– Принцесса, – поправил гонца Альре и, не обращая внимания на яростный взгляд посла, добавил: – Вы слышали распоряжение ее светлости. Извольте следовать за мной.

– Я должен доставить ее светлость ко двору! – не унимался гонец.

Но гвардейцы заняли места по бокам от гонца и ему пришлось пойти к выходу. Альре радушно распахнул перед ним дверь.

– У принцессы Черной Пустоши есть кому сопроводить ее ко двору, – сказал он, улыбаясь одними губами.

– Вы за это ответите, – сообщил гонец, прежде, чем покинуть кабинет.

Стоило двери захлопнуться, я откинулась на спинку стула, тяжело дыша.

Дракончик пискнул на плече и растерянно облизал мне щеку раздвоенным языком.

– Ты понимаешь, Диларион? – спросила я дракончика, снимая с плеча и водружая перед собой на стол. – Понимаешь? В послании ни слова соболезнования, ни слова сожаления или сочувствия. Ко мне обращаются не "принцесса", а "леди". Меня не приглашают, мне приказывают явиться ко двору… Пресветлый Радилит не удостоился сам написать невестке-вдове, отдал распоряжение секретарю…

Дракончик посмотрел на меня серьезно глазками-бусинками и выпустил облачко черного дыма.

– Ты мой защитник, – пробормотала я. – Пока Альре держит гонца под стражей, которая выдается за гостеприимство, и продержит так долго, как нужно, мне предстоит написать ответ его величеству Радилиту, подобрать людей, которые будут сопровождать ко двору, отдать распоряжение насчет того, чтобы собрали вещи…

Мою рассеянную речь прервал Альре, который вошел и сообщил, что гонца разместили в западном крыле дворца, а чтобы не волноваться за здоровье дорогого гостя, у отведенных покоев поставлен почетный караул.

Я скупо улыбнулась тому, как виртуозно Альре обозначил стражу, и, не в силах говорить, протянула управляющему свиток.

Тот бегло пробежал его взглядом, лицо омрачилось, словно небо затянули грозовые тучи.

– Леди Сварт, – сказала я. – Немедленно явиться…

Альре нахмурился еще больше и поджал губы.

– Если бы к вам обратились "леди Гриндфолд" я бы сделал все, чтобы не выпустить вас из Черной Пустоши, – после долгой паузы сказал он. – То, что к вам обратились, как к леди Сварт, говорит о том, что пресветлый Радилит признает ваш брак со своим единственным сыном. Но это признание дается ему дорого…

– Все это так неожиданно, Альре, – устало проговорила я. – Понимаю, если бы не моя позорная слабость…

– Не говорите так, принцесса, – перебил меня управляющий. – Что вы думаете делать?

– Сначала напишу ответ его величеству, затем распоряжусь собирать вещи.

– На вашем месте я бы вручил ответ гонцу, но в Огненные Земли ехал со своими людьми, – осторожно сказал Альре.

Я кивнула.

– Я тоже так подумала. Встретиться с ним где-то по дороге тоже не хотелось бы.

– Напишите ответ незамедлительно, – посоветовал Альре. – Я вручу его от вашего имени посланнику сразу после обеда. Вместе с заверением, что вы отправитесь в Огненные Земли, как только все будет готово в дорогу, а также исполните долг вежливости и ответите всем именитым домам на письма с соболезнованиями. Но вы не хотите заставлять его величество ждать, поэтому гонцу следует возвращаться немедленно.

– А поскольку он выедет во второй половине дня, ему придется провести лишнюю ночь в пути, – закончила я мысль за управляющего. – Я успею подумать, прийти в себя и посоветоваться кое с кем.

Альре кивнул.

– Во дворец прибыл виконт де Жерон, принцесса, – сказал он. – Спасибо. Я не думал, что удастся вернуть брата повелителя так скоро.

Я слегка улыбнулась Альре.

– Если виконт будет спрашивать, скажите, что я решила прогуляться. Для охраны я возьму одного или двух гвардейцев из тех, что сопровождали нас с его высочеством в Эльфарию.

Оставшись одна, я быстро начертала послание его величеству:

"Милостивому правителю семи королевств, его величеству Радилиту из дома Свартов.

Согласно Вашему высочайшему распоряжению, ваша невестка-вдова, миледи Элизабет Сварт из дома Гриндфолд, незамедлительно выезжает из Черной Пустоши в Огненные Земли, для того, чтобы предстать пред Вашими очами при дворе.

Ваша верная подданная, принцесса Черной Пустоши, Элизабет Сварт."

Я сложила бумагу, запечатала в конверт и, оставив пометку, что письмо назначено его величеству, оставила на столе для Альре, рядом со стопкой нераспечатанных писем с соболезнованиями.

За дверью зазвонил колокольчик, и после моего дозволения войти, дверь открылась и впустила тех самых гвардейцев, которые сопровождали меня во время прогулки по эльфарскому лесу. В груди защемило, стоило увидеть знакомые лица, которые были свидетелями моего хрупкого и безмятежного счастья, но я нашла силы поприветствовать и попросить сопроводить во время прогулки.

Прежде, чем покинуть замок, надела перчатки, блокирующие магию, которые наказывал носить муж. Несмотря на заверения виконта, что Каравара и присягнувшие ему, не могут проникнуть на теплые земли с помощью темных порталов, сама в этом уверена не была.

Вспоминая ледяную мощь чудовища, волны ужаса, которые исходят от него, порабощая волю тех, кто находится подле, я поклялась, что сделаю все, чтобы завершить дело мужа и уничтожить ледяного монстра.

– После, – пробормотала я. – Подумаю об этом после. Как же некстати эта поездка ко двору, Диларион!

Дракончик возмущено пискнул на плече, словно согласился с хозяйкой.

В сопровождении гвардейцев я прошла через ворота в замковой стене и вышла в Город-крепость. Мы миновали несколько извилистых улочек, прежде чем впереди показался небольшой, нарядный дом Мириам. Чем ближе подходили, тем сильнее сжималось сердце: я помнила о вторжении и понимала, что оно не прошло без потерь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6